А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Какую еще полоску?
- Желтую полоску на боку ведерка. А на ней надпись: "Метка для кипятка". Она была снаружи, понимаешь и когда ты наливаешь кипяток, ее не видно. Чтобы увидеть полоску тебе нужно наклониться, но в этом случае ты уже не видишь до какого уровня заполнено ведерко.
- И что ты сделал?
- На следующий день я пришел в магазин и на своем ломаном корейском спросил у продавца, как мне поступить. Это поставило беднягу в тупик и он вызвал менеджера. Я объяснил проблему и ему, и мы провели эксперимент. Менеджер едва не поседел, пытаясь сообразить, как решить эту проблему. Вскоре вокруг нас собралось человек десять, которые шумели, размахивали руками и выдвигали разные идеи. Эти люди привыкли следовать указаниям "от производителя" и не знали что делать, если эти указания оказывались невыполнимыми... Я рассказываю все это потому, что все мы, в некотором роде беспомощны перед подобными ситуациями.
- Я могу провести параллель с программированием, - вставляет Мегги. - Когда ты вводишь в компьютер неправильную программу, он оказывается работать. Нас программируют точно таким же образом.
- Это имеет смысл, - говорит Алан. - "Не сорить", "курение запрещено", "предъявите пропуск при входе", "сортируйте мусор", "добавьте одну чайную ложку"... Что станет с цивилизацией, если мы разом лишимся всех этих подсказок? Откуда мы будем знать, как следует поступать?
- Мы зависнем , - убежденно говорит Мегги.
- Здравый смысл, - возражаю я. - Я налил столько кипятка, сколько посчитал разумным.
- Да, но ты опирался при этом на предыдущий опыт.
- А логика?
- Логика хороша, только если ее не ограничивает чувство ответственности.
- При чем тут чувство ответственности?
- Я, возможно, не совсем точно выразился. Речь идет о страхе. "Преступление и наказание", Федор Михайлович Достоевский. Он писал, что если ты делаешь что-то не так, то неизбежно наступает расплата. Ты мог остаться голодным или обжечь руки кипятком, но это не столь уж высокая цена и поэтому ты рискнул. А давай возьмем для примера банковского клерка. Ты подходишь к окошку и выкладываешь записку, где написал всего два слова: "Это ограбление". Клерк знает, что ему не грозит опасность остаться голодным или обжечься, нет, все куда хуже - он может лишиться работы, если не выполнит то, что запрограммировано служебной инструкцией. Поэтому он безропотно выдает тебе деньги, наблюдает пока ты выйдешь за дверь, и лишь после этого нажимает кнопку сигнализации.
- После того, как я выйду?
- Это делается для того, чтобы избежать ненужных жертв. А вдруг ты вооружен? А если ты настолько отчаялся, что под одеждой у тебя три слоя самодельной взрывчатки? Судебные иски пострадавших во время ограбления клиентов обойдутся банку в сотни тысяч, а то и миллионы - это куда больше, чем ты можешь унести.
- К чему ты ведешь?
- К тому, что клерк выполнит инструкцию, даже если логика, здравый смысл и жизненный опыт диктуют ему обратное. Некоторые люди настолько запрограммированы, что останутся беспомощными, исчезни разом все инструкции.
- Я бы с этим поспорил. Твой пример инструкции основан на здравом смысле. Ты сам заметил, что банк просто минимизирует ущерб.
- Это реальная история, которая произошла лет двадцать назад, - улыбается Алан. - И записку со словами "Это ограбление" таскал из банка в банк полуслепой девяностолетний старик самым грозным оружием которого была клюка, на которую он опирался. Он успешно обчистил несколько банков, прежде чем его схватили. Между прочим, это случилось в Мехико.
- Я о том тебе и толкую, Алан. Ограбления банков - это вроде как мексиканский национальный вид спорта. Они грабят банки, вооружившись игрушечными пистолетами...
- Шон!
- Я просто предложил... Мегги, нам долго еще идти?
Мег берет минутный тайм-аут, видимо, сверяясь с картой.
- Еще метров двести вниз по улице. Можете купить себе пиво, если вам жарко, хотя лично я чувствую себя вполне комфортно.
- Ты сидишь под тентом возле бассейна, а мы бродим по улицам. Не надо рассказывать мне про комфорт. Где мастерская?
- Поищи вывеску. Там должно быть написано что-то вроде "La reparacion".
- Спасибо.
- На здоровье. И передай Алану, что я могу задешево достать ему подержанный "наладонник" от HP.
- Мегги предлагает тебе "наладонник" Hewlett Packard и гарантирует, что он будет настолько старым и потертым, насколько твоя душа пожелает.
- Мне нужен мой Casio. Я без него, как без рук.
- Мегги, Алан говорит, что подумает.
- О'кей, его проблемы.
- Шон, я не говорил, что подумаю.
- Тогда я говорю, что ты подумаешь. Еще десять минут таких прогулок и я превращусь в кусок хорошо прожаренного бекона.
- Попытаешься сосватать мне HP и превратишься в отбивную.
- Ты ставишь меня перед нелегким выбором.
- Лучше молись, чтобы местные умельцы знали свое дело.
- Я давно забыл все молитвы...
Алан все же получил отремонтированный Casio и смартфон достаточно старый, чтобы его устроить. Мегги выразила свое недовольство устроив нам сорокавосьмисекундное прослушивание "Dig It".
Помню, тогда я впервые подумал, что мне начинает нравиться Мексика.
Тем же вечером мне пришло первое сообщение.
"Ты любишь меня, Шон"?
3. Настоящее: Даглас
Вот уже четыре дня, как мы живем в небольшом домике на берегу океана, ничуть не отличаясь от сотен туристов. Алан и Мегги заняты по горло, а моя активность на этом этапе равна нулю. Мансанильо перестает интересовать в тот момент, когда я убеждаюсь, что наше прибытие прошло незамеченным. Рай для отдыхающих - Ад для трудоголика.
Вечером я звоню родителям, но разговор ними не приносит мне радости. Они кажутся мне не столько усталыми, сколько апатичными. Позже перезванивает Тэд и говорит, что это все из-за проблем со страховкой.
"Мы не хотели тебя волновать, братец, но у нас тут вроде как бы небольшой пожарчик".
"Насколько небольшой?"
"Дом все еще стоит на месте, если ты об этом".
"Я могу выслать денег на ремонт".
"Они никогда об этом не попросят".
"Скажи сколько вам нужно и я навру про премию на работе".
"Тысяч шесть-семь нам бы очень пригодились".
"Я вышлю десять".
"Черт, чем ты там занимаешься, младший братец?! Торгуешь наркотой или малазийскими чипами?"
"Я просто получил премию, Тэд".
"Ага, как же... Ты нас здорово выручишь, Шон. Как оно там, в Мексике?"
"Солнечно".
Дела в магазинчике Тэда тоже идут не блестяще. К тому же он лысеет, что особенно заметно, если зачесывать волосы назад. Думаю, лет через шесть мне тоже придется менять прическу. Это наводит на грустные мысли о кризисе среднего возраста и всем прочем в том же духе. Мне нужна хорошая встряска, но, как назло, ничего особенного не происходит.
- - -
Я сижу на краю бассейна, опустив ноги в воду. Черные плавки и бейсболка - вот и весь мой сегодняшний наряд.
Алан растянулся поодаль на огромном махровом полотенце. Солнце превращает спину и зад моего светловолосого друга в огромную плитку шоколада. Алану не чужды идеалы нудизма.
Мег плещется в бассейне вместе с Дагласом. Новый приятель заставил ее на время изменить отношение к солнечным ваннам.
"Привет, ребята, это Далгас. Познакомься, Даглас, это Алан..."
"Привет".
"...а это Шон".
"Привет, Дуглас".
"Д а глас, Шон. Он очень трепетно относится к тому как произносят его имя. Верно Даг?"
"Я - англичанин".
"Прости, Даглас, я не знал. Привет".
"Привет".
По правде сказать, мне не очень нравится этот тип, но, возможно, я просто ревную. Заметив, что дурашливое купание принимает все более ярко выраженный сексуальный подтекст, я отхожу подальше и усаживаюсь рядом с Аланом.
- Что слышно из Мехико? - спрашиваю я просто, чтобы завести разговор. Текущее положение дел мне прекрасно известно. - Транспорт достал.
- Транспорт! - Алан приглушенно фыркает, не поднимая головы, опущенной на сложенные руки. - Я договорился насчет грузовика. Его угонят накануне, перекрасят и сменят номера.
- Мне можно не волноваться?
- Это в порядке вещей. Владельцы хватятся не раньше, чем через неделю, а к тому времени мы вернем его назад. Все довольны и никто не станет обращаться в полицию. Шон, ты не намажешь мне спину?
- А?
- Средство от загара. Ты же знаешь, изнеженные белокожие парни вроде меня обгорают в один миг.
- Извини, но не раньше, чем ты натянешь плавки.
- Черт, ну прикрой мой зад полотенцем, если он тебя так возбуждает!
- А, ладно! Хорошо...
Я выдавливаю немного холодного, желтоватого крема на левую ладонь и принимаюсь за дело. Плечи Алана густо усыпаны веснушками. Чуть ниже правой лопатки большое родимое пятно. Мой друг довольно кряхтит.
- У тебя самого все готово? - спрашивает он.
- Настолько просто, что даже скучно. Купить пушку здесь еще легче, чем угнать грузовик.
- Вот и говори после этого о стереотипах...
- Мегги сделала разрешение на ношение оружия и пробила его по базам данных в полиции. Если не станут копать слишком глубоко, то сойдет за настоящее.
- Насколько глубоко, Шон?
- Вплоть до тех, кто его подписал. Один из них, правда, прокололся на наркоте, а другой перебрался в Окосинхо и занялся разведением кроликов.
- Серьезно? - Алан немало удивлен.
- Похоже, его обошли по службе, и он здорово разозлился... Я не думаю, что у меня возникнут проблемы. "Если американский турист чувствует себя спокойнее с пистолетом, - думает мексиканское правительство, - то пусть таскает с собой пистолет. Главное, чтобы курорты были полны клиентов с толстыми бумажниками".
- Поясницу, Шон, если тебе не трудно...
- Так хорошо?
- Нормально.
К нам подходят Мегги и Даглас, усаживаются рядом. Вид у обоих довольный. Даг бросает взгляд на мою правую руку и поспешно отводит взгляд. Мегги отнимает крем и принимается намазывать плечи новому ухажеру.
Даглас выглядит не старше любого из нас, но почти на полголовы выше Алана. Рыжеватые волосы растрепаны. Если к нему обратиться, то он расплывается в широкой, чуть застенчивой улыбке и опускае взгляд, прежде чем ответить.
- Чем ты занимаешься, Даг? - спрашиваю я.
- Я - писатель, - он произносит небрежным тоном а-ля "ну знаете, ничего особенного, просто чепуха, хоть мне и вручили пару премий на прошлой неделе". - Собираю здесь материал для новой книги. В Мансанильо много наркоторговцев, но в то же время здесь достаточно безопасно, потому они стараются не привлекать внимания властей, переправляя груз из порта дальше на север, в Штаты.
Я не впечатлен его познаниями. Это можно прочесть в любой газете. Желающие полюбоваться кровавыми подробностями тихих местных разборок могут отыскать их в сети.
- Что ты пишешь? Криминальные романы?
- Политические триллеры, - сообщает Мегги. - Два последних романа Дагласа вошли в британский хит-парад.
- Как там, в Англии, Даг? Британия по-прежнему правит морями и все такое? - похохатывая, спрашивает Алан.
По каким-то причинам он тоже не слишком симпатизирует англичанину.
- Все хорошо, - вежливо отвечает Даглас, но по его лицу видно, что вопрос неприятен. - Все, как нельзя лучше с тех пор, как мы перестали заглядывать в рот американскому президенту.
- О, да, с Евросоюзом вам повезло! Я слышал, что в Лондоне все фаст-фуды снова сменили на пиццерии.
- У нас были пиццерий и до этого...
- Вы вышвырнули "МакДональдс" к чертовой матери, верно, Даг?
- Мне сложно судить. Я предпочитаю обедать дома.
- О да! Что может быть лучше чинного семейного обеда? Заботливая жена и двое прилежных детишек...
Мегги украдкой пихает Алана под ребра.
- Ой!
- Что случилось? - спрашивает англичанин.
Я решаю, что он слеп, как крот, либо хорошо воспитан.
- Какое-то насекомое, - отвечает Алан.
- И о чем же будет твоя следующая книга, Даг? - спрашиваю я.
- О кризисе в Центральной Америке. По сюжету к власти в Мексике приходит военная хунта, которая, при пособничестве международных террористов похищает нескольких видных ученых-ядерщиков, намереваясь создать атомную бомбу.
- Разве у них ее еще нет?..
- Из-за предательства и скрытого саботажа высокопоставленных чинов ЦРУ и активных протестов Китая американские спецслужбы терпят поражение. Король Чарльз приказывает снарядить сверхсекретный отряд профессионалов, дабы разрядить ситуацию и...
- Знаешь, Даглас, я думаю, что атомное оружие уже неактуально, - перебиваю я. - Что может атомная бомба? Стереть с лица Мехико. Что может сделать биологический вирус? Вызвать смертельную эпидемию на целом континенте! Вспомните "Противостояние" Стивена Кинга. СПИД, грипп, эбола, атипичная пневмония, бубонная чума и оспа... Что там еще?
- А я за психотронное оружие, - говорит Алан. - Санитарный контроль ему не помеха. Около полутора процентов населения планеты уже пользуется нейроконнекторами. Достаточно разработать и запустить в сеть подходящий вирус... Бах! Цивилизация содрогнется.
- Вы так считаете? - с сомнением спрашивает англичанин. - Содрогнется больше, чем от новой Хиросимы?
- Это изменит мир. Посмотрите статистику. Кто пользуется нейро? Авангард. Люди наиболее образованные, состоятельные, успешные. Это они разрабатывают новые технологии, двигают науку вперед...
- Преимущественно компьютерные технологии, Алан.
- А разве это не передовой край нынешней науки? Если бы биотехнологии развивались с той же скоростью, что и вычислительная техника, то уже сейчас мы могли бы вплотную подойти к грани индивидуального бессмертия.
- "Лавина" Нила Стивенсона, - говорю я, - против "Священного огня" Брюса Стерлинга. То, о чем мы говорим, уже спрогнозировано и описано в конце прошлого века.
Даглас моргает глядя на меня.
- Это еще раз подчеркивает насколько медлителен мейнстрим, - презрительно говорит Алан. - Триллеры о террористах и атомных бомбах писали еще в середине прошлого века.
- Именно поэтому, - дополняю я, - я предпочитаю комиксы.
Даглас поднимается на ноги и смотрит на с высоты шести с половиной футов. Я ухмыляюсь, глядя ему в глаза.
- Пожалуй, мне пора.
Никто, кроме Мегги, не раскрывает рта, чтобы его остановить. Когда она возвращается, то, несмотря на маленький рост и золотистые волосы, похожа на ангела мести.
- Какая муха вас укусила?! - спрашивает Мег, уперев руки в бока. - Или вы перегрелись на солнце? Тепловой удар?
- Мы не виноваты в том, что он ушел, - отрицает Алан. - Я думал, разговор о литературе как-то оживит его постное лицо.
- Вопреки твоему мнению, не все англичане - снобы.
- Стереотипы, - замечаю я. - Мегги, тебя все еще тошнит по утрам?
4. Настоящее: чат
>Ты любишь меня, Шон?
Мы знакомы? Кто это?
>Твой ангел-хранитель.
И давно ты спустилась с небес?
>Вечность. Быть может, две.
Я в это не верю.
>Все возможно.
Ангел - это крылья за спиной и пронзительный взгляд?
>Только представь. Разве не восхитительно?
Город ангелов полон чудес.
>Неплохо, Шон, но дальше этого тебе не продвинуться.
Все возможно.
>Для вашей бледной коротышки - да, но не для тебя.
Я могу ее позвать.
>Ты не станешь этого делать.
Ничто не бесит меня так сильно, как самоуверенность.
>Это не самоуверенность. Я просто слишком хорошо знаю тебя. И ее.
Стало быть, мы встречались, ангел?
>Четыре года назад в Ниигате.
Сомневаюсь. Крылья за спиной я бы не пропустил.
>Ты едва посмотрел на меня, а я вспоминала твой взгляд все эти годы.
Извини, но я на самом деле не помню.
>Так и умирает надежда на чудо.
Все можно поправить.
>Не раньше, чем придет время... Ты любишь меня, Шон?
Сложно сказать. Давай сперва встретимся.
>Смешно.
Я серьезно.
>Я могу сказать, о чем ты сейчас думаешь.
Попробуй.
>Джуди.
Без комментариев.
>Это потому, что я угадала и ты не хочешь этого признавать...
Не спорю, мне приходило это в голову, но в Ниигате я ее не встречал.
>А что, если я лгу?
Эта мысль промелькнула.
>Теперь ты будешь терзаться догадками всю ночь.
Мне нравится строить предположения.
>Но спешить ты не станешь.
Думать о том, что где-то есть ангел-хранитель тоже приятно.
>Лучше уж думай. Всякая встреча убивает очарование.
Будь так, это был бы довольно неприятный мир.
>А разве сейчас он не таков?
Ты задаешь риторические вопросы.
>Мне пора.
До встречи.
>Не пытайся найти меня, если не хочешь все испортить.
Пока, ангел.
5. Настоящее: планы
Подряд на строительство научно-исследовательского центра для Atropa Systems получила мексиканская компания. Правительство Мексики заботится о трудоустройстве граждан тем тщательнее, чем больше откат, который получают заинтересованные лица.
"То же самое, - цинично замечает Алан в один из тех редких моментов, когда говорит о политике, - можно сказать о любом правительстве".
Мегги проводит за компьютером недели методично внося в расписание работ хаос. Цемента оказывается слишком много; нужных строительных блоков не оказывается вообще; право на подводку подземных коммуникаций неожиданно получают сразу четыре компании (две из них нам пришлось срочно зарегистрировать и они существуют только на бумаге, но неустанно грозят судебными разбирательствами); оптоволоконные кабели оказываются устаревшего типа; срок вывоза строительного мусора передвигают на восемь утра, что приводит муниципалитет в ярость; жители жилого квартала по соседству по стройкой подают коллективный иск (его составил для нас студент-практикант из Мюнхена), утверждая, что при строительстве не учитывается полсотни нормативных актов. И так далее и тому подобное...
Мегги утверждает, что все это детские шалости. Работа со строительной компанией отнимает у нее едва ли два часа в день. По вторникам и четвергам она навещает Дагласа, который под разными предлогами уклоняется от ответного визита. Нас с Аланом это вполне устраивает.
Мы изучаем планы будущего здания. Железобетон и стекло, которые окружат зеленой лужайкой и какой-то бедняга будет стричь ее дважды в день. Почти как в Долине, ведь Atropa Systems держит марку... Лужайку, в свою очередь, окружат высокой изгородью с видеокамерами, системами ночного видения, новомодными биосканерами, лазерной сигнализацией и бог знает чем еще. Это все же не тихая Калифорния.
- Офисы, лаборатории, комнаты персонала, пункт охраны, - говорит Алан, делая пометки зеленым маркером. - А вот тут - рабочие станции, серверная, столовая, лифты, конференц-зал...
Я изучаю систему коммуникаций, выявляя уязвимые места и в свою очередь делаю отметки красным.
- Все придется провернуть за один раз. Надеюсь, ты понимаешь, что они проведут полную проверку после первого же инцидента?
- Главное, чтобы не до него. Заряды готовы?
- Да. - Я выкладываю на стол коробку. - Познакомься, Алан, это мышь Соня. Прототип нашего грызуна, так сказать.
- Очень смешно, Шон, - сухо замечает Алан. - Я ценю юмор, особенно в нерабочее время.
- Мы уже ввели график работы? - огрызаюсь я. - Теперь я должен отмечаться табеле по утрам?
Алан игнорирует мой выпад. Когда на него накатывает деловой настрой, он становиться нечувствительным к подобным вещам. Мне это кажется глупым, а Мегги все равно. Погружаясь в работу она и сама склонна рычать на всех в радиусе пяти футов.
- Это она и есть? Довольно маленькая.
- Времена бертолетовой соли и сахара давно прошли. Теперь заряды делают компактными и безопасными.
- Как и все остальное...
- Мы раскладываем наших мышек по местам и оставляем крепко спать до поры до времени. Они полностью автономны - никаких приемников, передатчиков, соединений. В качестве механизма замедления используем самый обычный таймер. Пластилин, который ты столь неосторожно трогаешь сейчас пальцами, - это взрывчатое вещество с поэтичным названием "Семтекс". Попросту говоря - пластит с маркировкой С-3, смесь гексогена и кое-какой дряни, которая придает ему консистенцию.
- У нас его достаточное количество?
- Как тебе сказать? Если бы я хотел взорвать авиалайнер, то ограничился бы одним кило.
- С авиалайнерами проще, они еще и падают.
- Именно поэтому я купил два ящика этого добра. НРА экспортирует его из США для собственных нужд. Наших "мышек" мы замаскируем в зависимости от места размещения. Я с легкостью превращу их в какую-нибудь высокотехнологичную дребедень и налеплю наклейки обозначающие, что копаться в этой штуке можно только специалисту высшего уровня допуска. В Мехико с ними довольно туго и, учитывая, что срок сдачи проекта под угрозой, никто по два раза перепроверять не будет.
Алан некоторое время задумчиво смотрит на взрывчатку, после чего сверяется с планом.
- А как вот здесь?
- Лаборатория? Поставлю две штуки. Высокая насыщенность, так что все сметет к чертям.
- Очень радужный прогноз, Шон. Ты же знаешь, что когда все идет слишком гладко, я начинаю бояться.
- Это потому что ты перестраховщик.
- Обычно, как раз наоборот, - заявляет Алан.
- Так мы уже перешли к обсуждению проблем? - Я чувствую смутное раздражение. - Хорошо, вот тебе неприятная новость: мне придется повозиться с установкой этих малышек, так что без удвоения команды не обойтись. Двое помощников, плюс еще четверо, чтобы путались у строителей под ногами и отвлекали внимание... Плюс водитель. Всего семеро.
- Мы это уже обсуждали.
- Один я не справлюсь.
- Ты уверен, Шон?
- Да. Как ты и сказал, мы это уже обсуждали. Скрытое проникновение на объект невозможно, а раз так, то я настаиваю на должном прикрытии.
- Ладно, команду я тебе найду, но о подчистке "хвостов" будь добр позаботится сам.
- Если все пройдет по плану.
- Только без трупов! - предупреждает Алан. - Мне хватило расследования в Сиэттле.
- Посмотрим, - уклончиво говорю я.
- Шон!
- Я ничего не могу гарантировать, Алан.
- Я настаиваю.
- У нас снова с этим проблема?
- Мы не убийцы, Шон.
- Если мне потребуется кого-нибудь пришить, я это сделаю, но не собственного удовольствия ради и ты сам об этом знаешь. Вместе с тем, я не готов дать тебе обещание и потом трястись из-за того, что мне, возможно, придется его нарушить.
Алан дает задний ход. Он слишком хорошо меня знает, чтобы быть уверенным - я не из тех, у кого возможность убийства вызывает радостную дрожь. Интересно, что бы он сказал, узнав, что труп охранника в Сиэттле - не моих рук дело?..
- Я полагаюсь на твое благоразумие, Шон.
- Как обычно. Ты достал план нижних этажей?
Отсутствие информации о главной цели беспокоит меня больше всего. Все, что будет проделано до этого - легкая работа, почти развлечение.
- Я как раз собирался пойти поработать над этим. Займись пока маскировкой своих малышек.
- Опять я один должен это делать?! Черт! Ладно, на этот раз я позволю тебе увильнуть, но в следующий раз...
- Я все равно ничего в этом не понимаю. Ты же не хочешь, чтобы я уронил одну из этих штук и мы отправились на небеса раньше срока.
- Дело нехитрое, знай себе - лепи наклейки. Да, и запомни на будущее - пластит не взрывается от удара.
- Избавь меня от лекций. Мне это знать ни к чему, Шон.
- Никогда не угадаешь. Вдруг тебе приспичит что-нибудь взорвать?
6. Настоящее: Мэгги
Мы выбираем себе хобби, работаем, заводим друзей, теряем друзей, влюбляемся и расстаемся, меняем модели смартфонов, получаем сертификаты, делаем новые прически, любуемся закатами и рассветами, строим дома, садим деревья, мечтаем, радуемся и скорбим, планируем свое будущее, но все мы беспомощны перед непредсказуемым Завтра, которое может в один миг навсегда изменить наши жизни, оборвать их, начать их заново.
Мегги говорит, что это звучит чресчур напыщено и банально.
- Меня это не слишком волнует, - заявляет она. - Когда придет время, вы ребята, позаботитесь о том, что от меня останется, а там уж... как повезет. Может быть, меня разморозят в трехтысяче-каком-то-там, а может и нет.
- Здесь, - говорю я, - возникает интересный вопрос религиозного плана. В теории все замороженные имеют шанс на оживление. Они мертвы лишь временно и где тогда в данный момент находятся их души?
- А ты сходи поспрашивай, видят ли сотрудники криолабораторий призраков и получишь ответ, - предлагает она.
- По мне так некоторых вещей лучше не знать, Мег.
- И это говорит человек, который не поверит в двойной гамбургер, пока не увидит его воочию?
- Это умозрительные рассуждения. Этакое философствование на пустом месте. Как звучит хлопок одной ладонью или кто услышит шум падающего дерева в пустом лесу. Подобные вещи не подразумевают ни знания, ни веры.
- Вот это меня и беспокоит, - говорит Мегги. - Мы тратим себя на пустые разговоры вместо того, чтобы заниматься делом.
Заниматься делом - это квинтессенция нашей славной малышки Мег. Причина в том, что она девушка и, как она считает, никто не воспринимает ее всерьез. Atropa Systems вышвырнула ее из состава разработчиков проекта i-house, после того, как основная работа была завершена. "Девушка-программист? Да ладно, вам, - сказали они. - Она, конечно, хороша, но не настолько... В смысле - она же девушка". Нет, никто, конечно, не произнес этого вслух и судебный процесс о дискриминации по половому признаку не имел бы шансов, но Мегги уже тогда была достаточно умна, чтобы уловить подтекст. Не знаю, кто в Эй-Си совершил эту грандиозную ошибку, но в том, что это была ошибка, думаю, они убедились не раз. Она доказала свою правоту, заставив системных администраторов подразделения в Сиэттле рыдать от отчаяния отправляясь на поиски новой работы. Сейчас Мег уже двадцать восемь - не ахти какой возраст, но она все чаще задумывается о том, что пора бы сделать нечто особенное. Финальный штрих, который закончит картину грандиозной мести, растянувшейся на несколько лет.
- Я занимаюсь делом, Мег, - говорю я. - И Алан, и ты, мы делаем то, во что верим, как бы глупо это не звучало.
Она рассерженно отмахивается от меня. Кажется, я что-то упустил.
- Под словом "мы" я подразумеваю человечество, Шон.
- Вот как? И каким делом мы должны заняться? На чем сосредоточится? Экология? Альтернативные источники энергии? Культура и искусство? Помощь странам третьего мира? Ты отлично понимаешь, что все это полная фигня.
- Мне нравится категоричность твоих суждений. "Полная фигня", о Господи! Даже немного жаль, что ты не может произнести речь в ООН.
Милашка Мег подобно всем людям, проводящим слишком много времени за работой, не отличается хорошим характером. Зато ее навыки общения и острый язычок отточены в бесконечных чатах и видеоконференциях.
- И это говорит человек, который прямо сейчас занимается монтажом рекламного ролика в защиту клонирования? - спрашиваю я, отвечая сарказмом на сарказм. - Что там у тебя за лозунг? "Успокойся, обыватель, мы не собираемся клонировать твою жирную задницу"?
- Это всего лишь альфа-версия. - Она игнорирует выпад. - Меня куда больше беспокоит груда взрывчатки в соседней комнате. Неуютно спать рядом с пороховым погребом.
- Это не порох, Мег.
- Здесь слишком жарко. Откуда ты знаешь, что она не взорвется?
- Детонаторы я установлю непосредственно перед операцией. И вообще пластит загорается только при температуре свыше двухсот и не вступает в реакцию с твердыми веществами. Если хочешь, я могу вытащить пистолет и выстрелить прямо в эту груду коробок. Ничего не случиться.
- Лучше не надо.
- А если я просто пообещаю тебе, что ничего тут не взорвется?
- Ненамного лучше. Не обижайся, Шон, но ты практик, а не теоритик. - Мегги закрывает рабочие файлы и, наконец, отворачивается от экрана, переключая внимание на меня. - О чем ты хотел спросить?
- Откуда ты знаешь, что я хочу тебя о чем-то спросить?
- Ты за этим и пришел. У тебя на лице написано.
- Правда? Надо чаще умываться.
- Выкладывай, Шон, у меня мало времени.
- Очередное свидание с рыжим пистелем?
- Не испытывай мое терпение.
- Ладно, ладно. Извини... Ты давно баловалась созданием ботов?
- Что?
- Боты. Ну, программы, имитирующие осмысленную беседу.
- Не знаю, - Мегги недоуменно пожимает плечами. - Может быть, еще в школе.
- А в последнее время?
- Теперь все закручено на видеоконференциях, а текстовые чаты - заплесневелая древность, Шон, хоть ты ими и балуешься. Я давно это переросла.
- Насколько там все сложно?
- Зависит от того, что ты хочешь получить, - Мегги пожимает плечами. - Почему ты спрашиваешь?
- Алан мог бы сделать такую программу?
- Любой мог бы, даже ты. Для этого существуют специальные конструкторы. Чем больше времени ты потратишь на программирование и увеличение словарного запаса, тем реалистичнее она будет себя вести. Лучше всего работает настройка под беседу конкретного человека. Вытаскиваешь файлы с его предпочтениями, значимыми фактами биографии... Может сработать на все сто, только это никому не надо.
- А бот может лгать?
- Это программа, Шон. Она не оперирует смысловыми понятиями, она реагирует. С тем же успехом ты можешь назвать разговором установку будильника на смартфоне.
- Ладно, отбросим эту версию... Мег, мне нужно обновить программное обеспечение.
- Что-нибудь конкретное?
- Хочу вычислить одну девчушку. Разговор в реальном времени, текстовый режим.
- Ни аудио, ни видео? Анонимайзеры?
- Ага.
- Разумный подход. Если она умна, то вряд ли ты ее отследишь.
- А ты?
- Можно попробовать. Дай мне знать, когда созреешь.
- Последний разговор она вела из Лос-Анджелеса.
- Ты так уж в этом уверен?
- Процентов на девяносто... э-э-э... плюс-минус пять.
- Ты - ребенок, Шон, - Мегги смотрит на меня с жалостью. - Таких как ты я обводила вокруг пальца еще в школе! Хочешь историю?
- Ты же знаешь. Всегда.
Я сажусь на пол, скрестив ноги.
- В тринадцать меня разнесло, как плюшевого медвежонка, - говорит Мег. - Девчонки надо мной издевались, говорили, что у меня и лица-то под прыщами нет, так что я запиралась в комнате и проводила все время в сетях, общаясь с теми, кто не мог меня видеть. Завела друзей-приятелей. Сначала приходилось врать, будто сломались камера и сканер; что не работает фотоаппарат, в общем, выкручивалась, как могла. Потом я отыскала программу из тех по которым можно посмотреть, как будешь выглядеть через десять лет, через двадцать, просчитать внешность детей и так далее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11