А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Это не ускользнуло от наблюдательного Гарета. – О чем же ты сожалеешь, покидая сей мир, сын мой?
Распухшие губы Хуго скривились. Он расправил плечи, посмотрел магикусу в лицо и сказал:
– О том, что я ни разу не убил ни одного из ваших, колдун.
Толпа ахнула – не без удовольствия. Ник Три Удара хихикнул. Чем дольше будет умирать этот преступник, тем щедрее заплатит волшебник за казнь.
Магикус улыбнулся с холодной жалостью.
– Так пусть душа твоя сгниет, как и твое тело, – процедил он.
Бросив Нику взгляд, явно приглашавший палача позабавиться, волшебник отошел на прежнее место, чтобы кровь не забрызгала его парадного одеяния.
Палач достал черный платок и принялся завязывать Хуго глаза.
– Нет! – хрипло сказал Хуго. – Я хочу запомнить его лицо!
– Кончай с ним! – На губах волшебника выступила пена.
Ник схватил Хуго за волосы, но тот стряхнул руку палача и сам положил голову на окровавленный камень. Глаза его были открыты. Он смотрел в лицо магикусу. Палач откинул в сторону косицу Хуго: он любил, чтобы шея была видна целиком, иначе работать неудобно.
Три Удара вскинул меч. Хуго вздохнул и стиснул зубы, не сводя глаз с волшебника. Гарет посмотрел туда же. Магикус побледнел, сглотнул. Глаза у него забегали, словно он искал, куда бы спрятаться.
– Сколь велика злоба этого человека! – воскликнул волшебник. – Скорей же! Это невыносимо!
Гарет еще сильнее стиснул рукоять. Ник напрягся, готовясь опустить меч. Женщины закрывали глаза руками, глядя на казнь сквозь пальцы, мужчины вставали на цыпочки, детей поднимали повыше, чтобы им было виднее.
И тут у ворот послышался лязг оружия.

Глава 3. КРЕПОСТЬ КЕ-ЛИТ, ДАНДРАК, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Над башнями крепости появилась огромная тень, черная, чернее ночи. В темноте было плохо видно, но все отчетливо услышали хлопанье огромных крыльев. Стражники у ворот застучали мечами о щиты, подняв тревогу, и все, кто был во дворе, тотчас забыли о казни, обратившись лицом к грозящей им опасности. Рыцари хватались за мечи и подзывали своих верховых драконов. Набеги пиратов из Трибуса были обычным делом, и все ждали, что эльфы захотят отомстить за пленение и убийство эльфийского лорда, который, как предполагалось, нанял Хуго Длань.
– В чем дело? – крикнул Гарет, тщетно пытаясь разглядеть, что происходит. Он не мог оставить свой пост рядом с плахой, но во время нападения ему полагалось находиться у ворот.
– Не обращайте внимания! Продолжить казнь! – вопил магикус.
Но Ник Три Удара любил работать на публику, а зрителям сейчас было не до него. Половина толпы бросилась к воротам, другая половина смотрела туда же. Ник опустил меч с видом уязвленной гордости и теперь дожидался, пока уляжется весь этот переполох.
– Это настоящий дракон, дураки! – кричал Гарет. – Это не эльфийский корабль, это наши! Наши! Вы, двое, следить за преступником!
И Гарет бросился к воротам успокаивать поднявшуюся панику.
Боевой дракон кружил над замком. С его спины по сброшенным вниз канатам во двор быстро спустились солдаты. На их доспехах горели серебряные знаки королевских гвардейцев. Толпа загудела.
Солдаты быстро расчистили место посреди двора и взяли его в кольцо. Они стояли лицом к толпе, держа в правой руке копья, а в левой щиты, не глядя никому в глаза и не отвечая на вопросы.
В небе показался одинокий всадник на драконе. Небольшой быстрокрылый дракон пронесся над воротами и завис над приготовленной для него площадкой, выбирая, где приземлиться. Изысканная одежда его всадника в свете факелов отливала алым и золотым. Все тотчас узнали эту форму. Люди затаили дыхание и принялись переглядываться.
Верховой дракон опустился на землю, трепеща крыльями, бока его тяжело раздувались и опадали. Из клыкастого рта текли струйки слюны. Всадник спрыгнул с седла и огляделся. На нем был короткий плащ с золотой оторочкой и красная куртка – форма королевского курьера. Народ замер, ожидая известий.
Почти все думали, что он объявит о войне с эльфами Трибуса. Иные рыцари уже озирались в поисках своих оруженосцев, чтобы приказать им готовиться к выступлению. Поэтому все очень удивились, когда курьер поднял руку в перчатке из тончайшей и мягчайшей кожи и указал на плаху:
– Вы собираетесь казнить Хуго Длань, не так ли? Голос у курьера был таким же мягким и нежным, как его перчатки.
Волшебник пересек двор. Гвардейцы расступились и пропустили его в круг, где стоял курьер.
– А в чем дело? – уклончиво спросил магикус.
– Если это действительно Хуго Длань, именем короля приказываю отдать его мне – живым, – ответил курьер.
Волшебник мрачно уставился на курьера. Рыцари Ке-лита смотрели на волшебника, ожидая его приказаний.
До недавних пор на Волькаранах не было никакого короля. В начале мира Волькаранские острова служили колонией для преступников, сосланных с главного континента – Улиндии. Воры и убийцы содержались в знаменитой тюрьме Ирени, а ссыльных, шлюх и прочую мелкую шушеру просто высаживали на близлежащие острова: остров Провидения, Питринову Ссылку и три острова Джерн. Жизнь на внешних островах была тяжелая, и за несколько веков здесь сложился крепкий и суровый народ. На каждом острове правил свой клан. Кланы занимались тем, что либо отбивались от соседей, либо сами нападали на соседние острова и даже на Улиндию.
Враждующие кланы людей были легкой добычей для более могущественной и богатой нации – эльфов Трибуса. Эльфы захватили разрозненные людские владения и почти сорок циклов правили Улиндией и Волькаранскими островами. Их владычеству над людьми пришел конец двадцать циклов назад, когда вождь могущественнейшего клана на Волькаранах женился на предводительнице могущественнейшего клана Улиндии. Стефан с Питриновой Ссылки и Анна из Виншера собрали свой народ и создали армию, которая наголову разбила эльфов и вышвырнула их с острова. Некоторых вышвырнули в буквальном смысле слова.
Когда Улиндия и Волькараны освободились от захватчиков, Стефан и Анна объявили себя королем и королевой, уничтожили наиболее опасных соперников и по сей день оставались главной и самой опасной силой в королевстве, хотя ходили слухи, что они плетут интриги друг против друга. В былые времена магикус попросту не обратил бы внимания на приказ, приказал продолжить казнь и разделался бы и с самим курьером, если бы тот оказался чересчур настойчив. Но теперь, да еще в кольце солдат, под крыльями боевого дракона, волшебнику пришлось вилять.
– Хуго Длань убил нашего лорда, Рогара Ке-литского, и нам следует казнить его – по королевскому же закону!
– Его величество вполне одобряет и приветствует ваше усердие в исполнении правосудия в согласии с королевскими законами, – ответил курьер, отвесив изящный поклон. – Он весьма сожалеет, что приходится вмешиваться, но у меня здесь предписание на арест человека по имени Хуго Длань, подписанное рукой короля. Его требуется допросить по делу, связанному с заговором против государства, а такие дела имеют преимущество над всеми местными процессами. Ведь всем известно, – добавил курьер, глядя в глаза магикусу, – что этот убийца якшался с эльфийскими лордами Трибуса.
Волшебник, разумеется, отлично знал, что Хуго вовсе не якшался ни с какими эльфийскими лордами Теперь он понял, что и курьер знает это не хуже его самого. А если курьер знает это, то он наверняка знает и многое другое – например, истинные обстоятельства смерти Рогара Ке-литского. Магикус попал в свои собственные сети и теперь трепыхался и барахтался, не зная, как выбраться.
– Покажите предписание! – потребовал он. Королевский курьер сунул руку в кожаную сумку, что висела у седла, достал оттуда футляр, вынул из футляра свиток и протянул его магикусу с таким видом, словно это доставляло ему величайшее удовольствие. Магикус сделал вид, что внимательно его изучает. На самом деле он и так знал, что предписание окажется в полном порядке. Стефан не из тех людей, которые совершают подобные ошибки. В предписании стояло имя
– Хуго Длань, внизу красовалась печать – Крылатое Око, герб Стефана. Магикус закусил губу до крови, но сделать ничего не мог. Он лишь бросил страдальческий взгляд на своих людей, всем своим видом показывая, что сделал все от него зависящее, но здесь замешаны слишком могущественные силы. Потом приложил руку к сердцу и молча, холодно поклонился.
– Его величество благодарит вас, – улыбнулся курьер. – Эй, капитан!
Гарет подошел к курьеру. Лицо у него было каменное, хотя он не хуже магикуса понял то, что осталось недосказанным.
– Приведите преступника. Да, и еще мне нужен свежий дракон на обратную дорогу. Именем короля! – добавил он.
«Именем короля» могли потребовать все, что угодно: от крепости до кружки вина, от жареного кабана до военного отряда. И горе тому, кто откажет! Гарет посмотрел на магикуса. Тот аж затрясся от злости, но ничего не сказал – только коротко кивнул. Рыцарь отправился исполнять приказ.
Курьер ловко отобрал пергамент у волшебника, свернул его, сунул обратно в футляр. Дожидаясь, пока Гарет приведет преступника, он лениво озирался по сторонам. Внезапно взгляд его упал на носилки. На лице курьера тотчас появилось выражение глубокой печали.
– Их величества выражают свои соболезнования леди Рогар. Передайте леди, что, если они могут чем-нибудь помочь, ей стоит только попросить…
– Ее светлость весьма обязана их величествам, – кисло пробурчал магикус.
Курьер снова улыбнулся и принялся нетерпеливо похлопывать себя перчатками по бедру. Гарет уже вел к нему преступника, но свежего дракона нигде не было.
– Так как насчет дракона? – поинтересовался курьер.
– Возьмите этого, милорд! – с готовностью предложил старый драконюх, протягивая королевскому посланцу поводья лордова дракона.
– А можно? – удивился курьер, взглянув на волшебника. Он отлично знал об обычае убивать над погребальным костром дракона, хотя бы и очень ценного.
Магикус злобно фыркнул и махнул рукой:
– Да что уж там! Пожалуйста, забирайте и убийцу моего лорда, и его любимого дракона! Ведь это все именем короля!
– Да, именно так, – сказал курьер. – Именем короля.
Гвардейцы резко развернулись. Строй ощетинился копьями, и внутри круга образовалась стальная стена из щитов.
– Возможно, вы пожелаете обсудить это с его величеством? Наш всемилостивейший монарх с радостью распорядится управлением этой провинции в ваше отсутствие, уважаемый магикус.
Двор снова накрыла тень крыльев боевого дракона.
– Нет-нет! – поспешно возразил волшебник. – Я самый преданный из подданных короля Стефана! Можете ему так и передать!
Курьер поклонился и одарил магикуса еще одной ослепительной улыбкой. Солдаты по-прежнему оставались настороже.
В это время в стальной круг вступил Гарет. Капитан весь вспотел под своим кожаным шлемом. Он знал. что ему вот-вот могут приказать драться с королевскими гвардейцами, и ему заранее было не по себе.
– Вот ваш преступник, – ворчливо сказал он и вытолкнул Хуго вперед.
Курьер быстро окинул убийцу взглядом, тотчас подметив следы от бича на спине, синяки и ссадины на лице, распухшие губы. Темные глаза Хуго совсем исчезли под кустистыми бровями, но он исподтишка наблюдал за курьером с безразличным любопытством. Он уже ни на что не надеялся и ждал лишь новых мучений.
– Развяжите ему руки и снимите кандалы.
– Милорд, он опасен…
– Он не может лететь верхом в кандалах и со связанными руками, а у меня мало времени. Не беспокойтесь, – курьер небрежно махнул рукой, – никуда он не денется. Вряд ли он посмеет спрыгнуть с летящего дракона – разве что у него крылья отрастут.
Гарет вынул кинжал и рассек ремни, стягивавшие руки Хуго. Драконюх крикнул своих помощников, торопливо вошел в стальной круг, снял седло с усталого курьерского дракона и надел его на дракона лорда Рогара. Потом похлопал дракона по шее и с радостью передал курьеру поводья. Старик знал, что никогда больше не увидит своего дракона – что попало в руки Стефану, назад не вернется. Но это все же лучше, чем своими руками перерезать глотку зверю, который тебя любит и верит тебе, а потом смотреть, как он умирает ради мертвеца, которому уже ничего не нужно.
Курьер взобрался в седло. Потом протянул руку Хуго. Убийца, казалось, лишь теперь понял, что руки у него не связаны, голова на плечах, а не на плахе, и над нею не висит меч палача. Болезненно морщась, он неуклюже шагнул вперед, взял курьера за руку, и тот втащил его на дракона.
– Он замерзнет. Дайте ему плащ, – распорядился курьер. Ему протянули несколько плащей. Курьер выбрал один из них, подбитый густым мехом, и протянул его Хуго. Убийца закутался в плащ и крепко ухватился за луку седла. Курьер отдал приказ, и дракон, радостно затрубив, расправил крылья и взмыл в небо.
Начальник гвардейцев оглушительно свистнул. Дракон опустился пониже, так что солдаты могли схватиться за веревки, свисавшие с его спины. Они быстро взобрались наверх и расселись по местам на огромной плоской спине дракона. Дракон взмахнул крыльями, и через несколько мгновений тень исчезла, небо осталось чистым, вокруг снова был ночной серый сумрак.
Магикус, бледный как мел, поплелся в крепость.
Гарет подождал, пока волшебник скроется за дверью, потом приказал своим людям поджечь носилки. Пламя затрещало и взметнулось ввысь. Люди собрались вокруг и запели, провожая душу лорда к его предкам. Капитан рыцарей тоже отпевал своего любимого лорда, которому он верно служил целых тридцать циклов. Кончив песнь, он долго стоял, глядя на пламя, танцующее над телом.
«Говоришь, ни разу не убивал волшебника? Ничего, друг мой Хуго, может, еще придется… Если увидимся. Именем короля! – хмыкнул Гарет. – Ну а если ты не появишься… Что ж, я человек старый, мне терять нечего». Он посмотрел в сторону покоев магикуса. У окна виднелась фигура в длинном одеянии. Капитан направился к воротам – надо было проверить посты.
Забытый всеми Ник Три Удара мрачно сидел на плахе. Надо же, не дали показать свое искусство!

Глава 4. ГДЕ-ТО НАД ВОЛЬКАРАНСКИМИ ОСТРОВАМИ, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Курьер все время придерживал своего дракона, иначе бы тот оставил тяжелого боевого дракона далеко позади. А лететь без сопровождения курьер боялся. В тучах могли прятаться эльфийские пираты, подстерегающие одиноких всадников. Поэтому летели они довольно медленно. Но наконец огни Ке-лита исчезли вдали. Столб дыма, вздымающийся над носилками покойного лорда провинции, заслонили зубчатые пики Витерила.
Курьер летел в хвосте ночерра – боевого дракона. Тот узкой черной стрелой рассекал мутные ночные сумерки. Королевские гвардейцы, пристегнувшиеся к седлам, казались зубцами на хребте ночерра.
Драконы пролетели над деревушкой Хинокс – приземистые квадратные дома еле виднелись на фоне ровной земли. Потом они оставили позади берега Дандрака и очутились в открытом небе. Курьер вертел головой во все стороны, словно впервые летел на драконе – странно для королевского курьера. Ему показалось, что он видит вдалеке Блуждающие острова – во всяком случае, Ханастай и Биндистай он различал довольно хорошо. Даже здесь, в открытом небе, настоящей темноты не было – легенды гласят, что в древнем мире, до Разделения, ночь была куда темнее.
Эльфийские астрономы говорят, что существует трое Владык Ночи. Невежды утверждают, что это великаны, которые укрывают Арианус своими плащами, чтобы мир мог отдохнуть. Но люди образованные знают, что Владыки Ночи – это коралитовые острова, которые летают очень высоко в небе, и их орбиты расположены так, что каждые двенадцать часов Владыки Ночи заслоняют солнце.
Ниже этих островов лежит Верхнее царство. Предполагается, что там обитают мистериархи, могущественные волшебники из рода людей, которые удалились туда в добровольное изгнание. Под Верхним царством расположена твердь – «дневные звезды». Что это такое – никому не известно. Многие – и не только невежды – полагают, что это россыпь летающих алмазов и прочих самоцветов. Отсюда идут всяческие легенды о сказочных богатствах мистериархов. Многие эльфы и люди пытались долететь до тверди и посмотреть, что же там на самом деле, но никто из них не вернулся. Говорили, что воздух там такой холодный, что кровь замерзает в жилах.
Во время полета курьер несколько раз оборачивался, чтобы посмотреть на своего спутника, – ему было любопытно, как выглядит человек, которого сняли с плахи. Но если курьер думал увидеть на лице Хуго восторг, триумф или хотя бы облегчение, он сильно ошибался. Лицо убийцы было мрачным и бесстрастным и не выдавало его мыслей. Видно было, что для него убить человека – все равно что пообедать. К тому же он смотрел в сторону. Хуго явно запоминал дорогу. Курьеру это очень не понравилось. Хуго, видимо, почувствовал его беспокойство. Он поднял голову и пристально посмотрел на курьера.
Курьер долго смотрел на Хуго, но так ничего и не высмотрел. А вот Хуго, похоже, увидел в курьере куда больше, чем курьер в нем. Эти прищуренные глаза, казалось, видели его насквозь и вот-вот могли прочесть все тайны, что хранились в голове у курьера, если бы молодой человек не отвернулся. Он больше не оглядывался в сторону Хуго.
Возможно, это было простым совпадением, но, как только курьер заметил, что Хуго пытается запомнить дорогу, земля под ними внезапно окуталась туманом. Они летели высоко и быстро, и в тени Владык Ночи можно было разглядеть немного. Но коралит светится слабым бледно-голубоватым светом, и на фоне серебристого сияния земли темными пятнами выделяются леса. Так что сверху земля видна как на карте. Замки и крепости, выстроенные из коралита, мягко светятся – разве что их покрыть специальной массой из толченого гранита. Города с блестящими лентами коралитовых улиц видны как на ладони.
Во время войны, когда в небесах летали эльфийские мародеры, люди застилали улицы соломой и камышом. Но сейчас на Волькаранских островах был мир. Большинство населения было уверено, что мир держится на их собственной отваге, на ужасе, который они внушают эльфийским владыкам.
При этой мысли курьер насмешливо покачал головой. Немногие знали, как все обстоит на самом деле, – но король Стефан и королева Анна знали. Эльфы с Аристагона не обращали внимания на Волькараны и Улиндию, потому что у них были проблемы поважнее – мятеж среди их собственного народа.
А когда этот мятеж будет наконец подавлен, беспощадно и окончательно, тогда эльфы возьмутся за людей – неразумных, диких тварей, из-за которых, собственно, и началось это восстание. Стефан знал и то, что теперь эльфы не ограничатся завоеванием и захватом земель. Они захотят очистить мир от людей – раз и навсегда. А потому Стефан быстро и втихомолку расставлял свои фигуры на огромной шахматной доске, готовясь к последнему жестокому сражению.
И человек, сидящий позади курьера, был одной из таких фигур. Но он не знал этого.

***

Когда вокруг начал сгущаться туман, убийца незаметно пожал плечами и перестал присматриваться к местности. Он сам был капитаном корабля и знал почти все воздушные линии на островах и за пределами. Они летели по встречному ридаю , по орбите Куринандистая. А потом все затянуло облаками, и земли не стало видно.
Хуго понял, что облака появились не сами по себе. Это лишь подтверждало его подозрения: этот молодой «курьер» отнюдь не простой гонец. Хуго расслабился и погрузился в туман. Что гадать? Намного хуже, чем теперь, не будет. Лучше – тоже вряд ли. Хуго сделал все возможное, чтобы приготовиться к тому, что его ждет: за поясом у него был его собственный рунный кинжал с костяной рукоятью (Гарет сунул его Хуго в последний момент). Хуго передернул плечами, плотнее закутался в теплый меховой плащ. Пока что главное – не замерзнуть.
Он не без удовольствия заметил, что курьеру туман тоже мешал. Приходилось лететь медленнее и то и дело спускаться вниз, в разрывы облаков, чтобы определить, где они находятся. Один раз показалось даже, что они заблудились. Курьер заставил дракона зависнуть в воздухе и принялся лихорадочно разглядывать то, что лежало под ними. Хуго чувствовал, как он напрягся. Судя по тому, что курьер бормотал себе под нос, им давно уже пора было свернуть. Наконец курьер развернул дракона, и они снова полетели сквозь облака. Курьер сердито оглянулся на Хуго, словно это он был во всем виноват.
Еще в ранней юности, борясь за то, чтобы выжить, Хуго научился следить за всем, что происходит вокруг. Теперь, к сороковому циклу, эта привычка сделалась почти инстинктивной, своего рода шестым чувством. Он мгновенно чувствовал, как меняется ветер, как теплеет или голодает. У него не было прибора для измерения времени, но он с точностью до минуты мог сказать, который сейчас час. У него был острый слух и еще более острое зрение. Направление он угадывал безошибочно. Мало нашлось бы мест на Волькаранах и в Улиндии, где ему не случалось бывать. А разные (и не всегда приятные) события его юности заносили его и в более отдаленные части Ариануса. Хуго никогда не хвастался своими способностями – зачем попусту сотрясать воздух? Только тот, кто не способен преодолеть свои слабости, вынужден утверждать, будто у него их нет. Но тем не менее он был уверен, что стоит ему очутиться в любом месте Ариануса, и он в несколько минут сумеет определить, где именно он находится.
Но когда дракон, повинуясь негромкой команде всадника, спустился наконец на землю и Хуго смог оглядеться, он вынужден был признать, что заблудился – впервые в своей жизни. Это место было ему незнакомо.
Королевский гонец спрыгнул наземь и достал из кожаного мешочка светильный камень. Оказавшись на воздухе, камень тотчас засиял ровным ярким светом. Светильный камень не только светит, но и греет, причем довольно сильно, так что в руке его не удержишь. Курьер уверенно направился в угол полуразвалившейся коралитовой стены, которая окружала место, где они приземлились, и положил камень в грубую железную лампу.
Ничего больше вокруг не было. Двор был совершенно пуст. То ли лампу приготовили к прибытию курьера, то ли он сам поставил ее сюда перед тем, как улететь. Должно быть, последнее вернее – поблизости явно никого не было. Даже ночерр отстал. Отсюда следует, что курьер отправился в путь именно отсюда и собирался вернуться. Это может оказаться важным. А может и нет. Хуго соскользнул со спины дракона.
Курьер поднял железную лампу, вернулся к дракону, погладил его по шее и пробормотал что-то успокаивающее. Дракон улегся наземь, сложил крылья, обвил лапы хвостом, уронил голову на грудь и уснул. А ведь спящего дракона разбудить нелегко – и небезопасно. Во сне заклятие, наложенное на дракона и заставляющее его подчиняться, может ослабеть и даже вовсе исчезнуть. И тогда всаднику придется иметь дело с бестолковой, вспыльчивой и ужасно шумной скотиной. Поэтому опытный всадник никогда не позволит своему дракону заснуть. Разве что он сам – искусный волшебник. Это Хуго тоже отметил.
Курьер подошел к Хуго, поднял фонарь и испытующе посмотрел ему в лицо, ожидая, что Длань что-нибудь скажет или спросит. Но Хуго не видел нужды задавать вопросы, на которые ему все равно не ответят, поэтому промолчал.
Курьер смутился, открыл было рот, чтобы что-то сказать, потом передумал. Он резко повернулся на каблуках, махнув убийце, чтобы тот шел за ним. Он повел Хуго в здание, которое убийца скоро узнал по мрачным воспоминаниям своего детства. Монастырь кирских монахов.
Монастырь был старый и, по всей видимости, давно заброшенный. Плиты двора потрескались, а кое-где их и вовсе уже не было. Большая часть стены здания, построенного из ценного гранита, который предпочитали кирские монахи, заросла коралитом. Ветер гулял по пустым комнатам и коридорам, где, должно быть, уже несколько веков не разводили огня. Скрипели голые деревья, под сапогами Хуго шуршали опавшие листья.
Хуго был воспитан суровым и строгим орденом кирских монахов и знал каждый монастырь на Волькаранских островах. Но ему ни разу не доводилось слышать о таком заброшенном монастыре. Дело выглядело все более и более таинственным.
Курьер привел его к двери из обожженной глины, которая вела в высокую башню, и отпер замок железным ключом. Хуго задрал голову – ни в одном из окон света не было. Дверь распахнулась бесшумно – значит, кто-то здесь бывает, и довольно часто, раз петли смазаны. Курьер проскользнул в дверь и сделал знак Хуго следовать за ним. Когда оба оказались в холодном здании, полном сквозняков, курьер запер дверь и сунул ключ за пазуху.
– Нам сюда, – сказал он безо всякой необходимости: путь был только один – наверх. В башню вела винтовая лестница. Хуго насчитал три этажа, на каждый из которых вела глиняная дверь. По дороге Хуго потихоньку пробовал двери – все они оказались заперты.
Они поднялись на четвертый этаж, к очередной глиняной двери. Курьер снова достал ключ. За дверью обнаружился узкий длинный коридор, темнее, чем Владыки Ночи, и прямой как стрела. Шаги курьера, обутого в тяжелые сапоги, отдавались гулким эхом. Хуго, привыкший двигаться беззвучно, в своих сапогах на тонкой подошве производил не больше шума, чем тень курьера.
Хуго насчитал шесть дверей – три справа, три слева. Перед седьмой курьер поднял руку, остановился и опять вытащил ключ. Скрипнул замок, дверь отворилась.
– Входи, – сказал курьер, отступив в сторону.
Хуго повиновался. Он не удивился, услышав, как дверь за ним закрылась. Однако запирать его не стали. Комната была освещена лишь мягким свечением коралита, но острым глазам Хуго этого было довольно. Он постоял, приглядываясь, изучая обстановку. И сразу понял, что он здесь не один.
Хуго не испугался. Правда, его пальцы стиснули рукоять скрытого под плащом кинжала, но это было всего лишь разумной предосторожностью в подобной ситуации. Хуго был человек деловой и знал, как обставляются деловые встречи. Это была именно деловая встреча.
Тот, другой, явно умел прятаться. Он стоял в тени и не производил ни малейшего шума. Хуго не видел и не слышал его, но чуял – чуял всей своей шкурой, побитой и потертой за сорок циклов, что здесь кто-то есть. Убийца принюхался.
– Ты что, зверь, что ли? Как это ты меня почуял? Унюхал, что ли? – спросил мужской голос, низкий и звучный.
– Может, и зверь, – коротко ответил Хуго.
– А что, если бы я напал на тебя? – Мужчина подошел к окну. Его фигура выделялась темным силуэтом на фоне светящихся стен. Мужчина был высокого роста, в длинном плаще – край плаща шуршал, волочась по полу. Голова и лицо мужчины были закрыты кольчужным капюшоном – виднелись одни только глаза. Но Хуго понял, что угадал верно. Теперь он знал, кто его собеседник. Он обнажил кинжал.
– Получили бы пядь стали в сердце, ваше величество.
– На мне кольчуга, – сказал Стефан, король Волькаранских островов и всея Улиндии. Он, похоже, ничуть не удивился тому, что Хуго признал его.
Убийца слегка усмехнулся.
– Кольчуга не прикрывает подмышек, ваше величество. Поднимите руку… – Он шагнул вперед и ткнул тонким длинным пальцем в отверстие под рукавом кольчуги. – Один удар кинжала в это место – и все.
– Надо будет сказать моему оружейнику, – сказал Стефан. Он даже не шелохнулся от прикосновения Хуго.
Хуго покачал головой:
– Делайте что хотите, ваше величество, но, если кто-то решится убить вас, он вас убьет. Если вы велели привести меня сюда лишь за этим, я могу посоветовать только одно: о похоронах лучше распорядиться заранее.
– Сразу видно опытного человека. – Стефан усмехнулся. Хуго не видел его усмешки, но понял это по голосу.
– Я полагаю, ваше величество нуждается в опытном человеке, раз из-за меня было устроено столько шуму.
Король отвернулся к окну. Он прожил почти пятьдесят циклов, но был еще крепок и силен и мог противостоять любым невзгодам и тяготам. Поговаривали, что он спит в кольчуге, чтобы тело не слабело. К тому же, если то, что говорили о нраве его супруги, было правдой, кольчуга ему была совсем не лишней.
– Да, ты человек опытный. Говорят, лучший во всем королевстве.
Стефан умолк. Хуго умел понимать мысли без слов – по поведению людей. Быть может, король думал, что очень хорошо прячет свои мысли, – но Хуго приметил, как тот стиснул кулак, и услышал серебристый звон кольчуги – король содрогнулся.
Так часто бывает с людьми, которые решаются на убийство.
– У тебя необычная репутация, Хуго Длань, – продолжал король, нарушив затянувшееся молчание. – Говорят, ты называешь себя Дланью Справедливости, или Дланью Возмездия. Ты убиваешь лишь тех, кто причинил зло другим, тех, кто, как ты полагаешь, неподвластен закону и моему суду.
В голосе короля звучал гнев и вызов. Стефан явно Чувствовал себя оскорбленным, но Хуго-то знал, что враждующие кланы Волькарана и Улиндии связывает лишь взаимный страх и алчность. Зачем тратить время и говорить королю то, что он и так знает не хуже самого Хуго?
– Зачем тебе это? – спросил Стефан. – Ради славы?
– Славы? Ваше величество, вы рассуждаете как эльфийский лорд! Славой сыт не будешь.
– Ради денег?
– Ради денег. Обычного убийцу, который пырнет из-за угла ножом в спину, можно нанять за кусок хлеба. Но это лишь для тех, кто просто хочет кого-то убрать. Но те, кого оскорбили, кому причинили страдания, – они хотят, чтобы их обидчик страдал не меньше их самих. Они хотят, чтобы он знал, по чьей воле он гибнет. Они хотят, чтобы он сам пережил боль и ужас своей жертвы. И за это они готовы заплатить, и заплатить немало.
– Я слышал, что ты идешь на немалый риск – случалось, ты даже вызывал свои жертвы на поединок.
– Если клиент этого требовал.
– И мог заплатить.
Хуго пожал плечами. Это же само собой, о чем тут рассуждать? И весь этот разговор был ни к чему. Убийца знал свою репутацию и знал себе цену. Он не нуждался в том, чтобы ему об этом рассказывали. Но он привык к этому. Это тоже часть сделки. Стефан, как и любой другой клиент, уговаривал сам себя решиться на то, что он собирался сделать. Смешно – в таком положении король ведет себя ничуть не лучше последнего из своих подданных.
Стефан смотрел в окно, опираясь на подоконник рукой, затянутой в перчатку.
– Не понимаю. Зачем твоим «клиентам» давать жертве шанс отстоять свою жизнь?
– Это же двойная месть, ваше величество. Ведь тогда не моя рука убивает убийцу, но руки его предков, которые отказываются защищать его.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26