А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

решительно пошли в ход низшие формы растительной и животно
й жизни.
Наступление этих далеких предков современной жизни было поддержано вт
орым большим геофизическим сдвигом. Постоянное повышение температуры
вызвало таяние полярных ледовых шапок. Огромные ледяные поля Антарктид
ы треснули и растаяли, десятки тысяч ледников, окружавших Арктический кр
уг в Гренландии, Северной Европе, России и Северной Америке, превратилис
ь в моря и гигантские реки.
Вначале уровень воды в мировом океане повысился лишь на несколько футов
, но огромные расширяющиеся потоки несли с собой биллионы тонн ила. У их ко
нцов формировались массивные дельты, изменявшие очертания континентов
и дававшие дорогу океану в глубь суши. Их интенсивное расширение привел
о к постепенному затоплению более чем двух третей земной поверхности.
Гоня перед собой валы ила и грязи, новые моря непрерывно меняли контуры к
онтинентов. Средиземное море превратилось в систему внутренних озер. Бр
итанские острова соединились с Северной Францией. Средний Запад Соедин
енных Штатов, затопленный Миссисипи, пробившей Скалистые горы, стал огро
мным заливом и соединился с заливом Гудзона. Карибское море превратилос
ь в болото, полное ила и соленой грязи. Европа покрылась системой огромны
х лагун, в центре каждой из них лежал город, затопленный илом, который несл
и с юга расширяющиеся водные потоки.

В продолжение следующих 30 лет совершалась миграция населения на полюса.
Несколько укрепленных городов сопротивлялись поднимавшейся воде и нас
тупавшим джунглям, сооружая по своему периметру огромные стены, но они о
дна за другой прорывались. Только внутри Арктического и Антарктическог
о Кругов оказалась возможной жизнь. Значительный наклон солнечных луче
й создавал здесь дополнительный заслон от радиации. Города высоко в гора
х ближе к экватору были оставлены, несмотря на сравнительно невысокую те
мпературу, именно из-за отсутствия атмосферной защиты от солнечной ради
ации.
Именно этот последний фактор, по-видимому, решил и задачу размещения нас
еления Земли. Постоянное уменьшение жизненной активности млекопитающи
х и усиление земноводных и рептилий, более приспособленных к водной жизн
и в лагунах и болотах, изменил экологический баштане, и ко времени, рожден
ия Керанса в Кемп Берд, городе с десятью тысячами жителей в Северной Грен
ландии, в северных районах Земли, по приблизительным оценкам, жило около
пяти миллионов человек.
Рождение ребенка стало сравнительной редкостью, и только один брак из де
сяти давал потомство. Как иногда говорил себе Керанс, генеалогическое де
рево человечества постепенно сокращается, двигаясь назад во времени. Ко
гда-нибудь может наступить такой момент, когда вторые Адам и Ева обнаруж
ат себя одинокими в новом Эдеме.

Риггс заметил, что Керанс улыбается своему причудливому образу.
Ч Что вас развеселило, Роберт? Одна из ваших двусмысленных шуток? Не пыта
йтесь объяснить ее мне.
Ч Я представил себя в новой роли, Ч Керанс взглянул на прямоугольник ка
кого-то здания в двадцати футах от них; волна, поднятая катером, перехлест
нула через окна одного из верхних этажей. Резкий запах влажной извести к
онтрастировал с тяжелыми испарениями растительности. Макреди ввел кат
ер в тень здания, здесь было сравнительно прохладно.
Через лагуну Керанс видел дородную, с голой грудью, фигуру доктора Бодки
на на правом борту испытательной станции; широкий пояс и зеленый целлуло
идный козырек над глазами делали его похожим на морского пирата. Он срыв
ал оранжевые ягоды с папоротника, нависавшего над испытательной станци
ей, и бросал их в галдящих обезьянок, висевших на ветках над его головой; Б
одкин подстрекал их игривыми криками и свистом. В пятидесяти футах, на ка
рнизе здания, три игуаны следили за этой сценой с каменной неподвижность
ю; только их хвосты время от времени поворачивались из стороны в сторону.

Макреди повернул румпель, и они в облаке брызг приблизились к стене высо
кого здания с белым фасадом; над водой возвышалось не менее двадцати эта
жей этого здания. Крыша прилегающего меньшего здания служила пристанью,
к ней был пришвартован проржавевший белый корпус небольшого крейсера.

Наклонные обзорные иллюминаторы рулевой рубки были разбиты и выпачкан
ы, выхлопные отверстия пропускали в воду струйки масла.

Пока катер под управлением опытного Макреди качался возле крейсера, они
прыгнули на пристань, прошли ее и по узкому металлическому мостику переб
рались в большее здание. Стены коридора в нем были влажными, на штукатурк
е большие пятна плесени, но лифт все еще работал, снабжаемый энергией из з
апасного двигателя. Они медленно поднялись на крышу и оттуда опустились
в двухэтажную квартиру, находившуюся непосредственно под крышей.
Прямо под ними находился небольшой плавательный бассейн с крытым двори
ком; яркие пляжные кресла скрывались в тени доски для ныряния. С трех стор
он бассейна в окнах были вставлены желтые венецианские стекла, но сквозь
щели жалюзи можно было видеть прохладную полутьму внутренних помещени
й, блеск хрусталя и серебра на редких столиках. В тусклом свете под синим п
олосатым навесом в глубине крытого дворика был длинный хромированный п
рилавок, такой же соблазнительный, как прохладный бар, разглядываемый с
пыльной и жаркой улицы; стаканы и графины отражались в украшенном дорого
й рамой зеркале. Все в этих частных богатых покоях казалось таким безмят
ежным, оно было на тысячи миль удалено от полной насекомых растительност
и, от тепловатой воды джунглей, находившейся двадцатью этажами ниже.
За дальним краем бассейна, украшенном орнаментальным балконом, открыва
лся широкий вид на лагуну: город, поглощенный надвигающимися джунглями,
широкие улицы серебряной воды, расширяющиеся к зеленому пятну южной час
ти горизонта. Массивные отмели ила поднимали свои спины над поверхность
ю воды, из них торчали светло-зеленые копья Ч ростки гигантского бамбук
а.
Вертолет поднялся со своей платформы на крыше базы и по широкой дуге про
летел в воздухе над их головами, пилот выпрямил машину и изменил направл
ение полета, два человека через открытый люк в бинокли внимательно рассм
атривали крыши.
Беатрис Дал полулежала в одном из кресел, ее длинноногое гладкое тело св
еркало в тени, как спящий питон. Розовыми кончиками пальцев одной руки он
а придерживала полный стакан, стоявший перед ней на столе, другой рукой м
едленно перелистывала страницы журнала. Широкие черно-синие защитные о
чки скрывали ее гладкое ровное лицо, но Керанс заметил на нем выражение л
егкого недовольства. Очевидно, Риггс разозлил ее, убеждая оценить логику
его доводов.
Полковник остановился у перил, глядя вниз на прекрасное гибкое тело с не
скрываемым одобрением. Заметив его, Беатрис сняла очки и поправила лямки
своего бикини. Глаза ее были спокойны.
Ч Эй вы, оба! Убирайтесь! Здесь вам не стриптиз.
Риггс хихикнул и быстро спустился по белой металлической лесенке. Керан
с шел за ним, недоумевая, как убедить Беатрис покинуть это прекрасное убе
жище.
Ч Моя дорогая мисс Дал, вам должно польстить, что я пришел посмотреть на
вас, Ч сказал ей Риггс, приподнимая тент и садясь рядом с ней в одно из кре
сел. Ч Поскольку, как военный губернатор этой территории, Ч тут он игри
во подмигнул Керансу, Ч я несу определенную ответственность за вас. И на
оборот.
Беатрис быстро и неодобрительно взглянула на него, тут же повернулась и
включила автоматический проигрыватель.
Ч О боже… Ч она добавила про себя что-то похожее на проклятие и посмотр
ела на Керанса. Ч А вы, Роберт? Что привело вас сюда так рано?
Керанс дружелюбно улыбнулся:
Ч Мне не хватало вас.
Ч Хороший мальчик. А я подумала, что этот гауляйтер напугал вас своими ст
рашными рассказами.
Ч Да, он пугал меня. Ч Керанс взял с колен Беатрис журнал и принялся лени
во просматривать его. Это был сорокалетней давности выпуск парижского «
Вог», страницы его были ледяными: по-видимому, он сохранился где-то в холо
дильнике. Керанс опустил журнал на крытый зеленым кафелем пол. Ч Беа, пох
оже, мы все уйдем через несколько дней. Полковник и его люди уходят. Мы не с
можем оставаться здесь после их ухода.
Ч Мы? Ч сухо повторила она. Ч Я не думаю, что у вас есть хоть малейшая воз
можность остаться.
Керанс невольно взглянул на Риггса.
Ч Нет, конечно, Ч кратко ответил он. Ч Вы понимаете, о чем я говорю. В след
ующие 48 часов у нас будет очень много дел, постарайтесь не усложнять нашег
о положения.
Прежде, чем девушка ответила, Риггс спокойно добавил:
Ч Температура продолжает повышаться, мисс Дал. Вам будет тут нелегко, ко
гда она достигнет 130 градусов, а горючее для вашего генератора кончится. Б
ольшой экваториальный пояс дождей движется на север, через несколько ме
сяцев он будет здесь. Когда пройдут дожди и разойдутся облака, вода в этом
бассейне, Ч он указал на резервуар с обеззараженной водой, Ч закипит. К
тому же анофелес типа X, скорпионы и игуаны, ползающие всю ночь, не дадут ва
м уснуть. Ч Закрыв глаза, он добавил: Ч Вот что вас ждет, если вы останетес
ь.
При его словах рот девушки дернулся. Керанс понял, что вопрос Риггса о том
, как он спал последние ночи, не касается его взаимоотношений с Беатрис.
Полковник продолжал:
Ч Вдобавок от средиземных лагун движется на север всякое отребье: граб
ители, мародеры, Ч и вам нелегко будет иметь с ними дело.
Беатрис перебросила свои длинные черные волосы через плечо:
Ч Я буду держать дверь на замке, полковник.
Керанс раздраженно выпалил:
Ч Ради бога, Беатрис, что вы пытаетесь доказать? Пока вы можете развлекат
ься, пугая нас своими самоуничтожительными шутками, но когда мы уйдем, ва
м будет не до веселья. Полковник старается вам помочь, но вообще-то ему на
плевать, останетесь вы или нет.
Риггс коротко рассмеялся.
Ч Что ж, я ухожу. А если вас очень беспокоят мои заботы о вашей безопаснос
ти, мисс Дал, отнесите это к высокоразвитому у меня чувству долга.
Ч Это интересно, полковник, Ч саркастически заметила Беатрис. Ч А я-то
всегда считала, что наш долг оставаться здесь до последней возможности.
Во всяком случае, Ч тут в ее глазах промелькнуло знакомое выражение нас
мешливого юмора, Ч так говорил мой дед, когда правительство конфискова
ло большую часть его собственности. Ч Она заметила, что Риггс через ее пл
ечо смотрит на бар. Ч В чем дело, полковник? Ищете своего держателя опаха
ла? Я не собираюсь предлагать вам выпить. Ваши люди и так приходят сюда лиш
ь пьянствовать.
Риггс встал:
Ч Хорошо, мисс Дал. Я ухожу. Увидимся позже, доктор. Ч Он с улыбкой козырн
ул Беатрис. Ч Завтра я пришлю катер за вашими вещами, мисс Дал.
После ухода Риггса Керанс откинулся в кресле и принялся следить за верто
летом, кружившим над соседней лагуной. Иногда вертолет опускался к самой
воде, и тогда воздушная волна от винта срывала листья с папоротников и сб
расывала игуан с ветвей и крыш. Беатрис принесла бутылку и села на скамее
чку у ног Керанса.
Ч Я хочу, чтобы вы не думали обо мне так, как этот человек, Роберт. Ч Она пр
отянула ему напиток, опираясь локтями в его колени. Ч Обычно Беатрис выг
лядела спокойной и самодовольной, но сегодня она была печальной и устало
й.
Ч Простите, Ч сказал Керанс. Ч Возможно, я еще сам себя не понимаю. Ульт
иматум Риггса был для меня неожиданностью. Я не думал, что придется уходи
ть так скоро.
Ч Вы останетесь, Роберт?
Керанс помолчал. Автоматический проигрыватель перешел от пасторали к с
едьмой симфонии Бетховена. Весь день, без перерыва, он проигрывал цикл из
девяти симфоний. Керанс задумался в поисках ответа, печальная мелодия се
дьмой симфонии соответствовала его нерешительности.
Ч Вероятно, да, хотя и не знаю, почему. Это не может быть объяснено лишь эмо
циональным порывом. Должны быть более основательные причины. Возможно, э
ти затонувшие лагуны напоминают мне затонувший мир моих предков. Все, чт
о Риггс говорит, правда. Будет очень мало шансов выжить при тропических ш
тормах и малярии.
Он положил руку на ее лоб, определяя температуру, как у ребенка:
Ч Что Риггс имел в виду, когда говорил, что вы не сможете хорошо спать? Он в
торично упомянул об этом сегодня.
Беатрис на мгновение отвела взгляд.
Ч О, ничего… Две прошлые ночи меня мучили кошмары. И то же у большинства л
юдей здесь. Забудьте это. Ответьте мне, Роберт, серьезно Ч если я решу ост
аться здесь, останетесь ли вы? Вы сможете поселиться здесь?
Керанс улыбнулся:
Ч Хотите соблазнить меня, Беа? Что за вопрос. Вспомните, вы не только сама
я прекрасная женщина здесь, вы вообще единственная женщина. Нет ничего б
олее необходимого, чем база, для сравнения. У Адама не было эстетического
чувства, иначе он понял бы, что Ева Ч прекрасная, но случайная награда за
труд.
Ч Вы откровенны сегодня. Ч Беатрис встала и подошла к краю бассейна. Он
а обеими руками перебросила волосы на лоб, ее длинное гибкое тело сверка
ло в солнечных лучах. Ч Но разве все действительно так, как заявляет Ригг
с? У нас останется крейсер.
Ч Он неисправен. Первый серьезный шторм потопит его, как ржавый бидон.
Ближе к полудню жара на террасе стала невыносимой, они оставили дворик и
перешли внутрь. Двойные венецианские стекла пропускали лишь часть солн
ечного света, воздух внутри был прохладен. Беатрис растянулась на длинно
й, бледно-голубой, крытой какой-то шкурой софе, рука ее играла мехом. Это по
мещение принадлежало деду Беатрис и было ее домом, с тех пор как ее родите
ли умерли вскоре после ее появления на свет. Выросла она под присмотром д
еда, одинокого эксцентричного промышленного магната (Керанс не знал ист
очников его богатства; когда он спросил об этом Беатрис вскоре после тог
о, как они с Риггсом натолкнулись на ее двухэтажную квартиру на крыше неб
оскреба, она кратко ответила: «Скажем, у него было много денег»). В прежние
времена этот магнат был известным меценатом. Вкусы его склонялись ко все
му эксцентричному и причудливому, и Керанс часто думал, насколько его ли
чность отразилась в его внучке. Над камином висела большая картина сюрре
алиста начала XX века Дельво; на ней женщина с обезьяньим лицом, обнаженная
до пояса, танцевала со скелетами в смокингах на фоне многоцветного пейз
ажа. На другой стене висели фантасмагорические джунгли Макса Эрнста.
Некоторое время Керанс молча смотрел на тусклое желтое солнце, светивше
е сквозь экзотическую растительность на картине Эрнста; странное чувст
во воспоминания и узнавания было у него. Вид этого древнего солнца что-то
будил в глубинах его подсознания.
Ч Беатрис.
Она смотрела на него, он подошел к ней.
Ч В чем дело, Роберт?
Керанс колебался, чувствуя, что наступает решительный момент, который вв
ергнет его в полосу потрясений и изменений.
Ч Вы должны понято, что если Риггс уйдет без нас, позже мы сами уйти не смо
жем. Мы останемся.

3. К НОВОЙ ПСИХОЛОГИИ

Поставив свой катамаран на якорь у причальной площадки, Керанс спрыгнул
с него и по трапу поднялся на базу. Подойдя к двери в защитной сетке, он обе
рнулся и сквозь волны жары, заливавшие лагуну, увидел на противоположном
берегу у балконных перил фигуру Беатрис. Он помахал ей рукой, однако она,
не отвечая, отвернулась.
Ч Сегодня у нее день плохого настроения, доктор? Ч сержант Макреди выше
л из каюты охраны, его лицо с клювообразным носом исказилось подобием ус
мешки. Ч Она необычное существо, не правда ли?
Керанс пожал плечами.
Ч Вы знаете этих девушек, слишком долго живущих в одиночестве, сержант. Е
сли вы не поостережетесь, они постараются свести вас с ума. Я пытался убед
ить ее собрать вещи и отправиться с нами. Вряд ли мне это удалось.
Макреди пристально взглянул на крышу далекого небоскреба на противопо
ложном конце лагуны.
Ч Я рад, что вы так говорите, доктор, Ч заметил он уклончиво, и Керанс так
и не смог решить, относится ли его скептицизм к Беатрис или к нему самому.

Останутся они или нет, но Керанс решил делать вид, что они уходят вместе со
всеми: каждую минуту из последующих трех дней следовало потратить на ув
еличение запасов; нужно было тайком унести со складов базы как можно бол
ьше необходимого оборудования. Керанс все еще не принял окончательного
решения Ч вдали от Беатрис его нерешительность вернулась (он уныло разм
ышлял, насколько искренне говорила она с ним Ч Пандора, с ее смертоносны
м ртом и с ящиком, полным желаний и разочарований, с легко открывающейся и
столь же легко захлопывающейся крышкой), но хотя эта нерешительность ясн
о отражалась у него на лице и доставляла ему большие мучения, а Риггс и Бод
кин легко могли определить ее причины, он тем не менее решил оттягивать р
ешение до последней возможности. Хотя он и не любил эту базу, он знал, что в
ид уплывающей базы подействует на него как мощный катализатор страха и п
аники, и тогда любые отвлеченные причины его отказа уехать потеряют всяк
ую силу. Год назад он случайно остался в одиночестве на небольшой рифе. Ем
у пришлось проводить дополнительное геомагнитное исследование, и он не
услышал сирену, так как снимал показания приборов в глубоком подвале. Ко
гда 10 минут спустя он выбрался из подвала и обнаружил, что база находится
в 600 ярдах от берега и это расстояние все увеличивается, он почувствовал с
ебя, как ребенок, внезапно лишившийся матери. С огромным трудом подавил о
н панику и выстрелил из своего сигнального пистолета.
Ч Доктор Бодкин просил меня направить вас в лазарет, как только вы появи
тесь, сэр. Лейтенанту Хардману сегодня утром стало хуже.
Керанс кивнул и осмотрел пустую палубу. Он пообедал с Беатрис, зная, что ба
за все равно в эти часы после полудня пустует. Половина экипажа находила
сь на катере Риггса или в вертолетах, остальные спали в своих каютах, и он
надеялся спокойно осмотреть склады и арсенал базы. К сожалению, Макреди,
эта сторожевая собака полковника, шел за ним следом, готовый сопровождат
ь его до лазарета на палубе В.
Керанс старательно осматривал пару комаров-анофелесов, пробравшихся ч
ерез проволочную сетку перед ним.
Ч Все еще пробираются, Ч указал он на них Макреди. Ч А что слышно насчет
второго заграждения, которое вы должны были установить?
Сбивая Комаров фуражкой, Макреди неуверенно огляделся. Второй ряд экран
ов из проволочной сетки вокруг всей базы был любимым проектом полковник
а Риггса. Время от времени он приказывал Макреди выделить для этой работ
ы людей, но так как эта работа означала пребывание на неудобных деревянн
ых козлах под прямыми солнечными лучами в облаке москитов, до сих пор был
о установлено только несколько секций вокруг каюты Риггса. Теперь, когда
они постепенно двигались на север, необходимость во втором ряде огражде
ний вообще отпадала, но пуританская совесть Макреди не могла успокоитьс
я.
Ч Сегодня же вечером я вышлю людей, доктор, Ч заверил он Керанса, достав
ая из кармана ручку и блокнот.
Ч Не торопитесь, сержант, но если более важных дел не найдется, полковник
будет доволен. Ч Керанс оставил сержанта, осматривавшего металлически
е жалюзи, и пошел по палубе. Когда Макреди не мог его видеть, он свернул в пе
рвую же дверь.
На палубе С, самой низкой из трех палуб, составлявших базу, находились каю
ты экипажа и камбуз. Два или три человека были в каютах, но кают-компания б
ыла пуста, в углу, на столе для настольного тенниса, тихо звучала музыка из
радиоприемника. Керанс подождал, прислушиваясь к редким ритмам гитары,
перекрываемым отдаленным гулом вертолета, кружившегося над соседней л
агуной, затем по центральному трапу спустился в трюм, где находились мас
терские базы и арсенал.
Три четверти трюма были заняты двухтысячесильным дизелем, вращавшим дв
а винта, и резервуарами с маслом и авиационным бензином; мастерские част
ично переместили на палубу А, так как там пустовало несколько помещений,
а механикам, обслуживающим вертолеты, удобнее было находиться наверху.

Когда Керанс вошел в трюм, там было полутемно. Единственная слабая лампа
горела в стеклянной будке техника; арсенал был закрыт. Керанс осмотрел р
яды тяжелых деревянных стоек и шкафов с карабинами и автоматами. Стально
й прут, проходивший через кольца всех карабинов, удерживал их на местах; К
еранс трогал тяжелые ложа, раздумывая, мог бы он вынести оружие, даже если
б его удалось извлечь из шкафа. В ящике его стола на испытательной станци
и лежал кольт-45 с пятьюдесятью патронами, полученный три года назад. Раз в
год он предъявлял это оружие и получал новые патроны, но ему ни разу так и
не пришлось стрелять из пистолета.
Идя обратно, он внимательно разглядывал темно-зеленые ящики с амуницией
, сложенные грудой у шкафов; все ящики были закрыты на висячие замки. Прохо
дя мимо будки техника, он увидел, что тусклый свет оттуда осветил ярлыки н
а ряде металлических сосудов под одним из рабочих столов.
Керанс остановился, просунул пальцы через проволочную сетку и стер пыль
с ярлыков, читая написанную на них формулу. «Циклотрайэтиленетринитрам
ин: скорость расширения газа Ч восемь тысяч метров в секунду».
Размышляя над возможным использованием взрывчатки Ч было бы прекрасн
о отметить уход Риггса взрывом одного из затопленных зданий и тем самым
отрезать путь к возвращению, Ч он оперся локтями на стол, бездумно играя
медным трехдюймовым компасом, оставленным для починки. Шкала прибора бы
ла чистой и поворачивалась на 180 градусов, острие упиралось в меловую отме
тку.
Все еще думая о взрывчатке и о необходимости раздобыть детонаторы и бикф
ордов шнур, Керанс стер меловую отметку, поднял компас и взвесил его в рук
е. Выйдя из арсенала, он поднялся по лестнице; освобожденная стрелка комп
аса дрожала. Мимо, по палубе С, прошел моряк, и Керанс быстро спрятал компа
с в карман.
Представив себе, как одним нажатием рукоятки он перебрасывает Риггса, ис
пытательную станцию и всю базу в далекую лагуну, Керанс заставил себя ос
тановиться у перил. Улыбаясь абсурдности своего вымысла, он удивился, ка
к он это мог себе позволить.
Потом он заметил корпус компаса, высовывавшийся из кармана. Некоторое вр
емя он задумчиво глядел на прибор.
Ч Погоди, Керанс, Ч пробормотал он. Ч Пока что ты живешь двумя жизнями.


Пять минут спустя, когда Керанс входил в лазарет, его ждали более срочные
проблемы.
Три человека находились, в лазарете из-за тепловых ожогов, но большая час
ть палаты на 12 коек пустовала. Керанс кивнул санитару, накладывавшему пен
ициллиновые повязки, и прошел к маленькой одиночной палате у правого бор
та.
Дверь была закрыта, но Керанс слышал безостановочное тяжелое скрипение
койки, сопровождаемое раздраженным бормотанием пациента и ровным крат
ким ответом доктора Бодкина. Некоторое время доктор Бодкин продолжал св
ой монолог, затем послышалось несколько протестующих возгласов и насту
пила тишина.
Лейтенант Хардман, старший пилот вертолета (теперь вертолет управлялся
помощником Хардмана сержантом Дейли), был вторым по старшинству офицеро
м в отряде и до последних трех месяцев Ч заместителем Риггса, исполняя е
го обязанности в отсутствие полковника. Дородный, умный, но, пожалуй, изли
шне флегматичный человек 30 лет, он держался в стороне от остальных членов
экипажа. Будучи натуралистом-любителем, он делал собственное описание и
зменяющейся фауны и флоры и разрабатывал собственную классификацию из
менений. В один из редких моментов добродушного настроения он показал св
ои записки Керансу, но потом отобрал, когда Керанс тактично заметил, что к
лассификация ошибочна.
Первые два года Хардман служил прекрасным буфером между Риггсом и Керан
сом. Остальная часть экипажа пользовалась указаниями лейтенанта, и это,
с точки зрения Керанса, было большим преимуществом, так как более нетерп
имый второй по старшинству человек в отряде мог бы сделать жизнь невынос
имой. С легкой руки Хардмана в отряде установились свободные взаимоотно
шения, при которых новоприбывший через пять минут становился полноправ
ным членом экипажа и никого не волновало, где он был два дня или два года н
азад. Когда Хардман организовывал баскетбольный матч или регату на лагу
не, никто не впадал в неистовость; желание каждого принять участие встре
чалось с вежливым равнодушием.
Недавно, однако, в характере Хардмана начали преобладать иные элементы.
Два месяца назад он пожаловался Керансу на постоянную бессонницу. Часто
из окон Беатрис Дал Керанс далеко за полночь видел в лунном свете лейтен
анта, стоявшего у вертолета на крыше базы и глядевшего на молчаливую лаг
уну. Затем Хардман, сославшись на малярию, отказался от своих ежедневных
полетов. Запершись на неделю в каюте, он погрузился в странную жизнь, пере
читывал свои старые записи или пересчитывая пальцы, как слепой, читающий
азбуку Брайля, и перебирал сосуды с чучелами бабочек и гигантских насек
омых.
Заболевание нетрудно было распознать. Керанс узнал симптомы, которые на
блюдал у себя самого: «ускоренное вступление в зону перехода», Ч и остав
ил лейтенанта одного, попросив Бодкина навещать его периодически.
Любопытно, однако, что Бодкин отнесся к болезни Хардмана гораздо серьезн
ее.
Распахнув дверь, Керанс вошел в затемненную палату и остановился в углу
у вентилятора, так как Бодкин предостерегающе протянул к нему руку. Жалю
зи на окнах были спущены, и, к удивлению Керанса, кондиционер выключен. Воз
дух, вырывающийся сквозь лопасти вентилятора, был ненамного прохладнее
температуры снаружи Ч кондиционер никогда не позволял температуре по
дниматься выше 70 градусов. Но Бодкин не только выключил кондиционер, но и
включил небольшой электрический камин. Керанс вспомнил, как Бодкин маст
ерил этот камин на испытательной станции, устанавливая вокруг зеркала д
ля бритья нить накаливания.
Бодкин, сидевший в легком металлическом кресле спиной к огню, был одет в б
елый шерстяной жакет, на котором были видны две широкие влажные полосы п
ота, и в тусклом красном свете Керанс видел, как по его коже скатывались ка
пли, похожие на раскаленный добела свинец.
Хардман лежал, приподнявшись на одном локте, широкая грудь и плечи были о
бнажены, большие руки сжаты, к ушам прикреплены два наушника. Его узкое ли
цо с большими тяжелыми челюстями повернулось к Керансу, но глаза не отры
вались от электрического пламени. Отраженный параболической чашей, ова
льный диск красного света трех футов в диаметре освещал стену каюты.
Этот круг обрамлял голову Хардмана, как огромный сверкающий ореол. Слабы
й скребущийся звук доносился из портативного проигрывателя, стоявшего
на полу у ног Бодкина; на диске проигрывателя вертелась пластинка трех д
юймов в диаметре. Звуки, доносившиеся из звукоснимателя, напоминали медл
енные удары далекого барабана. Но вот Бодкин выключил проигрыватель. Он
быстро записал что-то в своем блокноте, затем выключил камин и включил ла
мпу у кровати больного.
Медленно качая головой, Хардман снял наушники и протянул их Бодкину:
Ч Напрасная трата времени, доктор. Эта запись лишена смысла, вы можете ис
толковать ее, как угодно, Ч он вытянул свои тяжелые конечности на узкой к
ойке. Несмотря на жару, на его лице и обнаженной груди было совсем мало пот
а, и он следил за гаснущей спиралью камина с очевидным сожалением.
Бодкин встал и поставил проигрыватель на стул, вложив в него наушники.
Ч Вы не правы, лейтенант. Это что-то вроде звуковых пятен Роршаха. Вам не к
ажется, что последняя запись была более ясной?
Хардман неопределенно пожал плечами, очевидно, с неохотой соглашаясь с Б
одкиным. Но, несмотря на это, Керанс чувствовал, что лейтенант рад принять
участие в этом эксперименте, используя его для собственных целей.
Ч Возможно, Ч неохотно сказал Хардман. Ч Но боюсь, это не имеет никаког
о смысла.
Бодкин улыбнулся, ожидая встретить сопротивление Хардмана и готовый бо
роться с ним.
Ч Не оправдывайтесь, лейтенант; поверьте мне, это время потрачено не нап
расно. Ч Он поманил Керанса. Ч Идите сюда, Роберт; правда, здесь очень жар
ко Ч мы с лейтенантом Хардманом проводили небольшой эксперимент. Я расс
кажу вам о нем, когда мы вернемся на станцию. Теперь, Ч он указал на, стоявш
ие на столике у кровати два будильника, прикрепленных тыльными сторонам
и друг к другу. Ч Пусть эта штука действует постоянно, для вас это не буде
т слишком трудно, нужно только заводить оба будильника после каждого две
надцатичасового цикла. Они будут будить вас через каждые десять минут Ч
это время достаточное для отдыха, хоть вы и не успеете соскользнуть в глу
бокий сон и подсознательные видения. Надеюсь, кошмаров больше не будет.
Хардман скептически улыбнулся, бросив быстрый взгляд на Керанса.
Ч Я думаю, вы слишком оптимистичны, доктор. На самом деле вы, вероятно, счи
таете, что я должен научиться не бояться своих снов, отдавать себе полный
отчет в них. Ч Он взял в руки толстую зеленую папку, свой ботанический дн
евник, и начал механически переворачивать страницы. Ч Иногда мне кажет
ся, что я вижу сны постоянно, каждую минуту дня и ночи. Возможно, мы все их ви
дим.
Тон его был смягченным и неторопливым, несмотря на усталость, иссушившую
кожу вокруг глаз и рта, отчего его длинные челюсти выдавались еще больше,
а лицо казалось худым, щеки запали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11