А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Не на
до улыбаться или, наоборот, делать зверскую рожу. Вообще, желательно поме
ньше привлекать к себе внимание.
Отвечать на вопросы нужно быстро, точно и максимально коротко, причем от
веты должны совпадать с теми, что записаны в документах. Спросят, за что по
садили, отвечайте: за кражу (разбой, угон). Не надо рассказывать, что вы ниче
го не совершали, что вас посадили по нелепой ошибке… Тюремщики не имеют н
икакого отношения к вашему уголовному делу, и на правдивость ваших ответ
ов им наплевать.
В боксе вас продержат несколько часов. С соседями близко знакомиться не
спешите, вряд ли вам с ними придется сидеть в одной камере, вообще, меньше
болтайте. Поговорка «слово Ц серебро, молчание Ц золото» как нельзя бо
лее точно подходит к тюрьме. Пока вы будете в сборном, вас осмотрит врач и
побеседует оперуполномоченный.
Врач (как правило, это дежурный фельдшер) с большой любовью вас осматрива
ть не станет, он, как говорится, клятву Гиппократу давал, а не вам. Поэтому п
остарайтесь успеть рассказать ему обо всех своих болячках, пусть запише
т, это может пригодиться в будущем. Симулировать не нужно: лечат тюремные
медики отвратительно (на жаргоне врач называется «лепила»), но симулянто
в «выкупают на раз», опыт большой, таких перед ними прошли тысячи. Они скор
ее мертвого посчитают симулянтом, чем симулянта Ц больным.
Если у вас имеются следы побоев, обязательно покажите их врачу и попроси
те записать эти данные в журнал приема заключенных. Заявить о наличии по
боев лучше сразу же, как только вас завели в сборное, и вы увидели людей не
в милицейской, а в военной форме. Если эти побои вы приобрели в милиции, то
в последующем это может оказаться очень важно. Тюремщики это обязательн
о зафиксируют, а начальника милицейского конвоя заставят расписаться в
акте. Разговоры о том, что все менты одним миром мазаны, не более чем разго
воры. Отделение департамента от МВД имеет намного больше минусов, чем пл
юсов, но в вашем случае это явный плюс. Если раньше какой-нибудь милицейск
ий начальник мог позвонить и чуть ли не приказать, чтобы побои не фиксиро
вали, то их и не фиксировали. Сейчас это проделать гораздо сложней: нужно п
росить, быть должным… Часто этот путь не срабатывает и в девяноста проце
нтах случаев следы побоев документируются.
Беседа с оперуполномоченным оперативного отдела, или, как сейчас говоря
т, «опером» Ц очень важное событие.
Тюремный оперуполномоченный на жаргоне Ц «кум». Соответственно, оперо
тдел Ц «кумчасть». Почему, никто не знает, но слово это утвердилось прочн
о. Хоть кум Ц слово неоскорбительное, но к самому оперу так обращаться не
следует, ему не понравится.
Вероятно, что именно этот человек будет активнее всего влиять на вашу тю
ремную судьбу, пока вы будете в СИЗО. Дело в том, что только оперативники р
ешают, в какой камере зэку сидеть, а это в тюрьме самое главное. Именно деж
урный опер сейчас определит, куда вам отправляться, если, конечно, по сост
оянию здоровья вы вообще куда-то можете отправиться, кроме санчасти или
морга.
Также надо твердо знать, что опера Ц единственные из сотрудников СИЗО, к
оторые по своим обязанностям имеют отношение к раскрытию преступлений,
в том числе и того, за которое вас посадили.
Оперу не нужно явно врать Ц заметит; не нужно быть и искренним: в тюрьме в
ообще ни с кем нельзя быть искренним и упаси Бог перед кем-то открывать ду
шу. Оперу нужно обязательно сообщить о возможных проблемах в тюрьме. С по
дельниками вас вместе и так не посадят, но у вас могут быть враги по свобод
е, вы можете ожидать опасности от кого-либо или в каких-либо ситуациях, у в
ас могут быть связи, бросающие на вас тень (с точки зрения преступного мир
а, конечно): друзья или родственники в милиции, например. Да всего не переч
ислить. Обо всем этом оперу нужно сказать обязательно, за вашу безопасно
сть в камере теперь будут спрашивать с него.
Существует еще один серьезный момент, о котором, учитывая особенности со
временной жизни, умолчать нельзя. Обязательно сообщите оперу, если у вас
что-то «непонятно с прошлым». Так на жаргоне (весьма тактично) называются
предполагаемые или реальные гомосексуальные контакты или контакты с г
омосексуалистами, даже если они носили не более чем приятельский или дел
овой характер. Быть в тюрьме пассивным (именно пассивным, а не активным) го
мосексуалистом (обиженным, опущенным, петухом и т.п.) Ц хуже некуда, но все
же лучше оказаться в этом положении сразу, без скандала. Опер легко сорие
нтируется, насколько серьезна ваша проблема и вовсе необязательно, что п
осадит вас в камеру к петухам, скорее, просто объяснит, как себя нужно вест
и.
Вполне возможно, что опер попытается вас завербовать. Надо сказать, что у
мный и опытный опер, видя вас впервые в жизни, этого делать не станет. Но не
все опера умные и опытные, поэтому такой вариант не исключен и может повт
ориться позже. Ситуация эта достаточно щекотливая и имеет множество отт
енков. Так что однозначный совет дать невозможно. Но можно попытаться.
Хорошенько подумайте, чего вы сами хотите? Решать, в конце концов, вам. С оп
еротделом «дружит» немалый процент зэков. Времена, когда информатора мо
гли ночью задушить подушкой, ушли лет двадцать назад, и ушли безвозвратн
о. Сейчас никто не посмеет его и пальцем тронуть Ц себе дороже. Есть люди,
которые не только не скрывают свои отношения с кумчастью, но и кичатся им
и. Еще и прибыль с этого имеют. Но это, конечно, крайность, речь не об этом. По
этому, если физиономия опера вам чем-то симпатична, его манера общения ра
сполагает к себе, и вас устраивают такие отношения (а они дают немалые пре
имущества), то соглашайтесь на здоровье.
Если же такие отношения вас не устраивают Ц ну не нравятся они вам, то сог
лашаться на сотрудничество не нужно. Учтите, что никто и никогда не постр
адал от того, что отказался помогать администрации. Помощи от нее тоже, пр
авда, не получил, но и беды никакой не накликал.
Отказать оперу нужно достаточно внятно, не «тошнить»: я подумаю, я еще не с
овсем готов… Но сделать это надо тактично, например, сказать, что вы не гот
овы к этому разговору, так как не отошли от шока после ареста и общения с м
ентами, бока еще болят; что вы не хотите иметь ничего общего с преступным м
иром и не желаете интересоваться его криминальными склоками; что вы плох
о сходитесь с людьми и не умеете с ними общаться; что вы разговариваете во
сне; что у вас бывают провалы в памяти после черепно-мозговой травмы (опер
не станет проверять, была ли у вас ЧМТ); что у опера, без сомнения, достаточн
о глаз и ушей, зачем ему еще и ваши нужны. Очень убедителен ответ Ц «я не та
к воспитан» или «а вы бы на моем месте согласились?» Этого хватит. Нажима н
е будет.
Из сборного отделения вы попадете «на вокзал». В тюрьме всегда высказыва
ются так безграмотно: на вокзал, на тюрьме, на подвале… Но коль так выражаю
тся практически все, то это, стало быть, уже не безграмотность, а особый жа
ргон Ц сленг. Если ваше образование не позволяет вам выражаться неграмо
тно, то плюньте на образование и выражайтесь, как все. В тюрьме плохо каждо
му, но белым воронам еще хуже. Вот выйдете на свободу Ц и разговаривайте п
равильно и изысканно (если не разучитесь).
Вокзалами называют камеры, где прибыль проходит своего рода карантин. Эт
о недолго. За это время у вас возьмут анализы, откатают пальцы, сфотографи
руют да и вообще подержат некоторое время, чтобы вы немного провонялись
тюрьмой.
Тюремный запах Ц это вообще что-то особенное, такого больше нет нигде. Эт
о смесь запахов табачного дыма, пота, испражнений, мерзкой баланды, дорог
ой колбасы и многого другого. Советую принюхаться, скорее всего, это надо
лго.
Общаясь с зэками на вокзале, имейте в виду, что это сброд, скоро вас раскид
ают по всей тюрьме. Скрытничать не следует Ц это подозрительно, но болта
ть лишнего не надо. Если у вас есть еда, поделитесь ею, но всем без разбора и
все до последней конфеты раздавать не надо. Жадных не любят, а щедрому кто
-нибудь более ушлый (или считающий себя таким) попытается сесть на голову
. Щедрость обязательно воспримется как слабость. Кроме того, так вы может
е разделить хлеб и с петухом, оправдывайтесь потом. То, что кто-то на вокза
ле постарается показать себя более опытным Ц это понты, вы все примерно
одинаковы по своей опытности или, скорее, неопытности.
Понты Ц очень емкое понятие, родившееся в тюрьме. Это и показуха, и неправ
да, и фальшивая манера держаться, и хорошая мина при плохой игре, и плохая
мина при хорошей… Есть выражение «понты Ц вторые деньги», то есть иногд
а понты полезны, но чаще бесполезны или даже вредны. В данном случае понты
Ц это пустое бахвальство и попытка развеять собственную неуверенност
ь.
На вокзале все себя чувствуют достаточно неуверенно. Оно и понятно, это в
ременное положение, завтра заезжать в камеру, в какую Ц неизвестно.
Если на вокзале окажутся люди, которые заехали на тюрьму не сегодня, не вч
ера, а намного раньше,Ц сторонитесь их. Независимо от того, что они будут
«плести» о своем положении, не верьте Ц это ложь. Послушайтесь совета Ц
держитесь от них подальше.
Еще один важный практический совет. Вместе с нормальными людьми в тюрьму
попадают всякие отбросы: бомжи, алкоголики, наркоманы. Среди этой публик
и полно больных туберкулезом, гепатитом, СПИДом, сифилисом, дизентерией,
чесоткой и др. Эти болячки у них выявят позже, на вокзале же все сидят впер
емешку в тесноте и духоте. Поберегите себя, старайтесь меньше общаться, л
учше всего побольше спать, накрывшись с головой, находиться поближе к от
крытому окну, не пить ни с кем из одной кружки, не обмениваться вещами, обя
зательно выходить на прогулку и вытряхивать свою одежду.

Тюремная камера

Камеры следственного изолятора бывают двух типов: маломестные и общие. О
фициально считается, что маломестная камера рассчитана на количество д
о семи человек включительно, но в жизни это не так, спальных мест в ней мож
ет быть больше, скажем, десять или четырнадцать. Число «семь» показывает,
насколько чиновники тюремного ведомства далеки от самой тюрьмы. Кроват
и в камерах всегда двухЦ или трехъярусные, поэтому спальных мест может
быть либо шесть, либо восемь или девять, но семь Ц никогда.
Для зэков принципиальная разница заключается в том, что в маломестной ка
мере каждому положено спальное место Ц «шконка». Шконка Ц это обычная
многоярусная кровать (кстати, очень удобная кровать), только вместо пруж
ин в ней стальные полосы. В общей же камере имеются нары Ц сплошной двухъ
ярусный стеллаж, на котором покатом, вплотную друг к другу, лежат зэки. Инт
ересно, что на нижнем ярусе всегда лежат к стене головой, а на верхнем Ц н
огами. Если, допустим, на восемь шконок никак незаметно не положишь девят
ь зэков, то на нары, рассчитанные на десять человек, можно «воткнуть» и все
восемнадцать. И втыкают. Маломестные камеры часто по старинке называют
«тройниками». Предположительно, когда-то в них сидело по три человека, вп
рочем, никто из живых такого времени не помнит. Есть еще камеры санчасти и
карцеры, на языке тюремщиков Ц карцера, на языке зэков Ц трюм, подвал, ям
а, чулан.
После вокзала вы пройдете процедуру рассадки и попадете в ту камеру, кот
орую вам определил дежурный опер при вашем поступлении в тюрьму.
То, что вы увидите в первый момент в камере, никак не будет походить на дур
ацкие картины из дешевых книжек и кинофильмов. Никто на вас не станет рыч
ать, не будет татуированных амбалов, которые сразу же попробуют вынуть и
з вашего рта золотой зуб, никто не станет пытаться вас трахнуть. Все это не
здоровые фантазии литераторов и киношников, рассчитанные на такой же бо
лезненный интерес к тюрьме со стороны обывателя. В тюрьме сидит большинс
тво вполне нормальных людей (слово «нормальные» Ц применительно к наше
му «нормальному» государству), и придурков среди них не больше, чем на баз
аре или вокзале.
Впрочем, каждая камера Ц это маленький мирок со своими традициями, укла
дом и законами. Атмосфера в камере (в прямом и переносном смыслах) принцип
иально различается в зависимости от того, маломестная она или общая.
Итак, вариант первый Ц вы попали в тройник.
В тройник попадает большинство новых зэков. Это объясняется тем, что зде
сь вас легче изучить, в маломестной камере вы будете всегда на виду. Позже
, через три-пять-десять дней вас, скорее всего, выкинут в общую хату, так ка
к вы не представляете никакого интереса. А если не выкинут, есть основани
я хорошенько подумать, какой именно интерес вы представляете и для кого.
Интерес может быть трех видов: профессиональный интерес опера к вашим пр
еступлениям, оставшимися нераскрытыми; «любительский» интерес опера и
ли его начальников к содержимому кошелька ваших родственников; ну, и сме
шанный профессионально-«любительский» интерес (наиболее распростране
нный).
Когда контролер на посту станет, гремя ключом, открывать дверь камеры, в э
ту сторону будет обращено внимание всех ее обитателей. Словом «контроле
р» до недавнего времени официально назывались сотрудники СИЗО, которые
несут службу на постах возле камер, проводят прогулку, выводят зэков в са
нчасть. До семидесятых годов прошлого века контролеры назывались «надз
ирателями». Надо сказать, это более точное слово Ц от «надзирать», что, со
бственно, они и должны делать. Потом появилось «контролер», этот термин у
же поглупей, «контролировать» имеет более широкий смысл, чем «надзирать
». Несколько лет назад и слово «контролер» было отменено (да здравствует
бюрократическое творчество!), вместо него теперь Ц «младший инспектор»
, хотя понятие «инспектировать» вообще невозможно привязать к тюремном
у надзирателю, который выдает зэкам передачи или водит их в баню.
Самое забавное, что неформальной лексике совершенно наплевать на изыск
и чиновников, «попкарем» называли и надзирателя, и младшего инспектора т
еперь называют. Вот так, презрительно и обидно Ц попкарь. Слово «контрол
ер» привычней, поэтому и употребляется в книге.
В кинофильмах о тюрьме контролера почему-то всегда показывают с огромно
й связкой ключей. Наверное, киношники считают, что так романтичней, а в кач
естве консультантов приглашают генералов, которые тюрьму знают только
с парадного крыльца, живого зэка в глаза не видели и от кого-то слышали, чт
о параша несколько нехорошо пахнет. На самом деле ключ у контролера толь
ко один от всех камер на этаже. Да и тот на ночь забирают.
Когда вы с пожитками зайдете в хату, на вас будут смотреть все. Появление н
овой рожи Ц всегда событие. Зайдя в камеру, нужно поздороваться. Просто, н
ормально, без всяких выкрутасов и понтов, сказать «здравствуйте» или «до
брый день». Не нужно пытаться «нагнать жути» на окружающих. Мнение о том, ч
то вы обязательно подвергнитесь агрессии, каким-то «пропискам» и нужно
сразу же себя «поставить» (слово-то какое «поставить», напрашивается во
прос Ц в какую позу?), может принести серьезный вред.
В любой камере не все зэки занимают равное положение, обязательно сущест
вует своеобразная иерархия. Чтобы определить ее, достаточно беглого взг
ляда. Кровати на первом ярусе удобнее и потому престижнее, чем шконки вто
рого яруса, а те, в свою очередь, престижней, чем шконки третьего. Лежать да
льше от двери и от параши престижней. Поэтому самой удобной и престижной
будет кровать в углу наискосок от туалета. Именно там и будет находиться
самое важное лицо в камере Ц «руль», или «смотрящий», или еще как-нибудь.

Почему именно этот человек Ц руль, сказать трудно. Причин много, основны
е следующие: он сидит в тюрьме или в этой камере дольше других и потому луч
ше ориентируется; он имел какой-то «вес» на свободе, и этот вес автоматиче
ски перенесся в тюрьму; он умеет улаживать проблемы с тюремщиками; он бол
ее наглый, или хитрый, или сильный, или все вместе; он ранее судим, может быт
ь, неоднократно, поэтому имеет незаменимый тюремный опыт, но по ошибке по
пал в камеру к ранее несудимым. (Ошибок, неразберихи, ротозейства и голово
тяпства в тюрьме всегда хватало и будет хватать. Умного и рационального
там на порядок меньше, чем глупого и бестолкового. Но в данном случае это н
е ошибка, рецидивист с несудимой публикой сидит по воле опера, хотя расск
азывать он будет, конечно, об ошибке).
В любом случае, кто-то должен лежать на лучшей наре. Вам, скорее всего, пред
ложат занять место повыше. Ничего, все с этого начинают, или почти все. Впр
очем, в тройнике может оказаться несколько свободных мест, в том числе и н
ижних. Несмотря на то, что тюрьма переполнена, и в какой-нибудь общей хате,
рассчитанной на тридцать шесть человек, живут пятьдесят шесть, в тройник
ах часто есть свободные места. Иногда в девятиместном тройнике длительн
ое время Ц месяц, два, три Ц могут жить всего пять-шесть человек. Официал
ьное объяснение этому, конечно, имеется: в тройнике осуществляется опера
тивная работа. И это так. Но все же основная причина Ц рынок. Хочешь иметь
хорошее место в хорошей хате Ц «решай вопросы». Этот термин породили ко
мсомольские работники, затем он распространился на свободе и позже приш
ел в тюрьму, где имеет точно такой же смысл, как и на воле: решать свои пробл
емы в тени, в обход официального порядка (естественно, не бесплатно). Очень
удобный термин: всем все понятно, и никаких гнилых намеков. Есть еще один
красивый термин, который, наоборот, вышел из тюрьмы на волю Ц «уделить вн
имание». Попробуй докажи, что на самом деле имеется в виду дать денег.
Несмотря на то, что прямой агрессии вы не встретите, не почувствуете вы и д
ушевной теплоты, исходящей от сокамерников. Это нормально, у каждого в ка
мере своя беда, свое преступление и свой срок маячит впереди. Да и умирает
каждый, как известно, в одиночку. В тюрьме это чувствуется как нигде остро
. Поэтому, если от кого-то из товарищей по несчастью (если, конечно, вы не бы
ли раньше с ним знакомы) будет исходить расположение, советую насторожит
ься и подержать этого «доброго человека» на дистанции. Здесь что-то не та
к, какой-то подвох. «Добрых человеков» просто так в тюрьме не бывает.
Бессчетное количество «товарищей по несчастью», прошедших перед моими
глазами, позволяет сделать одно утверждение. Обычно, когда произносят эт
о выражение, акцент делается на слове «товарищ», и смысл это приобретает
соответствующий. А надо бы делать акцент на словах «по несчастью», тогда
будет гораздо меньше ошибок в жизни. В говне товарищей не найдешь, а проти
воположное мнение Ц это наивные грезы, навеянные перепевами радио «Шан
сон».
Сокамерники в первом же разговоре начнут вас «прощупывать». Узнать о вас
максимум информации Ц это вполне объяснимая мера безопасности, поэтом
у и вопросов будет достаточно много. На все придется отвечать. Это правил
о неукоснительно соблюдается во всем тюремном мире. Любая попытка уклон
иться от ответа вызовет подозрения, которые потом развеять будет очень с
ложно. Имейте в виду, нравятся вам эти рожи или нет, но среди них придется н
аходиться двадцать четыре часа в сутки. Кстати, трезво подумайте, а ваша-т
о рожа намного приятней? Поэтому на все вопросы надо не спеша, подробно и «
честно» дать ответ.
Если мама с папой научили вас никогда не врать, это очень здорово. Здорово
для джентльменского клуба, гусарского полка и отряда пионеров-ленинцев
. В других обществах это уже не совсем здорово. Быть правдивым в тюрьме Ц
значит быть идиотом. Перефразирую великого пролетарского писателя: пра
вда Ц бог только свободного человека, религия рабов и хозяев Ц ложь. Сло
ва «честь», «честно» вообще лучше на время забудьте. Посудите сами, какая
честь может быть у человека, который живет в сортире, по команде какого-то
дурака и взяточника встает, приседает, поворачивается носом к стене и ск
идывает штаны для шмона. Если у вас есть представления о чести и достоинс
тве, спрячьте их как можно глубже, замкните на все возможные замки и не дав
айте никакой мрази к ним прикасаться.
Сказанное должно быть правильно понято, это написано не для того, чтобы о
скорбить всех бывших и настоящих зэков. Речь идет не о свободе духа, а о св
ободе тела. Свободу духа можно защитить только таким образом. Если же буд
ете размениваться на каждодневные мелкие протесты, то через пару месяце
в станете неврастеником, через полгода Ц выраженным психопатом, а через
год у вас появятся телесные заболевания Ц сердца, желудка, почек. И не бу
дет у вас тогда ни духа, ни силы, ни воли, ни достоинства, одни только истери
ки, визги и пускание слюней.
Врать в тюрьме нужно всегда. Но при этом соблюдать ряд правил.
В любом вашем рассказе процентов девяносто должна составлять правда, то
лько тогда ложь растворится в ней незаметно.
Никогда не говорите о вещах, о которых вас не спрашивают.
Если в чем-то соврали, хорошо запомните это, теперь всегда нужно врать тол
ько так, ни в коем случае нельзя украшать и усовершенствовать ложь Ц зап
утаетесь.
Соврав одному человеку, точно так же нужно врать и другим, они вашу информ
ацию когда-нибудь обязательно обсудят, и ложь вылезет наружу.
Не врите без нужды, только в случае крайней необходимости.
Когда врете (или просто о чем-то рассказываете), не смотрите постоянно в г
лаза собеседнику, глаза могут выдать. Поглядывайте иногда ему между глаз
, а, в основном, смотрите мимо его рожи на какой-нибудь предмет, в окно, напр
имер. Но так, чтобы взгляд оставался открытым. Прятать глаза, уставившись
в пол или под кровать, не надо.
Если вы сказали что-то не совсем удачно, надо было бы покрасивей, Ц не сму
щайтесь и не пытайтесь исправить, будет восприниматься фальшиво.
Если есть возможность умолчать о чем-то, то лучше промолчите, чем врите. М
олчание лучше любой, даже самой красивой лжи, и, наверное, лучше любой прав
ды.
Знайте, что бы вы ни говорили, правду или ложь, вам все равно не верят, поэто
му не усердствуйте в доказательствах. Чем больше вы будете приводить арг
ументов, тем меньше вам будут верить.
Врите только тогда, когда твердо знаете, что никто не сможет доказать обр
атное. Не думайте наивно, что в тюрьме не дознаются о ваших поступках на св
ободе. Дознаются. Может, попозже, но дознаются.
Чем скрывать какой-то факт, лучше представьте его в выгодном для вас свет
е.
Старайтесь врать не словами, а интонацией. Интонация вообще передает бол
ьше информации, чем слова. Если о серьезном событии рассказать легко и с у
лыбкой, оно и будет воспринято, как незначительное.
В рассказе не украшайте свои действия, мысли и чувства, наоборот, принижа
йте их. Скажете, что «было страшно, но я не испугался» Ц не поверят, скажет
е, что «я чуть не обо…лся со страху» Ц поверят.
И последнее. Если вам надоело отвечать, после очередного вопроса посмотр
ите внимательно человеку, задавшему его (желательно, чтобы это было не пе
рвое лицо в камере), точно в переносицу и спросите (только серьезно, без ул
ыбки и без угрозы): «Ты, случайно, не мент? Ты до х… вопросов задаешь». А посл
е короткой паузы, не дожидаясь реакции, все же ответьте на его вопрос. Новы
х не последует.
Учтите, что в тюрьме все зэки обращаются друг к другу на «ты». Полная демок
ратия. Сидят, например, в камере восемнадцатилетний ублюдок-наркоман, пя
тидесятилетний депутат горсовета и авторитетный урка, и все равно между
собой они Вася, Коля и Аркаша. Впрочем, никто от этого не страдает, так удоб
ней, многие условности «слободской» жизни в тюрьме ни к чему.
Навязчивые вопросы типа: ты кто? за что сидишь? чем занимался? вроде бы объ
ясняются «понятиями», необходимостью выявлять людей, причастных к «нех
орошим» преступлениям. С понтом существуют такие преступления, которые
человека делают уже и не человеком. Например, изнасилование. Благодаря б
езграмотным публикациям, киноЦ и телефильмам считается, что человек, по
павший в тюрьму за изнасилование, непременно спит под нарой, или на «дючк
е» (параше), его все, кому не лень, бьют, а любители гомосекса (подается это т
ак, что все зэки Ц любители гомосекса) еще и постоянно трахают. Это все Ц
патологические фантазии. Активных гомосексуалистов среди зэков не так
уж много. Поговорка «мой … на мусорке не валялся» для большинства являет
ся непоколебимым принципом. С другой стороны, я знаю вора в законе, которы
й первый срок сидел за ряд преступлений, в том числе и за изнасилование. И
ничего, нормальный вор, вполне уважаемый.
Тюремный контингент очень тонко чувствует разницу между обстоятельств
ами изнасилования. Основная масса привлеченных по этой статье (не менее
90%) с точки зрения преступного мира вообще никакого преступления не совер
шила, а сидит по беспределу. Если изнасилование было совершено в отношен
ии знакомой (тем более не самого тяжелого поведения), в компании, во время
или после пьянки и совместных гулек Ц то виновата сама потерпевшая, неч
его было жопой вертеть. Сидеть за такое изнасилование на жаргоне пренебр
ежительно-насмешливо, но в то же время вполне добродушно называется «си
деть за лохматый сейф».
Проступком считается изнасилование незнакомой женщины где-нибудь на т
емной аллее. За это уважать точно не будут. Каждый зэк вправе думать, что н
а месте несчастной могла оказаться его жена, сестра или дочь. У таких наси
льников могут возникнуть проблемы в камере. Хотя, скорее всего, серьезны
х проблем не будет, просто рассчитывать на авторитет такому не придется.

Вот у кого проблемы возникнут точно, так это у маньяков и растлителей мал
олетних девочек и мальчиков. Этим лучше прятаться сразу. Впрочем, такие ж
е проблемы могут возникнуть и у хулигана, который, как выяснится, сидит во
все не за драку в кафе с сыном прокурора, как он рассказывал, когда заехал
в хату, а за то, что пьяным избил больную мать. Или у уличного грабителя, сор
вавшего цепочку с шеи беременной, напугав ее до смерти, а у этой беременно
й, оказывается, муж сидит в тюрьме, и вполне уважаемый человек. Или у ворик
а, который украл у своего. Вариантов много. Преступный мир к благородству
не имеет никакого отношения, но показать и увидеть себя благородным очен
ь любит. Это по кайфу. Особенно приятно почувствовать себя благородным р
ыцарем, унизив другого. Возвышаешься над каким-то уродом, и вроде уже сам
почти не урод.
Сомнительно, чтобы преступному миру была какая-то польза от того, что оди
н зэк унижает другого, хотя между ними и отношений-то никаких не было. Вор
ы, кстати, пытаются отучить тюрьму от этих традиций и сплотить преступны
й мир. Но толку из этого выходит мало, зэки Ц контингент разношерстный и п
лохо управляемый. Кому точно на руку подобные унижения, а следом за ними р
асслоение, разделение, размежевание преступного мира Ц это тюремной ад
министрации и, в первую очередь, оперотделу. Вот уж кто всегда выигрывает
от подробного рассказа о своих или чьих-то преступных делах, от появлени
я обиженных, угнетенных, недовольных и завистников.
Поэтому, рассказывая сокамерникам о своем деле, говорите только то, что у
же известно ментам, лишние подробности забудьте. Учтите, в любой камере у
ши растут прямо из стен. Попытаться их обнаружить и оборвать Ц занятие г
лупое и вредное для здоровья. Многие такие искатели жестоко пострадали.
В камере безопасно болтать о различных смешных или забавных случаях из в
ашей жизни. Не смущайтесь, что вы и сокамерники слишком разные люди, и вас
могут не понять. Поймут, и поймут с удовольствием. Одно из самых угрюмых ка
честв тюремной камеры Ц недостаток информации и общения. Телевизор (есл
и он есть), иногда поющее тюремное радио и рваные, отбракованные из продаж
и позавчерашние газеты этот недостаток восполнить не могут. Поэтому люб
ые байки воспринимаются с интересом.
Кстати, слово «прикол» вышло из тюрьмы, где так называются смешные истор
ии. Хороший рассказчик Ц приколист Ц ценится в любой камере. А вот прико
лы как розыгрыши в тюрьме применяются гораздо реже, чем на свободе. Их мог
ут не понять и агрессивно отреагировать, слишком нервы у всех напряжены.
Когда-то один зэк дразнил другого, искажая его фамилию так, что получалос
ь женское имя. Ему, дурачку, казалось, что это остроумный прикол. Другому н
адоело, и он осколком стекла перерезал шутнику горло. Такой вот прикол.
В самом начале общения нужно наметить линию своего поведения. В камере, к
ак в любой группе людей, «работает» психологическая закономерность: чел
овек будет вести себя так, как ожидают от него окружающие. Какое ожидание
появится у сокамерников относительно вашего поведения Ц зависит от ва
с. Поэтому очень важны первый день и даже первые часы нахождения в камере.
Настроитесь на свободное, непринужденное, доброжелательное общение Ц
таким это общение и сохранится. Настроитесь на замкнутость, изолированн
ость, уход в свои мысли Ц вас и потом никто не будет «доставать». Настроит
есь на веселое, дурашливое поведение Ц будете потом все время хохмить и
смешить камеру, да и себе поднимать настроение. Есть еще варианты, выбира
йте сами. Но запомните: позже вы из сложившегося образа уже не выскочите.

Поведение сокамерников может быть самым разным, как у людей на улице, но в
силу тесноты тюремной камеры вы не сможете уйти от общения ни при каких о
бстоятельствах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11