А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Мы покупаем кота в мешке. Почему бы тебе не приобрести что-нибудь другое?
Кэмерон пожал плечами.
— «Этитьюдз» выходит каждую неделю. Стильный журнал, который читает большое количество людей, и мне совершенно не важно, сколько он стоит. Я хочу получить его. Сделай все возможное, чтобы он стал нашим, ведь пока она не собирается принимать наше предложение.
— Ерунда, мы вынудим ее, — усмехнулся Джефф. — Наши ребята провели собственное расследование. Папаша Дэнфорт хочет прекратить денежные вливания в журнал. Возможно, он уже перестал субсидировать Шарлотту. Ее преследуют кредиторы, а она по-прежнему проводит уйму времени на светских вечеринках. Сейчас как раз самое время перехватить у нее журнал.
— Но «Этитьюдз» — ее детище, — продолжал настаивать Кэм. — Кроме того, мы можем предложить ей только половину той суммы, которую стоит журнал.
— Слушай, мы ведь уже решили….
— Я передумал. Для того чтобы принять окончательное решение, мне нужно больше информации.
— Кэм, частное издательство не откроет нам все карты, прежде чем речь зайдет о деньгах.
— Я знаю, но нам нужно немного переждать до тех пор, пока положение Шарлотты не станет совсем безнадежным, а сама она более сговорчивой. А пока мы постараемся раздобыть информацию.
Джефф кивнул.
— Неплохая идея. Шарлотта Дэнфорт принимает к себе на работу и увольняет достаточно много народа. Мы всегда сможем найти обиженного ею служащего, который захочет нам что-нибудь рассказать.
— Что ж, принимайся за дело, — сказал Кэмерон. — И позвони мне после встречи с Дэнфорт. Я хочу получить исчерпывающий отчет.
Джефф направился к пешеходному переходу. Кэмерон видел, как он вошел в богато украшенное массивное здание. Кэм повернулся и засунул руки в карманы.
Его пальцы наткнулись на комок бумаги. Он вынул листок, которым девушка из кафе пыталась вытереть его сорочку.
На листке что-то написано крупным почерком. Слова расплылись от кофе, но кое-что можно прочитать. По нижнему краю листка крупными буквами выведен логотип журнала «Этитьюдз», а сверху, также типографским способом, указано имя служащего.
— Нина Форестер, — прочитал Кэмерон. — Нина. Так вот как ее зовут.
Кэмерон мгновенно оценил важность совершенного им открытия. Нина Форестер работает в «Этитьюдз»! Прекрасно! Ведь ему как раз нужен человек, который поможет ему проникнуть в редакцию журнала. Человек, который поможет ему понять переменчивую Шарлотту Дэнфорт и узнать, в каком положении находятся ее дела. В уме Кэмерона немедленно начала формироваться стратегия действия.
Почему бы ему не вернуться в кафе и не поговорить с той девушкой? Он смог бы завести с ней беседу, выяснить, чем она занимается в редакции. Большинство женщин любит поболтать о своей работе, особенно с мужчинами, которые проявляют интерес к их мнению. Но мысль о том, что ему придется манипулировать девушкой, была неприятна Кэмерону.
Чтобы достичь вершины Интернет-бизнеса, ему понадобились колоссальные технические знания. Удержаться наверху значительно сложнее, нужны железная хватка и безжалостность. И все-таки Кэмерон никогда никого ни к чему не принуждал. Добившись многого, он не перестал быть внимательным к людям.
Кстати, что она там написала?
«Ищу мистера „Прямо сейчас“», — прочитал он. Кэмерон смутился и сдвинул брови. «Привлекательная, жизнерадостная, энергичная женщина 25 лет ищет отважного Адониса для совместных развлечений дикими субботними ночами и ленивого отдыха по воскресеньям».
Кэмерон перечитал объявление. Отважный Адонис? Дикие субботние ночи и ленивые воскресенья?
Он считал себя хорошим знатоком людей, способным с первого взгляда определить скрытые качества характера человека и мотивы его поведения. Такое объявление совсем не соответствовало внешнему облику Нины Форестер с ее невинной улыбкой. Женщина, привыкшая к диким развлечениям субботними ночами и ленивому отдыху по воскресеньям, не стала бы беспокоиться по поводу кофе, пролитого на рубашку незнакомого ей парня. Может быть, он слишком поспешно сделал свои выводы?
Кэмерон повернулся и пошел прочь, аккуратно складывая на ходу лист бумаги с объявлением Нины.
Адонис! В школе он был обыкновенным «ботаником» — ребенком в толстых очках с кучей ручек в кармане, президентом компьютерного и шахматного клубов. Девочки совсем не замечали его.
Деньги невероятным образом изменили его в глазах окружающих. Но сам он не сильно изменился. В душе Кэмерона все еще жил застенчивый очкарик, который не хотел видеть ничего, кроме своего компьютера. Он просто стал старше. Его когда-то костлявое тело покрылось выпуклыми мышцами. Модные дизайнеры и парикмахеры довершили картину.
Кэмерон повернулся и посмотрел на вход в кафе. Ему так хотелось узнать, кто же эта девушка. Но сегодня не стоит возвращаться туда. Он знает ее имя, место работы и то, как она любит развлекаться. Если она ему понадобится, он найдет ее.
ГЛАВА ВТОРАЯ
— Поторопись! В конференц-зале начинается общее собрание коллектива редакции. Шарлотта хочет, чтобы присутствовали все.
Нина оторвала взгляд от справочников, разложенных на столе, и посмотрела на Лизбет. Она выясняла имя изобретателя обуви на платформе и в то же время думала о загадочном мужчине, на которого вчера вечером пролила кофе. Нина никак не могла выбросить его из головы.
Ну почему она не предложила ему оплатить услуги химчистки или купить новую сорочку? Почему не дала свой номер телефона или по крайней мере не представилась?
Нина жила на Манхэттене семь лет. Она поселилась здесь, когда еще училась в колледже. Но за все время ни разу не встретила в этих местах такого привлекательного парня, которого мысленно назвала «мой кофейный мужчина».
Теперь он прочно занял свое место в ее воображении. Помимо красоты, ума и уверенности в себе, он обладал еще чувством юмора. Впрочем, Нина больше фантазировала на его счет. Наверняка же знала только одно: если еще раз встретит «кофейного мужчину», она ни за что не позволит ему бесследно исчезнуть из ее жизни.
— Нина?
Вздрогнув, девушка подняла глаза на подругу.
— Ах, да, собрание. — Она потянулась и провела пальцами по волосам. Лизбет выглядела так, будто только что сошла с обложки журнала. Нина же обычно причесывалась, спускаясь по лестнице, красила ресницы и губы в автобусе по дороге на работу. — Она хочет, чтобы все там присутствовали?
— Именно так. Судя по Шарлотте, плохие новости. На ней та же одежда, в которой мы видели ее вчера. Волосы растрепаны, тушь поплыла. Я не помню, чтобы она когда-нибудь так плохо выглядела. Может, папаша Дэнфорт перестал давать денежки своей дочке?
Нинино сердце сжалось. Если у журнала начались финансовые трудности, первыми под сокращение попадут заместители главного. Перспектива подняться по служебной лестнице теперь выглядела безрадостно.
— Ты уверена, что мое присутствие необходимо? Меня никогда не приглашали на общие собрания коллектива.
— Она специально просила, чтобы ты пришла.
Нина вскочила на ноги. В ее душе вновь зародилась надежда.
— Она назвала меня по имени?
— Да, — кивнула Лизбет. — Шарлотта пришла ко мне в офис, сообщила о собрании и попросила, чтобы я обязательно сказала Тине.
Нинины глаза округлились, она незлобно выругалась.
— Неужели мое имя так трудно запомнить? Я работаю на Шарлотту уже три года! Она видит меня четыре-пять раз в неделю. — Нина опустила глаза на свой темно-зеленый китайский жакет и цветастую юбку. — Я ведь не похожа на приставку к мебели.
Лизбет посмотрела на юбку Нины и с характерным южным акцентом заметила:
— У моей мамы были точно такие же портьеры в столовой.
— Ты так несправедлива ко мне. Я просто не могу понять, почему мы до сих пор дружим, — чуть не плача, отозвалась Нина.
Они вместе направились в конференц-зал.
— Я тебе скажу, почему. Единственный человек, который тебя действительно ценит, — я, — ответила ей Лизбет, лениво улыбаясь, — в том числе и твою манеру причудливо одеваться. — Она окинула Нину критическим взглядом. — Ну, ладно, ладно. Мне нравится твой жакет. Теперь ты довольна?
На самом деле Нину радовало, что Лизбет забыла о вчерашнем происшествии. Меньше всего она хотела, чтобы подруга отчитывала ее за ошибки, которые она допустила. Лизбет просто не понимает. Вокруг нее всегда крутится много парней. Мужчины буквально падают к ее ногам. Нина же довольно поздно обнаружила, что на свете существуют еще и мальчики. До восемнадцати лет она играла с ними в прятки. Нина тихо вздохнула. Сколько бы она ни старалась, ей никогда не стать такой, как Лиз.
Когда девушки вошли в конференц-зал, все стулья уже заняли. Лизбет и Нина встали у задней стены в ожидании начала собрания. Нина действительно никогда раньше не бывала на собраниях коллектива редакции. Шарлотта предпочитала общаться с ней с глазу на глаз. Важные новости Нина обычно узнавала по сплетням, случайным запискам или не узнавала вообще.
— У нас проблемы, — начала Шарлотта. — Большие проблемы. Откровенно говоря, я позвала вас всех сюда, потому что не знаю, что делать. — К удивлению Нины, обычно ледяная Шарлотта готова была расплакаться. — Я не могу пойти к отцу, поэтому прошу всех вас о помощи. — Шарлотта всхлипнула. — Я знаю, что никогда не была идеальным боссом, но сейчас уже поздно об этом говорить. Вчера вечером у меня была встреча с представителем Интернет-компании «Найт Райдер». Он пришел с наличными и предложил мне продать им наш журнал.
В наступившей тишине отчетливо слышались сочувствующие вздохи сотрудников и их негромкий шепот.
Шарлотта провела пальцами по растрепанным волосам. Нина заметила темные разводы от туши под глазами своего босса — Шарлотта плакала.
— Не беспокойтесь, — продолжала она. — Предложение не стоило того, чтобы я приняла его. Но, возможно, последует еще одно. Вы все знаете, что наш журнал всегда с трудом укладывался в бюджетные рамки. Недавно папа, вернее, я хотела сказать, наши инвесторы решили сократить свои вложения в журнал. Теперь «Этитьюдз» уязвим как никогда. Нам придется затянуть пояски, работать более эффективно и всеми возможными способами экономить деньги. Я уверена, что вы найдете способы экономии.
— Отменить дорогие бизнес-ланчи в лучших ресторанах города, — тихо сказала Лизбет. — Отказаться от расточительных вечеринок для моделей-мужчин и увеличить расходы на фотографии.
— Шшшш! — прошипела Нина.
— Лена, где ты? — спросила вдруг Шарлотта. Она осмотрела комнату, но никто не отозвался. Люди нервно озирались. — Хорошо, где заведующий отделом исследований? Лизбет, я же сказала тебе, приведи ее сюда. Где Лена?
Неожиданно Нина поняла, что Шарлотта говорит о ней. Она нервно подняла голову.
— Я здесь, — сказала она. — Тина, то есть, я хочу сказать, Нина. Нина Форестер. — Нина чуть не выругалась. Как она могла перепутать свое собственное имя!
— Тина, я хочу, чтобы ты выяснила все о компании «Найт Райдер». Она принадлежит некоему Кэмерону Райдеру. Обзвони тех, кому ты обычно звонишь, и узнай про него. Мне необходимо знать о враге все, прежде чем я смогу встретиться с ним лицом к лицу. Да, обязательно выясни, женат ли он. — Шарлотта вновь окинула взглядом комнату. — Что же касается всех остальных — никакого увеличения расходов! Вербуйте новых продавцов, которые смогут предоставлять нам кредиты! Продавайте больше рекламы! И никаких бесплатных напитков в кофейне!
Закончив свою пламенную речь, Шарлотта удалилась, оставив подчиненных в раздумьях о том, не лучше ли было бы, если бы ими руководил Кэмерон Райдер. Нина и Лизбет поспешили уединиться в Нинином офисе. Когда они закрыли за собой дверь, обе тяжело дышали от волнения, глаза их были широко раскрыты.
— Ты считаешь, что Шарлотта продаст журнал парню из «Найт Райдер»? — спросила Лиз. Нина кивнула.
— Она совсем не бизнес-леди. Журнал все время находится на грани банкротства. Но кто знает, может быть, Райдер тоже не бог весть какой бизнесмен.
Нина посмотрела на экран компьютера. Сегодня утром она отпечатала два объявления — «Кофейное приключение» для мистера «Что надо» и «Адонис» для мистера «Прямо сейчас». Нина до сих пор не решила, какое из них опубликовать.
Как только она вперилась глазами в экран, ее воображение опять унеслось к вчерашней встрече с «кофейным мужчиной». Сколько раз она пыталась выбросить его из головы, старалась убедить себя в том, что он совсем не тот, кто ей нужен. Для этого она представляла себе, что он прикусил язык или что у него началась отрыжка после обеда. Может быть, он ненавидит современное искусство или с отвращением относится к театру? У него могли быть любые самые отвратительные пороки, так же как и у всех мужчин в ее жизни. Так какой же смысл тратить на него свою драгоценную нервную энергию?
Но он так заинтриговал ее! Нина подумала, что его тело должно быть не хуже его лица, хотя и спрятано под респектабельным одеянием. Нине не нравились мужчины, которые носят строгие костюмы с галстуком, но ведь когда-то же они снимают их с себя. От одной такой мысли по ее телу пробежал легкий трепет.
— Итак? Что тебе удалось выяснить?
Нина захлопала ресницами, а затем посмотрела на Лизбет.
— Что? Да ничего. Прошло всего несколько секунд. — Она покачала головой и вернулась к монитору, в надежде скрыть покрывший ее щеки румянец. — Я скажу тебе, как только что-нибудь узнаю, — буркнула Нина.
— Удачи, — сказала Лизбет. В ее голосе сквозили обычная легкость и поддразнивающие интонации. — Мы все рассчитываем на тебя.
Лизбет закрыла за собой дверь, оставив Нину наедине со своими мыслями. Хотя задание по Кэмерону Райдеру было срочным, она позволила себе несколько минут помечтать о загадочном незнакомце с кофейным пятном на сорочке. Если она закончит задание Шарлотты пораньше, то после работы обязательно зайдет в кафе. Возможно, он будет там.
Уж тогда она не пропустит ни одного его взгляда. Она застенчиво улыбнется, удивленно посмотрит на него, затем игриво махнет рукой так, чтобы он не подумал, что она пришла в кафе специально для того, чтобы повидаться с ним. Представить себе все было легко, но сложно осуществить. Впрочем, не так уж и сложно.
Нина посмотрела на свою одежду. Нельзя сказать, что ее можно отнести к модному стилю, но Нине казалось, что она выглядит мило.
Может быть, мистеру «Что надо» нравятся женщины, которые носят консервативную одежду и проводят за утренним макияжем значительно больше времени, чем она, подумала Нина. Заметив нитку на своем жакете, она потянула ее. Неожиданно от жакета отскочила пуговица и закатилась в дальний угол комнаты.
Да, она сохраняла абсолютное спокойствие. Но мистера «Что надо» дома могла ждать миссис «Что надо», красивая и утонченная. Не все женатые мужчины носят обручальные кольца… Хватит. Настало время прекратить мечтать. Следующие несколько дней она должна сосредоточить все свое внимание на одном-единственном человеке — таинственном и опасном Кэмероне Райдере.
В Нью-Йорке стоял март. По городу гулял холодный влажный ветер. Застегивая кожаный пиджак, Кэмерон вышел из такси напротив кафе «Джиттербагз». Он немного постоял на тротуаре, размышляя, нужно ли ему заходить внутрь. Когда посетители входили и выходили из кафе, до Кэмерона доносились звуки музыки, но он медлил.
Ему достаточно было сделать обыкновенный телефонный звонок в редакцию журнала, и он уже знал, что Нина работает там младшим редактором, проверяет достоверность фактов, используемых в журнале. Ее работа не связана с ежедневными контактами с Шарлоттой Дэнфорт. Но информация, которой располагает Нина, может быть тем не менее очень ценной.
— Так какого же черта я сюда пришел? — буркнул Кэмерон.
Может быть, им движет любопытство? Он не мог отрицать, что маленькое недоразумение в кафе заинтриговало его. А если сцена с кофе — провокация и за широко раскрытыми глазами наивной девочки прячется коварная сирена? Кэмерон сунул руку в карман пиджака и достал объявление. Если бы не взял его из ее собственных рук, он никогда не подумал бы, что его написала она. Однако женская логика всегда казалась ему непонятной.
С тех пор как Кэм создал «Найт Райдер», он встречался со многими сногсшибательными красотками. Но ни с одной из них у него не могло произойти ничего серьезного. В его жизни прошла целая череда пустых романов.
Несколько месяцев назад он вообще прекратил общаться с женщинами, отдавая всю свою энергию бизнесу.
Нина Форестер стала первой девушкой за последнее время, которая хоть немного заинтересовала его. Кэмерон выдохнул. На морозном воздухе вокруг его рта образовалось туманное облачко. Он открыл дверь, вошел в кафе и сразу же увидел ее. Она сидела за столом в углу, склонив голову над бумагами, разложенными перед ней. Украдкой он изучал ее профиль — милый носик, соблазнительные губы, золотистые волосы, мягкими завитками обрамлявшие лицо.
Не задумываясь, Кэм пересек зал и пошел к ее столику. И внезапно понял, что не знает, как себя вести. Он словно перенесся в тот ужасный момент своей жизни, когда учился в колледже и, набравшись храбрости, решился пригласить на свидание самую красивую и бойкую девушку из их компании. Она только посмеялась ему в лицо.
Чудом справившись со спазмом в горле, Кэмерон произнес:
— Я должен вам чашку кофе.
Нина взглянула на него, и ее губы подернула легкая улыбка.
— Привет, — задыхаясь от удивления, тихо сказала она и вскочила со стула. Поднимаясь, задела ногами стол и чуть не опрокинула чашку. — Что вы здесь делаете?
Кэмерон понял, что Нина не притворяется.
— Я просто проходил мимо и решил попробовать еще раз выпить здесь кофе.
— Конечно, — пролепетала Нина. — Думаю, в прошлый раз вам не представилось возможности судить о его вкусе. Я сама куплю вам кофе. — Нина показала на стул рядом, приглашая Кэма за свой столик. — Присаживайтесь, пожалуйста. — Не сказав больше ни слова, она убежала, но через несколько секунд вернулась. На ее лице появился приятный румянец. — Какой кофе вы хотите?
— Со сливками, — снимая пиджак, ответил Кэмерон. Нина вернулась к стойке бара. Кэмерону не пришлось долго ее ждать. Когда она вернулась, он встал и подал ей стул. Усаживаясь, Нина задела локтем его руку. Половина кофе из чашки пролилась прямо на разложенные на столе бумаги.
— О, нет! — воскликнула она. Кэмерон взял чашку из ее рук, поставил на стол и протянул Нине стопку салфеток.
— С кофе вы опасны, — пошутил он. — Может быть, нам стоит перейти на чай?
Нина вытерла кофе с бумаг, посмотрела на Кэмерона и улыбнулась ему такой улыбкой, какой он никогда не видел в своей жизни.
— Наверное, я обречена повторять одну и ту же ошибку снова и снова, каждый раз, когда мы встречаемся.
— Не беспокойтесь, сегодня я специально оделся в коричневое, — сказал Кэмерон, указывая на свои шерстяные брюки и свитер. — Так что лейте! Я готов.
Нинины щеки все еще горели, а Кэмерон не знал, что сказать. Довольный уже тем, что просто сидит напротив нее и смотрит на ее милое лицо, Кэм, однако, понимал, что Нина ждет от него чего-то большего.
— Это ваша работа? — спросил он, указывая на залитые кофе бумаги.
Нина кивнула головой в знак согласия.
— Да, я получила специальное задание.
— А где вы работаете? — спросил Кэмерон, хотя уже знал ответ.
Он почувствовал укол совести, потому что коснулся этой темы. А о чем еще могли поговорить два мало знакомых человека?
— Я возглавляю отдел исследований в еженедельном журнале «Этитьюдз», — сказала Нина. — Наш офис находится как раз напротив.
Кэмерон не смог сдержать улыбку, настолько вычурной показалась ему должность Нины. Но в глубине души ему польстило, что девушка пытается произвести на него впечатление.
— «Этитьюдз»? — переспросил он.
— Вы когда-нибудь слышали о таком журнале? — Нина заставила себя улыбнуться. — Я думаю, нет. Мне кажется, что вы не наш тип, я имею в виду, не наш читатель.
— Почему вы так решили? — спросил Кэмерон.
— Вы слишком….
Кэм подождал, пока Нина подберет вежливые слова, чтобы сказать, что он консервативен.
— Высокий? — опередил он ее. Румянец на лице Нины стал еще гуще, и она отрицательно закачала головой. — Упрямый? Упрямство всегда мне мешало. — Она опять не согласилась. — Тогда, неуклюжий?
Нина засмеялась.
— У нас в редакции мы говорим «слишком консервативный», что само по себе неплохо. Другими словами, вы не наш читатель.
— Жаль, я думал, что вы скажете, что я слишком красив или слишком обаятелен.
— Возможно, мне следовало сказать именно так, — промямлила Нина, застенчиво посмотрев на него поверх своей чашки. — А чем занимаетесь вы?
— Я…. ммм… компьютерами, — уклончиво ответил Кэмерон.
— Я так и подумала, — заметила Нина, — по вашей манере одеваться. Когда мы с вами в первый раз встретились, вы были похожи на бизнесмена.
Наступила долгая пауза. Внезапно Кэмерону очень захотелось перегнуться через стол и поцеловать девушку, чтобы убедиться в том, что ее губы на вкус так же хороши, как выглядят.
— Расскажите мне о том, над чем вы работаете. — Кэмерон показал на бумаги. Подняв чашку, он отпил немного кофе.
— Мне нужно выяснить все, что я смогу, о человеке, которого зовут Кэмерон Райдер, — ответила Нина.
От неожиданности Кэмерон поперхнулся. Нина нахмурилась, вытянула руку и похлопала его по плечу.
— С вами все в порядке?
Кэмерон кивнул.
— Да, просто кофе горячий, — сказал он. — Так что же вы уже знаете об этом парне?
— Весь день я провела в Интернете, скачивая все, что можно, о компании «Найт Райдер». Человек, который руководит компанией, имеет не самую лестную репутацию. Как я поняла, он жестокий, безжалостный бизнесмен, скупает компании из азарта, оставляя хороших людей без работы. У него скверный характер, поэтому никто из тех, кого он таким образом обидел, не хочет связываться с ним.
— Да он просто чудовище, — возмутился Кэмерон.
— «Найт Райдер» — новостной информационный сайт. Он очень стильный, очень модный, у него та же аудитория, что и у нашего журнала. Райдер хочет купить «Этитьюдз» и стать медиа-магнатом. Но мой босс не собирается продавать ему журнал.
— А что еще вы выяснили?
— Не очень много. Я даже не смогла найти его фотографию. Отыскала только вот это. — Нина показала Кэму снимок. — Фотография торжественного вручения дипломов в колледже. Правда, он похож на дебила? Наверное, даже дебил со временем может превратиться в чудовище, если ему дать достаточно денег и власти.
Внутри у Кэмерона что-то перевернулось. Черт побери, он терпеть не мог, когда дипломная фотография появлялась в средствах массовой информации. Кэм делал все возможное, чтобы не привлекать к себе внимание папарацци. Он избегал вспышек фотокамер, как чумы. Из-за отсутствия фотографий более позднего периода его жизни везде фигурировала именно эта. Она изображала прыщавого юнца с тонкой шейкой и в толстенных очках. Кэмерону снова пришлось вспомнить первые восемнадцать лет своей жизни.
Однако снимок обладал и определенным преимуществом: по нему Нина Форестер не могла узнать его. Бог ты мой! Да он и сам с трудом узнавал себя.
— Он не кажется мне безжалостным. Скорее, похож на мальчика, который проводит большую часть времени взаперти. Смотрите, — сказал Кэмерон, показывая на фотографию, — у него на лбу следы от жалюзи.
Нина выхватила у Кэмерона снимок и положила его обратно в папку.
— Если он купит журнал, я, скорее всего, останусь без работы. — Нина вскинула голову. — Но сейчас я не хочу ни о чем думать. — Мрачное выражение сошло с ее лица, и она снова улыбнулась. — Почему бы нам не поговорить о чем-нибудь еще? Я даже не знаю вашего имени.
Кэмерон открыл рот, чтобы представиться, но передумал. Она уже верит в то, что он безжалостное чудовище. Если сказать ей сейчас, кто он есть на самом деле, она выплеснет ему в лицо остатки своего кофе.
— Я тоже не знаю, как вас зовут, — ответил Кэм, удивившись своей находчивости.
— Меня зовут Нина. Нина Форестер.
Она протянула ему руку. Кэмерон сжал ее тонкие пальцы в своей ладони и в то же мгновение почувствовал, как по его телу пробежал электрический заряд. Как сильно подействовало на него такое простое прикосновение! Ему захотелось сплести свои пальцы с ее пальцами и поднести их к губам. Кэм обратил внимание на то, что Нина пользуется зеленым лаком для ногтей. Он сочетался с темно-зеленым цветом ее жакета. Ему понравилась необычность такого лака: ей шло все необычное. Кэм почувствовал, что Нина хочет убрать руку, и отпустил ее.
— А что вы можете рассказать о себе? — спросила Нина после долгой паузы.
— О себе? Я не крашу ногти.
Она хихикнула и удивленно посмотрела на него.
— Как вас зовут?
— Мммм… меня… Райт, — сказал Кэмерон, выпалив первую пришедшую на ум фамилию. Он был просто околдован ее глазами.
— Райт? — переспросила Нина, приподняв бровь. — А имя у вас есть? Или вы предпочитаете, чтобы я звала вас мистер Райт?
— Джек. Джек Райт, — солгал Кэмерон.
— Я рада, что наконец-то мы познакомились с вами, Джек Райт.
Неожиданно Кэм понял, что разговор о Нининой работе стал ему неинтересен. Он хотел больше узнать о ней самой, хотел слышать ее голос и наблюдать живую игру эмоций на ее лице, утонуть в ее голубых глазах и согреться в лучах ее улыбки.
— Может, прогуляемся или закажем что-нибудь поесть? — предложил Кэм.
Нина улыбнулась. Он не сомневался, что она примет его предложение. Но она отрицательно покачала головой.
— Я не могу. Слишком много работы. Мой босс хочет, чтобы завтра утром я сделала доклад о Кэмероне Райдере, а у меня совсем ничего нет. Я должна вернуться в офис.
Они вышли на улицу. Кэмерон мучительно размышлял. Сейчас надо было бы сказать что-нибудь особенно умное или смешное, что-нибудь такое, чтобы она захотела пригласить его к себе домой. Но Кэм не смог выдавить ничего, кроме:
— Вы позволите подвезти вас? Мы могли бы взять такси вместе.
Нина засмеялась.
— Мне всего-то нужно перейти через улицу.
— Что ж, — сказал он, потирая руки. — Тогда я увижу вас завтра за обедом.
— За обедом, — повторила Нина. — Где?
— Я заеду за вами в офис?
Она согласилась и сделала шаг к краю тротуара. На прощание обернулась. Но тут все существо Кэма воспротивилось ее уходу. Нет, только не сейчас. Он схватил Нину за руку и потянул к себе. Даже не подумав о последствиях, Кэм нежно, но страстно поцеловал ее.
Нина тяжело дышала, широко распахнутые глаза увлажнились.
— Я хочу вам кое-что сказать. Но, пожалуйста, обещайте, что не будете надо мной смеяться и не используете мои слова против меня.
Кэмерон кивнул головой в знак согласия.
— Постараюсь.
— Я надеялась, что вы придете сюда сегодня вечером, — пробормотала она. — Именно поэтому и пришла. — Нежный румянец залил Нинины щеки. Ее взгляд уперся в его грудь.
— Я тоже надеялся, что вы будете здесь. — Кэм протянул руку и пальцами взял ее за подбородок. Потом снова наклонился и еще раз поцеловал Нину. — Я позвоню тебе.
Его глаза не могли оторваться от ее губ.
— У тебя нет моего домашнего телефона, — сказала Нина.
— Я знаю, где ты работаешь, — ответил Кэм. — Завтра мы решим, куда пойдем обедать. Нина согласилась:
— До встречи.
Медленно и неохотно она освободилась из его объятий, улыбнулась, потом повернулась и поспешила через улицу. Кэмерон стоял и смотрел на нее до тех пор, пока она не скрылась за парадной дверью редакции «Этитьюдз».
Кэм провел руками по волосам и тряхнул головой.
— Я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, Райдер. Когда Нина узнает, кто ты на самом деле, она тебе больше ни разу не улыбнется. Черт, да тебе повезет, если она оставит тебя в живых!
— Где ты была? Я ждала тебя все утро! — воскликнула Нина.
Лизбет быстрым шагом шла через холл к отделу моды. Нина спешила за ней.
— У меня была фотосессия, — объяснила Лиз. — Я заскочила всего на несколько минут. Эрвэ настаивает на том, чтобы мы использовали нелепую широкополую шляпу. Он считает ее сексуальной. А по-моему, просто глупо.
— Но мне нужно поговорить с тобой. Ты можешь ненадолго задержаться?
Когда они зашли к Лизбет в офис, Нина закрыла дверь. В отличие от Нининого кабинета, заполненного книгами и папками с информацией, офис Лизбет напоминал дом моделей, в котором только что взорвалась бомба. Повсюду были разбросаны вещи и аксессуары. Они свисали с полок, валялись на стульях и даже на полу. Нина понять не могла, каким образом одежда не мнется и остается чистой.
— У нас три минуты, — выпалила Лизбет. — Говори быстро.
— Хорошо, вот сокращенная версия событий. Я видела его вчера вечером. Мы поцеловались три или четыре раза. Я даже не помню. Он придет сюда, чтобы пригласить меня на обед.
Лизбет подняла глаза.
— Кто?!
— Мой кофейный парень, — объяснила Нина, — из кафе «Джиттербагз». Его фамилия Райт. Ты можешь в такое поверить? Джек Райт. Он пришел туда вчера вечером, и мы…
Вытянув руку, Лиз заставила Нину замолчать. Затем она медленно обошла свой стол и села.
— Дорогая, Эрвэ обойдется без широкополой шляпы. Расскажи мне все подробно.
— Но я думала, что ты…
— Мне не жалко своего времени для того, чтобы помочь тебе в любовных делах.
Нина уселась за стол напротив нее и стала рассказывать о событиях прошедшего вечера.
— Тебя надо привести в порядок, — подвела итог Лизбет, узнав о свидании Нины с Райдером.
— Но зачем? — недоумевала Нина.
— Лапуля, ты нарядилась в стиле шестидесятых, но сейчас двадцать первый век.
Лиз выбрала для нее одежду. Нина неохотно подчинилась, хотя в глубине души радовалась, что смогла влезть в модельный размер. Когда она оделась, Лизбет собрала ее волосы сзади в конский хвост и перевязала их дорогим черным шарфом.
Нина стояла перед зеркалом, которое Лизбет только что протерла, и смотрела на свое отражение. Одежда подчеркивала все достоинства фигуры. Черный цвет делал ее стройнее и утонченнее. Но наряд не нес в себе ни характера, ни настроения. Он ничего не говорил о человеке.
— Теперь я ничем не отличаюсь от других женщин. На мне что-то вроде униформы.
— Ты не понимаешь. Ему понравится. — Телефон Лизбет зазвонил. Она подняла трубку и, улыбнувшись Нине, ответила на звонок: — Да, она здесь, уже выходит. — Лиз положила трубку на рычаг. — Он в вестибюле. Ты не хочешь, чтобы я проводила тебя? Впрочем, я все равно иду на улицу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9