А-П

П-Я

 

миксерами, блендерами, микроволновками, соковыжималками… Такие кухни обычно изображают на страницах рекламных каталогов, чтобы подбить граждан раскошелиться на дорогой ремонт и многочисленные покупки ради приобщения к благам современной цивилизации. Правда, под потолком и на отделанном деревом застекленном балконе, куда выходила распахнутая кухонная дверь, на веревках и гвоздях колыхались пучки ароматных трав, нитки высушенных грибов, связки корений и веточек, не сочетавшиеся с пластиком и никелем кухонного оборудования.
– Достань муку, – попросила бабушка, кивнув на одну из закрытых полок, развешанных по периметру стен.
Маргоша распахнула дверцу и увидела множество горшочков, баночек и скляночек, украшенных самодельными этикетками с непонятными надписями. На одном горшке было начертано нечто вроде «козюбры суш. крупные», но поразмышлять о его загадочном содержимом, а тем более заглянуть под крышку было некогда. Бабушка ждала, когда ей будет подана требуемая мука, и Маргарита ускорила поиски…
Мука оказалась в большом березовом коробе, испещренном старославянской вязью. Бабушка отсыпала несколько горстей в каменную плошку, стоявшую на столе у окна, густо посолила и развела муку водой из бутыли, спрятанной в темном углу.
– Водичку возьмем лунную, – непонятно объяснила она. – Ты всегда помни, что запасы воды, и лунной, и солнечной, пополнять надо регулярно, ведь неизвестно, когда что потребуется.
Замесив из муки и соли крутое тесто, бабуля вылепила две фигурки – мужскую и женскую. В Маргарите Стефановне явно пропадал скульптор: человечки были выполнены с подлинным художественным мастерством.
Но сам магический обряд только-только начинался. Открыв нижний ящик кухонного стола, Маргарита Стефановна вытащила кожаный футляр, обитый изнутри старинным тисненым бархатом. На бархате покоился длинный нож с черненой серебряной ручкой, украшенной восточными письменами. Ножом бабушка написала на животе фигурки-мужчины большую букву «И».
Маргоша завороженно следила за происходящим действом и даже не поняла, что бабушка у нее о чем-то спрашивает.
– Как разлучницу-то зовут? – повторила бабуля.
– Ой, а я даже не знаю, – очнулась Маргоша.
– Не знаешь, стало быть… Так что ж у такой растяпы и не отнять все что захочется, – передернула плечами бабушка. – Принеси фотографию.
На свадебном фото за спиной новобрачных топтались несколько друзей, сопровождавших их в загс. Лица свиты были не в фокусе, но разобрать все-таки можно.
– Вот она, – указала бабушка на одну из девушек, стоявших в самом большом отдалении.
– Не может быть! – удивилась Маргоша. – Это же моя институтская подруга Лелька Алферова. Неужели она могла?
– Могла, стало быть, – равнодушно согласилась бабуля. – Лелька – это Елена или Ольга?
Маргоша хотела было сказать «Ольга», но бабушка, не дожидаясь, сама небрежно бросила:
– Ольга, Ольга, вижу уже.
И на груди женской фигуры появилась большая круглая «О».
– Так, – удовлетворенно сказала бабуля, посадив маленькую Ольгу к себе на ладонь. – Бери своего дурачка, понесем в комнату.
В комнате фигурки были посажены в разные углы, а бабушка, взглянув на закатное солнце за окном, забормотала, обращаясь то к одной, то к другой из них:
– Разбиваю я злые чары, как ледок весенний. Вместе вам не бывать и не жить, хлеба вместе не есть, детей вместе не качать. Аминь.
Повторив свое заклинание несколько раз, она вылила на руки из какой-то бутылочки воду и протерла ею лицо. Маргарите не верилось, что простенькая, незатейливая скороговорка может что-то изменить в судьбе, даже если завершить ее словом «аминь». Такой интересный обряд закончился полной ерундой… Впрочем, Маргарита Стефановна была, кажется, уверена в обратном.
– Вот и все. Свободен твой Игорь от всех Ольгиных заклятий. – Бабушка повернулась к Маргоше, и той показалось, что искры, только что светившиеся в глубине бабушкиных глаз, потухли и она как-то сникла, словно очень устала. – Чары с него сняты, и никто не возьмется накладывать их заново. Об этом я позаботилась. Теперь сама решай, что делать. Это уж как тебе совесть подскажет…
Опустившись в кресло, бабушка молча посидела с закрытыми глазами. Очнувшись, она грустно сказала:
– Силы меня оставляют. И дело-то пустое, нестоящее, а выдохлась я, словно серьезный магический обряд провела… Да, дитя мое, пора мне уходить. И так зажилась. Покоя мне хочется. Ты не могла бы сегодня у меня остаться? Мне так много надо тебе сказать, а времени остается все меньше и меньше… Последний песок из моих часиков утекает.
– Да, конечно, я останусь. Бабуля, а вы ведьма? – спросила Маргоша, сама удивляясь, как такой вопрос пришел ей в голову.
Собственно, после всех манипуляций с куклами из теста ничего другого и подумать было невозможно, но вот непосредственно спрашивать пожилого человека – а не ведьма ли ты, дорогая бабушка, не Баба ли Яга часом? – оказалось нелегко. Заложенное в детстве воспитание всячески противилось подобным вопросам, но любопытство все же брало верх.
– Пал Андреич, вы шпион? – передразнила ее бабушка, припомнив сакраментальный вопрос из старого советского сериала, звучавший примерно с той же интонацией. – Ведьма… Не люблю я этого слова. – Старушка подхватилась со своего кресла, и даже огоньки вновь засветились в ее глазах. – В современном русском языке оно несет исключительно негативный оттенок. А у древних славян словом «ведь» обозначалось не только «колдовство», но и «знание». «Ведение», «ведовство» – всего лишь сумма редкостных знаний, не доступных всем и каждому. Отсюда и «ведьма», и «ведун». Это очень древнее понятие, деточка. Слово «веды», как и иные понятия ведических знаний древних ариев, проникло в разные языки и закрепилось в них по сию пору. Пруссы называли своих жрецов и колдунов вайделотами, ибо их «waid» суть та же «ведь». И немецкое «Waideler», и польское «wajdelota», и латышское «vaidelis» обозначают человека, способного к ведовству. Так что, если тебе нетрудно, называй меня вайделоткой. У нас с тобой прусские корни. Обрати внимание на женский портрет в простенке…
На этот портрет, явно старинной работы, потускневший и покрытый мелкой патиной, Маргоша давно уже обратила внимание. На нем была изображена дама в пудреном парике и тщательно выписанных художником замысловатых украшениях, пронзительно глядевшая темными глазами из массивного золотого багета.
– Это Матильда фон Хорн, наша далекая прабабка. Она обладала редкостным даром к ведовству, который перешел и к ее потомкам. Из-за гонений, которым она подвергалась на родине, Матильда вынуждена была вместе с мужем, бароном фон Хорном, перебраться в 1767 году в Санкт-Петербург, где барон вскоре скончался. Ее единственная внучка, унаследовавшая ведический дар, полвека спустя обвенчалась со статским советником Загоруйским. Господин Загоруйский опочил через полтора года после свадьбы – в нашем роду мужья вообще долго не живут… И Милица Загоруйская подала на высочайшее имя прошение, чтобы ей дозволили вернуть девичью фамилию, которую она передала бы сыну, в противном случае род фон Хорнов мог пресечься. Император ее просьбу удовлетворил. Впрочем, еще через полвека частица «фон» где-то потерялась, а нашу фамилию уже писали как «Горен», в России всегда предпочитали транскрибировать немецкое «Н» как русское «Г». Ну а после 1914 года моему деду показалось благоразумным записать всех близких Горынскими. Тогда в обществе процветала страшная германофобия, доходило до погромов, и с немецкой фамилией было как-то неуютно.
– Неужели Горены боялись каких-то громил, бабушка? Если в роду были люди, наделенные особыми способностями, они могли бы раскидать врагов силой взгляда…
– Дело не в страхе, глупая ты девочка. Мы всегда старались не выделяться и не обращать на себя чужого неблагожелательного внимания. Дед Горынский особенно на этом настаивал – может быть, потому и прожил долго, не в пример другим мужчинам из нашего рода. Помни – козни даже самых слабых и посредственных людишек бывают на редкость подлыми и доставляют много хлопот, заставляя в ответ совершать никому не нужные злые дела. Поэтому я тебе советую – старайся избегать чужой злобы, чтобы тебя не вынудили давать отпор. В отместку, случается, такого натворишь, что после не знаешь, как и загладить. Тут очень легко перейти границу добра и зла, дорогая моя.

ГЛАВА 4

В ближнем пригороде Москвы, всего в трех километрах от Окружной дороги, стоял довольно обычный по нынешним временам двухэтажный особняк с высокой черепичной крышей и балконом, терявшийся среди своих элегантных кирпичных собратьев, вольно раскинувшихся в зеленых садах элитного поселка.
Но обычным этот дом казался только внешне. Стоило перешагнуть порог, и посетитель попадал в какое-то удивительное место, где пространство вело себя столь свободно, что нарушало все физические законы… Как в двухэтажной даче могли разместиться все эти огромные залы со сводчатыми потолками, галереи, украшенные пузатыми колоннами, бесконечные лестницы, ведущие в высокие башни и мрачные подземелья, арки, балюстрады, тайные комнаты и жилые антресоли, было совершенно непонятно. Это ведь был подмосковный дом, а не старинный рыцарский замок неимоверных габаритов. Или все-таки замок?
Слишком уж непривычными для этих мест были и гаргульи, сидевшие на выступах мраморной лестницы, и мрачные гобелены в дубовых рамах, развешанные вдоль широкого, вымощенного каменными плитами коридора, уводящего в бесконечность, и рыцарские доспехи, попарно, как почетный караул, застывшие у каждой двери… Конечно, прихоти у богатых людей порой бывают весьма и весьма странные, но это уж явно чересчур.
Впрочем, особенно удивляться необычности интерьера было некому: посетителей в этом доме было мало, и они не имели привычки чему-либо удивляться. А случайным людям переступать порог обычно не доводилось.
Один из этих редких посетителей, считавшийся в доме за своего, как раз шел по коридору в окружении лишь гулкого эха от собственных шагов.
Не доходя до конца коридора, терявшегося где-то во мраке, он свернул к массивной дубовой двери, украшенной медными львиными головами и лапами.
И тут рыцарские доспехи – судя по всему, совершенно пустые – одновременно шагнули ему навстречу, заступая дорогу, словно в них и вправду были облачены стражи дверей. Пришелец молча предъявил им амулет, висевший у него на шее на толстой золотой цепи. Стражи расступились, а дверь сама собой распахнулась, пропуская гостя внутрь.
Там, в просторном темном зале, освещаемом лишь одной свечой, у возвышения, напоминающего алтарь, стоял человек. Он казался молодым и почти красивым, насколько одинокая свеча позволяла рассмотреть его лицо, вот только несколько резкие черты его портили впечатление. Но если бы света было больше, можно было бы рассмотреть, какая бесконечная усталость сквозит в его взгляде. Да, с выводами о молодом возрасте этого человека спешить не следовало. Он был по меньшей мере немолод, а порой выглядел совершеннейшим стариком.
Гость с необыкновенным почтением опустился перед хозяином дома на одно колено и поцеловал край его одежды.
– Да будут вечными ваши дни, мой господин, – еле слышно проговорил он, но хозяин его прекрасно услышал.
– Встань, Александр. Обойдемся без церемоний и без пышных фраз. Что ты можешь знать о вечности? Говори о деле, которое я тебе поручил.
– Госпожа Маргарита принимает в своем доме молодую женщину. Говорят, это ее внучка.
– Старая ведьма! – в сердцах воскликнул хозяин. – Да, у нее и вправду была внучка… Она так старательно прятала эту девку, что я совершенно забыл о ее существовании. Закрутился с другими делами, что называется. А ведь ничего нельзя пускать на самотек.
– Теперь старуха передаст все ей, – по-прежнему тихо прошелестел Александр. – И сделать что-либо трудно. Как можно пресечь…
– Замолчи! У тебя никогда не было настоящего дерзновения. Старуха доживает последние дни, я это точно знаю. А девка еще ничего не получила, она не обучена и не посвящена… Надо ее устранить – и дело с концом. Всю силу старой Маргариты ты можешь забрать себе, тебе это придется кстати. Меня же интересует только один предмет. В сущности, мелочь, сувенир, антикварная безделушка. Но мне он очень дорог. И чрезвычайно несправедливо, что старая карга владеет им без всякого права. Помни, в момент перехода Маргариты в мир иной ты должен быть рядом с ней и сделать все, чему я тебя учил. А девки там быть не должно! Ни там, ни вообще… Пока она не ведьма, а всего лишь жалкий потомок существа, обладающего магической силой. И лишь потому несет в себе некую предрасположенность к восприятию таинства ведовства. Не более того! В нашей воле позволить ей принять таинство либо не позволить. Ступай. Я всегда помогал тебе. Теперь пришла пора вернуть долг.

В первый вечер Маргарита собиралась задержаться у бабушки лишь до утра, а утром пойти на работу и вернуться оттуда, как обычно, к себе домой. Но уже пошел третий день, а она все никак не могла оставить бабушкин дом. Рассказы и наставления старушки, напоминавшие модные мистические романы, завораживали. Дома Марго за все это время побывать так и не удосужилась.
Да и что ей делать дома – сидеть в одиночестве и переживать из-за того, что случилось на суде? Бабушка по крайней мере умеет отвлечь от неприятных мыслей. Вот только работа… Маргоша позвонила начальнице и попросила, чтобы ей дали все отгулы, тщательно скопленные за полгода, потому что надо ухаживать за прихворнувшей бабушкой. Ведь других родственников у нее нет…
В версию о болезни бабушки никто из коллег не поверил: все знали, что бабушка Маргоши давно покоится на кладбище, а о существовании другой бабушки никто никогда не слышал ни слова. Но как запретить человеку взять собственные отгулы? Просто врать незачем, Горынская могла бы честно сказать: после развода нервы ни к черту, хочу несколько дней побыть одна и привести себя в форму – рассуждали многоопытные сотрудницы. Это было бы всем по-человечески понятно и вызвало бы сочувствие. А выдумывать на следующий же день после завершения бракоразводного процесса какие-то байки о непонятно откуда взявшейся бабушке, сраженной тяжким недугом, по меньшей мере неумно.
Ну да что взять с травмированной личными неудачами женщины? Бог ей судья.

– Детка, еще раз прошу тебя: когда ты обретешь силу, веди себя по-умному, – говорила бабушка, сидя с Маргошей за чайным столом. – Никакой мелкой мести, это так убого… Никаких любовных приворотов для подавления воли понравившегося тебе мужчины. Никаких глупых шуточек вроде оленьих рогов, выросших на голове скандального соседа. Не унижайся до подобных фокусов. Знаешь, как люди всегда ненавидели ведуний? Ведунью могли заживо сжечь на костре лишь за то, что несчастная недалекая баба, которую невесть почему отметила печать древних знаний, в сердцах портила корову своей вздорной кумы.
– Но ведь эта ведунья, или – как там ее? – вайделотка, могла одним взглядом уничтожить всех обидчиков, – подсказывала Маргоша совершенно очевидный, на ее взгляд, выход из положения. – И просто не позволить себя сжечь.
– Увы, дитя мое, никто не может чувствовать себя неуязвимым. Существует множество способов лишить мага или вайделота его тайной силы. А среди столпов инквизиции было сколько угодно сильных магов, которые, прикрываясь христианскими догматами, просто уничтожали конкурентов и подпитывались их силой…
– Но инквизиции, слава богу, уже давно нет, и даже папа римский попросил у мира за ее дела прощения.
– Дитя мое, инквизиции нет, но не думай, что никаких врагов у нас не осталось. Тебе надо быть очень осторожной, умной и проницательной, чтобы не попасться в их ловушки…

К вечеру третьего дня, проведенного со своей вновь обретенной бабушкой (почему-то казалось, что они всю жизнь были близки и никогда не разлучались), Маргоша собралась ненадолго сходить домой. Надо было полить цветы и прихватить кое-какие необходимые мелочи: она ведь пришла сюда с одной маленькой сумочкой, вовсе не рассчитывая загоститься так надолго.
Правда, бабушка это понимала и тут же обеспечивала ее всем необходимым по мере появления у Маргоши каких-либо желаний.
Ну в том, что у бабушки нашлись запасная зубная щетка в пластиковой магазинной упаковке, хороший фен и даже шампунь той самой марки, к которой Маргоша привыкла, ничего особо чудесного не было. Когда Марго понадобилась ночная сорочка, бабушка достала с полки миленькую розовую рубашечку с вышивкой, и халатик нужного размера нашелся, шелковый, с яркими бабочками на темном фоне… Но вот когда на столике у Маргошиного дивана появились те самые духи «NOА», французская крем-пудра оттенка «021 nude», книга воспоминаний Агаты Кристи, которую Марго не успела дочитать дома, и колода карт для раскладывания вечернего пасьянса, внучка заподозрила, что бабуля немножко поколдовала…
И все же Маргошу страшно тянуло домой, словно бы ее там ожидало нечто важное.
– Я ненадолго, бабуля, – объяснила она. – Только полью цветы, посмотрю, все ли в порядке, прихвачу кое-какие вещички и вернусь.
– Погоди, дитя мое. Прежде чем выходить из дома, надень вот это.
И бабушка нацепила на шею Марго золотую цепочку, на которой болталась какая-то подвеска.
– Бабуленька, не надо, прошу вас. Это слишком дорогой подарок, – запротестовала Маргоша, мысленно решившая ни при каких обстоятельствах не принимать у бабушки ничего ценного: золотых украшений, денег, антиквариата и прочего, – она не за тем пришла.
– О да, подарок дорогой. Ты даже и догадаться не можешь, насколько дорогой, – фыркнула Маргарита-старшая. – Поэтому я тебя прошу не только принять, но и никогда – слышишь? – никогда не снимать его. Это ограждающий пентакль. Надеюсь, тебе он послужит так же верно, как служил мне.
Долго дискутировать с бабушкой было невозможно (особенно если понятия не имеешь, что такое «ограждающий пентакль»), и Марго так и ушла с ее подарком на шее, лишь спрятав золотую подвеску под вырез блузки от греха подальше. У нее не было привычки разгуливать по вечерним улицам с ювелирными украшениями, выставленными напоказ.

ГЛАВА 5

Подходя к дому, Марго не могла отделаться от ощущения, что она не была здесь очень давно. А ведь пошел всего лишь третий день с тех пор, как она отправилась разыскивать свою бабушку…
В подъезде на подоконнике сидел Игорь. Вот уж кого Маргоша сейчас не ожидала увидеть…
– У меня слов нет! – с места в карьер заорал бывший муж, едва увидел Маргошу, выходящую из лифта. – Ты две ночи не ночевала дома! Можно узнать, где ты теперь шляешься по ночам?
Все время, пока тянулся судебный процесс, встречи с мужем были для Маргоши тяжелым испытанием. При виде Игоря у нее обрывалось сердце и летело куда-то, пульсируя болью. И ни ссоры, ни развод, ни обиды ничего не могли с этим поделать – ненависти к Игорю у Маргоши не было, только мучительная любовь, которую она всеми силами пыталась задавить в своем сердце… Глядя на бывшего мужа, Марго и сейчас привычно ожидала, что сердце сожмется и отправится в свой трагический полет…
Но на этот раз сердце прочно стояло на месте, мерно отбивая ритм, и ничто его не потревожило. Даже напротив, Маргарита вдруг совершенно холодно и отстраненно принялась рассматривать стоявшего перед ней мужчину, его сразу подурневшее от крика перекошенное лицо, крупноватый нос, волосы, тщеславно «подправленные» осветлителем, чтобы достичь вожделенного оттенка «нордический блондин» вместо природного тускло-серого…
И как это раньше ее не раздражали подобные мелочи? Возникало чувство, словно с ее глаз упала какая-то пелена, мешавшая видеть мужа в реальном свете. Или тут тоже не обошлось без бабушкиных магических штучек?
– Так где ты была?
Нордический блондин уже приблизился с явным намерением схватить Марго за плечи и как следует потрясти (он почему-то всегда полагал, что встряска делает его вопросы гораздо более доходчивыми для жены). Но вдруг, словно натолкнувшись на невидимую преграду, Игорь замер шагах в двух с выражением озадаченности на лице.
– Где я бываю, тебя отныне не касается, – напомнила ему Маргарита. – Я же не спрашиваю тебя, где и с кем ты проводишь ночи.
– Но я не думал, что ты пустишься во все тяжкие, даже не успев получить свидетельство о разводе…
Маргарита собиралась парировать – неплохо было бы напомнить Игорю, что он-то пустился во все тяжкие, даже и не думая еще о разводе… Но полемика такого уровня вдруг показалась ей настолько пошлой, что она промолчала, выжидательно глядя бывшему мужу в глаза. Ну что, друг сердечный, если у тебя есть дело – говори, если нет – позволь откланяться, и весь разговор.
– Ты поменяла замок, – сказал Игорь уже совсем другим, несклочным тоном. – Я не смог открыть двери своими ключами…
– Пора привыкнуть, что ты здесь больше не живешь, – не выдержала благородной паузы Марго.
– Да, ты, конечно, права, – уныло согласился Игорь, на глазах теряя весь кураж (сама по себе фраза «ты права» в его устах звучала совершенно непривычно – и как это он вдруг решился признать, что в споре может быть прав не он, а кто-то еще?). – Но я просто волновался. Мне было так неприятно из-за всего, что происходило на суде… Я не выдержал и пришел поговорить с тобой. А тебя нет. Я до утра просидел на лестнице… На следующий день снова пришел, снова ждал, а тебя опять нет как нет. И что прикажешь думать? Ты хоть представляешь, что со мной тут творилось?
– А дома о тебе не волнуются, когда ты ночами ошиваешься в чужих подъездах?
– В чужих? – выразительно переспросил бывший муж. – Значит, в чужих? Да, конечно… Дома у меня теперь нет.
– А как же твоя новая жена? – продолжала допытываться Маргарита. Ведь совсем недавно этот человек орал ей в лицо, что она и мизинца его новой жены не стоит и что он наконец-таки встретил свою единственную и обрел настоящий дом, где его ценят, понимают и любят так, как Марго с ее куриными мозгами и представить себе не может, не то что воплотить.
– Да какая она мне жена? – искренне удивился Игорь. – Так, затмение какое-то нашло…
Удивительно! Неужели бабушкино колдовство сработало?
Игорь стоял перед ней такой растерянный и жалкий, что невольно захотелось обнять его и утешить. И даже сердце наконец забилось в привычном ритме, посылая Игорю флюиды нежности. Вот сейчас она протянет руки, положит их, как прежде, на его грудь, чувствуя под пальцами сильные мышцы, и, вдохнув такой знакомый запах одеколона, прижмется, сплетет ладони в замок на его затылке, ероша светлые волосы, и пригнет к себе для поцелуя… Но это желание, вспыхнув на секунду, тут же и погасло. Само по себе это казалось невероятным, но мысль о поцелуе с Игорем впервые представилась Маргарите совершенно отвратительной.
Она повернулась, прекращая тяжелый разговор, зашла в свою дверь и захлопнула ее прямо перед носом мужчины, расставание с которым казалось ей величайшим несчастьем еще несколько дней назад…

Дома Маргоша прежде всего посмотрела на себя в зеркало: как бы то ни было, а все-таки интересно, как она выглядела в момент объяснения с мужем? Не хотелось бы предстать в облике жалкой растерянной курицы.
В последнее время Маргоша вообще выглядела неважно: к ее вечно бледной суховатой коже жительницы московского центра, редко бывающей на свежем воздухе, прибавились угнетенный взгляд обиженной женщины, переживающей сильный стресс, мешки под глазами от постоянной бессонницы, отеки от частых слез… К тому же общую картину портили мелочи, которые всегда наваливаются на человека в тяжелые моменты: и волосы как-то плохо лежали, и аллергическая сыпь выступала на самых видных местах, и ногти на руках принялись вдруг безобразно слоиться… Словно организм, понимая, что его обладательнице плохо, из вредности задался целью добавить со своей стороны еще какие-нибудь неприятности.
Впрочем, Маргарите все время было не до того, чтобы разглядывать себя в зеркале, – какая разница, как она выглядит? Кто это теперь видит, кроме нескольких коллег на работе? Она, просыпаясь по утрам в пустой квартире, натягивала на себя первую попавшуюся кофточку, скалывала кое-как волосы заколкой, машинально бросала на лицо немного косметики и спешила поскорее уйти из опостылевшего дома, от безжалостного зеркала и от собственных рождающихся в одиночестве тяжелых мыслей.
Но на этот раз в зеркало Маргарита глянула с большим интересом, и оно, как ни странно, показало вполне приличную картинку. Пребывание в гостях у бабушки удивительным образом успокоило, живущее в душе чувство отчаяния само собой ушло, и это тут же положительно сказалось на внешности: и глаза стали совсем другими, и волосы… Что ж, может быть, она и не красавица, но стыдиться себя тоже не приходится. Женщина как женщина, даже по-своему миленькая.
И даже принарядиться немножко захотелось. Маргоша вытащила из шкафа свою лучшую светлую блузку с вышивкой, чтобы взять с собой. Она полила цветы, побросала в спортивную сумку кое-какие мелочи. Как оказалось, к тому, чем обеспечила ее бабушка, добавить уже практически нечего (если, конечно, не тащить в бабушкин дом весь свой гардероб). Но у Маргоши были бутылка хорошего вина и коробка дорогих конфет, которые она опустила на дно сумки (не так давно она собиралась съесть и выпить это в гордом одиночестве после суда, чтобы подсластить горечь поражения, но гораздо приятнее будет угостить бабулю); к тому же она прихватила фотоаппарат, чтобы сделать пару памятных фотографий вновь обретенной родственницы, любимую блузку, привычные тапочки, кое-что из белья и косметики…
Придвинув ухо к замочной скважине и не уловив ни звука по ту сторону дверей, Марго смело шагнула за порог, уверенная, что Игорь уже ушел, лестничная площадка свободна и больше никаких неприятных объяснений ее не ждет. А Игорь вовсе никуда не ушел, он спал на верхней ступеньке лестницы, прислонив голову к столбику перил, и скрип двери его конечно же разбудил…
– Это ты? – подхватился Игорь, задавая, как это обычно и бывает спросонья, самый дурацкий из всех возможных вопросов.
– Да, это я, – буркнула Марго, которой счастье лицезреть бывшего супруга стало уже изрядно надоедать. – А кого ты ожидал здесь увидеть? Тень отца Гамлета?
– Лучше столкнуться с привидением, чем с такой злобной мегерой! Ты опять собралась куда-то на ночь глядя? И с вещичками… А ну-ка дай!
Игорь резко выхватил у Марго сумку и принялся в ней рыться самым бесцеремонным образом.
– Так, бутылка, конфетки… Ясное дело, на свиданку торопишься. Что, твой мужик уже и выпивку сам поставить не может? Ты ему носишь? Дожила! А вот и мой любименький лифчик с темными кружавчиками… Думаешь, ему тоже понравится? Ого, ты еще и фотоаппарат прихватила? Пикантные снимочки будете делать, голубки?
Марго почувствовала, как кровь запульсировала в мозгу и одновременно такой же горячей волной запульсировал на шее бабушкин амулет. Наверное, ему передавались толчки Маргошиного сердца.
– Слушай, ты… ты… – Марго на секунду задумалась, каким бы оскорбительным словом назвать бывшего мужа, но все словечки, подворачивающиеся на язык, были ужасно грубыми. А грубости в этой сцене и без того хватало: Игорь и сам много чего наговорил и выглядел при этом на редкость отвратительно. – Я не желаю тебя видеть и тем более слушать то, что ты несешь. А ну-ка дай сюда мою сумку!
Отняв у бывшего любимого мужчины свой скромный багаж, Марго побежала вниз по ступенькам, не дожидаясь лифта. Бывает, что мечты умирают долго и трудно, но теперь все ее романтические мысли и надежды были окончательно разбиты вдребезги. Просто-таки в мелкую крошку… Поправить ничего было нельзя, оставалось лишь оплакивать их гибель.
Игорь тут же кинулся за ней, но, как ни странно, догнать не смог. Напротив, он, крепкий, здоровый, спортивный парень, отставал все больше и больше, выбиваясь из сил, чтобы настичь женщину, которая никогда не была специалистом по быстрому бегу.
Но Маргоше некогда было обдумывать эти странности. Она неслась словно на крыльях, и не потому, что чего-то боялась, просто ей хотелось поскорее избавиться от этого неприятного разговора и сделать так, чтобы не видеть наконец лица Игоря. Противного, как оказалось, лица.
На улице шел убористый мелкий дождик, рыжие огни фонарей и разноцветье уличной рекламы ярким светом отражались в черных лужах на асфальте. Зонтик Маргарита конечно же забыла, но вопреки обыкновению никакого дискомфорта из-за дождя не чувствовала. Ей казалось, что она летит по воздуху, а огни большого города расстилаются у нее под ногами. Игорь, похоже, отстал, и теперь небольшая вечерняя прогулка, даже под дождем, обещала быть приятной.

Она была уже недалеко от бабушкиного дома. Оставалось пересечь лишь пару кварталов и пробежать проходным двором, арка которого была видна на противоположной стороне, и бабушкин подъезд оказался бы прямо перед ней, но по пустынному переулку на полной скорости неслась машина.
Маргарита остановилась у поребрика, чтобы пропустить лихача, она не любила перебегать через дорогу под носом у подобных субъектов: переедет ведь и не поморщится. Зачем рисковать, бегая наперегонки с автомобилями?
Амулет на груди продолжал гореть огнем. Маргоша успела подумать, что безделушка с подобным термическим эффектом – слишком обременительное украшение (и в конце концов бабушкин подарок прожжет на груди дырку), прежде чем поняла, что машина несется прямо на нее. Наверное, водитель был пьян. Иначе как можно в пустом переулке при совершенно свободной проезжей части свернуть на тротуар и именно в том месте, где стояла одинокая женщина, дожидаясь возможности перейти на другую сторону…
Маргоша метнулась вправо, а потом влево от слепящего света фар, но водитель выкручивал в ту же сторону руль. Пришлось до предела отступить назад… А сзади была стена дома, не дававшая путей к отступлению. Безумный ездок все надвигался, и, пожалуй, лишь доли секунды оставались до самого страшного. Спасения не было.
Маргоша зажмурилась, ожидая удара, вдавливающего ее в стену, и нечеловеческой боли, но удара не последовало. Машина, завизжав, почти как живое существо, закрутилась на месте, задергалась, рывком перепрыгнула через переулок, от тротуара до тротуара, и с шумом врезалась в чугунный фонарный столб.
Вновь распахнув глаза, Марго увидела белое как бумага лицо водителя, безвольно склоненное на руль разбитого автомобиля.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19