А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Потом
он ощутил руку варвара на своем плече: Речной Ветер дружески похлопал его
по спине и вместе с женой вышел из комнаты. Тика пожелала ему доброй ночи
и тоже вышла, закрыв за собой дверь.
- Дай помогу, - сказал Карамон. Он знал, что Танис, непривычный к
латам, с трудом справлялся со сложной системой пряжек и ремешков. -
Слушай, ты небось есть хочешь? Может, вина со специями подогреть?..
- Нет, - устало отказался Танис, с облегчением вылезая из панциря и
стараясь не думать о том, что всего через несколько часов ненавистные
железяки придется напяливать снова. - Спать, и больше ничего...
- Ну хоть одеяло возьми, - настаивал Карамон. - Ишь, как тебя трясет!
Простынешь, неровен час...
- Спасибо... - Танис взял одеяло. Он, правда, не мог бы с
уверенностью сказать, отчего с такой силой колотила его дрожь: то ли в
самом деле от холода, то ли виною всему был мучительный душевный разлад...
Улегшись, он закутался в одеяло, потом добавил сверху свой плащ. Закрыв
глаза, он постарался дышать спокойно и ровно, отлично зная: Карамон, как
заботливая наседка, нипочем не уснет, пока не удостоверится, что Танису
тепло и уютно. Полуэльф преуспел: прошло некоторое время, и Карамон
забрался в постель.
Огонь в камине прогорел, стало темно. Вскоре послышался рокочущий
храп Карамона. На другой кровати покашливал Рейстлин.
Уверившись, что близнецы заснули, Танис вытянулся на полу и положил
руки под голову. И долго лежал с открытыми глазами, глядя во тьму...

Близилось утро, когда Повелительница Драконов, больше известная на
севере Ансалона как Темная Госпожа, вернулась в "Соленый Бриз". Ночной
слуга с первого взгляда понял, что Госпожа пребывала в исключительно
скверном расположении духа. Она распахнула дверь с яростной силой, перед
которой бледнело неистовство шторма, и обвела гостиницу таким взглядом,
как если бы уют и тепло, царившие внутри, были для нее оскорбительны. Она
и в самом деле казалась порождением бури, бесчинствовавшей снаружи. Слуге
показалось, что это ее взгляд, а вовсе не ворвавшийся ветер, одну за
другой тушил свечи, а темнота вползала следом за Повелительницей, как
плащ. Он в ужасе вскочил на ноги, но Госпожа на него и не смотрела. Взгляд
Китиары был устремлен на драконида, сидевшего за одним из столов. Едва
заметный прищур его черных змеиных зрачков уже сказал ей - что-то не так.
Глаза Повелительницы пугающе сузились в прорезях шлема, лицо стало
ледяной маской. Какой-то миг она стояла в дверях, не обращая внимания на
стылый вихрь, который со свистом летел по комнате, вздувая ее плащ.
- За мной, - коротко приказала она дракониду.
Монстр кивнул и последовал за ней, клацая когтями по деревянному
полу.
- Могу ли я чем-нибудь... - начал слуга. И поневоле вздрогнул, когда
ветер с оглушительным треском захлопнул наружную дверь.
- Нет! - оборвала его Китиара. Держа руку на рукояти меча и не глядя
ни вправо, ни влево, проследовала она мимо трепещущего слуги и взошла по
лестнице. Слуга потрясенно опустился, назад в свое кресло и смахнул со лба
липкий пот...
Нашарив ключ, Китиара рывком растворила дверь. Быстрый взгляд ее
мигом обежал комнату...
Пусто!
Драконид терпеливо и молча ждал за спиной.
Китиара в ярости рванула пряжку драконьего шлема и сдернула его с
головы. Швырнула шлем на кровать и зарычала через плечо:
- Войди и закрой дверь!
Драконид неслышно повиновался.
Китиара так и не повернулась к нему. Положив руки на бедра, она
мрачно созерцала смятую постель.
- Итак, он ушел! - Это было утверждение, не вопрос.
- Да, мой Повелитель, - прошепелявила змеиная пасть драконида, плохо
приспособленная для человеческой речи.
- Ты проследил за ним, как я тебе приказала?
- Конечно, мой Повелитель, - драконид поклонился.
- И куда же он направился?
По-прежнему не оборачиваясь, Китиара провела рукой по темным кудрям.
Не видя ее лица, драконид мог только догадываться, какие чувства она от
него скрывала. И были ли они вообще, эти чувства.
- В одну из гостиниц, мой Повелитель. На краю города. Называется
"Черныши"...
- Другая женщина? - в голосе Китиары прозвучала напряженная нотка.
- Не думаю, мой Повелитель, - дракониду удалось утаить улыбку. -
По-моему, у него там друзья. Нам докладывали о чужестранцах, поселившихся
в "Чернышах", но, поскольку ни один из них не подходил под описание
Человека Зеленого Камня, мы не стали ими особенно интересоваться...
- За ним наблюдают?
- Разумеется, мой Повелитель. Тебе немедля сообщат, если он, или кто
другой, выйдет из здания.
Еще какое-то время Китиара стояла неподвижно и молча, потом
обернулась. Лицо ее было холодно и спокойно, хотя и очень бледно. Впрочем,
эту бледность можно было объяснить несколькими причинами, подумалось
дракониду. Во-первых, она только что одолела немалый путь, возвращаясь
из-под стен Башни Верховного Жреца. По городу уже ползли слухи, будто ее
армии потерпели там сокрушительное поражение. И немудрено: у врагов вновь
появилось легендарное оружие - Копья, - а также полумифические "глаза
драконов". А во-вторых, она так и не сумела найти Человека Зеленого Камня,
в котором отчаянно нуждалась Владычица Тьмы и которого, по неоднократным
сообщениям, видели в Устричном. Да, забот у Повелительницы хватало. Эта
мысль позабавила драконида. И дался же ей этот мужчина, сказал он себе.
Можно подумать, у нее было мало любовников, притом куда более красивых и,
в отличие от угрюмого полуэльфа, готовых всячески угождать. Взять хоть
Бакариса...
- Ты все сделал правильно, - прервала его размышления Китиара.
Сбросила доспехи - избытком скромности она отнюдь не страдала - и небрежно
махнула ему рукой. Она выглядела почти прежней. - Тебя наградят, - сказала
она. - А теперь пошел вон.
Драконид поклонился и, потупившись, вышел. Китиаре не удалось его
провести: переступая порог, он заметил, как взгляд Повелительницы
остановился на клочке пергамента, валявшемся на столе. Что до драконида,
он заметил его сразу, как только вошел. Клочок был испещрен изящным
эльфийским письмом.
Закрывая дверь, драконид услышал громкий лязг, донесшийся изнутри:
это грохнула о стену часть доспеха, брошенная сплеча...

2. ПОГОНЯ
К рассвету буря начала выдыхаться. В наступившей тишине было
отчетливо слышно шлепанье капель, падавших со свеса крыши. Равномерный
звук болезненно отдавался у Таниса в голове, заставляя почти тосковать о
свисте и завываниях ветра. Серое небо висело над самой землей, и его
свинцовая тяжесть, казалось, ощутимо давила на полуэльфа.
- Волна, знать, нескоро уляжется, - глубокомысленно заметил Карамон.
Некоторое время назад друзьям случилось остановиться в городке
Порт-Балифор, в гостинице "Свинья и Свисток". Содержал ее милейший малый
по имени Уильям Пресная Вода, бывший матрос. Наслушавшись его моряцких
историй, Карамон нахватался кое-каких познаний и возомнил себя большим
докой по части морских путешествий.
Никто не возразил Карамону: все остальные знали о море еще меньше
богатыря. Один только Рейстлин кривил губы в ядовитой усмешке, когда его
брат-близнец, всего-то несколько раз в жизни садившийся в лодку,
принимался корчить из себя бывалого морского волка.
- Может быть, не стоит... - подала голос Тика.
- Мы уезжаем, и уезжаем сегодня, - мрачно отрезал Танис. - Нам надо
уносить ноги из Устричного, хотя бы для этого пришлось прыгать в воду и
плыть!
Переглянувшись, спутники снова уставились на Таниса. Он стоял к ним
спиной и смотрел в окошко. Он не видел, как они обменивались взглядами и
пожимали плечами, но вполне догадывался об этом.
Друзья опять собрались в комнате близнецов. До рассвета было еще не
менее часа, но Танис разбудил всех, как только услышал, что рев ветра
постепенно делается тише.
Вот он набрал в грудь побольше воздуху и повернулся в ним лицом.
- Не подумайте, что это каприз, - проговорил он. - Просто... мне
открылись опасности, о которых я не могу сейчас распространяться. У нас
нет времени. Скажу вам только, что такой угрозы, как сейчас, над нами
никогда еще не висело. Никогда! Надо уходить, и немедленно!
Он сам расслышал в своем голосе нотку истерики и поспешно умолк.
Последовала тишина. Потом Карамон, неловко поерзав, пробасил:
- Ясное дело, Танис. Надо так надо.
- Мы уже собрались, - сказала Золотая Луна. - Мы готовы идти, как
только ты скажешь.
- Тогда идемте, - кивнул Танис.
- Сейчас сбегаю за вещами... - замялась Тика.
- Давай. Только побыстрее, - отпустил ее полуэльф.
- Я... помогу ей, пожалуй, - негромко предложил Карамон.
И великан, одетый, как и Танис, в похищенный офицерский доспех, вышел
следом за Тикой, желая, скорее всего, перед дальним путешествием улучить с
ней минутку наедине. Эта мысль вызвала у Таниса необъяснимое раздражение.
Золотая Луна и Речной Ветер тоже отправились за вещами. В комнате с
полуэльфом остался один Рейстлин. Все, что требовалось колдуну, было при
нем: Посох Мага да неприметная с виду сумка, в которой хранились Книги
заклинаний, волшебные вещества, травы от кашля - и, конечно, бесценное Око
Дракона, съежившееся до размера детской игрушки.
Танис все время чувствовал на себе неотступный взгляд странных
золотых глаз молодого волшебника. Поневоле закрадывалось ощущение, что
горящие эти глаза видели что-то во тьме, окутывавшей нынче душу
полуэльфа... Однако маг предпочитал помалкивать. Почему? - с возрастающим
раздражением спрашивал себя Танис. Ему уже почти хотелось, чтобы Рейстлин
начал его расспрашивать. Или в чем-нибудь обвинил. Ему почти хотелось
выплеснуть друзьям всю правду и избавиться от груза лжи... притом что он
знал, к чему приведет подобная откровенность...
Но Рейстлин молчал - только кашлял почти беспрерывно.
Прошло несколько минут, и друзья вернулись в комнату, неся свои вещи.
- Мы готовы, Танис, - вполголоса сказала ему Золотая Луна.
У Таниса перехватило горло. Сейчас я скажу им, решил он твердо. И
будь что будет. Глубоко вздохнув, он обернулся... и увидел круг лиц,
светившихся безграничной верой в своего вожака, И Танис понял, что не
посмеет поколебать это доверие. Ведь им больше не за что было держаться,
не на кого надеяться.
И приготовленные слова так и остались непроизнесенными.
- Пошли, - буркнул он и первым направился к двери.
Сладкий сон Маквесты Кар-Тхон нарушил громкий стук в дверь каюты.
Привычная мигом вскакивать в любое время суток, капитан проворно свесила
ноги с койки и потянулась за сапогами.
- Кто там? - крикнула она, в то же время чутко прислушиваясь к
движениям корабля и стараясь оценить ситуацию. Взгляд, брошенный в
маленький иллюминатор, показал ей, что штормовой ветер успел улечься,
однако качка свидетельствовала, что волнение было порядочное.
- Пассажиры пришли, - прозвучал из-за двери голос первого помощника.
Сухопутные крысы, подумала она и со вздохом уронила сапог, который
как раз собралась натянуть.
- Скажи им, пусть убираются, откуда пришли, - приказала она, вновь
откидываясь на койке. - Выход откладывается!
Снаружи, судя по всему, возникли некоторые разногласия: помощник
разразился яростным ревом, и чей-то голос отвечал ему с не меньшей
страстью, хотя, может быть, и не так громко. Маквеста поняла, что вставать
все-таки придется. Ее первый помощник, Бас Охн-Кораф, был минотавром, а
этот народ отнюдь не славился кротостью нрава. Сила у него была
неизмеримая, а совесть отягощали убийства без видимых причин, - что,
собственно, и сделало его моряком, ибо на судах, подобных "Перешону", не
привыкли особо интересоваться прошлым членов команды.
Маквеста распахнула дверцу каюты и поспешила на палубу.
- Что происходит? - со всей суровостью спросила она, поглядывая то на
звероголового старпома, то на его супротивника - бородатого парня в
доспехах офицера армии Повелителя. Чуть раскосые карие глаза этого
последнего показались ей знакомыми.
- Я же ясно сказал, полуэльф: выход откладывается, - повторила она,
меряя его сумрачным взглядом. - Я...
- Надо поговорить, Маквеста, - быстро перебил Танис. Отпихнув с
дороги минотавра, он хотел было подойти к ней, но Кораф схватил его за
плечо и рванул назад, опрокинув на палубу. Второй офицер - редкостный
здоровяк - испустил глухое рычание и двинулся на выручку приятелю. Глаза
минотавра вспыхнули предвкушением, а в руке мигом появился кинжал,
выхваченный из-за широкого, многоцветного матерчатого пояса.
Команда торопливо собиралась кругом, надеясь потешиться зрелищем
драки.
- Карамон!.. - Танис предупреждающе вскинул руку.
- Коф!.. - рявкнула Маквеста, взглядом напоминая помощнику, что это
были пассажиры, оплатившие проезд, а стало быть, не подлежащие грубому
обращению - по крайней мере в виду земли.
Минотавр грозно насупился, но кинжал исчез столь же быстро, сколь и
появился. Презрительно повернувшись, Кораф - или Коф, как называла его
Маквеста - отошел прочь, а команда разочарованно заворчала. К
разочарованию, впрочем, примешивалась надежда: было ясно, что с такими
пассажирами не соскучишься.
Маквеста помогла Танису подняться и впилась в него тем пристальным,
изучающим взглядом, который был знаком всем желавшим вступить в ее
команду. И от нее не укрылась разительная перемена, происшедшая с
полуэльфом с того времени, всего четыре дня назад, когда вдвоем с
приятелем-великаном они приходили договариваться насчет проезда.
Не иначе, сказала себе Маквеста, парня протащили в самую Бездну, а
потом назад. С полуэльфом явно стряслась какая-то беда, но она, капитан
Маквеста Кар-Тхон, выручать его отнюдь не собиралась. Во всяком случае, и
мысли не держала рисковать для этого своим кораблем. Хотя... ребята
все-таки заплатили половину вперед. А денежки ей были во как нужны. Ну
посудите сами, мог ли простой пират тягаться с Повелителями?..
- Ладно, пошли ко мне, - грубовато сказала Маквеста и первая
направилась вниз.
- Побудь тут, Карамон, - приказал спутнику полуэльф. Великан молча
кивнул. Бросив мрачный взгляд на минотавра, он отошел назад и
присоединился к друзьям - те стояли молча, сгрудившись вокруг своего
тощего багажа...
Танис тем временем спустился по трапу и следом за Маквестой
протиснулся в каюту. В крохотном помещении было тесно даже вдвоем. Да и
весь "Перешон" был не ахти как велик - поджарое суденышко, быстрое, легкое
и поворотливое. То есть именно то, что и требовалось для рода
деятельности, избранного Маквестой. Ей приходилось быстро входить в гавани
и незаметно покидать их, доставляя или принимая на борт грузы... отнюдь не
всегда ей принадлежавшие. Определенную часть дохода капитану Кар-Тхон
приносили и торговые корабли - например, палантасские, - которые она на
своем "Перешоне" без труда нагоняла, быстренько потрошила и столь же
быстро отваливала.
Случалось ей (причем вполне успешно) состязаться в скорости и с
кораблями Повелителей, хотя с этими последними Маквеста не связывалась
принципиально. К большому несчастью, боевые корабли Повелителей все чаще
"сопровождали" купцов и сами собирали с них дань. Маквесте это приносило
сплошные убытки. Потому-то она и снизошла до того, чтобы перевозить
пассажиров, - в обычных условиях это было для нее нечто неслыханное.
...Сняв шлем, полуэльф сел за стол - вернее, неловко шлепнулся на
сиденье: он никак не мог приспособиться к движениям качавшегося корабля.
Маквеста, привычная к качке, осталась стоять.
- Ну так чего тебе надо? - спросила она, зевая. - Я же ясно сказала,
что сегодня в море не выйду. Волна...
- Нам необходимо отчалить, - сказал Танис.
- Послушай, - терпеливо проговорила Маквеста, мысленно напомнив
теперь уже себе, что перед нею был пассажир, оплативший свой проезд в
звонкой монете. - Если у тебя какие-то трудности, так при чем тут я? Я не
собираюсь рисковать ни кораблем, ни командой. Я...
- Трудности, - пристально глядя на нее, перебил Танис, - могут
возникнуть не у меня, а скорее у тебя.
- У меня?.. - от изумления Маквеста даже откачнулась назад.
Танис положил руки на стол и постарался сосредоточить на них взгляд.
Пляска корабля, стоявшего на якоре, помноженная на телесное и душевное
напряжение минувших четырех дней, грозила морской болезнью. Зеленоватый
оттенок его кожи и темные круги под провалившимися глазами навели Маквесту
на размышления. В самом деле, иные покойники выглядели краше, чем этот
полуэльф.
- Не поняла, - бросила она коротко.
- Я... три дня назад я попался Повелителю Драконов, - тихо проговорил
Танис, не отрывая взгляда от своих рук на столе. - Х-хотя... "попался" -
слово неточное. Он просто увидел меня в этом обмундировании и принял за
одного из своих офицеров. Мне пришлось сопровождать его к войскам. Я
провел там несколько дней... и кое-чего наслушался. Так вот, я знаю, чего
ради Повелитель и дракониды перетряхивают Устричный сверху донизу. Я знаю,
что они ищут... вернее, кого...
- Ну?.. - нетерпеливо подтолкнула Маквеста, чувствуя, как и ей
понемногу передается его боязнь. Страх, как известно, штука заразная. - Не
"Перешон" же им?..
- Им нужен твой рулевой, - Танис наконец поднял глаза. - Им нужен
Берем!
- Берем?.. - потрясение переспросила Маквеста. - Да кому он может
понадобиться? Он же немой! И притом полудурок! Да, рулевой он что надо, но
во всем остальном - тьфу на ровном месте! Что он мог натворить такого,
чтобы сам Повелитель Драконов...
- Не знаю, - отвечал Танис устало, борясь с подступающей тошнотой. -
Этого мне выяснить не удалось. Я даже не уверен, знают ли это те, кто его
ищет. Приказ у них, однако, самый недвусмысленный: во что бы то ни стало
разыскать его и живьем доставить... - он прикрыл глаза, чтобы не видеть
качающегося светильника, - самой Владычице Тьмы...
Рассвет понемногу заливал багрянцем метавшиеся за иллюминатором
волны. Вот он сверкнул на глянцево-черной коже Маквесты и на золотых
серьгах, свисавших чуть не до плеч. Капитан нервно запустила пятерню в
коротко остриженные черные волосы... Спазм сжал ей горло.
- Избавлюсь от него, - хрипло прошептала она и обеими руками
оттолкнулась от стола. - Немедленно. Ссажу его на берег. Я всегда найду
кого-нибудь вместо него...
- Погоди! Послушай! - Танис поймал ее за руку и заставил
остановиться. - Скорее всего, они уже пронюхали, что он здесь. Но даже
если Берема схватят на берегу, "Перешону" их внимания не избежать. Есть,
знаешь ли, много способов сделать разговорчивым даже немого. И стоит им
прослышать, что он побывал здесь, на этом корабле, как тебя и всю команду
немедленно арестуют. Или попросту перебьют... - Он выпустил ее руку,
поняв, что все равно не сумеет удержать ее силой. - Думаешь, не решатся?..
Еще как решатся. Я-то уж знаю, так что поверь на слово. Мне сам Повелитель
рассказывал... Целые деревни замученных, убитых... Все, с чем ни
соприкоснется этот человек, обрекается смерти! Он хранит какую-то тайну...
страшную тайну... и они смертельно боятся, что она станет известна!
Маквеста села.
- Берем... - прошептала она, не в силах поверить. - Чтобы Берем...
хранил...
- Шторм вынудил их попрятаться, - из последних сил продолжал Танис, -
а Повелителя вызвали к армии, в Соламнию. Но сегодня Гос... Повелитель
непременно вернется. И тогда...
Не договорив, он уронил голову на руки, и судорога потрясла его тело.
Маквеста не сводила с него настороженного взгляда... Неужели он
говорил правду? Или, может, врал на ходу, чтобы заставить ее выручить его
и друзей из переделки, в которую они влипли?.. Маквеста смотрела на
бессильно обмякшего полуэльфа и тихо ругалась. Многоопытная капитан
отлично разбиралась в людях: иначе она ни за что не управилась бы со своей
буйной и своевольной командой. И она ясно видела, что полуэльф не солгал
ей. Она подозревала, что он рассказал ей далеко не всю правду. Но то, что
касалось Берема, выглядело правдивым. Хотя и диким донельзя.
А впрочем, все сходится один к одному, подумала она и вновь
выругалась - на сей раз в собственный адрес. Уж как она гордилась своим
чутьем на людей, а вот поди ж ты - не пожелала замечать то странное, что
окружало этого Берема. Почему?.. Маквеста насмешливо скривила губы.
Следовало сознаться, что он ей чем-то понравился. Он был как дитя, светлое
и невинное. И Маквеста упорно не обращала внимания ни на его нежелание
сходить на берег, ни на его боязнь чужаков, ни даже на то, что он рад был
служить у пиратского капитана и в то же время всякий раз отказывался от
своей доли награбленного...
Некоторое время Маквеста сидела неподвижно, прислушиваясь к движениям
корабля. Снаружи, за иллюминатором, золотой солнечный свет заплясал на
белых барашках, но солнце почти сразу поглотили низкие тучи. Выходить в
такую погоду в самом деле было опасно, но если подойти к делу умеючи...
- В открытом море нынче в самом деле уютнее, - пробормотала она
наконец, обращаясь больше к себе, нежели к Танису. - Еще не хватало,
попасться на берегу, точно крыса какая...
Приняв решение, Маквеста упруго вскочила на ноги и направилась к
двери. Позади нее послышался стон. Маквеста обернулась и не без жалости
посмотрела на Таниса.
- Пошли, полуэльф, - сказала она. Крепкими руками обхватила его за
плечи и помогла подняться. - Выйдешь на воздух, сразу станет полегче. Да
объясни дружкам, что к чему: они ведь небось думают, что на морскую
прогулку попали... Ты хоть понимаешь, на какой риск мы идем?
Танис молча кивнул. И тяжело навалился на плечо капитана.
- Спорю на что угодно, что ты мне далеко не все рассказал, -
вполголоса буркнула Маквеста, пинком растворяя дверь и помогая Танису
одолеть ступеньки трапа. - Лопни моя селезенка, если Повелитель не
разыскивает еще кое-кого, кроме Берема!.. Полагаю, однако, что это далеко
не первый шторм, который благополучно одолела ваша команда. Что ж,
остается надеяться, что удача и впредь вам не изменит!

..."Перешон" отчаянно раскачивался на волнах. Он шел под зарифленными
парусами, с величайшим трудом пробиваясь вперед. Потом, по счастью, ветер
переменился и устойчиво задул с юго-запада, гоня корабль прямо в Кровавое
Море. Путешественники, правда, направлялись в порт Каламан, лежавший к
северо-западу от Устричного, за мысом Нордмаар, так что ветер был не
совсем попутный. Однако Маквеста радовалась и тому. Подальше бы от любых
берегов - и слава Богам!
Она рассказала Танису, что в принципе существовала возможность вообще
повернуть на северо-восток и отправиться в Митрас, на родину минотавров.
Сколько-то минотавров, верно, сражалось в армиях Повелителей, но в целом
этот народ не торопился присягать на верность Владычице Тьмы. По словам
Корафа, минотавры выдвинули условие: власть над восточными пределами
Ансалонского континента. А здесь уже был хозяин - недавно назначенный
Повелитель, хобгоблин по имени Тоэд. Одним словом, минотавры, не больно-то
жаловавшие эльфов и людей, не слишком ладили нынче и с Повелителями.
Маквесте и ее команде случалось уже искать убежища в Митрасе. Капитан не
сомневалась, что и теперь они будут там в безопасности. Хотя бы на
некоторое время...
Возможность такой задержки не привела Таниса в особый восторг, но он
сознавал, что уже не властен был распоряжаться собственной участью.
Подумав об этом, полуэльф невольно нашел взглядом человека, в одиночестве
стоявшего посреди водоворота огня и крови, захлестнувшего мир... Берем
держал штурвал твердыми, уверенными руками, а на детски-безмятежном лице
его застыло отсутствующее выражение...
Танис повел глазами, и ему показалось, будто сквозь рубаху на груди
рулевого пробивалось едва заметное зеленое мерцание. Танис отчетливо
помнил увиденное несколько месяцев, тому назад, в Пакс Таркасе: зеленый
самоцвет, вросший в живую человеческую плоть. Что за мрачная тайна билась
в этой груди?.. Почему сотни драконидов не жалели сил и времени,
разыскивая Берема, в то время как исход войны был еще далеко не решен?..
Почему даже смутного слуха о том, что его якобы видели в Устричном,
оказалось достаточно, чтобы Китиара бросила свои войска в Соламнии на
произвол судьбы и сломя голову кинулась в зачуханный городишко - лично
присмотреть за его поисками?..
"Он - наш ключ ко всему! - вспомнились Танису слова Китиары. - Если
мы схватим его, уже ничто не помешает Владычице Тьмы распространить свою
власть на весь Кринн. Ничто не сможет противостоять нам!"
Дрожа всем телом и чувствуя, как ворочается внутри, норовя
вывернуться наизнанку, желудок, Танис смотрел на Берема чуть ли не с
благоговением. Казалось, тот пребывал настолько в стороне от всего - а
может, превыше всего? - что мировые проблемы его как будто ничуть не
затрагивали. Неужели он в самом деле был полудурком, как утверждала
Маквеста?.. Танис вспоминал Берема и те несколько мгновений посреди ужаса
Пакс Таркаса. Его лицо, когда он позволил предателю Эбену увлечь себя к
воротам в отчаянной попытке бежать... Нет, оно не было ни тупым, ни
безразличным, это лицо. Отрешенным - вот каким оно было! Как если бы он
знал ожидавшую их судьбу - и покорялся ей. Когда же вдвоем с Эбеном они
достигли ворот, прямо из стены им на головы обрушились громадные валуны -
это сработал древний механизм, наглухо перекрывавший вход в крепость. Те
валуны приподнял бы разве что могучий дракон - ни то ни другое тело так и
не было найдено.
По крайней мере, тело Эбена. Второе же... Несколькими неделями позже,
когда праздновалась свадьба Золотой Луны и Речного Ветра, Танис и Стурм
вновь увидели Берема, причем совершенно живого! Они хотели расспросить
его, но он поспешно скрылся в толпе. И больше уж не показывался. До тех
самых пор, пока Танис не обнаружил его три... нет, четыре дня назад,
сидящим и преспокойно зашивающим парус на палубе "Перешона"...
...Берем уверенно вел корабль по курсу, и на лице его был мир. Танис
перегнулся через фальшборт, и его вырвало.

Маквеста ничего не стала говорить насчет Берема команде. Причину же,
понудившую ее срочно поднять якорь, она назвала самую простую - Повелитель
Драконов-де начал проявлять повышенный интерес к ее кораблю, а посему
следовало хотя бы на время скрыться долой с глаз. Вопросов задавать
команда не стала. Матросы "Перешона" не питали особой любви к Повелителям.
К тому же большинство уже просадило в Устричном все деньги...
Со своей стороны, Танис тоже так и не открыл друзьям истинных причин
спешки. Конечно, все они в свое время слышали о человеке с зеленым камнем
в груди, и, хотя все они (за исключением Карамона) из вежливости
помалкивали, Танис знал, о чем они думали: а именно, что тогда на свадьбе
рыцарь с полуэльфом попросту слишком усердно поднимали тосты за
новобрачных.
Они не допытывались у своего вожака, с какой, мол, стати им рисковать
жизнью в море, где только что отбушевал шторм. Они верили в него
безоглядно...
Танис скорчился у фальшборта, глядя в морскую даль и чувствуя себя
очень несчастным. Морская болезнь и нечистая совесть терзали его с
одинаковой силой. Искусство Золотой Луны, которой Богиня Мишакаль даровала
силу целительницы, отчасти помогло ему, хотя с дурнотой, происходившей от
качки, еле-еле могла совладать даже и жрица. Что уж говорить о смуте
душевной...
Он сидел на палубных досках, глядя вдаль и страшась заметить там
паруса нагоняющего корабля. Его спутники, успевшие выспаться в течение
ночи, страдали от качки гораздо меньше его. Вот только волны, временами
хлеставшие через борта, промочили всех до нитки.
Даже Рейстлин, к немалому удивлению Карамона, чувствовал себя вполне
сносно. Маг сидел особняком, укрывшись за парусом, из которого моряки на
скорую руку соорудили тент для пассажиров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29