А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

То, что теория личности никогда не шла
в русле академической психологии, связано с несколькими важными
моментами. С одной стороны, этот факт связан с тенденцией теории
личности к высвобождению из смертельных объятий конвенциональ-
ного мышления и предубеждений относительно человеческого поведе-
ния. Теоретикам личности, относительно мало вовлеченным в жизнь
психологического сообщества, было проще подвергнуть сомнению или
отвергнуть те допущения, которые были широко распространены сре-
ди психологов. С другой стороны, недостаточная вовлеченность ос-
вобождала их от своего рода дисциплины и ответственности за то, чтобы
их формулировки были приемлемо систематизированы и организова-
ны - а именно это <получает в наследство> хорошо социализирован-
ный ученый.
Теория личности и история психологии 1 7
Второе обобщение заключается в том,что теории личности функци-
ональны. по своей направленности. Они по-особому соотносятся с вопро-
сами регуляции организма. В центре внимания оказываются проблемы,
критически важные с точки зрения выживания индивида. В то время,
как психологи-эксперименталисты были поглощены такими вопросами,
как существование безобразной мысли, скорость прохождения нервного
импульса, особенности содержания сознания здорового человека, мозго-
вая локализация функций,- теоретиков личности интересовало, поче-
му у определенных индивидов развиваются болезненные невротические
симптомы в отсутствие органической патологии, какова роль детской
травмы в процессах регуляции у взрослого, при каких условиях воз-
можно возвращение психического здоровья и какие основные мотивы
лежат в основе человеческого поведения. Таким образом, именно теоре-
тик личности, и только он, на заре психологии задался теми вопросами,
которые ныне обычному человеку представляются основополагающими
для успешного построения психологической науки.
Читатель не должен считать только что сказанное обвинением в адрес
общей психологии или панегириком в адрес теории личности. До сих
пор непонятно, быстрее ли объемлющая и продуктивная теория челове-
ческого поведения возникнет из работ тех, кто поставил цель создать ;
такую теорию, или же в большей мере она будет обязана тем, кто реша-
ет более определенные и ограниченные задачи. Всегда непросто опреде-
лить стратегию научного продвижения, и навряд ли возможно оконча-
тельное суждение о том, какими проблемами следует заниматься. Иными
словами, раз установлено, что теоретики личности ставили проблемы,
которые кажутся существенными и центральными для типичного на-
блюдателя за человеческим поведением, остается выяснить, насколько
желание браться за такие проблемы подтвердит свою эффективность для
продвижения психологической науки.
Как мы сказали, не секрет, почему теории личности были шире по
кругозору и в большей степени практически ориентированы, чем по-
строения большинства психологов другого плана. Грандиозные фигуры
академической психологии XIX века, такие, как Вундт, Гельмгольц, Эб-
бингауз Титченер и Кюльпе, вели ра-
боту в недрах университетов, испытывая чрезвычайно мало воздействий
извне. Они были свободны следовать собственным интеллектуальным
склонностям, не испытывая - или испытывая чрезвычайно малую - не-
обходимость рассматривать то, что полагали важным и существенным
7 8 Теория личности: что это
другие. Фактически, меру существенности они имели возможности оп
ределять, исходя из собственных интересов и собственной деятельности
Ранние же теоретики личности были учеными и практиками в равной
мере. Естественно, что, сталкиваясь с проблемами современной жжизни
усугубленными неврозами и более тяжелыми нарушениями, они должны
ны были обратиться к таким формулировкам, которые могли бы внести
вклад в решение этих проблем. Тот набор категорий для анализа
ций, который мог использоваться в лабораторных условиях, не пред
ставлял большого интереса для терапевта, ежедневно наблюдающего
ствие эмоций, затрудняющих поведение, калечащих и даже убивающих
человека. Таким образом, сильный функциональный оттенок теорий лич
ности, их связь с проблемами, важными для выживания организма, пред
ставляются естественно вытекающими из тех условий, в которых
теории возникли.
Очевидно, что теоретики личности обычно признавали решаю
роль мотивационных процессов. В то время, как многие психологи и
рировали мотивацию или в своих исследования старались свести внесе
ние подобных факторов к минимуму, теоретики личности видели в
же переменных ключ к пониманию человеческого поведения. Фрейд
Мак-Даугалл первыми дали серьезный анализ мотивации. Мак-Даупл
обсуждая свои попытки создать адекватную теорию социального нов
ния (которая в большей мере была теорией личности), следующим о(
зом иллюстрирует разрыв между лабораторными теориями и жизнь
<Наиболее важной для социальных наук является та область психологии
которая рассматривает источники человеческого действия, импульсы и мо
тивы, поддерживающие телесную и ментальную активность и регулирую
щие поведение; и из всех областей психологии именно эта наименее разви
та: в ней царят неясность, неопределенность, путаница> .
Таким образом, переменные, доставляющие больше всего неудоб
экспериментальному психологу, для теоретика личности становятся пр
метом интенсивного изучения и особого интереса.
С интересом к функциональному и мотивационному связано убеждение
ние теоретика личности в том, что адекватное понимание человечески
поведения возможно только при. изучении человека в его целостное
Большинство психологов, изучавших личность, настаивали на том, что су(
екта необходимо рассматривать с позиций целостного функционирования
Теория личности, и история психологии. 1 9
в естественной среде. Они настаивали на контекстуальном изучении по-
ведения, когда каждое поведенческое событие изучается и интерпрети-
руется в соотношении с остальными. Такая точка зрения была естест-
венным следствием клинической практики, где осуществляется лечение
целостного человека и где трудно ограничиться размышлениями об од-
ной сенсорной модальности или заданном ряде переживаний.
Если мы принимаем намерение большинства теоретиков личности стре-
миться к изучению целостного, не разделенного на сегменты человека,
несложно понять, почему многие обозреватели полагают одной из наибо-
лее ярких отличительных черт теории личности ее функционирова-
ние в качестве интегративной теории. Хотя в целом психологи демон-
стрировали тенденцию к специализации, что приводило к тому, что они
узнавали все больше и больше о все меньшем и меньшем, теоретик лич-
ности брал на себя хотя бы частичную ответственность за то, чтобы со-
брать воедино и структурировать разнообразные открытия специалистов.
Эксперименталист может многое знать о слухе, зрении и др., но обычно
немногие знают, как эти специальные функции соотносятся между со-
бой. Психолог, изучавший личность, в этом отношении более был занят
реконструкцией или интеграцией, а не анализом и фрагментарным изу-
чением поведения. Эти рассуждения приводят к своего рода романтиче-
скому образу теоретика личности как человека, который собирает ажур-
ную мозаику из разрозненных открытий, совершенных в рамках
отдельных составляющих психологию специальностей.
Что же в широком смысле отличает теоретиков личности от тра-
диционных теоретиков психологии? Они более спекулятивны и менее
привязаны к экспериментальным и измерительным процедурам. Жест-
кий гребень позитивизма коснулся психолога, изучающего личность, го-
раздо легче, нежели психолога-экспериментатора. Они создают много-
мерные, более сложные теории, чем типичные для общей психологии, и,
соответственно, их теории более запутаны и менее четко очерчены. Они
готовы принять в качестве материала для своих теоретических мельниц
любой функционально значимый аспект поведения, в то время как боль-
шинство экспериментальных психологов удовлетворяются вниманием к
определенному кругу явлений. Они настаивают на том, что адекватное
понимание индивидуального поведения возможно лишь при изучении
его в широком контексте, включающем целостного действующего челове-
2 0 Теория личности: что это такое
проблему, в то время как эксперименталист видит в ней лишь одну из
многих проблем и решает ее на основе ограниченного числа понятий,
тесно связанных с физиологическими процессами.
До сих пор мы двигались так, как будто читатель и авторы были в
добром согласии относительно того, что означает термин <личность>.
Хотя по случайности может так и оказаться, уверенности в этом нет, и
дальнейшие шаги разумно предварить анализом содержания этого тер-
мина.
ЧТО ТАКОЕ ЛИЧНОСТЬ?
Немного найдется в английском языке слов, действующих на широ-
кую публику столь зачаровывающе, как <личность>. Хотя оно использу-
ется в разных смыслах, можно говорить о двух основных. В первом
случае этот термин относится к своего рода умелости или ловкости. Лич-
ность индивида оценивается по той эффективности, с которой он добива-
ется позитивных реакций различных людей в различных обстоятельст-
вах. Именно этот смысл имеют в виду, говоря о курсах <личностного
тренинга>. Аналогично, преподаватель, говоря о личностных проблемах
ученика, скорее всего указывает на то, что социальные умения ученика
неадекватны для того, чтобы он мог установить удовлетворительные от-
ношения с соучениками и педагогом. Во втором случае понятие соотно-
сится с тем наиболее явным и ярким впечатлением, которое индивид
производит на окружающих. Тогда говорят, что индивид обладает <аг-
рессивной личностью>, или <покорной личностью>, или <ужасающей
личностью>. Наблюдатель выбирает тот признак или качество, которое
в высокой степени типично дуя субъекта, предположительно является
важной составляющей общего впечатления, производимого на окружаю-
щих, и при помощи этого понятия идентифицируется личность челове-
ка. Ясно, что в обоих случаях присутствует элемент оценки. Обычно
личности видятся как хорошие или плохие.
Хотя различия в обиходном использовании слова <личность> могут
показаться значительными, они перекрываются разнообразием значе-
ний, которыми наделяют этот термин психологи. Оллпорт
в утомительном литературном обзоре выделил около пятидесяти различ-
ных определений, которые распределил в ряд категорий. Здесь мы кос-
немся лишь некоторых.
Что такое личность? 2 1
Во-первых, важно различать то, что Оллпорт назвал биосоциальным
и биофизическим определениями. Биосоциальнов определение во многом
соответствует бытовому использованию термина, так как соотносит лич-
ность с <социальной стимульной ценностью> индивида. Именно реак-
ция других определяет личность субъекта. Можно даже утверждать, что
индивид не обладает никакой личностью за исключением той, которая
содержится в реакции окружающих. Оллпорт решительно возражает про-
тив утверждения, что личность содержится лишь в <реагирующем дру-
гом>, и полагает более предпочтительным биофизическое определение,
относящее личность исключительно к характеристикам или качествам
субъекта. В соответствии с последним определением, у личности есть
как воспринимаемая сторона, так и органическая, и ее (личность) следу-
ет связать со специфическими качествами индивида, поддающимися объ-
ективному описанию и измерению.
Другой важный тип определения можно назвать <мешок старьевщи-
ка> или <определение-омнибус>. Это определение представляет личность
через перечисление. Термин <личность> здесь используется для обозна-
чения всего, что касается индивида, и теоретик, как правило, при опи-
сании индивида перечисляет важнейшие, на его взгляд, понятия, пола-
гая, что обозначаемое ими и составляет личность. В других определениях
подчеркивается интегрирующая или организационная функция лично-
сти. Предполагается, что личность выступает как организация или пат-
терн в отношении различных дискретных реакций индивида или же что
эта организация является следствием активности личности, существую-
щей как внутрииндивидуальная сила. Личность есть то, что упорядочи-
вает и согласует различные виды индивидуального поведения. Ряд тео-
ретиков предпочитают подчеркивать роль личности в управлении
индивидуальной регуляцией поведения. Личность представляется как
различные - и вместе с тем типичные - попытки регуляции, осуществ-
ляемые индивидом. Другие определения отождествляют личность с уни-
кальными или индивидуальными аспектами поведения. В этом случае
термин используется для обозначения того, что отличает индивида от
остальных людей. Наконец, некоторые теоретики считают, что личность
составляет сущность человека. В этих определениях личность соотно-
сится с наиболее репрезентативной частью индивида, не только в плане
его отличий от других, но, что более важно, личность выступает тем,
чем человек является на самом деле. Этот тип определения иллюстри-
руется следующим положением Оллпорта: <личность есть то, что есть
12 Теория личности: что это такое
человек в действительности>. Согласно этому допущению, личность со-
держит то, что, в конечном итоге, является наиболее типичной и глубо-
кой характеристикой человека.
Мы могли бы с пользой провести еще немалое время, обсуждая про-
блему определения личности, если бы не знали, что в последующих гла-
вах читатель встретит многие уточненные определения в их естествен-
ном контексте. Более того, мы убеждены, что никакое сущностное
определение личности ни на каком уровне общности не применимо.
Проще говоря, имеется в виду, что определения личности, используе-
мые конкретными людьми, целиком и полностью зависят от их индиви-
дуальных теоретических предпочтений. Так, если в теории подчеркива-
ется уникальность и организованность, единство поведения, то вполне
естественно, что в определение личности в качестве ее свойств войдут
уникальность и организованность. Коль скоро некто создал или принял
данную теорию личности, такое определение достаточно ясно ею допус-
кается. Таким образом, мы можем заключить, что личность определя-
ется на основе частных эмпирических представлений, выступающих
как часть используемой наблюдателем теории личности. Конкретно,
личность соотносится с набором черт или дескриптивных понятий, опи-
сывающих изучаемого индивида в плане переменных или величин, за-
нимающих центральное место в данной теории.
Если данное определение читателя не удовлетворяет, пусть он уте-
шится мыслью о том, что на последующих страницах мы встретим ряд
более четких. Любое из них может стать вашим, если вы примете соот-
ветствующую теорию. Иными словами, вышесказанное означает, что оп-
ределить личность невозможно, не придя к согласию относительно той
теоретической системы, в которой она будет рассматриваться. Если бы
нас вынудили дать какое-нибудь однозначное определением сейчас, мы
вынуждены были бы, по логике вещей, опустить многие теоретические
проблемы, которые намерены исследовать.
ЧТО ТАКОЕ ТЕОРИЯ?
Раз уж каждый знает, что такое личность, то уж конечно, каждый
знает, что такое теория! Наиболее распространено убеждение в том,
что теория противоположна факту. Теория есть недоказанная гипотеза
или спекуляция относительно действительности, о которой до сей поры
Что такое теория? 23
неизвестно, такова ли она. Подтвержденная теория становится фактом.
Есть некоторое соответствие между этим представлением и тем, которое
отстаиваем мы: согласимся, что истинность теории неизвестна. Есть и
элемент несогласия; здравый смысл подсказывает, что, когда собраны
соответствующие подтверждающие данные, теория становится истин-
ной или фактичной. С нашей же точки зрения, о теории никогда нельзя
сказать, истинна она или ложна - хотя ее посылки и следствия могут
быть таковыми.
Следующие пассажи представляют условный экстракт из размышле-
ний методологов и логиков науки. Ни в коей мере нельзя говорить с
полном согласии относительно обсуждаемых положений, но представ-
ленная точка зрения скорее модальна, чем оригинальна. Некоторые идеи
могут показаться трудными начинающему студенту, и мы хотим честно
признать, что их понимание не слишком существенно для восприятия
остального материала. С другой стороны, если читателя серьезно инте-
ресует эта область и он еще не успел достаточно погрузиться в эту сферу
образования, ему полезно ознакомиться с методологией более экстенсив-
но, чем на том уровне, которого стоит ожидать, приступая к этому крат-
кому разделу. Есть ряд превосходных источников, которые обеспечат
вам экскурс в данную область
Сначала мы обсудим, что такое теория, а затем перейдем к более важ-
ному вопросу о том, каковы ее функции. Укажем вначале, что теория
есть набор условностей, созданных теоретиком. Взгляд на теорию как
на <набор условностей> подчеркивает тот факт, что теории не <даны> и
не предопределены природой, данными или иными детерминантами. Как
одни и те же переживания или наблюдения могут привести поэта или
романиста к созданию любого из множества возможных произведений
искусства различной формы, так полученные в исследовании данные
могут быть включены в любую из бесчисленных теоретических схем.
Теоретик, избирая способ презентации интересующих его событий, осу-
ществляет свободный творческий выбор, отличный от выбора художни-
ка только в том, какого рода события оказались в центре внимания и пс
каким основаниям можно судить о плодотворности выбора. Мы здесь
подчеркиваем творческую и произвольную манеру конструирования тео-
рий; естественно вытекающее из этого замечание заключается в том, чтс
мы можем определить, как оценивать теорию, но не можем определить,
24 Теория личности: что это такое
как ее следует создавать. Нет формулы плодотворной теоретической кон-
струкции, как нет формулы создания нетленных литературных произ-
ведений. То, что теория - не нечто неизбежное или предписанное, а
результат свободного выбора, свидетельствует о том, что истинность или
ложность недостаточны в качестве атрибутов, ей приписываемых. Тео-
рия может быть лишь полезной или бесполезной, а это определяется,
как мы увидим, тем, в первую очередь, насколько теория может проду-
цировать такие предсказания или проекты относительно соответствую-
щих событий, которые при верификации подтверждают свою истинность.
Выскажемся более определенно относительно того, что представляет
собой теория. Что включает теория в ее идеальной форме? Она должна
содержать ряд релевантных допущений, систематически соотнесенных
друг с другом, и набор эмпирических определений!
Допущения должны быть релевантны в том смысле, что они должны
опираться на эмпирические события, с которыми соотносится теория.
Если это теория слуховой чувствительности, допущения должны быть
связаны со слуховыми процессами; если это теория восприятия, допу-
щения должны касаться перцептивных процессов. Обычно природа этих
допущений составляет отличительное свойство теории. Хороший теоре-
тик - это человек, способный выдвинуть полезные или прозорливые пред-
положения относительно того, что составляет сферу его интересов. В
зависимости от особенностей теории эти допущения могут быть весьма
общими или достаточно специфичными. Теоретик в области поведения
может допустить, что все поведение мотивировано, что события ранних
периодов жизни являются важнейшими детерминантами поведения взрос-
лого, что поведение животных различных видов строится по одним и
тем же общим принципам; или же теоретик может допустить, что воз-
растание тревоги ведет к нарушениям моторики или что отдельная пере-
менная нормально распределена внутри данной популяции. Эти допу-
щения могут также различаться по форме - от точной математической
нотации до относительно нестрого сформулированных допущений, како-
выми является большинство из только что использованных нами в каче-
стве иллюстрации.
Допущения должны быть четко сформулированы, но этого недоста-
точно; допущения и иные элементы теории должны определенным обра-
зом сочетаться и соотноситься друг с другом. Значит, должны существо-
вать правила взаимодействия между допущениями и основными
понятиями. Чтобы теория обрела логическую стройность и оказались
Что такое теория? 25
возможны процессы деривации, эти внутренние отношения должны быть
ясны. Без такого уточнения выведение из теории эмпирических следст-
вий было бы трудным или невозможным. Эти положения, в силу их
сходства с грамматическими правилами, часто рассматриваются как син-
таксис теории. Мы уже выдвигали допущение, что возрастание тревоги
ведет к нарушениям моторики. Кроме того, возможно предположить,
что повышение самоуважения ведет к улучшению моторики. Если мы
не знаем ничего более, отношение между этими двумя допущениями
явно неопределенно, так что нам нужно выявить нечто относительно
связи между тревогой и самоуважением прежде, чем окажется возмож-
ным сделать какие-либо предсказания о том, что будет иметь место в
ситуации наличия обеих переменных. Адекватная постановка теорети-
ческих допущений должна дать пользователю ясную спецификацию от-
ношений между этими двумя допущениями.
Эмпирические определения (координирующие определения) обеспе-
чивают возможность более или менее четкого взаимодействия сущест-
вующих в рамках теории терминов и понятий с эмпирическими данны-
ми. Посредством этих определений теория в определенные предписанные
моменты приходит в контакт с реальностью или данными наблюдений.
Эти определения часто называются операциональными определения-
ми, т. к. дают возможность определить операции, посредством кото-
рых можно подвергнуть измерению соответствующие переменные. Ак-
цент на эмпирические определения - признак исследовательских
намерений, и можно сказать, что, если теория вносит нечто в эмпири-
ческие дисциплины, она должна располагать некоторыми средствами
эмпирической трансляции. С другой стороны, должно быть ясно, что
эти определения существуют в континууме от полных и точных специ-
фикаций до весьма общих качественных утверждений. Хотя чем боль-
ше четкости, тем лучше, требование полной четкости на ранних этапах
исследования может стать препятствием на пути плодотворного его раз-
вития. Определение интеллекта как того, <что измеряют тесты интел-
лекта>, или отождествление тревоги с определенными физиологиче-
скими изменениями, измеряемыми гальванометром, быть может, и
точны, но, как представляется, ни одно из них само по себе не ведет к
более продуктивной исследовательской мысли. Правильное отношение
к эмпирическим определениям заключается в том, что они должны
быть настолько точны, насколько позволяет состояние дел в соответст-
вующей сфере.
Теория личности: что это такое
Мы бросили общий взгляд на то, из чего состоит теория. Следующий
вопрос: что она делает? Во-первых - и это наиболее важно,- она позво-
ляет увидеть ранее не наблюдавшиеся соответствующие эмпирические
отношения. Теория должна приводить к систематической экспансии зна-
ния в область интересующих феноменов, и в идеале эта экспансия должна
опосредоваться или стимулироваться выведением из теории определен-
ных эмпирических положений (утверждений, гипотез, предсказаний), вы-
ступающих как объекты эмпирической проверки. В основе своей суть
любого исследования - открытие стабильных эмпирических связей меж-
ду событиями и переменными. Функция теории - систематически спо-
собствовать этому процессу. Теорию можно рассматривать как своего ро-
да мельницу, в которой перемалываются предположения, а в качестве
муки выдаются соотносимые эмпирические положения, которые затем
могут быть подтверждены или отвергнуты в свете соответствующих эмпи-
рических данных. Эмпирической проверке подвергаются лишь следст-
вия, предположения или идеи, выводимые из теории. Сама теория есть
допущение, и ее принятие или отвержение обусловлено лишь ее полезно-
стью, но не истинностью или ложностью. Полезность в этом случае со-
держит два компонента - верифицируемость и широту. Верифицируемость
отражает способность теории продуцировать предсказания, подтверждае-
мые при сборе соответствующих эмпирических данных. Широта отража-
ет степень или полноту распространенности этих положений. Возможны
случаи, когда выдвинутые положения часто находят подтверждение, но
относятся лишь к некоторым аспектам интересующего феномена. В идеа-
ле теория должна приводить к точным предсказаниям высокой степени
обобщенности относительно рассматриваемых эмпирических событий.
Представляется важным различать то, что может быть названо систе-
матической и эвристической генерацией исследований. Очевидно, что в
идеальном случае теория позволяет вывести определенно сформулиро-
ванные положения, что, в свою очередь, ведет к четко построенным эм-
пирическим исследованиям. Однако, не менее очевидно, что многие тео-
рии,- например, теории Фрейда и Дарвина,- во многом повлияли на
развитие исследований без посредства таких развернутых положений.
Эта способность теории порождать изыскания путем выдвижения идей
или даже благодаря возникающему неверию и сопротивлению может
рассматриваться как эвристическое влияние теории. Оба типа влияния
чрезвычайно важны и на данной стадии развития психологии должны
рассматриваться как равноценные.
2 7
Вторая функция теории заключается в том, что она позволяет объе-
динить известные эмпирические открытия в рамках логически по-
следовательной и приемлемо простой системы. Теория выступает как
средство организации и интеграции всего, что относится к определен-
ному кругу явлений. Адекватная теория психотического поведения
должна обладать способностью систематизировать все, что известно от-
носительно шизофрении и других психозов, в понятную и логическую
конструкцию. Удовлетворительная теория научения должна охваты-
вать все, что касается процесса научения. Теории всегда возникают на
базе того, что уже наблюдалось и о чем сообщалось; в этом смысле на
первой фазе становления они индуктивны и руководствуются - а до
некоторой степени контролируются - тем, что уже известно. Однако,
если теории упорядочивают и согласуют уже известное, и не более то-
го, польза от них невелика. В этом случае будет оправдано суждение
настойчивого исследователя о том, что теория - лишь словесная пена,
плывущая в кильватере эксперимента, который единственный в науке
служит делу. Эмпирик, настаивающий на том, что теория - не более,
чем последующая рационализация того, о чем сообщают исследовате-
ли, не понимает основной функции теории - указывать на новые или
хотя бы незамеченные отношения. Продуктивность теории проверяет-
ся не после, а до появления факта.
Простота или, как иногда говорят, экономность, также имеет значе-
ние, но лишь вслед за широтой и верифицируемостью. Она обретает важ-
ность лишь в ситуации, когда две теории порождают одни и те же следст-
вия. Если две теории различаются по тем следствиям, которые можно
сделать относительно одних и тех же эмпирических событий, выбор теории
должен основываться на различии этих положений в плане верифицируе-
мости. Таким образом, лишь в случае тавтологии - две теории приходят
к одним и тем же выводам, исходя из различных оснований,- простота
обретает важность. В науке такое встречается нечасто, а в психологии,
насколько нам известно, не встречалось ни разу. Следовательно, простота
как противоположность сложности является скорее личной ценностью
теоретика, нежели непременным атрибутом теории.
Еще одна функция теории заключается в том, чтобы уберечь наблюда-
теля от ослепления многообразием побочных или частных явлений. Тео-
рия предоставляет своего рода шоры, позволяющие не беспокоиться обо
всех аспектах изучаемых явлений. Для неискушенного наблюдателя
каждое достаточно сложное поведенческое явление предполагает
2 8
бесчисленное множество способов анализа и описания - и это действи-
тельно так. Теория позволяет наблюдателю систематически и действен-
но абстрагироваться от естественной сложности. Человек абстрагирует-
ся и упрощает независимо от использования теории, но если он не
руководствуется ясной теорией, то принципы, определяющие его под-
ход, будут скрыты в имплицитных допущениях и позициях, неведомых
ему самому. Теория ограничивает пользователя рядом более или менее
определенных параметров, величин, переменных, обладающих принци-
пиальной важностью. С точки зрения данной проблемы остальные ас-
пекты ситуации могут быть в той или иной степени проигнорированы.
Полезная теория обозначит четкие инструкции относительно того, како-
го рода данные следует собирать в связи с данной проблемой. Соответст-
венно, можно ожидать, что люди, занимающие решительно различные
теоретические позиции, могут изучать одно и то же явление, обнаружи-
вая в своих наблюдениях немного сходства.
В последние годы значительное число психологов приняли теоретиче-
ские положения и терминологию Томаса Куна , который в
своей увлекательной монографии выразил мнение, что движение науки
может быть точно показано как серия революционных шагов, каждый
из которых сопровождается характерной доминирующей парадигмой.
По Куну, каждая область существует как <расползающаяся>, не коор-
динированная, в которой развиваются отдельные исследовательские ли-
нии и теоретические идеи, сохраняющие свою автономию и соревнова-
тельную позицию, пока конкретная система идей не примет статус
парадигмы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10