А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Они ведь нас тоже не понимают.
– Ах да! – сказал Альфред. – Мне и в голову не пришло. Я говорил, сэр, что здесь, возможно, есть еще один человек.
– Или эльф, скорее всего. В любом случае есть вероятность, что у него найдется корабль, на котором мы сможем выбраться отсюда.
– Да, сэр. Вполне возможно.
– Надо найти этого Лимбека и его бога, или кто он там.
– Я думаю, это будет не так уж трудно, сэр. Тем более если наш маленький «бог» отдаст соответствующее распоряжение.
– Похоже, наш маленький «бог» влип в какую-то неприятность, – сказал Хуго, взглянув на принца. – Посмотрите, какая у него физиономия!
– Благие сартаны! – пробормотал Альфред. Бэйн чуть не свернул себе шею, ища своих спутников. Он был бледен, глаза у него расширились. Найдя их, он отчаянно замахал им, показывая, чтобы они подошли.
Но между ними и принцем шел целый отряд вооруженных гегов. Хуго покачал головой. Бэйн смотрел на них умоляюще. Альфред пожал плечами и указал на толпу. Бэйн был принцем и знал, как следует себя вести во время аудиенции. Он вздохнул, отвернулся и принялся приветственно помахивать рукой, хотя и без малейшего энтузиазма.
– Этого я и боялся, – сказал Альфред.
– А как вы думаете, что произошло?
– Мальчик говорил что-то насчет того, что геги приняли его за бога, который прибыл судить их. Он говорил об этом шутя, но для гегов это очень серьезно. Согласно их легендам, эту машину построили Менежоры. А геги должны были служить ей до Судного дня, а после Судного дня их вознаградят и вознесут в верхние царства. Именно поэтому остров, находящийся чуть выше Древлина, называется Надежда Гега.
– Менежоры? Что за Менежоры?
– Сартаны.
– Ах, черт возьми! – выругался Хуго. – Вы хотите сказать, что они думают, будто парень – из сартанов?
– Похоже на то, сэр.
– А не сможет он изобразить это с помощью папеньки?
– Нет, сэр. Даже мистериарх Седьмого Дома, такой, как его отец, не сравнится по силе магии с сартанами. В конце концов, ведь это они построили все это.
Но Хуго сейчас было не до того.
– Замечательно! Просто великолепно! А как вы думаете, что они сделают, когда поймут, что мы самозванцы?
– Не могу сказать, сэр. Обычно геги – народ мирный и добродушный. Но вряд ли им приходилось иметь дело с самозванцами, выдающими себя за богов. К тому же, кажется, сейчас они очень взволнованы.
Альфред огляделся. Толпа выглядела все более враждебной. Камергер покачал головой:
– Я бы сказал, сэр, что мы выбрали неудачное время.

Глава 32. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Геги привели «богов» в Хвабрику – в тот самый зал, где судили Лимбека. Войти удалось не сразу: перед Хвабрикой кишмя кишели геги. Хуго не понимал ни слова из того, что они кричали, но видел, что население разделилось на два враждебных и весьма шумных лагеря. Впрочем, немалая часть толпы пока что пребывала в нерешительности. Похоже, обе партии очень дорожили своими взглядами: кое-где завязывались драки. А ведь Альфред говорил, что обычно геги – народ мирный…
«Мы выбрали неудачное время». Не то слово! Похоже, тут в разгаре какое-то восстание!
Копари раздвинули толпу, и принцу со спутниками удалось протиснуться в относительно тихую Хвабрику – хотя тишина была действительно относительной, ибо грохот и вой Кикси-винси, разумеется, никуда не делись.
Оказавшись внутри, верховный головарь принялся срочно отдавать приказания копарям. Лицо маленького короля было суровым и озабоченным. Хуго не дал бы и полушки за всех гегов. вместе взятых, но он был человек опытный и знал, что тем, кто стремится к долгой и счастливой жизни, не стоит влезать в местную политику.
– Простите, – сказал он, подойдя к главному жирцу. Тот поклонился и уставился на Хуго с глуповатой улыбкой человека, который не понял ни слова из того, что ему сказали, но старается сделать вид, что понял все, из опасения показаться невежливым– Нам надо поговорить с вашим богом.
Хуго взял Бэйна за плечо и отвел в сторону, туда, где стоял Альфред, разглядывая статую человека в капюшоне, держащую в руке что-то вроде глаза.
– Вы знаете, чего они от меня хотят? – вопросил Бэйн Альфреда, как только они подошли к нему. – Они думают, что я отвезу их всех на небеса!
– Я должен напомнить вашему высочеству, что вы сами навлекли на себя все эти неприятности, представившись богом.
Мальчик опустил голову. Он подошел к Альфреду и украдкой взял его за руку. Губы у него дрожали. Он тихо произнес:
– Альфред, прости, пожалуйста. Я испугался, что они причинят вред тебе и сэру Хуго, и не мог больше ничего придумать…
Сильные руки грубо развернули Бэйна. Хуго опустился на колени и заглянул мальчишке в глаза, ища в них хитроумный подвох. Но увидел лишь невинные глаза испуганного ребенка. Это окончательно вывело Хуго из себя.
– Слушайте, ваше высочество! Вы можете сколько угодно дурачить гегов – все, что угодно, только бы выбраться отсюда. Но нас дурачить больше не смейте! Кончайте реветь и слушайте меня – вместе с папочкой. – Хуго выразительно посмотрел на перо, и мальчик инстинктивно сжал его в руке. – Вы должны срочно что-то придумать, иначе вам придется плохо – разве что вы и в самом деле сумеете вознести этих гномов в небеса. Не думаю, что им понравится, что их надули.
– Сэр Хуго, за нами следят! – предупредил Альфред.
Хуго обернулся и увидел, что верховный головарь с большим интересом наблюдает за их беседой. Хуго выпустил мальчика, похлопал его по плечу и улыбнулся.
– Так что же вы собираетесь делать, ваше высочество? – спросил он, понизив голос. Впрочем, приглушать голос не было нужды – ритмичное гудение и стук машины и так приглушало все – включая мысль.
Бэйн проглотил слезы.
– Я решил сказать, что считаю их недостойными. Что они не заслужили того, чтобы я поднял их в небеса.
Хуго посмотрел на Альфреда. Камергер покачал головой:
– Это может оказаться очень опасным, ваше высочество. В королевстве смута. Если вы скажете нечто подобное, геги могут обратиться против нас.
Мальчишка заморгал, глаза у него забегали. Он явно испугался. Он почувствовал, что под ногами у него разверзается пропасть. Хуже того, единственные люди, которые могли ему помочь, имели все причины столкнуть его вниз.
– Так что же нам делать?
«Нам»! Хуго с удовольствием бросил бы подменыша на этом выметенном всеми ветрами куске скалы, и пусть разбирается, как знает. Однако он знал, что не сделает этого. Что это, заклятие? Или ему просто жалко этого крысеныша? Да нет, не в этом дело, заверил он себя. Просто на этом парне можно сделать состояние.
– Тут говорили о каком-то другом боге, – сказал Альфред. – О «боге Лимбека».
– Откуда вы знаете? – изумился Бэйн. – Вы ведь не понимаете, что они говорят!
– Понимаю, ваше высочество. Я немного знаю их язык…
– Вы солгали мне! – Мальчик, казалось, был потрясен. – Как вы могли, Альфред? Ведь я же вам верил! Камергер покачал головой:
– Я думаю, лучше всего честно признаться, что все мы не доверяем друг другу.
– А что мне оставалось? – возопил Бэйн с видом оскорбленной невинности. – Этот человек пытался убить меня, и, насколько я знаю, вы, Альфред, помогали ему!
– Это неправда, ваше высочество. Хотя я понимаю, почему вы могли так подумать. Но я не собирался предъявлять какие-то обвинения. Я считаю, что всем нам надлежит осознать, что жизнь каждого из нас – в руках остальных. Я думаю…
– Хватит! – перебил его Хуго. – Мальчик уже все понял. Не так ли, принц Бэйн? И не надо мне тут разыгрывать потерявшегося младенца. Мы оба прекрасно знаем, кто вы такой и чего вы стоите. Я так понимаю, что вы хотите выбраться отсюда и нанести визит папе. Выбраться отсюда можно только на корабле, а я – единственный человек, который умеет управлять кораблем. Альфред единственный, кто хоть что-то знает об этом народе и об их образе мыслей – по крайней мере, говорит, что знает. Так что он прав, когда говорит, что друг без друга нам не выбраться. Поэтому вам с папочкой лучше играть по-честному.
Теперь в глазах Бэйна не осталось и следа ребяческой наивности. Это были всезнающие глаза взрослого. Хуго увидел в них самого себя, свое холодное, безрадостное детство. Этот ребенок развернул все заманчивые подарки, которые подсовывала ему жизнь, и обнаружил, что внутри только мусор.
«Он такой же, как я, – подумал Хуго. – Он больше не верит ни во что светлое и прекрасное. Он слишком хорошо знает, что скрывается за всем этим».
– Вы обращаетесь со мной не как с ребенком, – осторожно сказал Бэйн.
– А разве вы ребенок? – спросил Хуго напрямик.
– Нет… – Бэйн стиснул в руке перо и ответил уже громче:
– Нет, я не ребенок. Я буду за вас. До тех пор, пока вы не предадите меня. Я обещаю. Но если кто-то из вас предаст меня, он об этом горько пожалеет!
Голубые глаза принца горели отнюдь не детской проницательностью.
– Отлично. Я обещаю вам обоим то же. А вы, Альфред?
Камергер уныло посмотрел на них и вздохнул.
– Неужели это должно было произойти именно так? Неужели мы будем верить друг другу лишь потому, что каждый держит другого за глотку?
– Вы солгали, что не знаете языка гегов. Вы не сказали мне правды о мальчишке до тех пор, пока чуть было не стало слишком поздно. О чем вы мне еще наврали, Альфред? – спросил Хуго.
Камергер побледнел. Он шевельнул губами, но ничего не сказал. Наконец он выдавил:
– Я обещаю.
– Хорошо. С этим кончено. А теперь надо разузнать об этом другом боге. Возможно, он поможет нам убраться отсюда. Возможно, это эльф, чей корабль затянуло в Мальстрим.
– Я могу сказать верховному головарю, что мне нужно встретиться с тем богом! – сказал Бэйн. Он умел пользоваться выгодами своего положения. – Я скажу, что не могу судить гегов, пока не узнаю, что думает об этом другой бог.
Мальчик улыбнулся.
– Откуда им знать, сколько мы с этим провозимся! Но захочет ли эльф помочь нам?
– Если он влип так же, как мы, то захочет. Мой корабль разбит, и его скорее всего тоже. Но, возможно, нам удастся собрать из двух кораблей один. Тсс! Сюда идут.
К ним подошел верховный головарь, за которым надменно следовал главный жирец.
– Когда вашеству будет угодно начать Суд? Бэйн вытянулся в полный рост и сделал оскорбленное лицо:
– Я слышал, как народ кричал что-то о каком-то другом боге, который находится в этих землях. Почему мне об этом не сообщили?
– Видите ли, вашество, – сказал головарь, бросив укоризненный взгляд на главного жирца, – этот бог утверждает, что он вовсе не бог. Он говорит, что вы не боги, а смертные, которые держат в рабстве нас, гегов.
Хуго не прислушивался к беседе – он все равно не понимал ни слова. Он следил за Альфредом, который внимательно слушал разговор. И от Хуго не ускользнуло выражение испуга на лице Альфреда. Убийца скрипнул зубами. Что за дурацкое положение! Их жизнь – в руках мальчишки десяти циклов от роду, который выглядит так, словно вот-вот расплачется!
Однако Бэйну удалось взять себя в руки. Он вскинул голову и сказал что-то явно разрядившее ситуацию, судя по тому, что Альфред успокоился и даже слегка кивнул. Потом он спохватился, что ему не следует показывать, что он все понимает, и застыл.
«Да, крепкий малый. И сообразительный, – думал Хуго, теребя бороду. – Должно быть, я околдован», – напомнил он себе, нахмурившись.
– Приведите этого бога ко мне! – распорядился Бэйн с повелительным видом, который на миг сделал его похожим на Стефана.
– Если вашеству угодно видеть его, он сегодня выступает на сходке вместе с гегом, который его нашел. Вы можете дать ему отпор публично.
– Хорошо, – сказал Бэйн. Ему это не понравилось, но он не знал, что еще сказать.
– А теперь, быть может, вашеству угодно отдохнуть? Я вижу, что один из ваших спутников ранен… – Гег указал на порванный и окровавленный рукав Хуго. – Я могу послать за лекарем.
Хуго увидел жест головаря и покачал головой.
– Спасибо, не надо, – сказал Бэйн. – Его рана не серьезная. Вы можете прислать нам воды и пищи. Верховный головарь поклонился.
– Это все, что я могу сделать для вашества?
– Да, спасибо. Это все, – ответил Бэйн, не сумев скрыть облегчения.

***

Богов усадили в кресла, стоявшие под статуей Менежора – видимо, для того, чтобы внушать вдохновение судьям. Главный жирец изъявил намерение остаться, но Даррал ухватил его за рукав и буквально уволок из зала.
– Что вы наделали? – вопил главный жирец. – Как вы могли сказать вашеству, что есть глупцы, которые не считают его богом? И к чему все эти разговоры о рабстве?
– Цыц! – рявкнул Даррал Грузчик. – Слушайте меня!
Боги его достали. Еще одно «вашество», и его стошнит – Эти существа могут быть богами, а могут и не быть. Если окажется, что они не боги и что Лимбек прав, – как вы думаете, что будет с нами, с теми, кто всю жизнь убеждал гегов, что мы служим богам?
Главный жирец уставился на своего зятя. Лицо его из багрового медленно сделалось бледно-зеленым. Он судорожно сглотнул.
– Вот именно. – Даррал энергично кивнул. – Ну а предположим, они боги. Что, тебе в самом деле хочется, чтобы тебя судили и тащили куда-то в небеса? Не лучше ли остаться здесь, и чтобы все было так, как до начала этой кутерьмы?
Главный жирец подумал. Ему очень нравилось быть главным жирцом. Жилось ему хорошо. Геги его уважали. Когда он выходил на улицу, все ему кланялись и снимали перед ним шляпы. Ему не приходилось служить Кикси-винси. Его приглашали на все лучшие пирушки. Неужто на небесах будет лучше?
– Да, вы правы, – признался он наконец, хотя и с великим трудом. – Но что же нам делать?
– Предоставь это мне. – ответил головарь.

***

– Я дал бы сотню бочек за то, чтобы узнать, о чем говорят эти двое. – сказал Хуго, наблюдая за двумя гегами.
– Не нравится мне все это. – сказал Альфред. – Этот другой бог, кто бы он ни был, раздувает здесь мятеж и хаос. Хотел бы я знать зачем. Могут ли эльфы стремиться нарушить порядок в Нижнем царстве, как вы думаете?
– Нет им, наоборот, выгодно, чтобы тут все было тихо-мирно. Но нам, я так понимаю, ничего не остается, кроме как пойти сегодня на сборище и послушать, что скажет этот бог.
– Да-да, – сказал Альфред с отсутствующим видом.
Хуго внимательно посмотрел на камергера. Лысина Альфреда блестела от пота, глаза горели лихорадочным блеском. Лицо его сделалось пепельно-серым, губы посинели. Хуго вдруг вспомнил, что за последний час Альфред ни разу не споткнулся.
– Вы плохо выглядите. С вами все в порядке?
– Я… я плохо себя чувствую, сэр. Ничего страшного. Наверное, просто последствия падения. Не беспокойтесь, пожалуйста. Ваше высочество, вы понимаете. насколько важно то, что будет сегодня вечером?
Бэйн задумчиво посмотрел на Альфреда.
– Да, понимаю. Я сделаю все, что смогу, хотя я не знаю точно, что именно мне следует делать.
Мальчик, казалось, говорил искренне, и все же Хуго не мог забыть, как он с таким же невинным видом поднес ему яд. Хуго очень хотелось знать, участвует ли Бэйн в их игре или просто передвигает их, словно пешки?

Глава 33. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Джарре как раз заканчивала писать речь Лимбека, когда ее внимание привлек шум снаружи. Она отложила речь в сторону, подошла к дыре и выглянула из-за занавески. Народу на улицах стало еще больше, что ее очень порадовало. Но сопповцы, которым было поручено охранять дверь, ожесточенно спорили о чем-то с Другими гегами.
Увидев Джарре, все умолкли. – В чем дело? – поинтересовалась она. В ответ геги заорали все разом, и Джарре потребовалось некоторое время, чтобы утихомирить их. Наконец они рассказали ей, что происходит. Джарре выдала им инструкции и вернулась в штаб-квартиру.
– Что происходит? – Эпло стоял на лестнице, рядом с ним был пес.
– Мне очень жаль, что этот шум разбудил вас, – сказала Джарре. – Ничего особенного.
– Я не спал. Так в чем же дело? Джарре пожала плечами:
– Верховный головарь нашел себе своего бога. Я давно подозревала, что Даррал Грузчик непременно выкинет что-нибудь в этом духе. Но у него ничего не выйдет!
– Своего бога? – Эпло мягко, как кот, сбежал по ступенькам. – Ну-ка, расскажите!
– Неужто вы принимаете это всерьез? Вы же отлично знаете, что никаких богов не существует! Даррал скорее всего рассказал ельфам, что мы хотим восстать против них, вот они и прислали кого-то из своих, чтобы убедить народ, что они, ельфы, в самом деле боги.
– А этот бог в самом деле эльф… то есть ельф?
– Не знаю. Большинство из наших никогда не видели ельфов и не знают, как они выглядят. Я только знаю, что этот бог вроде бы ребенок и что он всем говорит, что пришел судить нас. Он собирается прийти на сегодняшний митинг и доказать, что мы не правы. Но вы, разумеется, справитесь с ним.
– Да, разумеется, – пробормотал Эпло. Джарре металась по комнате.
– Надо сходить проверить, все ли готово в Общем зале! – сказала она, набрасывая шарф на плечи. Перед тем как вылезти из дыры, она остановилась и обернулась.
– Не говорите Лимбеку. Он весь изведется. Пусть лучше это будет для него неожиданностью, чтобы у него не было времени подумать.
Она отдернула занавеску и вылезла на улицу. Ее встретил хор приветственных голосов.
Оставшись один, Эпло опустился в кресло. Пес, чувствуя настроение хозяина, успокаивающе ткнулся мордой ему в руку.
– Как ты думаешь, малыш, это сартаны? – размышлял Эпло вслух, машинально почесывая пса за ухом. – Богов в мире не существует, но сартаны похожи на них. И что же мне делать, если это действительно сарган? Я не могу бросить вызов этому «богу» – ведь тогда я открою ему свою магическую силу, и сартаны поймут, что мы вырвались из их тюрьмы. А этого нельзя допустить, пока повелитель не готов нанести удар.
Он надолго задумался. Рука, поглаживавшая собаку по голове, двигалась все медленнее и наконец замерла совсем. Пес понял, что он сейчас больше не нужен, и улегся у ног Эпло, положив морду на лапы. В его прозрачных глазах отражалось беспокойство хозяина.
– Забавно, не правда ли? – сказал Эпло вслух. Услышав его голос, собака навострила уши. – Я обладаю поистине божественными способностями, а применить их не могу!
Он сдвинул с руки повязку и провел пальцем по синим и красным линиям знаков, паутиной покрывавших его смуглую кожу.
– Я мог бы выстроить корабль за день и улететь отсюда хоть завтра. Я мог бы показать этим гномам такую силу, какая им и во сне не снилась. Я мог бы сделаться для них богом, мог бы повести их войной на ельфов и людей… – Эпло улыбнулся, но улыбка тут же сползла с его лица. – А почему бы нет? Что мне мешает?
Его охватило желание воспользоваться своей магией. И не просто воспользоваться ею, а воевать и побеждать. Да, геги были мирным народом, но Эпло-то знал, какова истинная природа гномов! Сартанам как-то удалось переделать их, превратить их в безмозглых «гегов», которые только и знают, что служить машине. Но пробудить в них яростную гордость и легендарную отвагу гномов будет совсем нетрудно. Это только кажется, что угли давно остыли, – на самом деле под пеплом по-прежнему тлеет огонь!
– Я могу собрать армию, построить корабли… Нет! Что это на меня нашло?
– Эпло сердито натянул повязку на руку. Пес съежился, думая, что окрик относится к нему, и виновато посмотрел на хозяина. – Это все мой патринский характер. И он доведет меня до беды, если я не сумею сдержаться. Повелитель предупреждал меня об этом. Надо быть осторожным. Геги еще не готовы к войне. И не мне их вести. Им нужен свой вождь, Лимбек. Надо как-то разжечь в нем эту искру гномьей ярости. А что касается этого мальчика-бога – что ж, мне ничего не остается, как ждать, наблюдать и верить в себя. Если это сартан – что ж, может, оно и к лучшему. Верно, малыш? – Эпло наклонился и похлопал пса по боку. Пес прикрыл глаза и блаженно вздохнул. – Если это сартан, – пробормотал Эпло сквозь зубы, снова садясь в маленькое неудобное кресло и вытягивая ноги, – да не даст мне мой повелитель выпустить кишки этому ублюдку!

***

К тому времени, как Джарре вернулась, Лимбек уже встал и с беспокойством изучал свою речь. Эпло тем временем успел принять решение.
– Отлично, – радостно сообщила Джарре, снимая шаль со своих широких плеч.
– Все готово. Я думаю, дорогой, это будет самая большая сходка…
– Нам нужно поговорить с богом, – перебил ее Эпло.
Джарре бросила на него пламенный взгляд, напоминая, что при Лимбеке об этом упоминать не следует.
– С богом? – удивился Лимбек. – С каким богом? Что происходит?
– Он все равно узнал бы, рано или поздно, – успокоил Эпло рассерженную Джарре. – А о врагах надо знать как можно больше.
– О врагах? О каких врагах? – Лимбек, бледный, но спокойный, поднялся из-за стола.
– Вы ведь не верите, что они и в самом деле Менежоры? – спросила Джарре, подбоченясь и уставившись на Эпло сузившимися глазами.
– Нет. Но нам нужно это доказать. Вы же сами говорили, что это скорее всего подстроил верховный головарь, чтобы дискредитировать ваше движение. Если мы сумеем захватить это существо, которое называет себя богом, и публично докажем, что он никакой не бог…
– …То мы свергнем верховного головаря! – воскликнула Джарре, хлопая в ладоши.
Чтобы скрыть улыбку, Эпло сделал вид, что наклонился погладить собаку. Пес посмотрел на своего хозяина тоскливым, беспокойным взглядом. Эпло помолчал. как бы обдумывая эту идею.
– Возможно, со временем нам удастся и это, – сказал он наконец. – Но для начала нужно выяснить, кто такой этот бог и зачем он здесь.
– Что за бог? Какой бог? Откуда? Вы о чем? – Очки Лимбека сползли у него с носа. Он поймал их и снова водрузил на место. – Объясните…
– Извини, дорогой. Это случилось, пока ты спал. – Джарре рассказала Лимбеку о появлении нового бога и о том, как верховный головарь провел мальчика через весь город, и что говорили и делали геги, и как некоторые поверили, что этот мальчик в самом деле бог, а Другие не поверили…
– …И, короче, все это грозит большими неприятностями. Ты это имела в виду, не так ли? – заключил Лимбек. Он рухнул на стул и растерянно уставился на Джарре. – А что, если это и в самом деле Менежоры? Что, если я ошибся и они в самом деле пришли – пришли судить наш народ? Ведь они могут оскорбиться и снова уйти! – Он нервно комкал речь. – Быть может, я принес большой вред всему нашему народу!
Вышедшая из себя Джарре открыла было рот, но Эпло покачал головой:
– Послушайте, Лимбек. Оттого-то нам и надо с ними поговорить. Если это сарт… то есть Менежоры, мы им все объясним, и они непременно поймут нас!
– Но ведь я был совершенно уверен! – в отчаянии воскликнул Лимбек.
– И ты был прав, дорогой! – Джарре встала перед ним на колени и повернула его лицо к себе. – Верь в себя! Это самозванец, подосланный верховным головарем! Мы докажем это! Мы докажем, что головарь и жирцы в сговоре с теми, кто держит нас в рабстве! Это наш шанс, Лимбек! Нам представился случай изменить судьбу нашего народа!
Лимбек не ответил. Он мягко отвел руки Джарре и сжал их, молча благодаря ее за утешение. Но взгляд его, обращенный к Эпло, был тревожным.
– Вы зашли слишком далеко, чтобы отступать, друг мой, – сказал ему патрин. – Ваш народ верит в вас. Вы тоже должны поверить себе. Вы не имеете права бросить их.
– Но что, если я ошибся?
– Вы не ошиблись, – убежденно ответил Эпло. – Даже если это в самом деле Менежор. Менежоры – не боги и никогда ими не были. Они люди, как и я. Они наделены огромной магической силой, но все же и они смертны. Если верховный головарь скажет, что Менежор – бог, спросите самого Менежора. Если это в самом деле Менежор, он скажет вам правду. Менежоры никогда не лгали. Они говорили всему миру, что они не боги, но при этом брались за то, что по плечу лишь богам. Лживым самоуничижением прикрывали они гордыню и честолюбие. Если это и впрямь сартан, он скажет, что он не бог. А если нет, Эпло будет знать, что это самозванец, и легко выведет его на чистую воду.
– Можем мы их увидеть? – спросил он Джарре.
– Их держат в Хвабрике, – ответила она, поразмыслив. – Я ее плохо знаю, но у нас есть геги, которые знают ее хорошо. Я их спрошу.
– Надо спешить. Уже темнеет. Через два часа должен начаться митинг. Мы должны встретиться с ними до того.
Джарре уже вскочила и бросилась в выходу. Лимбек вздохнул и опустил голову на руку. Очки сползли с носа и упали к нему на колени, где и остались лежать.
«Да, Джарре – женщина энергичная и решительная, – подумал Эпло. – Она умеет добиваться того, чего хочет. Она может сделать призрак реальностью. Но видеть умеет только Лимбек – даром что он полуслепой. И я покажу ему то, что стоит видеть!» Джарре вернулась с несколькими гегами.
– Попасть в Хвабрику можно. По тоннелям. Они идут под полом Хвабрики и выходят наружу рядом со статуей Менежора.
Эпло кивнул на Лимбека. Джарре тут же все поняла. – Дорогой, ты слышишь? Мы можем проникнуть в Хвабрику и поговорить с этим так называемым богом. Ты идешь?
Лимбек поднял голову. Лицо у него было бледное, но решительное.
– Да.
Он поднял руку, чтобы Джарре не перебила его, и добавил:
– Я понял. Неважно, прав я или нет. Важно знать истину.

Глава 34. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Двое провожатых, Лимбек, Джарре, Эпло и, конечно, его пес пробирались по лабиринту запутанных коридоров, которыми была источена земля под Кикси-винси. Тут и там на стенах были вырезаны странные письмена. Лимбек был совершенно зачарован ими, и Джарре не раз приходилось дергать его за бороду, чтобы напомнить, что им надо торопиться.
Эпло мог бы многое рассказать об этих письменах. Он знал, что на самом деле то были сартанские руны и что именно благодаря этим знакам в тоннелях было сухо, несмотря на то что сквозь коралит постоянно сочилась дождевая вода. Именно эти знаки поддерживали тоннели в целости и сохранности, несмотря на то что те, кто их построил, ушли отсюда много веков назад.
Патрин был заинтересован не меньше Лимбека. Чем дальше, тем яснее он понимал, что сартаны бросили свою работу. Мало того – они оставили ее незавершенной! Это было совсем не похоже на этих людей, обладавших силой и властью полубогов. Эпло заметил также, что огромная машина (ее гудение доносилось даже сюда, под землю) работает сама по себе, как ей вздумается и заблагорассудится.
И ничего не делает. Во всяком случае, не создает ничего полезного. Вместе с Лимбеком и сопповцами он обошел Древлин вдоль и поперек, и всюду, куда он ни являлся, исследовал эту машину. Машина сносила здания, рыла ямы, строила новые здания, засыпала ямы, ревела, дымила, гудела, пыхтела, короче, трудилась, и весьма энергично.
Эпло слышал, что раз в месяц с небес спускаются ельфы на своих летающих кораблях и набирают драгоценную воду. Ельфы появлялись здесь уже много сотен лет, и геги думали, что основная задача их возлюбленной и священной машины – производить воду для этих богоподобных ельфов. Но Эпло видел, что вода – всего лишь один из побочных продуктов Кикси-винси, скорее всего даже отход. Машина явно предназначалась для чего-то большего, чем раз в месяц выпускать фонтан воды для утоления жажды ельфийской нации. Ее задача была более грандиозной. Но в чем она состояла и почему сартаны оставили работу незавершенной – этого Эпло понять не мог.
Не нашел он ответа и в тоннелях. Хотя, возможно, еще найдет. Эпло не хуже любого другого патрина знал, что стоит проявить нетерпение, чуть отпустить тугую узду самоконтроля – и жди беды. Лабиринт не знал снисхождения к ошибкам. Бесконечное терпение было одним из даров, которые патрины получили от Лабиринта, хотя он был щедро оплачен их собственной кровью.
Геги возбужденно шумели и болтали. Эпло тенью скользил вслед за ними. Пес бежал позади, такой же безмолвный и настороженный, как его хозяин.
Казалось, они бесконечно кружат по коридорам. Джарре то и дело спрашивала, туда ли они идут. Провожатые заверяли, что они идут именно туда, куда надо. За несколько лет до того Кикси-винси, похоже, взбрело в голову, что ей следует разрыть тоннели. Она так и сделала, пробив в них дыры своими железными кулаками и ногами. Поэтому гегам пришлось спуститься вниз, чтобы укреплять стены и помогать машине под землей. Потом Кикси-винси снова передумала, так же внезапно, и бросила эту затею. Те геги, что вели Лимбека, Джарре и Эпло, были из подземного обделения и знали тоннели не хуже родного дома.
Увы, тоннели не были пусты, как надеялся Эпло. Геги пользовались ими, чтобы добираться от одного места к другому, и по дороге к Хвабрике сопповцы встретили множество гегов. При виде Эпло геги приходили в восторг. Провожатые считали своим долгом разъяснять каждому встречному, кто такой Эпло, кто такой Лимбек, и почти все геги, не имевшие других, более срочных дел, присоединялись к ним.
Так что вскоре к Хвабрике направлялась уже целая процессия шумных гегов. Вот тебе и застали врасплох! Эпло утешал себя тем, что по тоннелям могла бы пролететь целая армия гегов верхом на завывающих драконах, и никто наверху не заметил бы этого из-за шума машины.
– Пришли! – громогласно объявил проводник, указывая на металлическую лестницу, уходившую по стенке колодца наверх, в темноту. Впереди Эпло увидел множество таких же лестниц, расположенных на равном расстоянии друг от друга. Поскольку такое встретилось им впервые, Эпло решил, что гег не ошибся. Эти лестницы должны были куда-то вести. И он очень надеялся, что они ведут именно в Хвабрику.
Эпло сделал знак провожатым, Джарре и Лимбеку подойти поближе. Джарре махнула остальным гегам, чтобы они не приближались.
– Что там, наверху? Как мы попадем в Хвабрику? Геги объяснили, что в полу Хвабрики есть дыра, прикрытая металлической крышкой. Сдвинув крышку, можно попасть на первый этаж Хвабрики.
– Хвабрика большая, – сказал Эпло. – Где именно мы окажемся? И где поселили этого бога?
Развернулась продолжительная дискуссия. Один из гегов слышал, что бог живет в комнате Менежора на третьем этаже. Другой утверждал, что бога, по приказу верховного головаря, держат в Судном зале.
– Что это за место? – терпеливо спросил Эпло.
– Это где меня судили, – объяснил Лимбек, просияв при воспоминании об этом знаменательном моменте. – Там стоит статуя Менежора и кресло верховного головаря.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26