А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Лимбек! – вскрикнула Джарре.
– Что, неужели умер? – В комнату вбежал коренастый гег.
– Нет… – Джарре опустилась на пол у кровати, указывая дрожащей рукой на лоб Эпло. – Ты глянь! Рана зажила! Совсем! Даже шрама не осталось! Лимбек… А может, ты ошибся? Может, это в самом деле бог?
– Нет, – ответил Эпло. Он приподнялся, опершись на локоть, и устремил взгляд на изумленных гегов. – Я был рабом, – он говорил медленно, с трудом выговаривая неуклюжие гномьи слова, – таким же, как вы. Но мой народ одолел своих господ, и я пришел, чтобы помочь вам сделать то же.

Глава 21. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Путешествие по Питриновой Ссылке оказалось куда легче, чем ожидал Хуго. Бэйн был весел и беспечен, а когда уставал, очень старался не показывать этого. Альфред внимательно следил за мальчиком, и когда принц начинал прихрамывать, камергер тут же объявлял, что на ногах не держится, и просил устроить привал. Альфреду путешествие и вправду давалось куда труднее, чем его юному подопечному. Его ноги, казалось, обладали собственной волей и постоянно норовили улизнуть куда-то в сторону, проваливались в какие-то невидимые дыры и спотыкались о несуществующие корни и ветки.
Поэтому шли они не очень быстро. Хуго не торопил их и сам не торопился. До леса на краю острова, где Хуго прятал свой корабль, было не так уж далеко, а ему почему-то не хотелось туда, хотя он сам злился на себя за это.
А идти было хорошо. По крайней мере, Бэйну и Хуго. Стояла поздняя осень, было довольно прохладно, но солнце припекало, так что дни стали теплые. Дул легкий ветер. Путников на дороге встречалось больше, чем обычно: все, кому надо было куда-то ехать, спешили воспользоваться хорошей погодой, чтобы не пришлось путешествовать в холод и распутицу. Пиратским налетам такая погода тоже благоприятствует, и Хуго заметил, что народ с беспокойством поглядывает на небо.
Они видели три эльфийских корабля с широкими парусами-крыльями и драконьими головами на носу, но корабли пролетели далеко от них, направляясь куда-то в глубь арихипелага. В тот же день прямо над ними пролетел отряд в пятьдесят драконов. Они видели всадников в блестящих шлемах и доспехах, вооруженных луками и дротиками. В центре отряда летела волшебница. В руках у нее не было оружия – ей достаточно было и магии. Драконы летели в ту же сторону, что и эльфийские корабли. Видимо, не одни эльфы спешили воспользоваться хорошей погодой.
Бэйн смотрел на эльфийские корабли разинув рот, с чисто мальчишеским любопытством. Он никогда их раньше не видел и ужасно жалел, что они не подлетели поближе. Его высочество даже попытался сорвать капюшон и помахать эльфам. Возмущенный Альфред с трудом удержал его. Прочие путники вряд ли обрадовались бы эльфам. Крестьяне, едва завидев корабли, тут же разбежались и попрятались. Хуго проводил их мрачным, насмешливым взглядом.
В тот же вечер, управившись со скромным ужином, они сидели у костра. Бэйн, вместо того чтобы, как обычно, сесть рядом с Альфредом, подвинулся к Хуго.
– Сэр Хуго! Расскажите, пожалуйста, об эльфах.
– А откуда вы знаете, что мне есть что рассказать о них? – спросил Хуго, доставая из мешка трубку и кисет со стрего. Он прислонился к дереву, вытянул ноги к огню и набил трубку сушеным грибом.
Бэйн смотрел в сторону убийцы, но не на него самого, а куда-то за правое плечо незрячими голубыми глазами. Хуго сунул в костер веточку и раскурил трубку. Затянувшись, он выпустил клуб дыма и посмотрел на мальчика с легким любопытством.
– Я вижу большую битву, – как во сне сказал Бэйн. – Эльфы и люди сражаются и гибнут. Я вижу отчаяние и поражение, а потом люди поют, и я вижу радость.
Хуго застыл. Его трубка погасла. Альфред неловко заерзал и попал рукой на горячий уголь. Он вскрикнул от боли и замахал обожженной рукой.
– Ва-аше высочество, – простонал он, – я же вас предупреждал…
– Да нет, ничего. – Хуго небрежно выбил пепел из трубки, снова набил и раскурил ее. Он неторопливо попыхивал ею, внимательно глядя на мальчика.
– Вы описываете Битву Семи Полей…
– Вы там были, – сказал Бэйн. Хуго выпустил тонкую струйку дыма.
– Ну да, был. Как и большинство других мужчин моего возраста. В том числе ваш отец, король. – Хуго затянулся еще раз. – Знаете, Альфред, если вы это называете ясновидением, то и получше в паршивых забегаловках я видывал представления. Парень небось эту историю от отца сто раз слышал.
Лицо Бэйна мгновенно изменилось – на нем вспыхнула такая горькая обида… Мальчик закусил губу, опустил голову и отвернулся.
Альфред посмотрел на Хуго странным, почти умоляющим взглядом.
– Уверяю вас, сэр Хуго, его высочество действительно одарен способностью к ясновидению. Над этим не следует смеяться. Не обижайтесь, ваше высочество. Сэр Хуго просто не разбирается в магии, вот и все. Он извинится. Пойдите возьмите конфетку из мешка.
Бэйн встал и пошел рыться в мешке. Альфред понизил голос, так, чтобы его слышал только Хуго.
– Видите ли… Понимаете, сэр, на самом деле король очень редко говорил с мальчиком. Он всегда чувствовал себя с ним… э-э… несколько неловко.
«Ну да, конечно, – подумал Хуго. – Стефану было неприятно видеть свидетельство своего позора. Возможно, в лице мальчика он узнавал черты человека, которого он знал слишком хорошо – и его королева тоже».
Трубка погасла. Хуго выбил пепел, подобрал прутик, расщепил его кинжалом и принялся прочищать мундштук. Он посмотрел в сторону мальчика – тот все еще рылся в мешке.
– Вы что, всерьез верите, что мальчишка видит эти… картинки?
– Видит, видит! – заверил его Альфред. – Тут не может быть никаких сомнений. Я много раз был тому свидетелем. И вам тоже лучше поверить в это, а не то…
Хуго поднял голову.
– Что – «а не то»? Это похоже на угрозу! Альфред опустил глаза и принялся нервно мять листья чашелистника, которые он приложил к обожженной руке.
– Простите… Я не хотел… Я не то имел в виду…
– То самое! – Хуго выбил трубку о камень. – Это как-то связано с тем пером, которое он носит? Которое ему будто бы дал один из мистериархов?
Альфред так побледнел, что Хуго испугался, как бы он опять не грохнулся в обморок. Камергер буквально сделался прозрачным. Он несколько раз судорожно сглотнул.
– Я… Я не…
Его прервал звук хрустнувшей ветки. Бэйн возвращался к костру. Хуго заметил, что Альфред взглянул на мальчика с благодарностью, словно утопающий, которому бросили веревку.
Принц ничего не заметил. Он был слишком занят конфетой. Он уселся на землю перед костром и, подобрав палочку, принялся ворошить огонь.
– Так вы хотели послушать о Битве Семи Полей, ваше высочество? – спокойно спросил Хуго.
Принц вскинул голову. Глаза у него заблестели:
– Вы, наверно, сражались как герой! Да, сэр Хуго?
– Простите, – робко перебил Альфред, – но мне показалось, что вы не такой уж патриот. Как же вышло, что вы сражались за свободу нашей родины?
Хуго собирался ответить, но тут камергер дернулся и вскочил. Пошарив на земле, он обнаружил на том самом месте, где сидел, острый-преострый кусок коралита. Хорошо еще, что на нем были прочные кожаные штаны, купленные у сапожника…
– Да, политика меня мало волнует. – Хуго выпустил тонкую струйку дыма. – Скажем так: я там был по делу…

***

…Человек вошел в трактир и остановился на пороге, вглядываясь в полумрак. Было раннее утро, и общая зала была пуста – только сонная служанка скребла пол да в углу за столом сидел одинокий постоялец.
– Это вы Хуго по прозвищу Длань? – спросил вошедший.
– Я.
– Я пришел предложить вам работу, – сказал вошедший и опустил на стол перед Хуго увесистый мешок. Развязав его, Хуго увидел монеты, украшения и даже несколько серебряных ложек. Он взял в руки женское обручальное кольцо, повертел его и вопросительно посмотрел на незнакомца.
– Мы нанимаем вас в складчину – мы люди небогатые и не можем расплатиться с вами в одиночку. Мы отдали все ценное, что у нас было.
– Кого надо убить?
– Одного капитана. Он нанимается в свиту к разным дворянам и набирает себе пеших солдат. Этот капитан – трус и хвастун. Он отправляет людей на смерть. а сам сидит в обозе и получает плату. Вы найдете его в войске короля Стефана, в отряде Куринандистая. Я слышал, что армия отправилась на континент, в место, которое называется Семь Полей.
– И чего вы хотите? – спросил Хуго. – Вы – и все прочие? – Он похлопал по мешку.
– Мы – это родичи и вдовы тех, кого он нанял в последний раз, сэр, – ответил человек, и глаза у него блеснули. – Мы хотим, чтобы он был убит так, чтобы всем было ясно, что он умер не от руки врага; чтобы он знал, кто заплатил за его смерть, и чтобы на его теле было оставлено вот это. – И человек бережно передал Хуго небольшой свиток.

***

– Рассказывайте, сэр Хуго! – нетерпеливо окликнул его Бэйн.
– Это было в те времена, когда нами правили эльфы, – начал Хуго, глядя на струящийся вверх дымок. – С течением времени эльфы утратили бдительность. Они ведь думают, что люди немногим лучше животных. Поэтому они нас недооценивают. Разумеется, во многом они правы, и не стоит удивляться, что они все время повторяют одну и ту же ошибку. В то время, когда они правили архипелагом Улиндия, он был раздроблен на множество мелких владений. Официально каждым владением правил лорд-человек, а на самом деле над каждым таким правителем стоял эльфийский наместник. Эльфам не приходилось поддерживать вражду кланов – люди прекрасно обходились без них.
– Я часто удивлялся, почему эльфы не отобрали у нас оружие, – вставил Альфред. – Ведь в былые времена они так и делали…
Хуго ухмыльнулся, попыхивая трубочкой.
– А зачем? Им было выгодней, чтобы у нас было чем драться. Дрались-то мы друг с другом. Тем проще жилось эльфам. Кончилось тем, что эльфы понастроили себе замков, затворились в них и даже не давали себе труда открыть окно и посмотреть, что происходит снаружи. Я-то знаю. Я слышал их разговоры.
– Да? – загорелся Бэйн. – А как? Как вам вообще удалось узнать так много об эльфах?
Пепел в трубке зарделся, потом потускнел и погас. Хуго словно не слышал вопроса.
– Когда Стефану и Анне удалось объединить кланы, эльфам наконец пришлось открыть окна. В окна полетели копья и стрелы, а на стены полезли люди с мечами. Восстание вспыхнуло внезапно и было хорошо продумано. К тому времени, как весть о нем дошла до империи Трибус, большинство эльфийских наместников были уже убиты или изгнаны. Но эльфы нанесли ответный удар. Они собрали свой флот – величайший из тех, что когда-либо видели в этом мире, – и отправились на Улиндию. Сотни тысяч опытных эльфийских воинов и магов обрушились на несколько тысяч людей. А магов у нас считай что не было, ибо мистериархи давным-давно сбежали. У нас не было никаких шансов. Сотни людей погибли. Еще больше попало в плен. Короля Стефана взяли живым…
– Против его воли! – воскликнул Альфред, уловив ядовитую нотку в голосе Хуго.
Хуго ничего не ответил. Альфред был вынужден продолжать, хотя и не собирался говорить:
– Эльфийский принц Ришан выследил Стефана и велел своим воинам взять короля живым и невредимым. Все лорды Стефана пали рядом с ним, защищая своего короля. И он продолжал сражаться, даже оставшись один. Говорят, вокруг него была гора трупов, ибо эльфы не смели ослушаться своего командира, а всякий, кто приближался к нему, падал мертвым. В конце концов они навалились на него скопом, сбили с ног и обезоружили. Стефан сражался отважно, не хуже любого из них.
– Этого я не знал, – сказал Хуго. – Все, что я знаю, – это то, что наша армия сдалась…
– Ты что-то путаешь, Хуго! – перебил его изумленный Бэйн. – Ведь мы выиграли Битву Семи Полей!
– Выиграть-то мы выиграли, – ответил Хуго, – но только не с помощью армии. Эльфов победила одна-единственная женщина: менестрель Равенларк по прозвищу Черный Жаворонок. Ее звали так оттого, что волосы у нее были черные, как вороново крыло, а пела она звонче жаворонка на заре. Ее лорд привез ее на битву, чтобы она воспела его победу. Боюсь, ей пришлось спеть ему погребальную песнь. Ее, как и прочих людей, взяли в плен. Пленных собрали на дороге, которая идет через Семь Полей. В тот день эта дорога была завалена трупами убитых и дымилась от крови. Пленные рыдали, зная, что им суждена жалкая участь рабов. Они завидовали мертвым.
И тут эта женщина запела. Она пела старую песню, из тех, которые любой знает с детства.
– Я тоже ее знаю! – вскричал Бэйн. – Я слышал эту историю!
– Ну так спой ее! – сказал Альфред, улыбнувшись мальчику. Он был рад, что принц снова повеселел.
– Она называется «Пламенная рука». – И мальчик запел, пронзительно и слегка не в лад, но с большим воодушевлением:
?ука поддерживает Мост, Aедущий через Пламя, E Пламя Сердца нас влечет Aысокими путями.
Iламя Сердца Волей правит, Aоля все преграды плавит, E в Руке Огонь пылает Iутеводною звездой…
– Меня ей нянька научила, когда я еще маленький был. Но она не объяснила, о чем эта песня. А вы знаете, сэр Хуго?
– По-моему, теперь этого никто не знает. Но напев этот будоражит сердца. Равенларк запела ее, и скоро пленники вскинули головы и расправили плечи. Они построились в ряды и готовились отправиться в плен или на смерть с достоинством.
– Я слышал, что эту песню сложили эльфы, – заметил Альфред. – Давным-давно, еще до Разделения. Хуго пожал плечами – ему было все равно.
– Кто его знает? Главное, что на эльфов она действует – да еще как! Едва заслышав первые строки, эльфы замерли, как околдованные. У них был такой вид, словно они спят и грезят, разве что глаза были открыты. Кое-кто утверждает, будто им «являлись видения».
Бэйн покраснел и стиснул в руке перо.
– Пленники, заметив это, продолжали петь. Равенларк знала ее до конца. Большинство же пленников сбились после первого же куплета, но продолжали тянуть мелодию без слов. Эльфы выронили оружие. Принц Ришан упал на колени и заплакал. И тогда, по приказу Стефана, пленники развернулись и быстро ушли.
– Очень благородно со стороны его величества, что он не отдал приказа перебить беспомощных врагов, – вставил Альфред. Хуго фыркнул.
– Любому известно, что нет лучшего средства от заклятия, чем меч в брюхе. Наши были разбиты наголову и хотели только одного – побыстрее убраться оттуда. Мне говорили, что король хотел отойти к одному из ближайших замков, укрепиться там и нанести новый удар. Но это не понадобилось. Королевские шпионы донесли, что, когда эльфы пришли в себя, они были похожи на тех, кто пробудился после прекрасного сна и жаждет заснуть снова. Они побросали свое оружие и своих убитых, вернулись на корабли, освободили людей-рабов и поползли домой.
– И это было началом восстания.
– Да, похоже. – Хуго задумчиво потягивал трубочку. – Король эльфов объявил своего сына, принца Ришана, вне закона и отправил его в изгнание. И теперь Ришан мутит воду по всему Аристагону. Король несколько раз пытался взять его в плен, но принц каждый раз уходил у него меж пальцев.
– А еще говорят, – тихо добавил Альфред, – что та женщина повсюду следует за ним, ибо она была так тронута печалью принца, что решила связать свою судьбу с ним. И они вместе поют эту песню, и повсюду, где они появляются, они находят новых последователей.
Он откинулся назад, но забыл, что сзади него дерево, и пребольно треснулся затылком.
Бэйн хихикнул, но тут же испуганно зажал рот ладонью.
– Извините, Альфред, – сказал он виновато. – Я не хотел смеяться. Вам больно?
– Нет, ваше высочество, – вздохнул Альфред. – Спасибо, что спросили. А теперь вашему высочеству пора спать. Завтра нам предстоит долгий и тяжелый день.
– Хорошо, Альфред, – и Бэйн побежал к своему мешку за одеялом. – А можно, я сегодня лягу здесь? – робко спросил он, расстилая одеяло рядом с постелью Хуго.
Хуго вскочил и подошел к костру. Выбил трубку о ладонь и рассеял пепел по ветру.
– Восстание… – Он смотрел в огонь, так чтобы не видеть мальчика. – Прошло уже десять лет, а империя Трибус сильна по-прежнему. А принц живет как загнанный волк, прячась в пещерах на Внешних землях Кирикая.
– Однако восстание помешало им раздавить нас, – сказал Альфред, кутаясь в одеяла. – Ваше высочество, не стоит ли вам лечь поближе к огню?
– Нет! – ответил мальчик. – Мне здесь лучше. Я хочу быть рядом с сэром Хуго!
Он сидел, обняв колени, и смотрел на Хуго сияющими глазами.
– А что вы делали во время той битвы?

***

– …Куда же вы, капитан? По-моему, битва идет во-он там!
– А? – Капитан выхватил меч и испуганно обернулся на голос, вглядываясь в кусты: он-то думал, что поблизости никого нет!
Хуго вышел из-за дерева, держа в руке свой меч. Клинок убийцы был красен от эльфийской крови; Хуго и сам получил несколько ран. Но он ни на миг не упускал из виду свою жертву.
Капитан увидел, что это человек, а не эльф, и успокоился. Он с ухмылкой опустил свой меч, чистенький и блестящий.
– Я оставил там своих парней. – Он указал большим пальцем через плечо. – Они и без меня разберутся с этими ублюдками.
Хуго нехорошо прищурился:
– Твоих «парней» сейчас рубят в капусту.
Капитан пожал плечами и повернулся, чтобы уйти. Хуго поймал его за правую руку, вырвал меч и развернул лицом к себе. Ошарашенный капитан выругался и ударил Хуго мясистым кулаком. Но тут Хуго приставил ему к горлу кинжал, и капитан притих. Он тут же вспотел, глаза у него вылезли на лоб.
– А в… в чем дело? – промямлил он.
– Мое имя – Хуго Длань. А это, – он показал капитану кинжал, – от Тома Хэйлса, от Генри Гудфеллоу, от Неда Карпентера, от вдовы Таннер, от вдовы Джилс…
В дерево, совсем рядом, вонзилась эльфийская стрела. Хуго не дрогнул. Не дрогнул и кинжал в его руке.
Капитан скулил, вопил, звал на помощь. Но в тот день слишком многие звали на помощь, так что никто не отозвался. Его предсмертный вопль был не единственным.
Управившись с делом, Хуго ушел. Он слышал позади поющие голоса, но не обратил на это внимания. Он представлял себе, как удивятся кирские монахи, обнаружив труп капитана вдали от поля боя, с кинжалом в груди, а в руке – записку: «Я больше не буду посылать отважных людей на смерть…»

***

– Сэр Хуго! – мальчик дергал его за рукав. – А что вы делали во время той битвы?
– Меня отослали с поручением.

Глава 22. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Поначалу они шли по широкой, нахоженной дороге. Навстречу им попадалось множество путников: центр острова был густо населен. Но по мере приближения к берегу дорога становилась все более заброшенной и неухоженной. Она была изрыта колдобинами, завалена камнями и сучьями. Харгастовые деревья, которые называют еще хрустальными, в этих местах разрослись и одичали и были совсем не похожи на ухоженные «культурные» деревья, которые выращивают на харгастовых фермах.
Сад харгастовых деревьев – это просто сказка. Серебряная кора блестит на солнце, аккуратно подстриженные ветви звенят на ветру. Фермеры пестуют их, подстригают, следят, чтобы они не вырастали до гигантских размеров – это делает их бесполезными в хозяйстве. Харгастовое дерево способно запасать воду и даже производить ее, хотя и в ограниченных количествах. Если не давать деревьям вырастать выше шести-семи футов, они не могут полностью использовать воду, которую они производят, и ее можно собирать, проделывая небольшие отверстия в коре. Большое харгастовое дерево, достигающее сотни футов в высоту, использует воду для себя. И кора у него становится слишком толстая, чтобы ее пробить. К тому же в природе ветви харгастовых деревьев достигают огромных размеров. Иногда они обламываются под собственной тяжестью, падают вниз и разбиваются, оставляя осколки хрустальной коры, острые как бритва. Так что путешествовать по харгастовому лесу очень и очень небезопасно. Поэтому Хуго и его спутники встречали на дороге все меньше и меньше народу.
Ветер был сильный, как всегда бывает на побережье: потоки воздуха, дующие снизу, закручиваются у берега. Порывы ветра едва не сбивали путников с ног, деревья скрипели и дрожали, и время от времени слышался звон и треск падающей ветви. Альфред ужасно нервничал и озирался по сторонам: в небе ему мерещились эльфийские корабли, в лесу – засады эльфов, хотя Хуго насмешливо заверил его, что этот заброшенный кусок Питриновой Ссылки не нужен даже эльфам.
Место было дикое и пустынное. В небо вздымались коралитовые утесы. Высокие харгастовые деревья подходили к самой дороге, загораживая солнце своими длинными тонкими кожистыми побегами. Это были остатки листвы, которая висит на деревьях всю зиму, а весной опадает, уступая место новым побегам, которые впитывают влагу из воздуха. Ближе к полудню Хуго, внимательно осматривавший каждый ствол у дороги, внезапно остановился.
– Эй! – окликнул он Альфреда и принца, которые устало плелись впереди. – Сюда!
Бэйн обернулся и вопросительно посмотрел на него. Альфред тоже повернулся
– по крайней мере, его верхняя половина. Вторая решила продолжать путь. К тому времени, как она сообразила, что ей тоже стоит послушаться, Альфред уже лежал на дороге.
Хуго терпеливо подождал, пока камергер поднимется на ноги.
– Здесь надо сойти с дороги, – сказал убийца, указав в сторону леса.
– Как? Туда? – Альфред испуганно воззрился на густой подлесок и могучие стволы харгастовых деревьев, ветви которых раскачивались высоко вверху со зловещим звоном.
– Ничего, Альфред, я вас поведу! – сказал Бэйн, взяв камергера за руку. – Вы не бойтесь. Я же не боюсь, видите?
– Спасибо, ваше высочество, – ответил Альфред с серьезным видом. – С вами мне куда спокойнее. Однако, сэр Хуго, нельзя ли спросить, так ли необходимо нам идти в этот лес?
– Там спрятан мой воздушный корабль. Бэйн открыл рот от изумления:
– Эльфийский воздушный корабль?
– Нам сюда, – махнул рукой Хуго. – И давайте побыстрее, – он оглядел дорогу – она была пуста, – пока кто-нибудь нас не увидел.
– Скорей, Альфред! – Принц потянул камергера за руку.
– Да-да, ваше высочество, – уныло сказал Альфред. Он шагнул вперед и наступил на кучу прошлогодних побегов у дороги. В подлеске что-то зашуршало. Альфред так и подскочил.
– Что… что это там? – спросил он, вытянув трясущийся палец.
– Вперед! – рявкнул Хуго и подтолкнул его в спину.
Камергер поскользнулся и споткнулся, но все же удержался на ногах – не столько благодаря собственной ловкости, сколько оттого, что панически боялся упасть на какую-нибудь неведомую тварь. Принц скользнул следом, пугая несчастного камергера змеями, которых он обнаруживал под каждым кустом. Хуго подождал, пока они не скрылись за деревьями. Потом наклонился, поднял с дороги камень, достал из-под него щепку и снова воткнул ее в зарубку на стволе.
Догнать принца и Альфреда не составило труда: дикий вепрь, ломящийся сквозь заросли, и то производит меньше шума. Хуго двигался бесшумно, как всегда, и возник рядом с ними прежде, чем они заметили его. Хуго предостерегающе кашлянул – он боялся, что, если он появится без предупреждения, камергер умрет на месте от страха. У Альфреда и так душа ушла в пятки от неожиданного шума. Когда камергер увидел, что это всего лишь Хуго, он чуть не разрыдался от радости.
– А как… то есть куда нам идти, сэр?
– Прямо. Футов через двадцать начнется хорошая тропа.
– Двадцать футов! – ужаснулся Альфред. Он уже завяз в густом кустарнике.
– Да мы их и за час не пройдем!
– Ага, если нас кто-нибудь не съест! – хихикнул Бэйн, сверкая глазами.
– Очень смешно, ваше высочество!
– Вперед, вперед! – приказал Хуго. – Мы еще слишком близко к дороге.
– Да, сэр, – послушно ответил камергер. До тропы они, конечно, добирались меньше часа, но идти действительно было тяжело. Голые, безжизненные кусты цеплялись за них, как руки мертвецов из могилы, раздирая одежду и тело. Здесь, в лесу, еще отчетливей слышался слабый скрип хрустальных ветвей. Звук был такой, словно кто-то водит мокрым пальцем по стакану.
– Ни один человек в здравом уме не полезет в это проклятое место, – ворчал Альфред, с дрожью поглядывая на деревья.
– Вот именно, – отвечал Хуго, продолжая прокладывать путь сквозь кустарник.
Альфред шел впереди принца и отодвигал колючие ветки, чтобы его высочество мог пройти. Однако веток было так много, что отвести все было просто невозможно. Но Бэйн терпел царапины и молча зализывал ссадины на руках.
Как-то он встретит свою смерть?
Хуго задал себе этот вопрос нечаянно, но все же заставил себя ответить на него. Не хуже других детей, которых он видел. Кирские монахи утверждают, что умирать лучше в детстве. И вообще, почему это жизнь ребенка ценнее жизни взрослого? Логичнее было бы наоборот: ведь взрослый полезен обществу, а ребенок ничего не делает. «Это все инстинкт, – подумал Хуго. – Как у животных. Стремление к продолжению рода. Но для меня это просто еще один заказ. То, что он ребенок, не может, не должно иметь значения!»

***

Наконец заросли ежевики кончились, причем так неожиданно, что Альфред явно оказался не готов к этому. Когда Хуго догнал их, камергер лежал, растянувшись на узкой полоске расчищенной земли.
– Нам куда? Вон туда, да? – крикнул Бэйн, приплясывая от нетерпения. Собственно, спрашивать было незачем. Тропа шла только в одном направлении. Поэтому принц, не дождавшись ответа, бросился бежать по ней.
Хуго хотел было приказать ему вернуться, но передумал.
– Может быть, нам все же следует остановить его, сэр? – озабоченно спросил Альфред, вставая на ноги.
Налетел порыв ветра, хлестнув их по лицу острыми осколками коралита и харгастовой коры. Опавшие листья взметнулись в воздух, хрустальные ветки наверху зазвенели, раскачиваясь. Хуго посмотрел вслед мальчику:
– Ничего, не заблудится. Корабль здесь неподалеку.
– А вдруг какой-нибудь убийца?.. «Мальчишка убегает от единственной грозящей ему опасности, – подумал Хуго. – Пусть себе бежит!» – В лесу никого нет. А то бы я заметил.
– Видите ли, сэр, я все же отвечаю за его высочество! Я попробую догнать его… – И Альфред заторопился вслед принцу.
– Ну попробуйте! – Хуго махнул рукой.
Альфред улыбнулся, подобострастно кивнул и пустился бегом. Хуго думал, что он тут же свернет себе шею, но на этот раз Альфреду как-то удавалось держаться на ногах и направлять их именно в ту сторону, куда ему было надо. Он трусил вслед за принцем, бестолково размахивая длинными руками.
Хуго отстал, нарочно замедлив шаг, словно ожидая чего-то. У него бывало такое же ощущение перед бурей – какое-то напряжение и мурашки по спине. Однако дождем и не пахло, молний видно не было. А ветер – что ж, на побережье всегда ветер…
И тут раздался грохот – такой громкий, что Хуго сперва подумал, что что-то взорвалось, потом – что эльфы нашли его корабль. Но последовавший за этим треск падающей ветви и пронзительный, внезапно оборвавшийся вопль объяснили Хуго, что произошло на самом деле.
Он испытал огромное облегчение.
– Сэр Хуго, на помощь! На помощь! – донесся до него крик Альфреда, заглушаемый свистом ветра. – Дерево! Дерево… упало… Мой принц!
«Да нет, не дерево, – подумал Хуго. – Всего лишь сук. Но здоровый, судя по звуку». Сук обломило ветром, и он упал на тропу. Он такое много раз видел, однажды его самого чуть не задело.
Он не бросился бежать. Как будто черный монах, стоящий у него за плечом, коснулся его руки и шепнул: «Куда тебе спешить?» Осколки харгастовой коры остры, как стрелы. Даже если Бэйн еще жив, он проживет недолго. А в лесу много трав, которые снимут боль, усыпят мальчика и дадут ему легкую смерть. Последнего Хуго, впрочем, Альфреду не скажет.
Хуго неторопливо продолжал путь. Альфред больше не кричал. Наверно, понял, что все бесполезно. Быть может, обнаружил, что принц уже мертв. Они отвезут тело на Аристагон и оставят там, как просил Стефан. Тело действительно будет выглядеть так, словно эльфы долго мучили мальчика, прежде чем убить его. Это воспламенит людей. И король Стефан получит то, чего добивался. Добра ему полные руки.
Но Хуго это уже не касается. Он возьмет в оборот этого бестолкового Альфреда и вытянет из него, что там задумал король. А потом выйдет через него на короля, потребует увеличить плату вдвое…
Обогнув поворот тропы, Хуго увидел, что Альфред не слишком ошибся, когда утверждал, что упало дерево. Огромный сук, сам величиной с хорошее дерево, не просто обломился, а расколол надвое ствол старого харгаста. Должно быть, дерево прогнило насквозь. Подойдя ближе, Хуго увидел, что изнутри оно все было источено ходами древоточцев. Они-то его и погубили.
Хотя дерево и рухнуло на землю, отдельные ветви все еще возвышались над Хуго. Те ветви, что упали наземь, разнесли все вокруг. Тропа была буквально усыпана осколками. В воздухе все еще висела поднявшаяся пыль. Хуго осмотрелся, ища тело мальчика, но ничего не нашел. Он перелез через ствол – и застыл в изумлении.
Мальчик, которому полагалось лежать мертвым, сидел на земле живехонький, растерянно потирая голову. Одежда на нем была рваная и грязная, но она уже была рваная и грязная к тому времени, как они вошли в лес. В волосах у него не было ни побегов, ни кусков коры. На груди и изорванной рубашке виднелись следы крови, но других ран не было видно. Хуго посмотрел на расщепленный ствол, на тропу… Бэйн сидел на том самом месте, куда должна была упасть одна из веток. И вокруг него валялись длинные острые осколки.
Но он был жив.
– Альфред! – окликнул Хуго.
И тут он увидел камергера. Тот стоял на коленях рядом с мальчиком, спиной к убийце, и был чем-то очень занят. Услышав голос Хуго, Альфред дернулся и вскочил – словно кто-то резко поднял его за шиворот. Теперь Хуго увидел, что делал камергер. Он перевязывал царапину у себя на руке.
– О сэр! Как хорошо, что вы здесь…
– Что произошло? – спросил Хуго.
– Принцу Бэйну невероятно повезло, сэр. Могла произойти ужасная трагедия, но этого не случилось. Дерево упало совсем рядом, но его высочество отделался легким испугом.
Хуго, внимательно следивший за Бэйном, увидел, что мальчик изумленно уставился на камергера. Альфред ничего не заметил – он был слишком занят своей пораненной рукой. Он пытался замотать царапину тряпкой – но без особого успеха.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26