А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Хуго мрачно осмотрел клубок изрезанных веревок, пытаясь определить, какая куда идет. Наконец он нашел те, что были ему нужны, распутал и разложил, так чтобы они легко двигались в клюзах. Он отрезал их мечом от упряжи и намотал на руки. Правда, ему случалось видеть, как люди ломали себе руки таким образом: выйдя из-под контроля, тяжелое крыло могло рвануть веревку и сломать кость, как прутик. Но сейчас было не до предосторожностей.
Хуго сел в кресло, уперся ногами в палубу и принялся медленно травить канат. Одна из веревок пошла в клюз легко и свободно. Крыло раскрылось, и магия начала действовать. Но канат на правой руке Хуго безжизненно повис. Хуго вытер вспотевший лоб. Крыло застряло!
Хуго дернул канат изо всех сил, надеясь освободить его. Не помогло. Хуго понял, что порвался один из наружных канатов, привязанных к крылу. Хуго выругался сквозь зубы, бросил правый канат и попытался лететь на одном крыле.
– Ближе! – крикнул сверху Альфред. – Чуть левее – на штирборт, да? Никак не могу запомнить! Сейчас… Сейчас… Поймал! Держитесь крепче, ваше высочество!
Потом послышался пронзительный голосок принца, который возбужденно о чем-то рассказывал, топот маленьких ног по палубе.
Потом раздался тихий голос Альфреда. Альфред, видимо, укорял Бэйна, Бэйн оправдывался.
Хуго потянул канат, крыло поднялось, корабль пошел наверх. Внизу клубились облака Мальстрима – они, казалось, злились, что добыча ускользает. Хуго затаил дыхание, сосредоточившись на том, чтобы удерживать крыло в одном положении.
И вдруг – словно огромная рука прихлопнула их, как назойливого комара. Корабль стремительно ухнул вниз. Хуго услышал испуганный вопль, тяжелый удар и понял, что кто-то упал. Оставалось только надеяться, что Альфред и принц нашли, за что ухватиться.
Он упрямо тянул канаты, стараясь удержать крыло и замедлить падение. Но внезапно послышался зловещий треск и характерный свист, от которого у любого пилота душа уходит в пятки. Крыло порвалось, и ветер свистел в дыре. Теперь на нем уже нельзя лететь, но магия поможет смягчить падение – если, конечно, там, внизу, есть куда падать и если Мальстрим не разнесет их до того в клочья.
Хуго размотал веревку с руки и бросил ее на палубу. Они еще не достигли Мальстрима, но ветер уже швырял корабль из стороны в сторону. Хуго не мог стоять на ногах – ему пришлось ползти по полу, цепляясь за веревки. Он выбрался в коридор, взобрался по лестнице и выглянул наружу. Альфред с Бэйном лежали, распластавшись на досках, Альфред прикрывал мальчика своим телом.
– Сюда! – крикнул Хуго, перекрывая шум ветра. – Крыло порвалось! Мы падаем!
Альфред пополз к люку, таща за собой Бэйна. Хуго с некоторым удовольствием отметил, что мальчишка еле жив от ужаса. Добравшись до люка, Альфред пропихнул принца вперед. Хуго бесцеремонно затащил мальчишку внутрь и швырнул на палубу.
Бэйн взвыл от боли, но его вопль тут же оборвался: корабль швырнуло в сторону, принц налетел на переборку, и у него перехватило дыхание. Альфред провалился в люк вниз головой, сбил Хуго с ног, и оба тяжело рухнули на палубу.
Хуго, пошатываясь, поднялся на ноги и снова полез наверх – а может, и вниз, не понять было. Корабль мотало так, что Хуго потерял всякое чувство направления. Он нащупал крышку люка. На корабль обрушился дождь; вода хлестнула в люк, как сотня эльфийских копий. Разветвленная молния вспыхнула так близко, что Хуго сморщился от запаха озона; раскат грома едва не оглушил его. Хуго с трудом удержал крышку люка (она сразу сделалась скользкой от воды), но ему все же удалось захлопнуть ее. Хуго устало сполз по лестнице и мешком осел на палубу.
– Вы… вы живы! – изумленно уставился на него Бэйн. Потом на его лице появилась радость. Мальчик бросился к Хуго и крепко обнял его. – Как я рад, сэр Хуго! Я так боялся! Вы спасли мне жизнь!
Хуго расцепил объятия мальчика и отодвинул его на расстояние вытянутой руки. В лице и голосе принца не было ни капли притворства! Голубые глаза смотрели на него чистым, открытым взором. Хуго почти готов был поверить, что все случившееся было дурным сном.
Почти – но не совсем.
Этот Бэйн (право, не зря ему дали такое имя!) пытался отравить его! Хуго протянул руку к тонкой шее мальчика. Как было бы просто избавиться от него! Разок сдавить – и контракт выполнен.
Корабль швыряло, как щепку. Корпус скрипел и стонал, словно готов был развалиться в любой момент. Вокруг сверкали молнии, грохотал гром.
«Всю свою жизнь ты служил нам».
Хуго сдавил горло мальчика сильнее. Бэйн смотрел ему в глаза все так же доверчиво, застенчиво улыбаясь. Можно было подумать, что убийца ласково гладит его по головке.
Хуго сердито отшвырнул мальчишку к Альфреду. Тот машинально поймал его.
Хуго, держась за стенки, потащился в рубку. На полдороге он упал на четвереньки, и его вывернуло.

Глава 28. ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Бэйн пришел в себя первым. Открыв глаза, он огляделся. За стеной корабля по-прежнему слышались раскаты грома. Поначалу его охватил ужас; но вскоре он понял, что гроза далеко. Выглянув из люка, Бэйн обнаружил, что снаружи тихо и идет мелкий дождь. Корабль был неподвижен.
Хуго лежал на палубе, на куче канатов, закрыв глаза. На голове и руке у него была кровь. Он вцепился в один из канатов – видимо, до последнего момента пытался что-то сделать. Альфред лежал на спине. Он вроде бы не был ранен. Бэйн мало что помнил о том, как они летели через тучи, но вроде бы в какой-то момент Альфред потерял сознание.
Бэйну тоже было страшно – куда страшнее, чем когда эльфийский капитан выбросил его за борт. Это случилось очень быстро, и Бэйн не успел испугаться как следует. А это падение тянулось, казалось, целую вечность, и ужас рос с каждой секундой. Бэйн был уверен, что сейчас просто умрет от страха. Но потом он услышал голос отца, шепчущий какие-то непонятные слова, и погрузился в сон.
Принц попытался сесть. Он почувствовал себя очень странно – не то чтобы ему было больно, но именно странно. Тело казалось чересчур тяжелым, словно на него давила сверху огромная тяжесть. Однако наверху ничего не было. Бэйн всхлипнул – ему стало страшно, к тому же он вдруг почувствовал себя таким одиноким… Эта странная тяжесть не понравилась ему. Он пополз к Альфреду, чтобы привести его в чувство. Но тут он увидел валявшийся на полу меч Хуго, и это внушило ему новую мысль.
– Я могу убить их обоих, отец, – сказал он, стиснув в руке перо. – Мы можем избавиться от них прямо сейчас!
– Нет! – резко ответил голос. Бэйн удивился.
– А почему?
– Потому что тебе понадобится их помощь, чтобы выбраться отсюда и попасть ко мне. Но сперва ты должен выполнить одно дело. Ты упал на остров Древлин в Нижнем царстве. В этой земле обитает народ, именуемый гегами. На самом деле я доволен, что случайность привела тебя сюда. Я собирался сам отправиться туда, когда добуду корабль.
На этом острове есть огромная машина, которая меня очень интересует. Ее построили сартаны много лет назад, но зачем – никому не известно. Я хочу, чтобы ты изучил ее, пока будешь находиться на острове. И разузнай все, что можно, об этих гегах. Я сомневаюсь, что они пригодятся мне при завоевании мира, но все же я нахожу разумным узнать как можно больше о тех, кого я собираюсь завоевать. Возможно, я все же найду им применение. Подумай над этим, сын мой.
Голос исчез. Бэйн нахмурился. «Ну почему отец всегда говорит: „Я завоюю, я буду править“? Не „я“, а „мы“!» Бэйн давно так решил.
«Это, наверно, оттого, что отец мало меня знает. Вот он и не включает меня в свои планы. Но когда мы встретимся, он поймет, какой я на самом деле! Он будет гордиться мной. Он с радостью разделит со мной свою власть. Он научит меня магии, всему, что знает сам. Мы всегда будем вместе. Я больше не буду один…» Хуго застонал и пошевелился. Бэйн торопливо улегся на палубу и закрыл глаза.
Хуго с трудом приподнялся, опираясь на руки и стиснув зубы от боли. Он ужасно удивился тому, что все еще жив. Потом подумал, что тому эльфийскому волшебнику, который налагал заклятие на этот корабль, стоило бы заплатить вдвое, и того было бы мало. Потом вспомнил о своей трубке. Сунув руку за пазуху грязной и мокрой бархатной туники, Хуго обнаружил, что трубка на месте, цела и невредима.
Потом он посмотрел на своих спутников. Альфред, естественно, был в обмороке. Где это видано, чтобы взрослый мужик вырубался просто от страха? Замечательный спутник для опасного путешествия! Мальчик тоже лежал без сознания, но дыхание у него было ровное, цвет лица – нормальный. Он явно не был ранен. Будущее состояние Хуго было живо и здорово.
– Но сначала, – проворчал Хуго, подкрадываясь к мальчику, – надо избавиться от папеньки, кто бы он там ни был.
Осторожно, стараясь не разбудить принца, Хуго взялся за серебряную цепочку, на которой висело перо, и попытался снять ее с шеи мальчика.
Цепочка прошла сквозь пальцы.
Хуго уставился на нее, не веря своим глазам. Цепочка не выскользнула из рук – она на самом деле прошла сквозь пальцы! Хуго видел, как цепочка прошла прямо сквозь мясо и кость так свободно, словно то была рука призрака.
– Мерещится! Башкой стукнулся, что ли? – сказал он и снова рванул цепочку.
В руке была пустота.
Тут Хуго заметил, что Бэйн открыл глаза и смотрит на него – без злости и удивления, а как-то печально.
– Не снимется, – сказал он. – Я пробовал. Принц сел.
– Что случилось? Где мы?
– Мы в безопасности, – сказал Хуго, сев на пятки и достав трубку. Стрего у него давно весь вышел, да и разжечь трубку было бы нечем, даже если бы было курево, поэтому он просто принялся посасывать пустую трубку.
– Вы нас спасли! – сказал Бэйн. – А я хотел вас убить… Простите меня! Пожалуйста! – прозрачные голубые глаза заглянули в лицо Хуго. – Это только оттого, что я вас боялся…
Хуго ничего не ответил.
– У меня такое странное ощущение, – продолжал принц непринужденным тоном, так, словно только что он говорил о мелком недоразумении и все уже улажено,
– словно я слишком тяжелый.
– Это давление воздуха. Ничего, скоро привыкнешь. Просто посиди смирно.
Бэйн сел, но на месте ему не сиделось. Он все время ерзал. Потом взглянул на меч Хуго.
– Вы – воин. Вы можете защищаться честно, ведь так, да? Но я-то слабый! Что же мне оставалось делать? Вы ведь убийца, да? Вас на самом деле наняли, чтобы убить меня?
– А ты – не сын королю Стефану, – ответил Хуго.
– Это так, сэр, – ответил голос Альфреда. Камергер сидел, растерянно озираясь.
– Где мы?
– Я так понимаю, что в Нижнем царстве. Если нам очень повезло, мы попали на Древлин.
– А почему «повезло»?
– Потому что живут здесь только на Древлине. Геги нам помогут – если мы сумеем добраться до них. В Нижнем царстве постоянно бушуют жуткие бури, – пояснил Хуго, – и если одна из них застигнет нас на открытом месте… – Он не закончил и пожал плечами.
Альфред побледнел и озабоченно выглянул наружу. Бэйн тоже обернулся посмотреть.
– Бури вроде нет. Может, прямо сейчас и пойдем?
– Подождите, пока тело привыкнет к изменению давления. Когда мы выберемся наружу, нам нужно будет идти быстро.
– А мы на Древлине, как вы думаете? – спросил Альфред.
– Судя по всему, да. Нас, конечно, кружило ветром, но Древлин большой, промахнуться трудно. Если бы нас отнесло слишком далеко в сторону, мы бы вообще никуда не попали.
– Вы здесь уже бывали, да? – спросил Бэйн.
– Да.
– А как он выглядит, этот Древлин?
Хуго ответил не сразу. Сперва он посмотрел на Альфреда. Но тот поднял руку и разглядывал ее с таким видом, словно не мог понять, его это рука или чья-то чужая.
– Выйдите наружу и посмотрите сами, ваше высочество.
– Ой, мне можно выйти? – Бэйн встал, хотя и с трудом. – В самом деле?
– Да. И посмотрите, нет ли поблизости какого-нибудь поселения гегов. На этом острове есть огромная машина. Если вы ее увидите, значит, неподалеку должны жить геги. Только не уходите далеко. Если буря застигнет вас на открытом месте, вам конец.
– Разумно ли это, сэр? – спросил Альфред, с беспокойством глядя вслед мальчику, который протискивался сквозь дыру в обшивке.
– Он не уйдет далеко. Он устанет скорее, чем ему кажется. А теперь, когда он ушел, расскажите мне всю правду.
Альфред побелел, как стенка, заерзал на месте, опустил глаза и уставился на свои несоразмерно большие руки.
– Хорошо, сэр. Я расскажу вам все, что знаю, – по крайней мере, то, что нам доподлинно известно, хотя у Триана есть много гипотез на этот счет. Правда, они не объясняют всех обстоятельств… – Но тут Альфред увидел, что Хуго нахмурился и нетерпеливо сдвинул брови, и перешел к существу дела.
– Десять циклов назад у Стефана и Анны родился сын. Очаровательный мальчик, черноволосый, как отец, и сероглазый, как мать. Ушки у него тоже были как у матери. Я не зря упоминаю об этом – впоследствии это оказалось важным. Дело в том, что у Анны на левом ухе отметинка, вроде зарубки, – вот тут, на раковине, снаружи. Это их семейная черта. Говорят, что много веков назад, когда в этом мире еще жили сартаны, предок Анны спас одного из них, отразив брошенное в него копье. Копье оторвало тому человеку кусочек левого уха. И с тех пор все дети этой семьи рождаются с такой отметинкой – в память о подвиге их предка. И у ребенка Анны она тоже была. Я сам видел ее, когда ребенка показывали придворным. А на следующий день, – тут Альфред понизил голос, – в колыбельке нашли младенца без отметинки.
– Подменыш, – спокойно заметил Xyro. – Родители, конечно, догадались, что ребенка подменили?
– Догадались. И не только родители. Мы все это знали. Ребенок был того же возраста, что и принц, – дней двух от роду. Но этот мальчик был белокурый, с голубыми глазами – не молочно-голубыми, как обычно у новорожденных, а ярко-голубыми. И ушки у него были ровненькие. Допросили всю прислугу во дворце, но никто ничего не знал. Стражники клялись, что мимо них никто не проходил. Стражники были люди надежные, Стефан не сомневался, что они говорят правду. Нянька всю ночь спала в комнате принца и вставала, чтобы отнести его к кормилице. Кормилица говорила, что мальчик был черноволосый. По этому и по другим признакам Триан понял, что ребенка подменили с помощью магии.
– И по каким же таким признакам?
Альфред вздохнул и выглянул наружу. Бэйн стоял на скале, вглядываясь в даль. На горизонте снова собирались грозовые тучи, пронизанные молниями. Поднимался ветер.
– На мальчика было наложено мощное заклятие. Каждый, кто видел его, немедленно начинал любить его. Ну, не то чтобы любить, а как бы это сказать… заботиться о нем… трястись над ним… Ну, в общем, это было что-то вроде одержимости. Мы просто не могли видеть его несчастным. Стоило ему заплакать – и нам становилось плохо. Мы скорей расстались бы с жизнью, чем с этим ребенком…
Альфред умолк и провел рукой по своей лысине.
– Стефан и Анна знали, что оставлять этого ребенка у себя опасно, но они
– и все мы – ничего не могли поделать с собой. Потому-то они и назвали мальчика Бэйн, «погибель».
– А что в этом было опасного?
– Через год, в тот день, когда Анна родила своего ребенка, к нам явился мистериарх из Верхнего царства. Поначалу мы сочли это за честь – ведь такого не случалось уже много лет: чтобы один из могущественных магов Седьмого Дома снизошел до того, чтобы оставить свой блистающий мир и спуститься к нам, простым смертным. Но наша радость и гордость быстро угасли. Ибо Синистрад был злым волшебником. И он позаботился о том, чтобы мы сразу поняли это и боялись его. Он сказал, что явился оказать честь маленькому принцу и принес с собой дар. Когда Синистрад взял младенца на руки, все сразу поняли, кто настоящий отец Бэйна. Но мы ничего не могли поделать – что сделаешь с могущественным волшебником из Седьмого Дома? Триан – один из искуснейших магов во всем королевстве, но он принадлежит всего лишь к Третьему Дому. И нам пришлось с улыбкой смотреть, как мистериарх надел на ребенка это перо. Потом Синистрад поздравил Стефана с наследником и удалился. То, как он произнес слово «наследник», заставило нас всех похолодеть. Но Стефан ничего не мог поделать. Наоборот, он стал еще больше заботиться о мальчике, хотя сам вид ребенка сделался ему противен.
Хуго, нахмурившись, потянул себя за бороду.
– Но что может понадобиться волшебнику из Верхнего царства у нас, в Срединном царстве? Они ведь удалились туда много лет назад, по собственной воле. И их земля так богата, что нам и во сне не приснится – по крайней мере, так говорят.
– Я же сказал, что это неизвестно. У Триана были свои теории – самое очевидное, разумеется, что они хотят нас завоевать. Но если бы они хотели править нами, они могли бы явиться сюда целой армией и в два счета разбить все наши войска. Нет, это бессмысленно. Стефан знал, что Синистрад общается с сыном. А Бэйн искусный шпион. Мальчик знал все тайны королевства и передавал их своему отцу. Это мы знаем точно. Но это не страшно. За эти десять лет наша мощь намного выросла. Так что если мистериархи хотели завоевать нас, им проще было сделать это раньше, чем теперь. Но в последнее время произошло нечто, что заставило Стефана избавиться от подменыша.
Альфред выглянул наружу – мальчик был на прежнем месте, видимо рассматривая город, хотя явно устал и уже не стоял, а сидел на камне. Камергер придвинулся к Хуго и шепнул ему на ухо:
– Анна беременна!
– А-а! – Хуго понимающе кивнул. – Стало быть, на подходе новый наследник, и они решили избавиться от прежнего. А как же заклятие?
– Триан разрушил его. Ему потребовалось для этого десять лет непрестанных трудов, но наконец он добился успеха. И Стефан наконец смог… хм… – Альфред замялся.
– …Нанять убийцу, чтобы убрать принца. А вы давно об этом знали?
– С самого начала. – Альфред покраснел. – Потому-то я и последовал за вами.
– И вы хотели мне помешать?
– Я… – Альфред нахмурился и растерянно покачал головой. – Не знаю. Не уверен.
Темное семя запало в душу Хуго и пустило корни. Оно быстро разрослось, расцвело и принесло ядовитые плоды. «Я нарушил контракт. Но почему? Потому, что мальчишка живой стоит дороже, чем мертвый? Но ведь не он один. То же самое можно было сказать о многих людях, которых я подряжался убить. Но раньше я никогда не изменял своему слову, не нарушал контракта, хотя мог бы получить в десять раз больше, чем мне заплатили. Почему же я сделал это теперь? Я рисковал жизнью, чтобы спасти этого ублюдка! Я не смог убить его после того, как он пытался убить меня!
А что, если заклятие вовсе не разрушено? Что, если Бэйн до сих пор вертит всеми нами, начиная с короля?» Хуго внимательно посмотрел на Альфреда:
– А кто такой вы сами, а, камергер?
– Но вы же видите, сэр, – развел руками Альфред. – Я всю жизнь провел на службе. Я жил в семье ее королевского высочества в Улиндии. Когда ее величество вышла замуж, она была так любезна, что взяла меня с собой.
Альфред покраснел, уставился в палубу и принялся нервно теребить свой камзол.
«Этот человек совершенно не умеет врать. В отличие от мальчишки», – подумал Хуго. И, однако, Альфред, как и Бэйн, явно всю жизнь прожил во лжи.
Ладно, это потом. Убийца прикрыл глаза. Плечо болело, Хуго тошнило, глаза слипались. Это все от яда и от давления. Хуго горько улыбнулся. Подумать только, его, чьи руки обагрены кровью десятков людей, его, который никогда никому не служил, – его заставил служить себе какой-то сопливый мальчишка!
Принц сунул голову в дыру.
– Я, кажется, видел! Большая-пребольшая машина! Довольно далеко, вон в той стороне. Сейчас ее не видно, потому что облака. Но дорогу я помню. Идемте прямо сейчас, а? Чего тут опасного? Ну дождь и дождь…
Молния расколола небо пополам и прожгла дыру в коралите. Удар грома едва не сбил Бэйна с ног. – Дождь разный бывает, – сказал Хуго.
Молния ударила еще раз, ближе. Бэйн нырнул в корабль и прижался к Альфреду. По корпусу корабля хлестал дождь с градом. Скоро сквозь щели начала сочиться вода. Глаза Бэйна расширились от страха, но он молчал. Заметив, что у него дрожат руки, он стиснул их, чтобы было не так заметно. Хуго увидел в нем себя самого, каким он был много лет назад. Он тоже боролся со страхом с помощью единственного своего оружия – гордости.
Но ему тут же пришло в голову, что, возможно, Бэйн нарочно хочет показаться ему именно таким.
Убийца нащупал рукоять меча. Всего несколько секунд – и все будет кончено! И пусть магия остановит его, если ей это удастся.
Хотя, быть может, ей это уже удалось…
Хуго снял руку с меча, достал трубку – и встретился глазами с принцем. Бэйн дружески улыбнулся ему.

Глава 29. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Для верховного головаря наступили тяжелые времена. Боги валились на него один за другим – они именно валились, прямо с неба, и все на его бедную голову. Все шло не так, как положено. В его государстве, некогда столь мирном и спокойном, все встало с ног на голову.
Он уныло плелся по камням. За ним неохотно тащился отряд копарей. Рядом с достоинством вышагивал главный жирец. Головарь размышлял о том, зачем ему боги, и пришел к выводу, что они ему совершенно ни к чему. Сперва они, вместо того чтобы избавить его от сумасшедшего Лимбека, вернули этого Лимбека обратно. И мало того – они сами явились с ним! Ну, по крайней мере, один из них – Эпло этот самый. Правда, до ушей верховного головаря доходили смутные слухи, что этот бог говорит, что он вовсе не бог, но Даррал Грузчик им ни на грош не верил.
К тому же этот Эпло, бог он там или нет, мутил воду повсюду, куда ни являлся. А шлялся он везде. Вот сейчас, например, он обосновался в столице, Внутре. Сумасшедший Лимбек и его дикие сопповцы таскали своего бога по всей стране и повсюду толкали речи и рассказывали гегам, что их унижают, обманывают, держат в рабстве и Менежоры знают что еще. Конечно, Сумасшедший Лимбек давно кричал об этом, но раньше было другое дело, а теперь, когда его поддерживал бог, геги начали его слушать!
Мало того, половина жирцов перешла на его сторону! Главный жирец, напуганный расколом церкви, требовал, чтобы верховный головарь что-нибудь предпринял.
– Сделайте же что-нибудь! – вопил он.
– А что мне делать? – кисло вопрошал Даррал. – Арестовать этого Эпло, бога, который говорит, что он не бог? А что толку? Это только убедит тех, кто ему верит, что он прав, и заставит перейти на его сторону остальных!
– Чушь! – фыркнул жирец. Он не понял ни слова из того, что сказал головарь, понял только, что Даррал с ним не согласен.
– «Чушь, чушь»! Вы так говорите оттого, что вам больше нечего сказать! А ведь это все ваших рук дело! – завопил верховный головарь, разозлившись. – «Пусть, мол, о Сумасшедшем Лимбеке позаботятся Менежоры!» Вот они и позаботились. Прислали его обратно, на нашу голову!
Главный жирец вылетел из комнаты, как ошпаренный кот. Но тотчас явился, когда стало известно про корабль.
Корабль-дракон камнем свалился с неба, где ему совершенно нечего было делать, потому что до ежемесячного сошествия ельфов было еще далеко, и приземлился в Снаруже на некотором расстоянии от внешнего сектора Внутра, именуемого Жалудком. Верховный головарь видел это из окна своей спальни, и сердце у него упало. Еще боги – только этого ему и не хватало!
Поначалу Даррал надеялся, что он был единственным, кто это видел, так что можно будет сделать вид, что он вовсе ничего не видел. Увы! Корабль попался на глаза многим гегам, включая самого главного жирца. Хуже того: один из остроглазых, но безмозглых копарей углядел, что из корабля выбралось Что-то Живое! В наказание этого копаря взяли в разведку, и теперь он уныло ковылял вслед за головарем и главным жирцом.
– Надеюсь, это даст тебе хороший урок! – обернулся Даррал к несчастному копарю. – Это из-за тебя нам пришлось тащиться сюда! Что бы тебе держать язык за зубами! Но нет! Надо ж тебе было их увидеть! И ладно бы только увидеть – еще и разболтал это на пол-Древлина!
– Я сказал только главному жирцу! – оправдывался копарь.
– Это одно и то же, – проворчал Даррал.
– Но, господин верховный, по-моему, только справедливо, чтобы у нас тоже был свой собственный бог! – настаивал копарь. – А то что это такое – у этих дубин в Хете есть свой бог, а у нас нету!
Главный жирец вскинул брови. Забыв о гневе, он подошел к верховному головарю.
– А ведь он прав, – шепнул жирец на ухо Дарралу. – Если у нас будет свой собственный бог, мы сможем противопоставить его богу Лимбека!
Верховный головарь вынужден был признать – конечно, про себя, – что его любезный шурин в кои-то веки сказал нечто разумное. «Свой собственный бог, – размышлял Даррал Грузчик, шлепая по лужам, направляясь к кораблю-дракону. – Хм. Это в самом деле может оказаться полезным».
Тем временем они подошли почти вплотную к разбитому кораблю, и верховный замедлил шаг и поднял руку, чтобы остановить тех, кто шел за ним. Хотя в этом не было никакой необходимости. Копари уже и так остановились как вкопанные в десяти шагах позади своего предводителя.
Верховный головарь сердито оглянулся на своих подчиненных и уже собрался было обозвать их всех трусами, но, поразмыслив, решил, что оно и к лучшему. Если он отправится к богам один, это будет выглядеть куда внушительней. Даррал покосился на главного жирца.
– Вам, наверное, лучше остаться здесь, – сказал он. – Это может оказаться опасным.
Поскольку Даррал Грузчик никогда в жизни не заботился о его здоровье и благополучии, главный жирец заподозрил – вполне справедливо, – что раз головарь сделался вдруг таким внимательным, то это неспроста, и отказался наотрез.
– Я бы сказал, что этих бессмертных существ подобает встречать именно главе церкви, – надменно заявил он. – Более того, я хотел бы просить, чтобы вы предоставили вести беседу именно мне.
Буря улеглась, но надвигалась новая (как же на Древлине, и без бури!), так что у Даррала не было времени спорить. Головарь ограничился тем, что проворчал себе под нос что-то насчет пустой вагонетки, которая гремит громче. И вот верховный головарь со спутником направились к разбитому корпусу корабля. Позднее их отвага была воспета в многочисленных песнях и преданиях. (Хотя надо заметить, что особой отваги им не потребовалось: копарь донес, что существо, которое он видел, было маленьким и довольно хрупким на вид. Но вскоре им понадобилось настоящее мужество.) Оказавшись у корабля, верховный головарь на секунду растерялся. Ему раньше никогда не приходилось говорить с богом. На ежемесячные церемонии сошествия ельфы являлись в огромных крылатых кораблях, забирали воду, сбрасывали свои дары и улетали обратно. «Неплохой способ вести дела», – печально подумал головарь. Он уже открыл было рот, чтобы объявить маленькому и хрупкому богу, что его слуги явились к нему, когда из корабля вылез бог, которого никак нельзя было назвать ни маленьким, ни хрупким.
Бог был высокий, с черной бородой, расчесанной надвое, и длинными черными волосами, падавшими ему на плечи. Лицо у него было суровое, глаза жесткие и холодные, как коралит под ногами. В руке у бога было оружие из блестящей стали.
Узрев это ужасное существо, главный жирец начисто забыл о том, что он глава церкви, и бросился бежать сломя голову. Большинство копарей, видя, что церковь покидает их, решили, что наступил конец света, и последовали примеру жирца. На то, чтобы остаться на месте, хватило духа лишь одному – тому самому, который увидел маленького бога. Хотя, возможно, он просто решил, что ему терять нечего.
– Ну и хрен с ними, – проворчал Даррал. Потом поклонился богу – так низко, что его длинная борода коснулась земли.
– Вашество, – почтительно сказал верховный головарь, – мы приветствуем вас в нашем королевстве. Вы пришли судить нас?
Бог посмотрел на него, потом обернулся к другому богу (головарь про себя застонал – сколько ж их там еще?) и что-то сказал ему. Но в словах бога не было смысла – сплошное бормотание. Второй бог – лысый, дряблый и неуклюжий, по крайней мере на взгляд Даррала Грузчика, – покачал головой.
И верховный головарь догадался, что боги не поняли ни слова из того, что он сказал.
В этот миг Даррал Грузчик осознал, что Сумасшедший Лимбек – вовсе не сумасшедший. Потому что это – не боги. Боги его поняли бы. А это смертные, такие же, как и он сам. Они прилетели на корабле-драконе. А это значит, что ельфы, которые каждый месяц спускаются к ним на таких же кораблях, скорее всего тоже смертные. Если бы Кикси-винси вдруг перестала работать, если бы каждая крутилка перестала крутиться, каждый рычаг перестал двигаться, каждая гуделка перестала завывать, верховный головарь и то не был бы потрясен больше, чем теперь. Сумасшедший Лимбек прав! Судного дня не будет! Они никогда не попадут в царства небесные! Рассматривая богов и их разбитый корабль, Даррал понял, что боги и сами не могут выбраться с Древлина!
И тут отдаленный раскат грома напомнил головарю, что у него нет времени стоять и пялиться на этих «богов». Разочарованный, рассерженный, головарь пввернулся к «богам» спиной и зашагал обратно к городу.
– Подождите! – раздалось позади. – Куда же вы? Даррал вздрогнул и обернулся. Из корабля появился третий бог. Это, должно быть, был тот самый, которого видел копарь: этот бог и в самом деле был маленький и хрупкий. Это был ребенок! Неужели это он обратился к Дарралу с понятными словами? Или ему только показалось?
– Приветствую вас. Я – принц Бэйн, – сказал ребенок. Он говорил на языке гегов очень чисто, хотя и с запинкой, так, словно ему кто-то подсказывал. Одной рукой он сжимал перо, висевшее у него на шее. Другую руку вытянул вперед ладонью в традиционном жесте приветствия, принятом у гегов. – Мой отец – Синистрад, мистериарх Седьмого Дома, правитель Верхнего царства.
У Даррала Грузчика дух захватило. Он никогда в жизни не видел столь прекрасного существа. У мальчика были золотые волосы, ярко-голубые глаза, и весь он сиял, словно полированные детали Кикси-винси.
«А может, я ошибся? Может, Сумасшедший Лимбек все-таки не прав? Это существо не может быть смертным!» И откуда-то из глубины веков, прошедших со времен Разделения, явилась к Дарралу забытая фраза: «И маленький ребенок поведет их за собой».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26