А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Я слышал, как принц кричал, – сказал Хуго.
– Он испугался, сэр, – объяснил Альфред. – Я бежал…
– Он ранен? – Хуго указал на кровь на груди у мальчика.
Бэйн посмотрел на себя.
– Нет. Я…
– Это моя кровь, сэр, – перебил его Альфред. – Я торопился на помощь его высочеству, упал и порезал руку.
Альфред показал свою рану. Порез был глубокий. Кровь текла на обломки дерева. Хуго следил за мальчиком, чтобы проверить, как он среагирует на слова Альфреда, и увидел, что тот, нахмурившись, внимательно разглядывает пятно у себя на груди. Хуго пригляделся, но увидел только размазанное пятно крови.
Или не просто пятно? Хуго наклонился поближе, но тут Альфред застонал и рухнул наземь. Хуго потыкал камергера носком сапога, но тот не откликался. Альфред снова упал в обморок.
Подняв глаза, Хуго увидел, что Бэйн стирает кровь подолом рубашки. Ладно, что бы там ни было, теперь этого уже нет. Хуго, не обращая внимания на Альфреда, лежащего без сознания, внимательно посмотрел на принца.
– Так что же все-таки произошло, ваше высочество? Бэйн растерянно смотрел на него:
– Не знаю, сэр Хуго. Я помню только треск, и… и все. – Он пожал плечами.
– Ветка упала прямо на вас?
– Не помню. Честно.
Бэйн поднялся на ноги, отряхнулся и, осторожно ступая между острых осколков, подошел к Альфреду и принялся приводить его в чувство.
Хуго оттащил камергера с тропы и усадил его, прислонив к дереву. После нескольких пощечин камергер начал приходить в себя.
– Я… я ужасно извиняюсь, сэр, – промямлил Альфред, попытавшись встать и снова свалившись мешком. – Это все кровь. Я не выношу вида крови.
– Так не смотрите! – рявкнул Хуго, видя, что Альфред уставился на свою руку и снова закатывает глаза.
– Хорошо, сэр. Не буду, сэр. – Камергер плотно зажмурился.
Хуго встал на колени и перевязал рану, а заодно и осмотрел ее.
– Чем это вы порезались?
– Наверное, куском коры, сэр. Черта с два! Тогда бы рана была рваная. А это сделано ножом…
Снова послышался треск.
– Благие сартаны! Что это? – Альфред открыл глаза и так затрясся, что Хуго пришлось изо всех сил удерживать его руку, чтобы закончить перевязку.
– Ничего! – отрезал Хуго. Он совершенно ничего не понимал, и ему это очень не нравилось. А еще ему очень не нравилось облегчение, которое он испытал, увидев, что принц жив. И вообще ему не нравилась вся эта история. Дерево упало прямо на Бэйна, это так же верно, как то, что дождь падает с неба. Тогда почему он жив? Что происходит, в конце концов?
Хуго затянул узел. Чем быстрее он избавится от мальчишки, тем лучше. Он уже не испытывал отвращения при мысли о том, что придется убить ребенка.
– Ох! – вскрикнул Альфред. – Спасибо, сэр, – вежливо добавил он.
– Вперед, к кораблю! – приказал в ответ Хуго. И они продолжали путь, молча, не глядя друг на друга.

Глава 23. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

– Это он? – спросил принц, схватив Хуго за руку и указывая на драконью голову, видневшуюся над деревьями. Сам корабль был скрыт окружавшими его харгастами.
– Он, – ответил Хуго.
Мальчик так и застыл. Хуго пришлось подтолкнуть его, чтобы заставить идти дальше.
Голова была не настоящая – просто вырезанное из дерева и раскрашенное изображение. Но эльфийские художники искусны в своем ремесле, и голова выглядела более настоящей и страшной, чем многие живые драконы, летающие по небу. Величиной она была с голову настоящего дракона – корабль у Хуго был небольшой, на одного человека. Носовые украшения с больших боевых кораблей были такие огромные, что высокий человек мог бы войти в пасть такой головы, не пригибаясь.
Драконья голова была выкрашена в черный цвет, с огненно-красными глазами и белыми зубами, обнаженными в грозном рыке. Она возвышалась над ними, устремив вдаль злобный взгляд, и казалась столь угрожающей, что Альфред и Бэйн не могли оторвать от нее взгляда. Когда Альфред в третий раз оступился и упал. Хуго обернулся и велел ему глядеть себе под ноги.
Тропинка вывела их к естественной расщелине в скале. Пройдя через нее, они очутились над небольшой впадиной. Ветра здесь почти не было: крутые стены ущелья хорошо защищали от него. Над ущельем парил драккор. Голова и хвост вздымались над стенами. Его удерживало на месте множество веревок, привязанных к деревьям на склонах. Бэйн ахнул от восхищения, а Альфред выронил из рук мешок принца.
Драконья шея, тонкая и изящная, была украшена шипастой гривой. Впрочем, грива была не просто украшением. Она шла вниз до самого корпуса корабля. который тоже был сделан в виде тела дракона. Вечернее солнце блестело на черных чешуйках и отражалось в красных глазах.
– Прямо как настоящий! – воскликнул Бэйн. – Только внушительнее.
– Так и должно быть, ваше высочество, – сказал Альфред наставительным тоном. – Он ведь сделан из настоящей драконьей кожи, и эти крылья – крылья настоящих драконов, убитых эльфами.
– Крылья? Где крылья? – Бэйн так задрал голову, что едва не упал.
– Их сейчас не видно. Они сложены вдоль корпуса корабля, – объяснил Хуго.
– Вы увидите их, когда мы взлетим. Пошли скорее. Я хочу улететь вечером, а до того еще многое нужно сделать.
– А почему же он летает, если крылья сложены? – спросил Бэйн.
– Магия, – коротко ответил Хуго. – Идем! Принц бросился к кораблю. Остановился, подпрыгнул, пытаясь ухватиться за одну из веревок, но не достал. Тогда он спустился вниз, встал под днищем корабля, задрал голову и разглядывал его, пока голова не закружилась.
– Так вот откуда вы так много знаете об эльфах, сэр, – тихо сказал Альфред.
Хуго бросил взгляд в его сторону, но лицо у камергера не выражало ничего особенного, кроме разве легкого волнения.
– Ну да, – пожал плечами убийца. – Магию корабля надо возобновлять каждый цикл, а потом его время от времени нужно чинить. То крыло порвется, то кожа сползет с рамы…
– А где вы научились управлять таким кораблем? Я слышал, что для этого требуется немалое искусство…
– Я три года был рабом на водяном корабле.
– Благие сартаны! – Альфред остановился и изумленно уставился на него. Хуго нахмурился, и камергер, опомнившись, заковылял дальше.
– Три года! Я слышал, что там дольше года никто не выживает. И после этого вы еще можете иметь дело с эльфами? Я думаю, вы должны ненавидеть их всей душой!
– Что толку в ненависти? Эльфы делают то, что приходится. И я тоже. Я научился управлять кораблем. Я научился бегло говорить на их языке. К тому же, насколько я знаю, ненависть обычно обходится человеку дороже, чем он может заплатить.
– А любовь? – тихо спросил Альфред. Хуго не дал себе труда ответить.
– А зачем вам корабль? – Камергер счел нужным переменить тему. – Ведь это же опасно. Волькаранцы растерзают вас, если обнаружат его. Не проще ли было бы обойтись обычным живым драконом?
– Дракон может устать. Дракона надо где-то держать, чем-то кормить. Их могут ранить, они могут заболеть, умереть. К тому же заклятие может в любой момент разрушиться, и тогда придется либо сражаться с драконом, либо спорить с ним, либо успокаивать его. А тут все известно заранее. Магии хватает на один цикл. Если что-то сломается, я починю. Корабль мне всегда подчиняется.
– А это главное, не так ли? – сказал Альфред, но сказал он это почти неслышно.
Впрочем, он зря беспокоился. Хуго был слишком занят своим кораблем, чтобы обращать внимание на дурацкие замечания. Он залез под днище и принялся внимательно осматривать каждую пядь обшивки от носа до хвоста (то есть до кормы). Бэйн хвостил за ним и забрасывал вопросами:
– А эта веревка зачем? А почему? А как она движется? А долго мы еще здесь будем? А когда мы полетим? А что вы делаете?
– Осматриваю корабль, ваше высочество, – ответил Хуго. – Если мы обнаружим, что что-то сломалось, уже там, наверху, то чинить будет уже бесполезно.
– Почему?
– Потому что мы разобьемся. Бэйн ненадолго отвязался, потом снова пристал к Хуго:
– А как он называется? Не могу разобрать буквы. «Дра… Дракон…» – «Драконье крыло».
– А какого он размера?
– Пятьдесят футов. – Хуго осматривал драконью шкуру, которой был обтянут корпус. Иссиня-черная чешуя отливала всеми цветами радуги. Хуго еще раз прошелся вдоль корабля и убедился, что все чешуйки на месте.
Хуго подошел к носу (Бэйн буквально наступал ему на пятки). Убийца осмотрел большие хрустальные пластины, вделанные в грудь «дракона». Издали они были похожи на нагрудные пластины драконьего панциря, а на самом деле это были окна. Хуго увидел, что одно из них поцарапано, и нахмурился. Должно быть, его задело упавшей веткой.
– А что там? – спросил Бэйн, заметив, что Хуго внимательно изучает окна.
– Рулевая рубка. Там сидит пилот.
– Ой, а можно мне туда зайти? А вы меня научите управлять кораблем?
– На это нужно много месяцев, ваше высочество, – сказал Альфред, видя, что Хуго слишком занят, чтобы ответить. – К тому же пилоту нужно быть очень сильным, чтобы управлять крыльями.
– Много месяцев? – Бэйн приуныл. – А чего тут учиться-то? Залезай и лети!
– Он помахал руками.
– Сначала надо знать, как долететь туда, куда вам нужно, ваше высочество,
– объяснил камергер. – Ведь в открытом небе нет ничего, и ориентироваться очень трудно. Иногда верх от низа и то не отличишь. Нужно знать, как пользоваться навигационными приборами, выучить наизусть все воздушные пути…
– Вообще-то это нетрудно, – сказал Хуго, заметив, как вытянулось лицо мальчика. – Я вас научу.
Бэйн просиял. Он следовал за Хуго, теребя свое перо-амулет. Хуго проверял
швы в тех местах, где металл и кость соприкасались с эпсоловым килем . Все было цело. Да и странно было бы, если бы что-нибудь сломалось. Хуго был пилот искусный и осторожный. Ему случалось видеть, что бывает с теми, кто не заботится о своих кораблях.
Хуго подошел к корме. Корпус изящно выгибался вверх, образуя заднюю палубу. С кормы свисало драконье крыло, служившее кораблю рулем. Канаты, управляющие рулем, раскачивались на ветру. Хуго схватился за веревку, уперся ногами в руль и полез наверх, подтягиваясь на канате.
– Ой, можно я тоже? Ну пожалуйста! – Бэйн подпрыгивал, пытаясь уцепиться за веревку, и размахивал руками так, словно собирался взлететь без всякого корабля.
– Нет-нет, ваше высочество! – сказал побледневший Альфред, схватив принца за плечо. – Нам все равно скоро придется туда лезть. Не мешайте сэру Хуго.
– Ну ладно, – покладисто согласился Бэйн. – Тогда, может, пойдем поищем ягод, а, Альфред?
– Ягод, ваше высочество? – опешил Альфред. – Каких ягод?
– Ну… просто ягод. На ужин. Я знаю, что в таком лесу должны быть ягоды. Дроггл говорил. – Голубые глаза мальчика были широко распахнуты, как всегда, когда он что-нибудь предлагал. Он небрежно теребил амулет.
– Пастушонок – плохая компания для вашего высочества, – с упреком заметил Альфред. Он посмотрел на соблазнительные канаты, привязанные к деревьям невысоко над землей, словно специально для того, чтобы принц мог по ним полазить. – Ну хорошо, ваше высочество. Идемте искать ягоды.
– Далеко не уходите! – крикнул сверху Хуго.
– Не беспокойтесь, сэр, – ответил Альфред. И оба скрылись в лесу: камергер спотыкался о каждую рытвину и налетал на стволы, мальчик весело шнырял по кустам, теряясь в подлеске.
– Ягоды… – проворчал Хуго.
Он вздохнул с облегчением и всецело занялся кораблем. Подтянувшись на перилах, он залез на верхнюю палубу. Пол на ней был решетчатый: одна доска на три фута, так что ходить было можно, но сложно. Впрочем, Хуго было не привыкать. Он ступал не глядя и думал про себя, что неуклюжего Альфреда сюда пускать не стоит. Под досками шли рулевые канаты. На взгляд домоседа, отродясь не летавшего на таких кораблях, это была сплошная путаница толстых веревок. Хуго лег на доски и принялся смотреть, не потерлись ли канаты.
Он не спешил. Если проверять канаты наспех, какой-нибудь из них может лопнуть прямо в воздухе. А это означает потерю управления кораблем. Вскоре после того, как Хуго управился с этим, вернулись Бэйн с Альфредом. Судя по возбужденной болтовне мальчика, поиски ягод оказались удачными.
– Можно теперь подняться? – крикнул Бэйн. Хуго пнул моток веревки, лежавший на палубе. Моток полетел вниз, развернулся и оказался веревочной лестницей, доставшей почти до земли. Мальчишка тут же полез наверх. Альфред воззрился на нее с ужасом и изъявил желание остаться на земле караулить мешки.
– Здорово! – сказал Бэйн, перелезая через перила. И тут же едва не провалился между досками. Хуго едва успел подхватить его.
– Стойте и не двигайтесь, – приказал Хуго, прислонив принца к фальшборту. Бэйн тут же свесился вниз, разглядывая корабль.
– А зачем тут это длинное бревно? А! Знаю! Это и есть крылья, да?
– Это мачта, – ответил Хуго, оглядывая ее критическим взором. – Их две. Они прикреплены к грот-мачте и полубаку.
– Они тоже машут, да? Как крылья дракона?
– Нет, ваше высочество. Они больше похожи на крылья летучей мыши. Корабль держится в воздухе с помощью магии. Постойте здесь еще немного. Я сейчас отпущу мачту, и вы сами увидите.
Мачта отошла в сторону, распуская крыло. Хуго придержал канат, не давая крылу раскрыться слишком сильно – иначе магия пришла бы в действие и корабль мог бы взлететь раньше времени. Он отпустил другую мачту, убедился, что средняя мачта, лежащая вдоль корабля в специальном гнезде, свободно ходит вверх и вниз и что все действует как следует. Потом перегнулся через борт:
– Альфред! Я сейчас спущу веревку. Привяжите к ней мешки – да покрепче! Потом отвяжите причальные канаты. Корабль немного поднимется, но вы не беспокойтесь, он никуда не улетит, пока я не распущу крылья. Когда отвяжете все канаты, можете лезть наверх.
– Лезть по этой лестнице?! – возопил Альфред, в ужасе уставясь на веревочную лестницу, которая раскачивалась на ветру.
– Хотите – влетайте на борт, – сказал Хуго и сбросил вниз канат.
Камергер привязал к нему мешки и дернул, показывая, что все готово. Хуго вытянул вещи на палубу, отдал один мешок Бэйну и, шагая с доски на доску, отправился на корму. Открыв люк, он спустился вниз по грубо сколоченной деревянной лестнице. Бэйн весело ссыпался следом.
Они оказались в узком коридорчике, который шел под верхней палубой. Он вел от рулевой рубки к каютам пассажиров, расположенным на корме. После ясного солнечного дня в коридоре было темно. Оба остановились, чтобы дать глазам привыкнуть к полумраку.
Хуго почувствовал, как детская ручонка ухватилась за его руку.
– Неужели я полечу на эльфийском корабле? Просто поверить не могу! Знаете, сэр Хуго, – добавил Бэйн весело и в то же время задумчиво, – после того как я полетаю на драккоре, я буду считать, что сделал в жизни почти все, что хотел. Так что, наверно, после этого я смогу умереть спокойно.
Хуго перехватило горло. В глазах потемнело, и не оттого, что в коридоре было так уж темно. «Это все от страха, – сказал он себе. – Я боюсь, что мальчишка обо всем догадается». Он встряхнул головой, чтобы прогнать тень, внезапно окутавшую его, и сурово взглянул на мальчика.
Но в глазах мальчика не было ни капли притворства. Бэйн смотрел на него с простодушной преданностью. Хуго вырвал руку.
– Вот в этой каюте будете спать вы с Альфредом, – сказал он. – Оставьте здесь свой мешок. Сверху донесся грохот и сдавленный стон.
– Альфред? Спускайтесь сюда и займитесь его высочеством. У меня много дел.
– Да, сэр, – ответил дрожащий голос, и по лестнице скатился Альфред – скатился в прямом смысле слова и рухнул мешком на палубу.
Хуго развернулся и молча ушел в рулевую рубку.
– Сартаны милосердные! – сказал камергер, отшатнувшись к стене (Хуго едва не наступил на него). – Чем вы так рассердили его, ваше высочество?
– Да что вы, Альфред! Я ничего такого не делал, – сказал мальчик. Он протянул руку и помог камергеру встать. – А куда вы положили ягоды?

***

– Можно войти?
– Нет. Стойте в проходе, – приказал Хуго. Бэйн заглянул в рубку. Глаза его расширились от удивления. Потом он хихикнул.
– Вы прямо как паук в паутине! А зачем все эти веревки? И зачем на вас эта сбруя?
«Сбруя», которую натянул на себя Хуго, была похожа на кожаный доспех, только к ней еще было привязано множество канатов. Канаты уходили под потолок, к сложной системе блоков.
– Никогда в жизни не видел столько дерева! – послышался из коридора голос Альфреда. – Даже в королевском дворце. Тут одного только дерева на несколько тысяч бочек! Осторожнее, ваше высочество! Не трогайте этих веревок.
– Ну можно я в окно посмотрю? Пожалуйста, Альфред! Я не буду мешать!
– Нет, ваше высочество, – ответил Хуго. – Если какой-нибудь из этих канатов зацепит вашу шею, он вам голову оторвет.
– Отсюда тоже неплохо видно, – сказал Альфред. – Вполне достаточно.
Ему и впрямь было достаточно – он сделался бледно-зеленым. Земля была далеко внизу. Виднелись только вершины деревьев и коралитовые утесы.
Застегнув упряжь, Хуго уселся в кресло с высокой деревянной спинкой, стоящее в центре рубки. Кресло вращалось, что облегчало пилоту проведение маневров. Перед креслом в полу торчал большой металлический рычаг.
– А зачем вам эта штука? – спросил Бэйн, указывая на упряжь.
– Чтобы канаты не путались и было легко достать каждый из них, а я всегда знал, какой куда идет.
Хуго пнул рычаг. Корабль содрогнулся от множества толчков. Канаты натянулись, как струны. Хуго потянул несколько канатов, привязанных к его груди. Послышался скрип, корабль дернулся и приподнялся.
– Крылья раскрываются, – объяснил Хуго. – Магия начинает действовать.
Хрустальный шарик-секстант, висевший над головой у пилота, засветился мягким голубоватым светом. Внутри него загорелись цифры. Хуго потянул сильнее, и внезапно вершины деревьев и утесы ушли вниз. Корабль поднимался.
Альфред ахнул. Он потерял равновесие, отшатнулся и вцепился в стенку. Бэйн прыгал и хлопал в ладоши. Утесы и деревья исчезли, и впереди осталось лишь ясное голубое небо.
– Сэр Хуго! Можно я выйду на верхнюю палубу? Я хочу посмотреть, где мы летим!
– Ни в коем случае… – начал было Альфред.
– Ступайте, ступайте, – перебил его Хуго. – Возьмите ту лестницу, по которой мы спустились сюда. Держитесь за перила, чтобы вас не сдуло.
Бэйн умчался, и через несколько секунд его башмаки застучали по палубе.
– Его же сдует! – заволновался Альфред. – Это опасно!
– Не сдует его. Корабль защищен магическим пологом. Он даже нарочно спрыгнуть не сможет. Пока крылья раскрыты и магия действует, с ним ничего не случится. Но если вы так беспокоитесь, – Хуго бросил насмешливый взгляд на Альфреда, – можете пойти наверх и присмотреть за ним.
– Да, сэр, – сказал камергер, судорожно сглотнув. – Я… я сейчас.
И не двинулся с места. Он стоял, судорожно вцепившись в стену, и лицо у него было белое, как облачка на небе.
– Альфред! – окликнул его Хуго, натягивая один из канатов.
Корабль наклонился влево, и в окне на миг показалась верхушка дерева.
– Сейчас, сэр. Я иду, сэр. Сию минуту, – сказал камергер, не двигаясь с места.
Наверху, на палубе, Бэйн свесился над перилами, захваченный открывшимся внизу зрелищем. Питринова Ссылка уходила назад. Впереди и внизу расстилалось голубое небо с белыми облаками, над головой сверкала твердь. Справа и слева от корабля распростерлись драконьи крылья, трепещущие на ветру. Центральное крыло стояло вертикально, слегка раскачиваясь взад-вперед.
Мальчик держал в руке перо и рассеянно водил им по подбородку.
– Корабль управляется этой упряжью. Магия держит его в воздухе. Крылья похожи на крылья летучей мыши. Кристалл, вделанный в потолок, сообщает, где находится корабль.
Он встал на цыпочки и заглянул вниз, пытаясь разглядеть внизу Мальстрим.
– Все довольно просто, – сказал он, теребя перо.

Глава 24. ОТКРЫТОЕ НЕБО, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Драккор бесшумно скользил сквозь перламутровый туман, несомый магией и воздушными потоками, которые восходили вверх с летающего острова Джерн Херева. Хуго, оплетенный своей упряжью, раскурил трубку, откинулся на спинку кресла и расслабился, предоставив кораблю лететь самому по себе. Легкого прикосновения к канатам было достаточно, чтобы изменить положение крыльев и направление полета. И корабль легко скользил по небу, от одного воздушного потока к другому, направляясь вперед, к Аристагону.
Хуго одним глазом поглядывал, нет ли поблизости других кораблей или живых драконов. В эльфийском корабле ему угрожала опасность в основном со стороны своих сородичей: люди непременно приняли бы его за эльфа, и скорее всего – шпиона. Но Хуго не особенно беспокоился: он знал пути, по которым обычно летают люди, направляясь в набег на Аристагон, или эльфийские корабли, и старательно избегал их. Так что вряд ли его кто-то потревожит. Ну а если наткнемся на патруль, всегда можно уйти в облака.
Погода была ясная, полет спокойный, и у Хуго было время подумать. Именно тогда он и решил не убивать мальчика. Он давно уже чувствовал необходимость принять решение, но откладывал до тех пор, пока не останется один и не сможет свободно пораскинуть мозгами. Ему никогда прежде не случалось нарушать сделку, и теперь нужно было убедиться, что это решение разумно и принято на трезвую голову, а не под влиянием чувствительности.
Хм. Чувствительности. Нет, конечно, у Хуго были причины сочувствовать Бэйну, чье детство было таким же холодным и одиноким, как его собственное, но он так зачерствел, что давно утратил способность ощущать даже свою боль – что уж говорить о чужой! Если он оставит мальчишку в живых, то лишь потому, что так выгоднее.
Хуго еще не успел выработать подробного плана. Ему нужно было подумать, выведать правду у Альфреда, раскрыть тайну, окутывавшую принца. У Хуго было укрытие на Аристагоне, которым он пользовался, когда прилетал чинить корабль. Он отправится туда и все разузнает, а потом либо вернется и будет шантажировать Стефана, требуя денег за молчание, либо свяжется с королевой и выяснит, сколько она готова заплатить за то, чтобы ей вернули ее сына. В любом случае его будущее обеспечено.
Он уже вошел в ритм управления кораблем и теперь мог делать это, почти не отвлекаясь от собственных мыслей, но тут тот, о ком он думал, просунул в люк свою взлохмаченную голову.
– Альфред прислал вам поесть. Мальчик с любопытством разглядывал рубку и канаты, привязанные к упряжи.
– Заходите, – сказал Хуго. – Только осторожно. Смотрите под ноги. И держитесь подальше от веревок.
Бэйн так и сделал. Он залез в люк, держа на весу миску. В миске было мясо с овощами. Мясо было холодное: Альфред приготовил его еще на Питриновой Ссылке и убрал, чтобы съесть потом. Но для человека, привыкшего питаться хлебом и сыром или ужинать в паршивых трактирах, это было роскошное кушанье.
– Давайте сюда. – Хуго выбил трубку в треснутую кружку, которую он держал в рубке вместо пепельницы, и взял у Бэйна миску.
– Но ведь вам надо вести корабль! – напомнил Бэйн.
– Ничего, он и сам может лететь, – ответил Хуго, принимаясь за еду.
– А мы не упадем? – спросил Бэйн, выглянув в окно.
– Нас поддерживает магия. Но даже если бы ее и не было, в такую спокойную погоду корабль мог бы просто парить на крыльях. Надо только следить, чтобы они оставались расправлены. Вот если их сложить, тогда мы начнем падать.
Бэйн задумчиво кивнул, потом снова поднял свои голубые глаза на Хуго:
– А какие канаты нужно потянуть, чтобы сложить крылья?
– Вот эти. – Хуго указал на два толстенных каната, привязанных у плеч. – Если потянуть их вот так, перед собой, крылья сложатся. А эти канаты позволяют мне управлять кораблем, поднимая и опуская крылья. Этот управляет главной мачтой, а этот идет к хвосту. Перемещая его вправо и влево, я могу задавать направление.
– И долго мы можем так лететь? Хуго пожал плечами:
– Сколько угодно. Или, по крайней мере, до тех пор, пока не приблизимся к острову. Там воздушные потоки могут подхватить корабль и ударить об утес или втянуть под остров и прижать к коралиту.
Бэйн кивнул с серьезным видом:
– Наверно, я тоже смогу управлять этим кораблем. Хуго был в хорошем настроении, поэтому позволил себе снисходительно улыбнуться.
– Не сможете. Силы не хватит. Мальчик жадно смотрел на упряжь.
– Можете попробовать, если хотите, – предложил Хуго. – Вот, станьте рядом со мной.
Бэйн подошел к Хуго, старательно избегая веревок. Он встал перед Хуго, взялся за канат, поднимающий крыло, и потянул. Канат чуть шевельнулся, крыло дрогнуло – и все.
Бэйн не привык, чтобы что-то противилось его воле. Он стиснул зубы, ухватился за веревку обеими руками и потянул изо всех сил. Деревянная рама скрипнула, крыло поднялось где-то на дюйм. Бэйн торжествующе улыбнулся, уперся ногами в палубу и потянул еще сильнее. Но тут налетел порыв ветра и ударил в крыло. Канат вырвался из рук принца. Бэйн вскрикнул от боли и изумленно уставился на свои ободранные ладони.
– Ну как, все еще хотите управлять кораблем? – холодно спросил Хуго.
– Нет, сэр Хуго, – пробормотал Бэйн с безутешным видом, едва сдерживая слезы. Он сжал в пораненной руке свой амулет, словно ища утешения. И, похоже, это помогло. Он сглотнул и поднял на Хуго глаза, в которых все еще блестели слезы.
– Спасибо, что дали попробовать.
– Вообще-то вы действовали неплохо, ваше высочество, – сказал Xyro. – Я видел взрослых людей, которым это удавалось куда хуже.
– Правда? – Слезы мгновенно высохли. Хуго теперь был богат. Он мог позволить себе солгать.
– Правда. А теперь ступайте вниз и посмотрите, не нужно ли чем помочь Альфреду.
– Я вернусь забрать миску! – сказал Бэйн и нырнул в люк. Хуго слышал, как он тараторит, рассказывая Альфреду, как он управлял кораблем.
Хуго ел и лениво смотрел на небо. Он решил, что первое, что он сделает на Аристагоне, – отнесет это перышко к Кев-ам, эльфийской волшебнице. Пусть-ка она на него посмотрит. С ним тоже надо разобраться, хоть это и не самое важное.
По крайней мере, так он думал в то время.

***

Прошло три дня. Они летели по ночам, а днем прятались на маленьких островках, не отмеченных на карте. Хуго сказал, что до Аристагона неделя пути.
Бэйн каждую ночь приходил к Хуго и смотрел, как он управляет кораблем, задавал вопросы. Он иногда отвечал, иногда нет, в зависимости от настроения. Хуго был слишком занят полетом и собственными планами и обращал мало внимания на мальчика. Привязанности в этом мире обходятся чересчур дорого и не приносят ничего, кроме боли и скорби. Мальчик – это деньги. И все.
Однако Хуго удивляло поведение Альфреда. Камергер следил за принцем с беспокойством. Возможно, это из-за того дерева? Но непохоже было, чтобы Альфред беспокоился за принца. Хуго вспоминал, как однажды эльфийский набег застал его в каком-то замке и к ним через стену перебросили эльфийский огненный ящик. Черная металлическая коробочка с виду была совершенно безобидной. Но все знали, что она в любой момент может взорваться. Так вот, Альфред смотрел на Бэйна точно так же, как они тогда смотрели на ту коробочку.
Заметив беспокойство Альфреда, Хуго не впервые задумался о том, что же камергер может знать такого, чего он, Хуго, не знает. Убийца стал внимательней следить за мальчиком на стоянках, предполагая, что он может попытаться сбежать. Но Бэйн послушно повиновался приказу Хуго не отходить от стоянки иначе как в сопровождении Альфреда. Собственно, и уходил-то он только затем, чтобы собирать ягоды. Ему очень нравилось это занятие.
Хуго с ними никогда не ходил, считая подобное времяпрепровождение бессмысленным. Сам он мог питаться чем угодно – лишь бы не быть голодным. Однако Альфред настаивал на том, чтобы его высочеству разрешали делать то, что он хочет. И вот каждый день неуклюжий Альфред отправлялся в лес бороться со стволами, ветками, лозами и кустами. Хуго же оставался в лагере, подремывал, отдыхая, и в то же время прислушивался к каждому шороху.
На четвертую ночь Бэйн пришел в рубку и стал смотреть в окно на великолепные облака и пустынное небо внизу.
– Альфред говорит, ужин скоро будет готов. Хуго, не выпуская из зубов трубки, что-то неразборчиво промычал в ответ.
– А что это за черная тень вон там, большая такая? – спросил Бэйн.
– Аристагон.
– Как? Уже?
– Нет. Он дальше, чем кажется. До него еще дня два пути.
– А где же мы тогда будем останавливаться? Я не вижу никаких островов.
– Да нет, есть тут несколько. Только их за облаками не видно. Это небольшие острова, на которых небольшие корабли, вроде нашего, останавливаются на ночь.
Бэйн встал на цыпочки и посмотрел вниз.
– А вон там, внизу, кружатся огромные облака. Это Мальстрим, да?
Хуго ничего не ответил. Зачем говорить о том, что и так ясно? Бэйн вгляделся внимательней.
– А что это за штуки там, внизу? Похожи на драконов, но куда больше любого дракона, какого мне доводилось видеть Хуго привстал с кресла и выглянул в окно.
– Эльфийские пираты. Или водяные суда.
– Эльфы! – воскликнул мальчик. Рука его потянулась к перу. Когда он заговорил снова, голос у него был нарочито спокойный. – А почему мы от них не спасаемся?
– Они далеко. Возможно, они нас даже не видят А если они нас увидят, то подумают, что это свои К тому же у них, похоже, идет своя разборка.
Принц снова выглянул наружу, но увидел только два корабля и больше ничего. Однако Хуго сразу понял, что там происходит.
– Это мятежники, которые пытаются уйти от имперского боевого корабля.
Бэйн снова взглянул вниз, но без особого интереса.
– Кажется, Альфред зовет. Наверно, пора ужинать А Хуго продолжал с интересом наблюдать за боем. Боевой корабль взял мятежников на абордаж. С борта имперского корабля на палубу корабля мятежников было сброшено множество крючьев. Вот такая же атака – только нападавшие были людьми – спасла Хуго из рабства.
Несколько мятежников, пытаясь усилить магию и избежать плена, совершали опасный маневр, который называется «ходить по драконьему крылу». Хуго видел как они выбежали на мачты, неся с собой амулеты, которые дал им корабельный маг Нужно было прикоснуться ими к мачте.
Это была действительно безумная затея. Магический полог не доставал до конца крыльев и не мог защитить их.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26