А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Сет кинулся на корму, чтобы бросить якорь. Мэннинг выключил мотор. Моррисон и Сондерс поднялись на палубу, и в тот момент, когда капитан присоединился к ним, американец издал крик ужаса.
Забравшись на крышу рубки, Гарри повернул прожектор, и внутри у него все оборвалось. В резком белесоватом свете море, казалось, кипело: десятки акул ныряли и бросались друг на друга, словно стая бешеных собак, дерущихся из-за куска мяса. Над водой показалась огромная безобразная голова с зажатой в зубах человеческой рукой. Потом акула исчезла, надеясь избежать внимания трех своих сородичей.
Мэннинг спрыгнул на палубу и рванулся в каюту. Обратно он вернулся с автоматическим карабином «джеранд». Он сознавал бессмысленность своего поступка, но горькая бессильная злоба, заполнившая его сердце, искала выхода, и, прислонившись к поручню, Гарри посылал очередь за очередью в блестящие тела рыб-убийц. Море вспенилось: извивавшиеся в смертельной агонии акулы яростно били хвостами по воде и тут же превращались в очередных жертв. Кровь фонтанами хлестала в воздух, всюду плавали куски окровавленной плоти, между ними метались акулы. Это напоминало кошмарный сон. Казалось, даже море плакало от муки.
Гулко прогремел последний выстрел. Капитан швырнул на палубу бесполезный карабин и, спотыкаясь, побрел вниз. Остальные еще некоторое время постояли, беспомощно поглядывая друг на друга. Потом Сет отправился в рубку и выключил прожектор.
Мэннинг сидел за столом в кают-компании и курил сигарету. Перед ним стоял пустой стакан. Он как раз потянулся к бутылке, когда дверь открылась и вошел Винер, очень бледный, с мокрыми волосами. Быстро прикрыв дверь, немец тяжело рухнул на стул напротив капитана.
– Что там? – спокойно спросил тот. – Они уже закончили? Винер кивнул и спрятал лицо в ладони. Мэннинг плеснул ром в стакан и подтолкнул его к Винеру.
– Выпей немного. Тебе станет лучше.
– Едва ли, – покачал головой немец. – Я бы покурил.
Гарри протянул ему сигарету. Винер осторожно затянулся и закашлялся, как только дым попал в горло. В кают-компании стало тихо, только брызги соленой воды стучали в иллюминаторы.
Через несколько минут Мэннинг спросил:
– Куда она летела... в Майами?
Винер кивнул.
– Мария получила письмо от тамошних кубинских беженцев. Они просили, чтобы она поездила по Штатам и собрала для них денег.
– Почему она уехала, ничего мне не сказав?
– Мария думала, так будет лучше. Хотела порвать с прошлым.
Мэннинг помотал головой.
– Не понимаю. Ничего не понимаю. Должна же быть какая-то причина. Разумная причина.
– Хорошо, Гарри. Я скажу все как есть. Оказавшись на Испанском Рифе, ты прямо-таки утопал в море жалости к самому себе. Будто никто больше, кроме тебя, не пострадал в результате заварухи на Кубе. Мария сумела остановить твое падение и не дала упиться до зеленых чертиков. Но она стала для тебя чем-то вроде костыля. Вот и решила, что ты должен научиться ходить на своих двоих.
Нахмурившись, Мэннинг посмотрел на Винера в упор, допил свой ром, встал и вышел из кают-компании. В рубке тихо переговаривались Сондерс, Моррисон и Сет. Он стремительно прошел мимо и остановился возле поручня. Мэннинг думал о Марии и о том, что Винер прав во всем – до последнего слова.
Постепенно на горизонте появилось слабое жемчужно-белое свечение. Теперь стали видны серебристые стрелы дождя и серенький туман, клубившийся над водой.
Кошмар закончился: по поверхности моря катились мягкие пологие волны. Они вспенивались, наталкиваясь на риф. Рев из провала прекратился. Акулы исчезли.
Полицейский катер бросил якорь футах в двадцати – тридцати от рифа. Из рубки вышел Джо Ховард и помахал рукой. Потом спрыгнул с кормы в шлюпку, оттолкнулся и заработал веслами.
Вскоре он ступил на палубу «Щедрости изобилия». Его обычно беззаботное лицо выглядело мрачным.
– Я дал радиограмму в Нассау. Нам пришлют спасательный катер и парочку водолазов. Они доберутся к полудню.
Мэннинг отрицательно покачал головой.
– Это лишнее. Я сам спущусь.
– Не дури, Гарри! – попытался остановить его Винер.
– Я рискую только своей головой.
Сет тихо промолвил:
– Нечего тебе там делать, капитан. Может, парочка тигровых акул еще рыщет в надежде на лакомый кусочек. Хотя и маловероятно.
– Вот я сам и посмотрю. – Мэннинг повернулся к Ховарду: – Извини, Джо, но иначе не могу.
– Приготовь свой запасной акваланг. Я спущусь вместе с Гарри, – велел Сету молодой полицейский. Вздохнул и устало улыбнулся Мэннингу: – Ты, кажется забыл, что я здесь за все в ответе.
– Вы оба спятили, что ли? – поинтересовался Моррисон.
Мэннинг, ничего не ответив, стал снимать ботинки и куртку. Джо Ховард последовал его примеру и ободряюще подмигнул американцу:
– Не волнуйтесь, мистер Моррисон. Мы проделывали такие штуки и раньше.
Ныряльщики оставили на себе рубашки и брюки, чтобы хоть как-то защититься от ледяной воды. Сет принес из кают-компании акваланги и вместе с Сондерсом помог им быстро в них облачиться.
Все делалось молча. Происходящее казалось Мэннингу нереальным, как дурной сон. И у него даже возникло ощущение, что стоит ему проснуться, протянуть руку – и Мария окажется рядом.
Гарри перебрался через поручень. Леденящая вода вернула его к реальности, подействовав, словно сильная пощечина.
Погрузившись в воду, он помедлил, проверяя подачу воздуха, а потом, не дожидаясь Ховарда, нырнул в мутно-серую глубину.
Очертания самолета, который упал на полоску морской травы, простиравшейся до самого основания рифа, он разглядел почти сразу и тут же почувствовал, как подводное течение подхватило его и потащило к огромной скале, в нижней части которой располагалось несколько пещер.
Большая часть «Вальруса» осталась неповрежденной, только хвост и багажное отделение исчезли напрочь. В этом месте зияла гигантская дыра с зазубренными краями, металлическая обшивка покорежилась и почернела, как бывает после мощного взрыва. Мэннинг застыл возле самолета, когда появился Джо.
Полицейский хмурился и казался расстроенным. Гарри ободряюще потрепал его по плечу, и они поплыли внутрь. Сиденья оказались целы, дверь в кабину летчика покачивалась под напором течения, но тел они не нашли. Пассажиры и команда исчезли бесследно.
Ховард пробрался в кабину, а Мэннинг выплыл наружу и подождал полицейского, уцепившись за фюзеляж. Солнце уже всходило, и его первые косые бледные лучи начали пробиваться сквозь серую воду, освещая мертвое, безжизненное пространство вокруг.
Сет оказался прав: здесь делать нечего. Мария Сэлас исчезла вместе с остальными, как будто ее никогда и не было на свете. Гарри уже собрался оттолкнуться и всплыть на поверхность, но Джо тронул его за плечо, указав рукой на бледные стебли морской травы, вытянувшиеся по течению в сторону рифа. Мэннинг сразу же понял, что имеет в виду Ховард. Долгие годы море подтачивало основание рифа и наконец продолбило в нем большую дыру. Возможно, одно-два тела попали в поток и их затянуло в пещеру, прежде чем до них добрались акулы.
Разжав руки, Гарри оторвался от самолета и, подталкиваемый течением, поплыл к скале. Темная дыра – вход в пещеру – достигала не более трех футов в высоту. Пригнувшись, он вполз внутрь и остановился, дожидаясь Ховарда.
Пещера, в которой сновали стайки маленьких радужных рыбок, уходила высоко вверх, словно готический собор. Свет, льющийся через отверстие в его «потолке», пронизывал полупрозрачную воду.
Здесь царило странное спокойствие. Мэннингу казалось, что он отрезан от окружающего мира. Когда рядом появился Ховард, перепуганные рыбки разлетелись в разные стороны, и перед глазами аквалангистов предстало тело, прижатое к стене пещеры, в самой верхней ее части.
Это был Джимми Уолкер. В своем надутом спасательном жилете он висел головой вниз, словно прикованный к скале. Его раскинутые руки и ноги безжизненно болтались в воде. Следов укусов на теле они не нашли.
Мэннинг и Ховард вместе поплыли наверх между бросавшимися врассыпную рыбками, подхватили Джимми под руки и вернулись назад, к выходу из пещеры. На глубине двадцати футов они немного помедлили, уменьшая давление, и выбрались на поверхность почти у самой кормы «Щедрости изобилия». Первым их увидел Сондерс. Он радостно вскрикнул, но тут же умолк, заметив их ношу.
Сет спустился по лестнице и мертвой хваткой вцепился в спасательный жилет Уолкера. Моррисон помогал ему, перегнувшись через поручень. Когда Мэннинг поднялся на судно, тело Джимми уже лежало на спине возле рубки.
– Ни одного укуса, – с трепетом заметил Сондерс. – Как же это акулы его упустили?
Капитан содрал с себя маску и выплюнул изо рта резиновую трубку.
– Мы нашли его под рифом. Наверное, Джимми сидел за рулем, когда самолет опустился на дно. Вчера подводное течение было чертовски сильным. Стоило Джимми вылезти из кабины, как его затянуло в пещеру.
– А почему же его спасательный жилет надут?
– Наверное, это получилось случайно. А может, он понял, что происходит, и попытался выбраться через отверстие наверху.
Мэннинг представил Джимми Уолкера там, в темной воде, одного, без всякой надежды на помощь, и ему стало не по себе.
– Что с остальными? – спросил Моррисон.
– Ничего не осталось, – ответил Джо Ховард. – Похоже, самолет взорвался.
Американец нахмурился.
– Что-нибудь с мотором?
Ховард отрицательно покачал головой.
– Нет, взорвалось что-то в багажном отделении. Хвост разнесло напрочь. Самолет камнем пошел в воду.
Воцарилось молчание. Сондерс втянул в себя воздух. Минуту спустя медленно заговорил Сет:
– Ты хочешь сказать, что это не несчастный случай, Джо?
Гарри швырнул акваланг на палубу, взял полотенце и прикрыл им лицо Джимми Уолкера. Выпрямившись, он выглядел на удивление спокойным.
– Да, именно это он имеет в виду.
Глава 4
Человек по имени Гарсия
Мэннинг открыл дверь в свою комнату. Кровать была смята, словно он только что с нее встал. Гарри нежно дотронулся до вмятины в подушке, где вчера покоилась голова Марии, и невольно вздрогнул, потом открыл французские окна, впуская в комнату лучи утреннего солнца, и тщательно обыскал свое жилище: начав с платяного шкафа, обшарил все ящики и буфет. Он нашел массу принадлежащих ему шмоток, но ни одной вещи Марии. Даже носового платка. Словно ее никогда здесь и не было.
Постояв немного в раздумье, как бы прислушиваясь к тишине, он сбросил одежду, прошел в ванную и стал смывать соль с тела. Уже когда натягивал через голову чистую рубашку, дверь открылась и появился Джо Ховард.
Усевшись на краешек кровати, он вытащил листок бумаги из нагрудного кармана своего мундира.
– Вот список пассажиров. Их только четверо: Мария, Фэллон, американский бизнесмен, миссис Нора Гамильтон, туристка из Англии, и человек по имени Перес.
Медленно обернувшись, Мэннинг слегка нахмурился:
– Кубинец?
– Он жил в таверне «Старый корабль». Пробыл здесь около двух недель. Такой маленький, средних лет мужчина с палочкой.
– Я его помню, – кивнул Мэннинг. – Он сильно хромал на правую ногу.
– Ничего удивительного, – отозвался Ховард. – Ему еще повезло, что на одну. Агент Кастро швырнул в него бомбу пару месяцев назад в Веракрусе. Его настоящее имя – доктор Мигель де Родригес, он известный кубинский беженец. Родригес имел шумный успех в Центральной Америке – поднимал тай оппозицию против режима Кастро.
– А что он делал здесь?
– Понемногу восстанавливал силы, потому и взял вымышленное имя. Когда он приехал сюда, люди из Нассау, конечно, проинформировали меня. Но я понятия не имел, что он вылетел вчера ночью. Хотя, судя по всему, кое-кому это стало известно.
– И он подсунул бомбу в багажное отделение?
– Плевое дело. После наступления темноты «Вальрус» несколько часов стоял на поле. Пассажирам крупно не повезло, но я думаю, они даже не поняли, что происходит.
Мэннинг почувствовал, как у него задрожали руки. Он закурил сигарету и подошел к окну.
– Как идет расследование?
– Комиссар хочет, чтобы я немедленно приехал в Нассау. Если повезет, вернусь сегодня вечером, расскажу о новостях. – Ховард двинулся к двери и, поколебавшись, добавил: – Она была отличной девушкой, Гарри. Мне жаль! Чертовски жаль!
Дверь за ним тихо закрылась, а Мэннинг продолжал стоять у окна, глядя на гавань. Он еще раз проанализировал случившееся. Потом взял фуражку и спустился вниз.
В баре никого не было, и он вышел на террасу, где Винер в одиночестве поглощал свой поздний завтрак.
– Позавтракаешь со мной, Гарри? – Винер щелкнул пальцами, подзывая официанта.
– Только кофе, – сказал капитан, покачав головой.
Официант принес вторую чашку, налил кофе и отошел от стола. Винер, несколько смущенный, продолжал есть. Мэннинг закурил, всматриваясь в громаду Андроса, проступающего в туманном мареве.
Покончив с завтраком, Винер аккуратно заправил сигарету в изящный серебряный мундштук.
– Твой кофе остынет, – заметил он.
Гарри одним глотком опустошил чашку и налил еще.
– Где Моррисон? Мы собирались выехать на рассвете.
– Учитывая все обстоятельства, он решил, что тебе не до того, и надумал смотаться в Нассау. Джо подвезет его на полицейском катере.
– Он рассказывал тебе о Родригесе?
Немец кивнул.
– Какая-то бессмыслица, Гарри. Одно дело – убить человека, которого они считали своим врагом. А взорвать самолет! Кроме неприятностей, ждать нечего.
– А может, люди Кастро хотели попугать нас немножко, – предположил Мэннинг. – Показать, что они настроены серьезно. Хотя, мне кажется, Джо ошибается – бомбу подложили другим способом.
– А на мой взгляд, его версия звучит вполне убедительно, – сказал Винер.
– Сначала я с ним согласился, но потом мне вот что пришло в голову. Джимми Уолкер всегда лично руководил погрузкой. С тех пор, как один парень из его команды попытался перевезти немного героина в Веракрус, это стало его пунктиком. Джимми тогда едва не вышибли. И он непременно запирал багажное отделение. Если в кто-то орудовал с замком, Джимми заметил бы.
– Значит, бомбу принес с собой кто-то из пассажиров вместе с личными вещами. Возможно, сам Родригес. И бедняга, кто бы он ни был, ничего не знал о бомбе. Наверное, ее подложили в отеле, – вслух рассуждал Мэннинг. – Куча людей могли сделать это: горничные, официанты, кто угодно. Хотя вряд ли Родригес попался бы на такую уловку. Человек в его положении может выжить, только оставаясь все время начеку.
– Очевидно, он оказался недостаточно осторожен, – сухо заметил Винер. – Но даже если бомбу подложили кому-то другому, виновного найти нетрудно. Мы можем начать с проверки обслуживающего персонала отелей – кого приняли на работу в течение последних двух недель.
– Хорошая мысль, – согласился Мэннинг. – Кто-нибудь из пассажиров останавливался у тебя?
Винер отрицательно покачал головой:
– Нам известно, что Родригес жил в таверне «Старый корабль». Давай наведем там справки. Ты же знаешь владельца, Билла Ламли, не хуже меня. Он сделает все, что в его силах.
Мэннинг допил кофе и встал.
– У меня есть идея получше. Поговори с Биллом, а я зайду в транспортную контору и попрошу у них еще одну копию списка с адресами. Тогда мы узнаем, где жили остальные пассажиры.
– Встретимся в «Старом корабле», – кивнув, ответил Винер. – А чем занята полиция?
Гарри пожал плечами:
– Джо вернется не раньше вечера. И наша птичка к тому времени может упорхнуть. Мне будет неприятно, если такое случится.
– Мне тоже, – отозвался Винер.
Мэннинг спустился по ступенькам и свернул к набережной. На причале сидел Сет и болтал с двумя моряками. Увидев капитана, он спрыгнул вниз и перешел через пыльную дорогу.
– Мы выходим сегодня в море, Гарри?
– Нет, едва ли.
Он чувствовал себя так, словно находился где-то глубоко под водой. Все вокруг двигалось, как в замедленной съемке, звуки казались приглушенными и далекими. Мэннинг не узнавал даже собственный голос. И опять у него возникло уже знакомое ощущение, что все происходит во сне. И стоит только проснуться, как кошмар исчезнет.
В транспортной конторе было прохладно и царил полумрак. Чернокожий клерк пил воду со льдом, но при виде вошедшего поспешно поставил стакан на стол. На его лице появилось скорбное выражение.
– Чем могу быть полезен, мистер Мэннинг?
– Мне хотелось бы взглянуть на список пассажиров, который вы показывали сержанту Ховарду.
Клерк начал рыться в груде бумаг. В этот момент открылась дверь в задней части комнаты, и из нее вышел молодой негр. Он как раз начал снимать с себя китель, когда служащий нашел список.
– Вот он, мистер Мэннинг. С него сержант Ховард снял копию. Список составлял не я. Билл дежурил ночью, – указал он на вошедшего парня.
Билл подошел к ним, глянул на листок бумаги и кивнул.
– Все верно, мистер Мэннинг. Это окончательный вариант, который я сделал после ухода мистера Уолкера.
– Окончательный вариант? – переспросил Гарри. – Что это значит?
– Ну, иногда ведь люди не приходят, – объяснил Билл. – И когда такое происходит, мы вычеркиваем их из окончательного списка пассажиров.
Мэннинг похолодел, в это мгновение все вокруг снова стало четким и ясным. Перегнувшись через конторку, он осторожно спросил:
– А вчера ночью кто-нибудь пропустил рейс?
Клерк кивнул:
– Некий мистер Гарсия. Он бронировал место еще в полдень, но к вылету не явился.
– А как же его багаж?
– О, он уже лежал в самолете. Я так и сказал мистеру Гарсии: ваш багаж будет в самолете к семи вечера. Мистер Уолкер любил, чтоб погрузку заканчивали пораньше.
– Вы рассказали об этом сержанту Ховарду?
– Нет, еще не успел, – покачав головой, ответил молодой клерк. – Отсыпался. Я только полчаса назад услышал о катастрофе. Вот и пришел сюда.
Медленно обернувшись, Мэннинг встретился глазами с Сетом, стоявшим за его спиной.
– Ты понимаешь, что это значит?
Сет угрюмо кивнул:
– Гарри, его наверняка уже нет на острове. Все организовано заранее.
– Не важно, – мотнул головой капитан. – Беги поскорее в гавань и попробуй найти судно, которое вышло вчера в ночь, скорее всего – в Нассау. Я разыщу Винера. Встретимся на борту.
Сет рысцой побежал выполнять поручение, а Мэннинг двинулся к «Старому кораблю» и уже на подходе к отелю заметил Винера, стоявшего возле главного входа.
Немец развел руками – жест, который сразу выдавал его европейское происхождение.
– Неудача, Гарри. Билл Ламли не брал новых людей с прошлого сезона. Весь его теперешний персонал – местные. Они работают с ним не один год.
– Мне повезло немного больше, – сообщил Мэннинг. – Одного пассажира вычеркнули из списка. Его зовут Гарсия. Он не явился к вылету, но багаж его остался на борту.
– Ты надеешься, он еще здесь?
– Вряд ли. Я послал Сета в гавань. Может, он что-то выяснит.
В этот момент раздался крик, они обернулись и увидели Сета, который мчался к ним. По лицу здоровяка струился пот, грудь тяжело вздымалась.
– Ты прав, Гарри. Мэнни Джонсон повез одного парня в Нассау. Похоже, он тот, кого мы ищем. Вчера вечером, около семи, Мэнни сидел в баре Фло, и тут явился этот тип. Фло считает, он согласился только потому, что Гарсия обещал накинуть еще двадцатку.
Мэннинг похлопал его по плечу:
– Молодец. Иди и готовься к отплытию. Мы срочно отчаливаем.
Сет побежал к молу.
– Проверь на всякий случай. Вдруг ошибка, – попросил Мэннинг Винера. – Но не думаю, что мы гонимся за химерами.
– Будь осторожен, – резко бросил ему вслед немец. – Ребята оттуда играют круто.
Мэннинг обернулся, и на его лице медленно появилась угрожающая улыбка. Словно загорелся фитиль от пороховой бочки.
– Именно на это я и рассчитываю.
Пробежав по молу, капитан спрыгнул на палубу и прошел в рубку. Когда Сет отдал швартовы, взревел двигатель, и «Щедрость изобилия», подскочив на волне, рванулась вперед.
Глава 5
Заклинательница духов
К полудню прибыли в Нассау. Когда «Щедрость изобилия» обогнула остров Атолл с его мелями, над которыми вода приобретала зеленоватый оттенок, из широкой гавани навстречу им вышел огромный белоснежный лайнер с палубами, усеянными туристами, которым хотелось напоследок бросить взгляд на Нью-Провиденс.
Гавань забили суда с материка, которые доставляли сюда всякую всячину: от овощей и рыбы до пассажиров и домашней птицы. Пристань очень напоминала рынок: местные жители, одетые в цветастые наряды, толпами сновали у кораблей, без умолку болтали друг с другом и добродушно переругивались, заключая сделки.
Гарри причалил к старому молу с другой стороны гавани, и они двинулись по Бей-стрит, выискивая посудину Мэнни Джонсона. Через полчаса затея удалась. Мэннинг спрыгнул на палубу и заглянул в каюту. Там было пусто. Когда он опять оказался на причале, Сет разговаривал с двумя рыбаками, которые сидели на ступеньке с удочками.
– Вчера вечером Мэнни шикарно погулял в городе, – сообщил Сет. – Швырял деньги направо и налево, как будто весь мир перевернулся.
– Небось сейчас дрыхнет в каком-нибудь кинотеатришке, – предположил капитан.
– Если уж он начал пить, то не остановится. Может, проспался и приступил по новой?
– Возможно. Прочешем Бей-стрит из конца в конец. Я беру на себя эту сторону. Заглядывай во все забегаловки. Кто-нибудь да знает, где он. – Мэннинг взглянул на часы. – Встретимся здесь через пару часов.
Сет тут же ввинтился в толпу. Гарри двинулся вдоль набережной, не пропуская ни одного бара. Но только зря потратил время. Мэнни побывал чуть ли не во всех, но никто не мог сказать, где он сейчас.
В начале пятого Мэннинг вернулся к своему судну. Он устал, измучился от жары, и где-то в затылке засела неотвязная тупая боль. Закурив, он прислонился к парапету и, всматриваясь в гавань, гадал, насколько повезло Сету. Вдруг, обежав взглядом набережную, увидел Моррисона, который переходил улицу, направляясь в его сторону.
На лице американца расплылась широкая улыбка.
– А я и не знал, что вы сегодня будете здесь.
– Я тоже. Так вышло.
– Простите, что нарушил нашу договоренность. Но я подумал, что в такой ситуации вам будет не до меня. Когда Джо Ховард сказал, что отправляется в Нассау, я тут же решил прошвырнуться с ним. Иначе я бы сюда никогда не выбрался.
– Шикарный город, – заметил Мэннинг. – Масса ночных развлечений и первоклассных казино.
– Звучит заманчиво. – Моррисон отер пот с лица носовым платком. – Слишком уж жарко. Может, выпьем?
Краем глаза Мэннинг заметил в толпе Сета и, поколебавшись, отказался:
– Нет, спасибо. У меня дела. В другой раз.
Оставив американца, капитан пошел навстречу Сету.
– Что-нибудь узнал?
Здоровяк кивнул.
– Пришлось потрудиться, но в конце концов получилось. Мэнни снял комнату в отеле недалеко отсюда. А чего хотел Моррисон?
– Предлагал выпить. Пришлось его отшить.
Через пять минут они уже достигли сомнительного вида дома, где квартиры сдавались внаем. Моряки использовали его как отель. В такого рода заведениях портье не держат. Войдя в полутемный холл, мужчины поднялись на один пролет по деревянной лестнице. Сет открыл дверь в дальнем конце коридора и переступил порог.
Зловоние стояло там ужасное. Спотыкаясь, Мэннинг пробрался к окну и отворил ставни. Несколько мгновений он стоял, наслаждаясь прохладным ветерком, дующим с гавани, потом обернулся и оглядел Мэнни Джонсона.
Тот лежал на спине с открытым ртом, искривленным в гримасе. Замызганные простыни, наполовину прикрывавшие его тело, свешивались до самого пола. Мэннинг присел на край кровати, рывком приподнял Мэнни и легонько шлепнул по лицу.
Открыв глаза, старик уставился на него стеклянным взглядом, потом в голове у него словно что-то щелкнуло, и он медленно расплылся в улыбке.
– Гарри Мэннинг. Какого черта ты здесь торчишь?
– Мэнни, у меня нет времени объяснять. Мне нужна информация, и побыстрее. – Мэннинг сунул старику в рот сигарету и дал прикурить.
– Вчера вечером ты вез одного типа. Его зовут Гарсия.
Мэнни потер костяшками пальцев свои налитые кровью глаза и кивнул:
– Верно. А чего тебе от него надо? Хочешь забрать должок?
Мэннинг пропустил его вопрос мимо ушей.
– Ты знаешь, куда он делся?
– А хрен его знает. Заплатил он как джентльмен, и – привет.
– Гарсия уехал на такси?
Мэнни покачал головой.
– Нет, он нанял одного мальчишку, из тех, что вечно болтаются на набережной. И тот отнес его чемодан.
– Что за мальчишка?
– Ну, его ни с кем не спутаешь. Он постоянно торчит на берегу. Носит американскую футболку – кто-нибудь из туристов подарил. Такая желтая, а на спине большими буквами написано «двадцать два». Она парню до колен доходит.
Мэннинг вопросительно посмотрел на Сета, и тот кивнул:
– Я его видел.
– Спасибо, Мэнни. – Гарри поднялся. – Теперь, по крайней мере, нам есть чем заняться дальше.
– Не за что, – ответил старик. – А теперь будьте добры убраться отсюда к чертовой матери. Я надеюсь еще поспать.
~~
* * *
~~
Мальчишку они нашли на пристани. Он сидел в нескольких ярдах от «Щедрости изобилия» и удил рыбу, а рядом лежала, свернувшись в клубок, маленькая черная собака. Парню на вид было не больше двенадцати, его желтая футболка резко контрастировала с кожей цвета эбенового дерева.
– Хороший улов? – ухмыльнувшись, спросил Сет.
– Рыба ушла в другое место. Не везет мне сегодня, – ответил мальчик, покачав головой.
– Это как посмотреть. – Мэннинг вытащил фунтовый банкнот, зажал между пальцами и многозначительно помахал перед носом парня.
Глаза у негритенка стали совершенно круглыми.
– Что вы хотите, мистер?
– Ты знаком с мистером Джонсоном с Испанского Рифа?
– Вон его судно, – кивнул мальчик.
– Вчера вечером он привез сюда пассажира. Тот нанял тебя нести чемодан. Меня интересует, куда он пошел.
– За фунт? – Мэннинг кивнул, и мальчишка усмехнулся. – Нет ничего проще, мистер.
Он сунул удочку другому мальчишке, который сидел рядом на краю причала, вскочил на ноги, пихнул свою собаку и перешел через Бей-стрит.
Мэннинг и Сет едва поспевали за негритенком, который рысцой бежал по запруженному толпой тротуару. Потом он свернул в узенький переулок, и они оказались в лабиринте боковых улочек. Наконец мальчишка притормозил на углу маленькой площади, окруженной плотным рядом ветхих домишек, обшитых досками.
– Вот он, – указал на один из них, в дальнем конце площади, мальчишка. – Пассажир пошел туда. Он расплатился со мной на заднем дворе. По-моему, он кубинец. Когда леди открыла дверь, она назвала его Хуан.
Мэннинг дал негритенку фунт, тот повертел бумажку в руках, поплевал на нее, а потом, сделав какое-то немыслимое антраша, свистнул собаке и бросился наутек, крикнув уже на бегу:
– Если чего понадобится, только скажите. В любое время. Я всегда на набережной.
– Останься здесь! – приказал Мэннинг Сету. – Выжди минут десять, а потом заходи.
– По-моему, самое время обратиться в полицию, Гарри, – нахмурился Сет. – Пусть они этим займутся.
Не обращая внимания на его слова, капитан пересек площадь. Парадная дверь оказалась забита досками, и он пробрался по узенькому проходу между домами на задний двор, усеянный невообразимым количеством пустых консервных банок. Мэннинг одолел четыре каменные ступеньки, ведущие к двери, и постучал.
Послышались шаги, дверь приоткрылась на несколько дюймов.
– Кто там? – спросил женский голос.
– Я ищу Хуана. Хуана Гарсию. Я его старый друг.
Звякнула цепочка, и дверь отворилась.
– Заходите, – пригласила женщина.
Гарри закрыл за собой дверь и пошел вслед за ней по коридору, морща нос от застоявшихся запахов готовки и мочи. Женщина отперла дверь, щелкнула выключателем и провела гостя в довольно чистенькую комнату. На полу лежал ковер, у дальней стены стояла двуспальная кровать.
Хозяйка, крупная, плотно сбитая женщина, с опасной склонностью к полноте, которая уже начала проявляться, еще не утратила своей грубоватой красоты. Ее кофейного цвета кожа и толстые губы указывали на смешанное происхождение. На ее нагловатом лице появилась заинтересованная улыбка, когда она обернулась и стала в упор разглядывать нежданного посетителя.
– Я Ханна – девушка Хуана. Чем могу помочь?
В ее голосе явно слышались призывные нотки.
– Да ничего особенного, – улыбнулся Мэннинг.
– Вы пришли по делу?
– Можно и так сказать.
– Вот и прекрасно. – Ханна уселась на край кровати. – Дайте мне сигарету и расскажите обо всем.
Она похлопала рукой по одеялу, приглашая Мэннинга сесть рядом. Тот повиновался. Ханна положила ногу на ногу, ее безвкусный халат слишком кричащей расцветки распахнулся, открыв толстые ляжки, складками нависшие над краем черных чулок.
– А я думала, что знаю всех друзей Хуана. Как же это вышло, что вы здесь никогда не бывали?
– Много езжу. Нигде не задерживаюсь подолгу. Так куда, вы говорите, ушел Хуан?
Ханна выпустила в потолок облачко дыма и откинулась на подушку.
– Ничего я вам не говорила. Кстати, Хуан тоже уезжал из города недели на две и вернулся только вчера поздно вечером.
– В котором часу он сегодня ушел?
– Около десяти. – Ханна пожала плечами. – Я отправилась на рынок. А когда вернулась, его уже и след простыл. Он оставил записку, что будет к вечеру.
– Вряд ли, – заметил Гарри, покачав головой.
– Что вы хотите сказать, мистер? – нахмурилась Ханна.
– Он сбежал от вас.
Привстав, Ханна сердито сверкнула глазами.
– Ерунду вы несете!
– Куда ушел Хуан?
– Он не сказал.
– Но вы ведь знаете?
Удовлетворенно вздохнув, Ханна потянулась, раскинув руки так, что тонкая ткань халата едва не лопнула на груди, потом встала с кровати.
– Хотите выпить?
Мэннинг кивнул. Женщина подошла к буфету, извлекла оттуда бутылку джина и наполнила стаканы. Вернувшись на прежнее место, она подала один из них гостю.
– Вот уже месяц, как Хуан ведет себя странно. Все намекает, что у него наклевывается крупное дельце и мы будем обеспечены до конца жизни, но мне, дескать, ничего рассказывать не будет.
– А вы выяснили, о чем речь?
Отпив глоток, Ханна помотала головой.
– Нет, но пару раз я его выследила. Он всегда ходил в один и тот же дом.
– Куда же?
– А я разве обязана вам говорить?
Мэннинг вытащил бумажник, и на свет явился пятифунтовый банкнот. Ханна поспешно схватила его и спрятала в глубокую ложбинку между грудями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9