А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Наверно, за мной увязался.
– Мичман! Уберите собаку с мостика. Отведите ее к хозяину и скажите, чтобы присматривал за ней, а не то я велю выбросить ее за борт!
– Слушаюсь, капитан!
Мичман наклонился, чтобы взять собаку. Пес мгновенно преобразился. Он прижал уши, ощерился и испустил низкое, утробное рычание.
«Если тебе дороги твои руки, – казалось, говорил он, – держи их подальше, а не то…» Мичман внял совету пса. Он спрятал руки за спину и вопросительно посмотрел на капитана.
– Пес… – нерешительно начал Хуго. Собака приподняла уши и посмотрела на Хуго. Она по-прежнему скалилась на мичмана, но дала Хуго понять, что считает его другом.
– Пес, ко мне! – сказал Хуго, неумело щелкнув пальцами.
Пес повернул голову, как бы спрашивая, действительно ли Хуго имеет в виду именно это.
Хуго еще раз щелкнул пальцами, и пес, рыкнув напоследок на несчастного эльфа, подошел к Хуго. Хуго погладил собаку, и она улеглась у его ног.
– Все будет в порядке. Я присмотрю за ним… – сказал Хуго.
– Капитан, дракон приближается, – доложил наблюдатель.
– Дракон? – удивился Хуго. Капитан, не отвечая, указал в иллюминатор. Хуго выглянул наружу. Дракон скользил меж айсбергов. Он был едва виден: узкая серебряная струя с огненными глазами.
– Человек, ты знаешь, что это за дракон?
– Ртутень. – Хуго запнулся, вспоминая эльфийское слово. – Силиндистани.
– Нам от него не уйти, – сказал капитан Ботар-эль. – Глядите, как он мчится! Имя «ртутень» ему вполне подходит. Придется драться.
– Да нет, вряд ли, – сказал Хуго. – Я так понимаю, что сейчас сюда явится отец нашего принца.

***

Эльфы терпеть не могут драконов. Эльфийской магии недоступно приручение драконов, и то, что люди умеют делать это, для эльфов – нож острый. Так что появление ртутня отнюдь не доставило радости команде. Дракон, извиваясь, скользил вокруг корабля. Эльфы все время крутили головой, стараясь не упускать чудовище из виду, и вздрагивали от неожиданности, когда его голова внезапно появлялась у них перед носом. Это, похоже, очень забавляло мистериарха, стоявшего на мостике. Мистериарх был сама любезность, но Хуго приметил у него в глазах нехороший блеск, а на тонких бескровных губах мага играла насмешливая улыбочка.
– Капитан Ботар-эль, я ваш вечный должник, – говорил Синистрад. – Мой сын мне дороже всех сокровищ Верхнего царства.
Синистрад взглянул на мальчика, который цеплялся за его руку и взирал на него с неприкрытым обожанием, и улыбка его сделалась немного шире.
– Рад служить. Мальчик уже сказал вам, что мы теперь объявлены вне закона у себя на родине. Нам придется найти повстанцев и присоединиться к ним. Он обещал нам плату…
– О да, я расплачусь с вами, и расплачусь щедро, я обещаю. К тому же я хочу показать вам наш народ, нашу прекрасную землю… У нас так редко бывают чужеземцы! Мы порой устаем видеть все одни и те же лица. Не то чтобы мы любили непрошеных гостей, – добавил Синистрад, сладко улыбаясь, – но здесь случай особый…
Хуго посмотрел на Эпло – его вместе с прочими «гостями» привели на мостик, когда прибыл Синистрад. Хуго очень хотелось знать, что Эпло думает обо всем этом. Спросить, конечно, было нельзя, но Эпло мог бы дать знак, что ему тоже не по нутру эти сладкие речи. Однако Эпло смотрел на Синистрада так внимательно, словно искал прыщи на длинном носу волшебника.
– Я не стану рисковать своим кораблем, – сказал капитан Ботар-эль, кивнув на льды тверди. – Заплатите нам, сколько можете, – эльф скользнул взглядом по перстням с крупными самоцветами, которыми были унизаны пальцы волшебника,
– и мы вернемся к себе.
Хуго мог бы сказать эльфу, что он зря тратит время. Он видел, что Синистрад нипочем не выпустит этот корабль из своих цепких пальцев, украшенных рубинами и алмазами.
– Да, конечно, – сказал Синистрад, – пройти эту преграду немного сложно, но отнюдь не невозможно, и никакой опасности тут нет. Я буду вашим проводником и покажу вам безопасный путь через твердь. Вы ведь не захотите, чтобы ваши подчиненные упустили случай повидать чудеса нашей страны? – добавил он, оглядев эльфов, стоявших на мостике.
Эльфы были наслышаны о легендарных сокровищах Верхнего царства, а теперь воочию видели роскошные камни, которые волшебник носил с такой небрежностью. И алчность, вспыхнувшая в их душах, пересилила не только страх, но и здравый смысл. Хуго про себя пожалел капитана – он-то видел, что летит прямиком в паучью сеть, но не мог сделать ничего, чтобы остановиться. Если он отдаст приказ лететь домой, то будет единственным, кто полетит – причем за борт.
– Что ж, прекрасно, – угрюмо ответил Ботар-эль. Радостный возглас замер на губах у команды, когда капитан окинул своих подчиненных гневным взглядом.
– Папа, можно я полечу с тобой на драконе? – спросил Бэйн.
– Разумеется, сын мой, – сказал Синистрад, проведя рукой по светлым волосам мальчика. – А теперь – время не ждет. Я бы с удовольствием остался здесь и потолковал с вами, особенно с моим новым другом Лимбеком, – он поклонился гегу, который неуклюже кивнул в ответ, – но моя супруга жаждет встретиться со своим сыном. Женщины! Слабые, любящие создания!
Синистрад обернулся к капитану:
– Я никогда не летал на кораблях, но мне кажется, что основная проблема, с которой вам придется столкнуться, – это лед, нарастающий на крыльях. Однако я не сомневаюсь, что мой ученый коллега, – он поклонился корабельному магу, – сумеет растопить его.
Синистрад обнял сына за плечи и поплыл вместе с ним по воздуху к дракону. Удалившись довольно далеко, Синистрад обернулся.
– Не забывайте, – крикнул он, – вы должны следовать за драконом! Смотрите не отставайте!
– Что вы о нем думаете? – тихо спросил Хуго у Эпло, когда их вместе с Альфредом, Лимбеком и собакой вели обратно в трюм.
– О волшебнике?
– О ком же еще?
– Он довольно могуществен, – сказал Эпло, пожав плечами. – Но я все же ожидал большего.
Хуго хмыкнул. Ему Синистрад показался довольно впечатляющим.
– А вы кого думали увидеть? Сартана, что ли? Эпло резко обернулся, но увидел, что Хуго пошутил.
– Никак не меньше! – ответил он, усмехнувшись.

Глава 47. ТВЕРДЬ

«Карфа-шон» медленно плыл среди ледяных глыб, оставляя за собой след из сияющих кристаллов. Было ужасно холодно. Жилые помещения остались без обогрева: корабельному магу пришлось сосредоточить весь магический жар на крыльях, корпусе и снастях, чтобы очистить их от льда, который горохом стучал по обшивке.
Эпло, Лимбек, Альфред и Хуго сгрудились в своей каюте у маленького огненного горшка. Пес свернулся клубком, прикрыл нос пушистым хвостом и крепко спал. Все четверо молчали. Лимбек был совершенно захвачен чудесами, которые он видел и которые ему еще предстояло узреть. Что думал Эпло – это никому не ведомо. Хуго прикидывал, что делать.
«Убийство исключается. Ни один убийца, достойный своего ремесла, не возьмется убить мага. Тем более мистериарха! Этот Синистрад очень могуществен. Да что там! Он – само могущество во плоти! Он буквально излучает его! Если бы только понять, зачем я ему сдался. Он ведь пытался убить меня! С чего это я вдруг ему понадобился?» – Отец, а зачем ты велел мне привезти с собой Хуго?
Ртутный дракон скользил среди ледяных глыб. Он двигался очень медленно – Синистрад придерживал его, чтобы корабль не отстал. Это ужасно раздражало дракона. К тому же вкусно пахнущие существа в корабле раздразнили его аппетит. Но он не осмеливался ослушаться Синистрада. Они провели немало магических поединков, и Горгон всегда проигрывал. Он ненавидел мага и в то же время уважал его.
– Хуго Длань может мне пригодиться. Во-первых, он умеет управлять кораблем.
– Эльфийский капитан тоже!
– Дитя мое, ты еще юн, тебе нужно многому научиться. И лучше начать учиться прямо сейчас. Запомни: никогда не доверяйся эльфам. Они немногим умнее людей, но живут они значительно дольше, а потому успевают набраться мудрости. В былые дни они были благородным народом, люди же, как они говорят, по сравнению с ними были все равно что животные. Но эльфийским магам было мало этого. Они позавидовали нашей мощи.
– Я видел, как маг забрал душу умирающего эльфа, – перебил его Бэйн.
– Ну да! – усмехнулся Синистрад. – Они думали таким способом одолеть нас.
– Я не понимаю, отец.
– Тебе следует понять это, сын мой, и как можно скорее: нам вскоре предстоит разбираться с корабельным магом. Сейчас я вкратце объясню тебе природу магии. До Разделения все стихии пребывали вместе, и духовная и физическая магия была дана всем народам. После Разделения мир раскололся на стихии – по крайней мере, так гласят легенды сартанов, – и то же случилось с магией.
Каждый народ стремится дополнить магией то, чего ему недостает. Эльфы от природы наделены немалой духовной силой. Магия нужна им для того, чтобы получить власть над физическим миром. Поэтому они научились наделять магией вещи, которые им служат.
– Как драккор, да?
– Именно так. Люди же от природы лучше управляются с физическим миром, и потому они искали власти над миром духовным. Общаться с животными, управлять ветрами, заставлять камни летать – вот чему учились наши маги. Мы развили в себе способность управлять окружающим миром и влиять на законы природы с помощью мысли.
– Вот почему я могу летать!
– Да. Будь ты эльфом, ты бы погиб, ибо эльфы не способны на такое. Эльфы вложили все свое магическое искусство в материальные предметы. Если связать руки эльфийскому магу, он окажется бессилен. А магу-человеку достаточно просто сказать себе, что его запястья сузились, и так оно и будет. И он легко освободится от пут.
– Отец, – сказал Бэйн, оглянувшись, – корабль остановился!
– Так оно и есть! – Синистрад нетерпеливо фыркнул и натянул поводья. – Их маг, должно быть, не выше Второго Дома, если не может освободить крылья от льда!
– Значит, у нас есть два пилота. – Бэйн извернулся в седле, чтобы получше разглядеть корабль. Эльфы обрубали лед топорами.
– Это ненадолго, – сказал Синистрад.
«Ну да, если волшебник собирается воспользоваться этим кораблем, ему понадобится пилот, – разрешив этот вопрос, Хуго достал трубку и набил ее стрего. – Курево надо беречь – уже мало осталось. Пилотов у него два: я и эльф. Он может оставить нас обоих, заставить нас соревноваться друг с другом. Победитель будет жить, проигравший умрет. А может быть, и нет. Вряд ли он захочет довериться эльфу. А не предупредить ли мне Ботар-эля? Хороший вопрос».
Хуго раскурил трубку и оглядел остальных. «Лимбек. Зачем ему Лимбек? А Эпло ему зачем? И что он вообще тут делает?»

***

– Тот гег, которого ты привез с собой, – ты говорил, что он предводитель своего народа?
– Ну, вроде да, – Бэйн виновато заерзал в седле. – Я не виноват! Я хотел захватить с собой их короля – они называют его главный… главный…
– Верховный головарь.
– …Но этот человек хотел, чтобы с нами летел Лимбек, и так оно и вышло.
– Мальчик пожал плечами.
– Какой человек? – спросил Синистрад. – Альфред?
– Да нет! – Бэйн пренебрежительно хмыкнул. – Что мне Альфред! Этот, молчаливый. С собакой который.
Синистрад вспомнил всех, кого он видел на мостике. Ну да, там был еще один человек, но маг не мог припомнить его лица. Невыразительное какое-то лицо.
Должно быть, это тот самый, из неизвестного прежде царства.
– Тебе следовало бы пустить в ход чары, убедить его, что он хочет того, чего хочешь ты. Ты не пробовал?
– Конечно, пробовал, отец! – Бэйн зарделся от возмущения.
– И что? Бэйн опустил голову.
– Не подействовало.
– Как? Неужели Триану все же удалось разрушить заклятие? Или, быть может, у этого человека есть какой-то талисман…
– Нет, нету. У него вообще ничего нет, кроме собаки. Он мне не нравится. Я не хотел, чтобы он летел с нами, а он все равно полетел. А когда я наложил на него чары, они не подействовали. Большинство людей как бы вбирает их, все равно как губка впитывает воду. А от этого Эпло чары отскочили, как горох от стенки.
– Это невозможно. Либо у него есть какой-то скрытый талисман, либо ты просто все это выдумал.
– Нет, отец. Я ничего не выдумывал, и талисмана у него нет.
– Ба! Откуда тебе знать? Ты еще ребенок. А этот Лимбек, он поднял в своем народе какое-то восстание, так?
Бэйн надулся, опустил голову и ничего не ответил. Синистрад остановил дракона. Корабль полз позади, его крылья задевали за айсберги, которые в мгновение ока могли раздавить корпус в щепки. Мистериарх обернулся, схватил мальчика за подбородок и заставил его поднять голову. Это было очень больно; глаза Бэйна наполнились слезами.
– Ты будешь отвечать на все вопросы, которые я задаю. Ты будешь выполнять мои приказы без рассуждении и возражений. Ты будешь относиться ко мне с почтением. Я не виню тебя за то, что ты пока не научился почтительности. До сих пор ты находился среди людей, которые не заслуживали уважения. Но теперь все иначе. Ты у отца. Не забывай этого.
– Да… – прошептал Бэйн.
– Что «да»? – Волшебник задрал его голову еще выше.
– Да, отец.
Синистрад кивнул и отпустил мальчика, вознаградив его слабой холодной улыбкой. Потом снова послал дракона вперед.
На подбородке у мальчика остались синяки от жестких пальцев волшебника. Бэйн потер подбородок и задумался. Он сморгнул слезы и судорожно сглотнул.
– Ты не ответил на мой вопрос. Этот Лимбек поднял восстание?
– Да, отец.
– Значит, он может нам пригодиться. На худой конец от него можно получить сведения о машине.
– Я сделал чертежи машины, отец.
– Вот как? – Синистрад оглянулся. – Хорошие? Не надо, не доставай, а то улетят. Я взгляну на них дома.

***

Хуго затянулся и немного расслабился. «Ладно, что бы ни замышлял волшебник, Лимбек может дать ему ценные сведения о Нижнем царстве и помочь проникнуть туда. Но Эпло… Впрочем, он мог попасть сюда случайно. Хотя нет.
– Хуго посмотрел на Эпло. Тот дразнил спящего пса, щекоча ему нос его собственным хвостом. Пес чихнул, проснулся, сердито огляделся в поисках назойливой мухи, не нашел и снова уснул. Хуго вспомнилось, как они сидели в тюрьме на Древлине и как он был изумлен, обнаружив Эпло стоящим у решетки. – Нет, вряд ли Эпло мог сделать что-то случайно. Значит, была на то чья-то воля. Но чья?» Хуго перевел взгляд на Альфреда. Камергер смотрел в пустоту и был похож на человека, который видит кошмар наяву. Что произошло с ним в Нижнем царстве? И почему он-то оказался здесь? Разве что мальчишка хотел захватить с собой своего слугу… Но нет. Хуго вспомнил, что Бэйн Альфреда не звал. Камергер увязался за ними по своей воле.

***

– А что насчет Альфреда? – спросил Синистрад. – Зачем ты привез его?
Мистериарх и его сын приближались к границе тверди. Айсберги сделались мельче, и расстояния между ними стали больше. Впереди среди льда что-то сияло, словно изумруд среди алмазов. Синистрад сказал, что это и есть Верхнее царство. Сзади донеслись радостные возгласы: эльфы тоже увидели его.
– Он узнал, что король Стефан задумал убить меня, – объяснил Бэйн, – и отправился следом, чтобы меня спасти.
– Что-нибудь еще он знает?
– Он знает, что я твой сын. Он знает про чары.
– Про это любой дурак знает. Именно это и делало их такими действенными. Им так нравилось чувствовать себя беспомощными! Я говорил не об этом. Знает ли Альфред, что ты убедил своих родителей и этого идиота Триана, чтобы они избавились от тебя по своей воле? Не потому ли он явился?
– Да нет! Альфред просто без меня жить не может. Он считает, что его долг
– заботиться обо мне. У него не хватает ума заняться чем-нибудь другим.
– Он пригодится тебе, когда ты вернешься. Он сможет подтвердить то, что ты расскажешь.
– Вернусь? Куда? Зачем? – Бэйн испуганно вцепился в отца. – Я хочу быть с тобой!
– По-моему, тебе стоит отдохнуть. Мы скоро будем дома, и я хочу, чтобы ты произвел хорошее впечатление на моих друзей.
– И на маму? – Бэйн устроился в седле поуютнее.
– Да, конечно. А теперь помолчи. Мы приближаемся к куполу, мне нужно поговорить с теми, кто нас ждет.
Бэйн прислонился к отцовской спине. Он рассказал об Альфреде не все. О странном случае в лесу, когда на него упало дерево, Бэйн предпочел умолчать. «Альфред думал, что я лежу без сознания, но я все видел. Только вот понять не могу, что это было. Ничего, узнаю. Может, отца спрошу. Но не сейчас. Сначала надо выяснить, что он имел в виду, когда говорил, что я „вернусь“. А пока что оставлю-ка я Альфреда себе».
И Бэйн теснее прижался к Синистраду. Хуго выбил пепел из трубки, бережно завернул ее в тряпочку и сунул за пазуху. Он знал, что лететь сюда было ошибкой. Но ничего не мог поделать. Парень его околдовал. Так что теперь поздно искать выход. Выхода нет.

Глава 48. НОВАЯ НАДЕЖДА, ВЕРХНЕЕ ЦАРСТВО

«Карфа-шон» проплыл сквозь магический купол вслед за мистериархом на ртутне. Все эльфы, люди и гег приникли к иллюминаторам, любуясь чудным миром, что открылся их взору. Они были ослеплены его красотой, потрясены его величием. Всем стало не по себе при мысли, как могущественны обитатели этого царства. Только что их окружали мертвые льды, а теперь перед ними расстилалась зеленая солнечная страна с небом, переливающимся всеми цветами радуги.
Эльфы сбросили меховые куртки. Лед, которым оброс корабль, начал таять. Льдинки дождем посыпались на землю.
Все, кто не участвовал в управлении кораблем, любовались лежащим перед ними волшебным царством. Первое, что все подумали, – это что воды здесь, наверно, хоть залейся. Земля была покрыта пышной растительностью, на холмах росли деревья с зеленой листвой. Тут и там к небу вздымались перламутровые шпили; во все стороны вели широкие, удобные дороги.
Синистрад летел впереди. Ртутный дракон кометой сверкал на солнце. Изящный драккор по сравнению с ним казался грубым и неуклюжим. Впереди, на горизонте, показалось множество шпилей. Синистрад направил дракона в ту сторону. Приблизившись, все увидели, что это огромный город.
Будучи в рабстве, Хуго однажды побывал в столице Аристагона, которой так гордились эльфы. Ее прекрасные здания из коралита, которому искусные эльфийские мастера придали самые затейливые формы, славились на весь мир. Но эта жемчужина Трибуса казалась простеньким камушком по сравнению с чудным городом, который возвышался впереди. Он был подобен горсти жемчуга, смешанного с рубинами, сапфирами и изумрудами и рассыпанного по зеленому бархату.
На корабле воцарилось благоговейное молчание. Путешественники словно боялись разрушить дивный сон. Кирские монахи учили Хуго, что красота мимолетна и все труды человеческие в конце концов пойдут прахом. Все, что видел Хуго, подтверждало это, но теперь он начал сомневаться. По щекам Лимбека струились слезы; ему то и дело приходилось снимать очки, чтобы протереть их. Альфред, казалось, забыл обо всех терзавших его сомнениях и смотрел на город с какой-то печальной нежностью.
Что до Эпло, то он не выказывал никаких чувств, кроме легкого интереса.
«Впрочем, – подумал Хуго, взглянув на него, – этот человек никогда не выказывает своих чувств: ни страха, ни радости, ни озабоченности, ни гнева». И все же, если приглядеться, на его лице были заметны следы глубоких страстей, похожие на шрамы. И лишь усилием воли он стирал с лица эти отметины. Почти – но не совсем. «Неудивительно, – думал Хуго, – что при нем мне все время хочется схватиться за меч. Уж лучше иметь заклятого врага, чем такого друга, как этот Эпло».
Пес сидел у ног Эпло и тоже смотрел в окно, с куда большим интересом, чем его хозяин; но вдруг извернулся и принялся яростно выкусывать блоху.
Эльфийский корабль плыл над городом, над широкими бульварами, засаженными цветами. Вдоль бульваров стояли высокие здания. Никто не мог понять, из чего они сделаны. Гладкие блестящие стены, казалось, и впрямь были сложены из жемчуга – редкостного камня, который временами находят в коралите и ценят на вес воды. Эльфы затаили дыхание и переглянулись. Кусочек такого камня сделал бы их богаче самого короля! Хуго потер руки и повеселел. Если он выберется отсюда живым, он сделается богачом!
Спустившись еще ниже, они увидели с любопытством глазеющих на них прохожих. На улицах были толпы народа – Хуго прикинул, что здесь должно жить несколько тысяч человек. Синистрад привел корабль к огромному центральному парку и жестами приказал бросить якорь. Внизу их уже ждала толпа магов. Никто из магов до сих пор не видел подобных технических приспособлений, но они сообразили взять сброшенные с корабля канаты и привязать их к деревьям. Капитан Ботар-эль велел почти полностью сложить крылья, так чтобы магия лишь поддерживала корабль в воздухе.
Хуго и его товарищей вывели на мостик. Они поднялись туда в тот самый миг, как из воздуха возникли Синистрад с Бэйном. Мистериарх почтительно поклонился капитану:
– Надеюсь, полет был не слишком трудным? Ваш корабль не пострадал?
– Благодарю вас. Ничего серьезного, – сказал капитан, поклонившись в ответ. – Мы все починим.
– Мой народ с удовольствием предоставит вам все необходимые материалы: дерево, канаты…
– Благодарю вас. В этом нет нужды. Мы привыкли обходиться своими запасами.
Очевидно, красота и богатства этого царства отнюдь не ослепили капитана Ботар-эля. Он помнил, что находится в чужой стране, среди враждебного народа. Хуго определенно нравился этот эльф. Он понял, что предупреждать его об опасности излишне.
Синистрад, похоже, ничуть не обиделся Он улыбнулся одними губами и предложил экипажу сойти с корабля и осмотреть город. Он сказал, что пришлет своих людей присмотреть за рабами.
– Благодарю вас. Возможно, позднее мы с моими офицерами воспользуемся вашим предложением. Но сейчас нам нужно заняться кораблем. К тому же я не хотел бы взваливать на вас ответственность за наших рабов.
Синистрад поднял бы брови, если бы они у него были. А так лишь наморщил лоб. Он ничего не сказал, лишь поклонился и мрачно улыбнулся. «Если бы я захотел, этот корабль стал бы моим в несколько мгновений», – казалось, говорила эта улыбка.
Капитан Ботар-эль поклонился и тоже улыбнулся.
Синистрад обвел взглядом Хуго, Лимбека и Альфреда. Его взгляд на несколько мгновений задержался на Эпло, и волшебник задумчиво нахмурился. Эпло ответил ему своим спокойным, невыразительным взглядом, и лоб волшебника разгладился.
– Я надеюсь, сударь, вы не будете возражать, если я приглашу ваших пассажиров к себе? Моя жена желает встретиться с ними. Ведь мы обязаны им спасением жизни нашего единственного сына!
Капитан Ботар-эль ответил, что его пассажиры, несомненно, рады будут на время избавиться от монотонной корабельной жизни. Хуго понял, что эльф будет не менее рад избавиться от них. Открыли люк, спустили вниз веревочную лестницу. Синистрад с Бэйном удалились по воздуху; остальные спустились вниз по лестнице. Хуго покидал корабль последним. Он стоял у люка и глядел, как Альфред неуклюже карабкается вниз, как вдруг кто-то коснулся его руки. Он обернулся и встретился глазами с капитаном. Ботар-эль кивнул.
– Да. Я знаю, что ему нужно. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помешать ему. Если вам удастся добыть денег, возвращайтесь – мы доставим вас обратно. Мы будем ждать вас, сколько сможем. – Губы эльфа скривились. – Я думаю, так или иначе, свою плату мы получим.
Снизу донесся вопль и звук падения: Альфред, как всегда, оступился. Хуго ничего не сказал. А что говорить? И так все ясно. Он начал спускаться по лестнице. Прочие были уже внизу. Эпло с Лимбеком приводили в чувство Альфреда. Рядом с Эпло стоял пес и лизал лицо Альфреда. Хуго пришло в голову, что он не заметил, каким образом пес оказался внизу. Он никогда не слышал, чтобы собака спускалась по веревочной лестнице.

***

Их встретили двадцать мистериархов: десять мужчин и столько же женщин. Синистрад представил их как мистагогов, наставников в магии и правителей города. Они были разного возраста, хотя все старше Синистрада. Двое из них выглядели совсем старыми; лица их были покрыты бесчисленными морщинами, и в них прятались проницательные глаза, в которых светилась мудрость, накопленная за много десятков лет. Остальные были средних лет, с гладкими лицами и густыми волосами, в которых лишь местами пробивалась седина. Они были любезны и дружелюбны и радостно приветствовали гостей, обещая сделать все, чтобы их пребывание в этом городе запомнилось им надолго.
Да уж в том, что это пребывание запомнится им надолго, Хуго не сомневался. Он выслушивал приветствия, знакомился с волшебниками, пытался заглянуть им в глаза (ему это почему-то ни разу не удалось), всматривался в эти лица, словно выточенные из того же перламутрового материала, из которого были построены дома в этом городе, – но не видел на них ничего, кроме радушных улыбок. Ему все больше становилось не по себе, и тут произошел странный случай, подтвердивший его опасения.
– Быть может, вам, друзья мои, угодно будет прогуляться по городу и полюбоваться его чудесами? – спросил Синистрад. – Мое жилище расположено довольно далеко отсюда, и вам может не представиться другого случая осмотреть Новую Надежду.
Все путешественники согласились и, убедившись, что Альфред цел и невредим (не считая шишки на лбу), последовали за Синистрадом. Он повел их через парк. На лужайках и под деревьями стояли толпы волшебников, которые рассматривали чужеземцев. Но никто из волшебников не говорил ни слова, ни им, ни друг другу; вокруг царило тягостное молчание. Хуго подумал, что грохот Кикси-винси и то приятнее.
Наконец они вышли на дорожку и оказались среди сияющих зданий, чьи шпили, казалось, вонзались в радужное небо. Ворота с арками вели в прохладные, уютные дворики. Сквозь арочные окна была видна роскошная обстановка.
– Вот эти здания слева принадлежат коллегии магического искусства, где-обучается наша молодежь, – объяснял Синистрад, шагая впереди и ласково касаясь рукой плеча сына. – Напротив – жилища для студентов и профессоров. Вон то, самое высокое здание – ратуша, где заседают члены совета, которых вы только что видели. Ах да, я забыл предупредить вас об одной вещи! Субстанция, из которой построены наши здания, создана магическим путем, и потому… как бы это сказать? Не принадлежит к нашему миру. Так что вам, жителям этого мира, лучше к ней не прикасаться. Ах, ну вот! Что я говорил?
Любопытный Лимбек как раз решил потрогать гладкую блестящую стену. Раздался треск, гег взвыл от боли и затряс обожженными пальцами.
– Он не понимает вашего языка! – сказал Альфред, с упреком глядя на волшебника.
– Тогда я попросил бы вас перевести ему, – сказал Синистрад. – На этот раз все обошлось, но в следующий раз он может поплатиться жизнью!
Лимбек со страхом глядел на стену, облизывая обожженные пальцы. Альфред тихо перевел гегу предупреждение, и они пошли дальше. Им открывались все новые и новые чудеса. Улицы и переулки были полны народу. Все торопились по своим делам и с любопытством смотрели на путешественников. Но молча.
Альфред с Лимбеком держались рядом с Бэйном и Синистрадом. Хуго поначалу следовал за ними, но вскоре заметил, что Эпло отстает. Его пес внезапно охромел. Хуго остановился, чтобы подождать их. Они отстали довольно сильно – пес заметно припадал на одну лапу, – и остальные успели уйти вперед. Эпло остановился и встал рядом с псом, видимо осматривая его лапу. Хуго подошел к нему.
– Что такое с животиной?
– Ничего. Я только хотел вам показать кое-что. Потрогайте эту стену.
– Вы с ума сошли? Хотите, чтобы у меня пальцы отгорели?
– Ничего-ничего, – сказал Эпло, спокойно улыбаясь. – Потрогайте. Ничего вам не будет.
Пес ухмыльнулся, словно собирался открыть Хуго какую-то замечательную тайну.
Чувствуя себя мальчишкой, который знает, что ему влетит, а все-таки не может устоять перед искушением, Хуго робко протянул руку к сияющей стене. Он ожидал ожога, боли и заранее прикусил губу – но ничего не почувствовал. Совсем ничего! Рука прошла сквозь стену! Здание было не прочнее облака.
– Что это?
– Иллюзия, – сказал Эпло, похлопав собаку. – Волшебник смотрит. Пошли. Он лапу занозил! – крикнул он Синистраду. – Я занозу вынул, так что все в порядке!
Синистрад смотрел с подозрением на них, видимо удивляясь, как это пес ухитрился занозить лапу посреди города. Однако двинулся дальше, хотя, похоже, его речь о чудесах Новой Надежды сделалась несколько натянутой и отрывистой.
Хуго, заинтригованный, ткнул Эпло в бок.
– А зачем им это? Эпло пожал плечами.
– И не только это, – сказал он вполголоса, не шевеля губами, так что, если бы Синистрад обернулся, он бы не заметил, что они разговаривают. – Поглядите-ка на этих людей!
– Тихие они какие-то. Молчат все время.
– А вы приглядитесь повнимательней! Хуго послушался.
– Да, есть в них что-то странное, – признался он через некоторое время. – У меня такое впечатление, что я…
– Что вы их где-то видели.
– Вот-вот. Но это же невозможно!
– Еще как возможно! Насколько я понимаю, мы в двадцатый раз видим одни и те же лица.
И тут Синистрад, словно услышав их беседу, резко остановился.
– Я думаю, нам пора отправиться в мое скромное жилище, – сказал он. – Моя супруга, должно быть, заждалась нас.

Глава 49. ЧЕРНЫЙ ЗАМОК, ВЕРХНЕЕ ЦАРСТВО

?тутный дракон принес их в замок Синистрада Он оказался не так уж далеко. Замок, казалось, парил в облаках. Когда рассеивался туман, из него была видна столица – великолепный, сказочный город. Но Хуго он теперь казался еще и жутким. Дома – иллюзия, люди – иллюзия. Чья, спрашивается? И зачем им подсунули эти видения?
Первое, что сделал Хуго, войдя в замок, – постучал по стенке. Он заметил, что Эпло сделал то же самое. Они переглянулись. Замок был настоящий. И то хорошо.
И женщина, что спускалась к ним… неужели она тоже настоящая?
– Ах, вот вы где, дорогая! Я так и думал, что вы выйдете нам навстречу, торопясь увидеть нашего сына!
Прихожая замка – если этот зал можно назвать прихожей – была огромной. В глубине ее была мраморная лестница, такая широкая, что над нею мог бы пролететь боевой дракон. Стены прихожей были облицованы тем же гладким перламугровым опалом, что и наружные стены замка, которые мягко сияли на солнце сквозь туманы, окутывающие замок.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26