А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Гриф автора по имени Миронов Георгий. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Миронов Георгий - Гриф.

Размер архива с книгой Гриф равняется 232.55 KB

Гриф - Миронов Георгий => скачать бесплатную электронную книгу



Миронов Георгий
Гриф
Георгий Миронов
Гриф
Гриф - хищная птица, размах крыльев до 3-х м. Питается падалью. Охотится на ослабевших животных. Грифы живут во многих странах. Всего насчитывается 14 видов. В России наиболее распространены черные грифы и грифы-стервятники.
Гусь - преступник, связанный с правоохранительными органами (феня).
"Беретта", модель 92-Ф - автоматический пистолет фирмы "Пьетро Беретта" (Италия), магазин на 15 патронов. Приспособлена для стрельбы обеими руками, ствол хромированный, все внешние поверхности покрыты броунитоном. Под названием "9-мм пистолет М9" принят на вооружение армии США и ряда европейских стран, полицейских агентств, служб безопасности, является "табельным оружием" оперативных подразделений Европола и Интерпола.
ПРОЛОГ
Пальмовый Гриф всегда убивал жестко, но не жестоко.
Он заранее приглядывал жертву, долго "парил" над ней, оценивая ситуацию, прицеливаясь, приглядываясь.
И когда принимал решение, остановить его было невозможно.
Он нападал сверху резко и неожиданно, не оставляя жертве никаких шансов на спасение.
И убивал.
Одним ударом.
Он не был бессмысленно жесток. Просто смерть жертвы была исторической неизбежностью: жертва была обречена. Но зачем же заставлять божье создание мучаться, страдать? Лишнее.
Жестко, но не жестоко. Одним ударом, без мучений. Вот так вот. И даже когда рвал мясо поверженного врага, ощипывал перья, отслаивал клювом полоски шкуры, он это делал без видимого сладострастия. Просто мясо жертвы было ему необходимо для жизни. Его жизни.
У него было философское отношение к жизни и смерти.
Если для его комфортной жизни нужна была чужая смерть, что ж...
Он мускулисто пружинил на мощных лапах, могучими взмахами гигантских крыльев поднимал свое сухое, жилистое тело в воздух и парил, высматривая добычу. Находил, прицеливался, складывал крылья и камнем падал вниз, нанося внезапный и смертельный удар крючковатым клювом - как правило, в голову. Чтоб сразу, без мучений.
Семейство грифов большое, четырнадцать видов. Кто-то убивает живых, кто-то питается мертвечиной. Но вообще-то падалью никто не брезгует.
Порода такая... Одно слово - гриф. Природу не переделаешь.
"БЕРЕТТА" - ОРУЖИЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ
Место для акции он выбрал давно.
Это был угол Москворецкой набережной и старого уютного московского переулка. Четырехэтажный особняк начала XIX века, созданный по проекту модного тогда архитектора немца Фридриха Шпейгеля в вычурном стиле, сочетавшем русский классицизм и немецкий готический романтизм, был очень удобен по нескольким причинам.
При желании можно было стрелять из австрийской винтовки МИЛ-34 с оптическим прицелом, лазерным наведением и электронной коррекцией полета пули со смещенным центром тяжести, из-за реки, которая в этом месте не так уж и широка.
Он и чердак дома на той стороне реки присмотрел.
Прикинул мысленно, как полетит пуля, выпущенная из МИЛ-34 через реку, как выйдет из своего торгового дома "Михаил Амбарцумов и братья" "объект", как привычно снимет кожаную на меху кепку с головы, подставив потный лоб свежему ветерку с Москва-реки, достанет из кармана немецкого длиннополого, тонкого нубука пальто большой носовой платок, вытрет употевший большой лоб, довольно, как дельфин, отфыркается, - "Еще одна выгодная сделка подписана", - и...
И не успеет он натянуть кепку на лоб... как, перелетев Москва-реку, вопьется стальное жало пульки в кость, пропоров тонкую, уязвимую косину, а уж войдя в мягкую плоть мозга, разворотит там все к чертовой матери, выбросив со страшной силой в стену особняка и мозги, и теменную кость...
Однако, каким бы он ни был хорошим стрелком, как бы ни была надежна австрийская винтовка, шанс промахнуться с такого расстояния был.
И он опять представлял себе мысленно, что произойдет, если он промахнется.
Амбарцумов мгновенно бросит свое лишь на первый взгляд неуклюжее неповоротливое тело в сторону, пригнется и юркнет как мышь за дверь красного дерева, с яркой латунной ручкой. "Моя крепость - мой дом".
Он хорошо знал, как надежно защищен дом Амбарцумова пуленепробиваемые стекла, толстые кирпичные стены, ни пулей, ни гранатой, ни машиной с взрывчаткой его не возьмешь.
А это значит - сорвано задание. А это значит - он из охотника превратится в дичь. И чистильщик будет охотиться за ним так же, как сам он сейчас охотится за Мишкой Амбарцумовым.
Гриф не прощает промаха.
Ты промахнулся, ты - приговорен.
Он подолгу смотрел на дом Мишки Амбарцумова с той стороны реки. Думал, думал, думал...
Можно, конечно, просто пырнуть его ножом в тесноте светской тусовки в каком-нибудь элитарном модном клубе, в толчее нарядных людей в смокингах, вечерних платьях, при орденах и брильянтах.
Слава Богу, он, в отличие от Мишки, не нувориш, из хорошей семьи... И хотя, естественно, в пионерскую и комсомольскую юность никто не учил его носить смокинги, хорошее происхождение помогало осваивать быстро и смокинг, и фрак...
Ах, как элегантен он был в Каннах, на Международном кинофестивале, когда по приказу того же Грифа в толчее нарядных людей засадил тонкое лезвие испанского стилета в почку Алику Розенблату, некоронованному королю видеобизнеса. Чего-то Алик с Грифом не поделили. И Алик был приговорен. И он пришил его, как пришивают пуговицу к солдатскому мундиру, - грубо, но элегантно.
Профессионализм, это когда ты делаешь дело не просто надежно, но еще и красиво.
Он оставил стилет с позолоченной ручкой в почке Алика и ушел, бережно поддерживая под локоток Марину. О Марине - особый рассказ. Сейчас ее надо выбросить из головы. Надо думать, как убрать Мишку Амбарцумова.
Время на ликвидацию "объекта" Гриф как всегда дал минимальное. Неделю.
Неделя на все - на разведку, рекогносцировку, подбор помощников, если таковые понадобятся, или подкуп окружения "объекта", если в таковом киллер увидит необходимость, на выбор оружия.
В конце концов он выбрал "беретту".
...Он прошел в "темную комнату" - чулан своей двухкомнатной квартирки, зажег свет.
На стеллаже по правую руку висело, лежало, было аккуратно упаковано в специальные чемоданчики, коробки, кейсы его оружие.
Больше всего здесь было пистолетов фирмы "Арми Беретта СпА".
Он уважал и знал эту фирму. Слева на стене висели большие цветные фотографии видов Северной Италии, Брешии, местечка Гардоне-Валь Тромпиа, цветная литография, изображающая первый завод по производству ружейных стволов, построенный в 1680 году, большая фоторепродукция, изображающая тот же завод, но в 1900 году, когда он прославился производством охотничьего и спортивного оружия, и завод времен 1915 года, когда он стал выпускать пистолеты.
Здесь же, на левой стене, в специальных зажимах были укреплены коллекционные, "нерабочие" экземпляры пистолетов знаменитой итальянской фирмы: модели 1931 и 1934 годов, когда они были на вооружении итальянской армии, один из самых элегантных пистолетов мира - "беретта" модели 85-ББ под 9-миллиметровый короткий патрон, со свободным затвором и удобной рукояткой, скрывающей обычный восьмизарядный, но с расположением в один ряд, магазин. Здесь висела грозная модель-93, способная вести огонь по три выстрела очередями, и маленькая, прелестная 92-СБ, обеспечивающая скрытое ношение.
Для акции он без раздумий выбрал автоматическую "беретту" модели 93-Р. Она тоже могла бить очередями по три выстрела, что для задуманного им сценария было не лишним; магазин на 20 патронов обеспечивал запас прочности на время акции.
В кармане куртки мяукнул "сотовый".
Он достал аппарат, зажал трубку между головой и плечом и, слушая собеседника, продолжал собирать "беретту". Затем поставил ее на предохранитель. Внимательно вслушался в установку напарника-наводчика.
- Объект точно будет сегодня вечером на встрече кавалеров и рыцарей Ордена Святого Константина Великого. Собрание ордена пройдет в его особняке. Объект официально будет переведен из кандидатов в рыцари. Так что ориентировка по месту и времени абсолютно точная.
- Когда закончится встреча?
- Откуда я знаю.
- "Кенарь", уволю к чертовой матери! Ты должен знать все, что касается объекта.
- Через пять минут перезвоню. У меня есть информатор.
Тем временем он уложил "беретту" в жесткую кобуру, проверил, как она удобно ли заняла свою нишу под пиджаком. Надел длинное черное модное пальто - кожаное, с меховым воротником. Прошелся пальцами по мягкой коже, ощущая закрепленные под подкладкой упругие сгустки пластита. Проверил, легко ли и достаточно ли быстро сумеет он вдавить взрыватели в пластит. Все было удобно и рационально. Он взглянул на часы и представил: кавалеры и кандидаты в кавалеры Ордена уже подъезжают к особняку Амбарцумова на набережной. Выходят в сопровождении охраны из солидных автомобилей. Два швейцара, являющиеся одновременно и наружной охраной, узнавая "своих", услужливо распахивают двери. "Воротца" между двумя толстыми дверями постоянно "фонят" - охранники даже в солидный дом идут со стволами. "Наружка" "Дома Амбарцумовых" не препятствует. Чужие здесь не ходят: репутация кавалеров и рыцарей Ордена должна быть безупречной. Только при наличии трех видов здоровья можно быть принятым в члены этого элитарного братства - физического, финансового и нравственного. Кавалеры ордена - люди обеспеченные, богатства свои нажили честным трудом, порой на грани, но без криминала, немалые деньги пожертвовали на церковь, на детские дома, на музеи и библиотеки, поддержку правоохранительных органов.
И у Мишки Амбарцумова репутация в деловом мире приличная.
Но он дважды перешел дорогу Грифу.
А Гриф и одного раза не прощает.
Во-первых, он профинансировал исследования в Институте имени профессора Горанского. В результате к ноябрю 1998 года была изобретена сыворотка, снимающая синдром психической зависимости, выводящая из состояния гипноза. Это был ощутимый удар по интересам Грифа.
А Мишка, что самое смешное, даже не знал, на что пошли деньги. Он просто доверился просившей деньги для Института очаровательной докторице, директору Центра общественных связей НИИ им. А. Горанского. И отвалил пятьсот тысяч долларов. Им хватило.
И второе. Год назад был банкет на Новый год в Кремлевском дворце. Президент страны пригласил наиболее влиятельных и богатых людей.
Там были министры, генералы, директора, владельцы промышленных и финансовых империй. В такой светской тусовке элегантный как маркиз Гриф в смокинге от "Джон Хартфилд" за 5 тысяч долларов чувствовал себя как рыба в воде. Он раскланивался со знакомыми, с одними чуть небрежно, ибо знал по данным своей разведки, что положение их не прочно, что с должности будут вот-вот отставлены, или из банка будет отозвана лицензия - Гриф все всегда знал заранее. С другими - как "ровнюшка". Но никогда - подобострастно. Гриф знал себе цену. В конце концов, он платил многим представителям политической и чиновничьей элиты, что же касается личного богатства, то мог поспорить с большинством из присутствующих. Так что, нет, избави Бог, - ни с кем он не здоровался подобострастно.
Мелодичные трели сотового телефона прервали размышления.
- Князь, это опять я.
- Слушаю, слушаю, ну что ты тянешь! У тебя времени осталось всего ничего.
- Это у тебя времени осталось всего ничего. Вечер будет коротким. Вручение ордена новому рыцарю - г-ну Амбарцумову, пара бокалов вина, и струнный оркестр исполняет что-то волнующе-ностальгическое. Все фотографируются и расходятся: народ-то деловой.
- Чего не скажешь о тебе. Должен был владеть этой информацией сразу. Сколько народу будет?
- Человек десять, не более. Ну, я не считаю оркестр и обслугу.
- Охранников считаешь?
- Их тоже не считаю.
- Напрасно. Мне надо знать, какая толчея будет у подъезда. На каждого по одному охраннику?
- Думаю, что да.
- Думаешь, или знаешь?
- По одному.
- Есть ли какая-то практика устоявшаяся, кто за кем выходит? Что говорит твой информатор?
- Как правило, первым выходит тот, кто более всех спешит.
- Надеюсь, ты установил планы на этот вечер всех участников встречи? Так кто будет спешить больше всех?
- Как раз Амбарцумов и будет спешить. Он в цейтноте. Только-только доехать до бывшей столовой ЦК КПСС на Старой площади. Там газета "Антиквар", которую он финансирует, отмечает свое пятилетие. И ему надо открывать торжество. Будет он спешить, будет.
- Это хорошо. Какое вооружение у охраны?
- Разное. От "беретты" до "Узи".
- Не положено. Для СБ разрешены стволы с дульной энергией 240-250 Дж под короткий патрон 9х17.
- А кто проверит?
- Тоже верно...
- Есть ли среди охранников бывшие грушники, спецназовцы?
- Нет. В основном - бывшие спортсмены, есть один бывший майор ОМОНа, есть капитан из ФСБ, специализации не знаю, но щупловат для спецназа.
- А по части стрельбы какая у них репутация?
- Вот по морде дать, на прием взять, в ближнем бою шарахнуть из ствола - это всегда пожалуйста. Классный стрелок только один. Бывший мастер спорта по стрельбе. Марат Абраев из Нальчика. Он ходит в "личке" у гендиректора фирмы "Константин".
- Оружие?
- "Вальтер", модификация 1980 года, ОСП под патрон 22 "короткий". Можно вести скорострельную стрельбу с надежным поражением на 20-30 метров. Марат на таком расстоянии на вскидку может попасть в шесть пуговиц на одном пальто стоящего человека.
- А бегущего?
- У него хорошая репутация. Против него "маятник" качали, а он в македонском варианте, со стволами в каждой руке, бежал, отставая на тридцать метров.
- Второй ствол тоже "вальтер"?
- Да, целевой ГСП ("юниор") под патрон 22 ЛР.
- Ну и что?
- Вогнал кучно по три пульки под левую лопатку, и по три - под правую.
- Мне такая точность ни к чему.
- Но что я сделаю, Марат уже там. Ну что я сделаю, Князь?
- К тебе вопросов больше нет, ты аналитик-информатор. С тебя и спроса нет. Информацию дал важную, свободен. Пока.
Человек, которого информатор только что назвал Князем дал отбой связи, набрал еще один номер.
Другой человек - в черной камуфляжной форме, черном шлеме, закрывавшем все лицо и оставлявшем открытыми лишь глаза, достал из внутреннего кармана комбинезона трубку сотового, прислушался к низкому голосу абонента. Человек говорил по-грузински.
В переводе на русский их разговор выглядел так:
- Здравствуй, Руслан.
- Здравствуйте, батоно Георгий.
- Хорошо устроился?
- Главное, перспектива хорошая.
- Дом в оптику ясно виден?
- Яснее некуда.
- На чердаке не пыльно?
- Обжился.
- Сколько метров от тебя до дома?
- Набережная, река, опять набережная, - думаю, метров сто будет.
- Гарантируешь выстрел?
- То, что задену, - гарантирую. Могу второй раз не попасть, - "личка" прикроет объект, народу будет куча-мала. Так что контрольный выстрел при таком раскладе гарантировать не могу.
- Ладно. Слушай меня. Объект я беру на себя. Уберу в ближнем контакте, твоя задача - не обязательно убить, но вырубить лучшего стрелка из тех, что окажутся там, в этой, как ты говоришь, "куче мале". Ты Марата Абраева знаешь?
- Знаю. Хороший стрелок. Он мой объект?
- И да, и нет. Я знаю, ты с ним служил вместе. Не настаиваю, чтобы ты убрал его. Но отключить должен. Аккуратно. Чтоб он не смог стрелять в меня. Такова твоя задача на сегодня.
- Выполнимо.
- Гарантируешь?
- Гарантирую. Потому что объект будут прикрывать. А Марата - не будут. Наоборот, он постарается выйти на свободное пространство для прицельной стрельбы. Так что будет как на блюдечке: технически простая задача.
- Технически - да, а вообще?
- Я аккуратно сделаю: легко раню. Как раз, чтоб стрелять не мог.
- Правильно. В конце концов, у наших работодателей свои счеты, а у нас - какие счеты у нас? Профессия такая... И без обид, так, Руслан?
- Так, батоно. Все будет в лучшем виде. Я ж понимаю, - не раню я Марата, он ранит вас.
- Или убьет.
- Нет, он тоже человек. Он свою службу несет. Стрелять должен в такой ситуации, убивать - не обязан.
- Я выезжаю. Через 25 минут я буду на месте. И начинаем операцию. Следи за "картинкой" и за аудиосвязью.
- Вас понял, батоно. Отбой.
Человек, которого называли Князь, - то ли имеющий этот титул от предков, то ли дружеское прозвище армейских лет, то ли воровская кликуха, кто теперь сразу-то разберет, чем человек занят и как добывает свой хлеб насущный, - проверил экипировку. Две "беретты" в кобурах, помповое ружье закреплено в специальных держателях под длинным кожаным пальто, "Бэби" "браунинг" на 6,35 миллиметра закреплен в кобуре на правой щиколотке, на голенях и за спиной - метательные ножи, на поясе - четыре гранаты РГ-27, под черным свитером - бронежилет "Командир", легкий, из кевларовой ткани, с бронепластинами в наиболее уязвимых местах. Ну, кажется, и все.
Он оглядел комнату так, как оглядывал каждый раз, когда уходил на задание. И раньше, когда служил в спецотряде ГРУ, и сейчас, когда был вынужден перейти на службу к Грифу и стать его личным киллером и командиром спецподразделения, более засекреченного, чем спецчасти Главного разведывательного управления Генштаба. Он всегда прощался как бы на время, но как бы и навсегда. Кто знает, как повернется дело. Самая распрекрасно организованная операция может кончиться для него смертью.
Он пробежался глазами по корешкам любимых книг, по картинам, подаркам друзей-художников, по скромненькой, но такой привычной, комфортной мебели.
Ему не хотелось идти на смерть. Он не жаждал чужой смерти. И естественно, не искал своей. Но еще больше он не хотел смерти младшего брата. А жизнь его стоила дорого. Миллион долларов. Так оценил ее полевой командир Хасан Жебраилов. Заработать такие безумные деньги мирным трудом было совершенно невозможно. И когда жена младшего брата Ксюша приехала к нему без кровинки в лице и, рыдая на груди, рассказала, что брата похитили, и вот теперь требуют такой выкуп, он ей сразу сказал:
- Не плачь. Найдем деньги.
- Ты с ума сошел? Где мы найдем такие деньги?
- Я - найду.
Через день он пришел к своему "шефу" - Грифу. Как он к нему попал отдельная история. Но кто ищет, тот находит, особенно если имеет такой жизненный опыт. Хасан обещал ждать еще месяц. За этот месяц он, Князь, должен будет убрать пять врагов Грифа. Потом он подпишет долговое обязательство на отработку оставшихся 750 тысяч долларов. Только и всего. Чтобы не истек кровью его младший брат, он должен будет сам стоять в яме по горло в крови. А что делать? Своя кровь ближе.
Он уверенно управлял новенькой машиной, "джип" шел с хорошей скоростью по вечерним улицам Москвы, мотор работал почти бесшумно, руль слушался рук, все в сложном механизме "чирикало" слаженно и четко.
"Смешно, - подумал он. - Из-за каких пустяков люди рискуют жизнью". Гриф рассказывал ему, хотя и не был обязан по контракту это делать, почему он отдает приказ "мочить" Амбарцумова.
Он притормозил у светофора. Оглянулся привычно, засекая любую подозрительную деталь. Водители в машинах, остановившихся слева и справа от него, подозрений не вызывали. Очень хотелось курить. Но он с таким трудом бросил это дело несколько лет назад, что начинать снова эти муки не стоило. А курить вредно, как ни крути.
Хотя, усмехнулся он, жить вообще вредно. Нy, убьют его через полчаса, и что? Так бы хоть покурил перед смертью. Недаром ведь приговоренным к смертной казни дают покурить перед тем, как отрубят голову, откинут табуретку из под-ног, или выпустят кусок свинца в затылок на спуске в подвал. Хорошее это дело, покурить перед смертью. Курение мирит с окружающей действительностью.
Дали зеленый, и его мысли снова вернулись к его "работодателю".
Удачливого, весьма неглупого предпринимателя Михаила Амбарцумова приговорили к смертной казни два обстоятельства. Одно из них серьезное, хотя он в этом не виноват. А второе - глупость. Бывает. Он помешал каким-то научным планам Грифа, случайно профинансировал по благотворительной линии "не то" исследование, и тем нанес какой-то весьма ощутимый коммерческий вред Грифу. Это обидно, - вроде как не со зла, но понятно. Второе же вообще в голове не укладывалось. На правительственном банкете в Кремлевском дворце Гриф, выпив хорошего коньяка и почувствовав себя в этом светском бомонде чуть ли не первым лицом (короля играет свита, о богатстве Грифа ходили легенды, о его связях с преступным миром говорили доверительно и шепотом, а генералы правоохранительных структур здоровались при этом с ним первыми), испытал приятный кураж. Вальяжной походкой стареющего ловеласа он вышел в зал, высмотрел хорошенькую блондинку в зале, пригласил ее танцевать и, главное, сделал все красиво, - подошел, сверкая орденами и белизной манишки, галантно наклонился к некоему спутнику дамы, не глядя спросил разрешения пригласить. И услышал:
- Извините, дама не танцует. Она устала.
Гриф иронично, как это он умел делать, одними губами улыбнулся.
- Должно быть, вы дурной партнер, если дама от вас устает.
- Она устала не от меня, - спокойно проговорил спутник дамы. - Просто у нее был тяжелый день.
- Желаю вам, чтобы это было вашим последним огорчением.
Казалось, отказ не сильно взволновал его. Но все, кто сколько-нибудь знали Грифа, сказали бы, что он просто взбешен.
Отказ вызвал неадекватную реакцию. Гриф готов был убить спутника понравившейся ему дамы, этого крупного, восточного типа чуть лысоватого мужчину в дорогом смокинге с изящной бутоньеркой какого-то ордена.
- Кто это? - спросил Гриф одного из сопровождавших его спутников. Он никогда не появлялся в свете с женой или любовницей, всегда с двумя-тремя референтами и двумя охранниками.
- Не знаю, - растерянно ответил референт.
- Так узнайте!
Через минуту он знал имя человека, по его мнению, столь бестактно обошедшегося с ним.
- Это Михаил Арутюнович Амбарцумов, долларовый миллионер, предприниматель и меценат.
В конце концов, дама действительно могла быть больна - успокаивал он себя, пробуя дорогие коньяки, которые ему подносил референт в пузатых бокалах, небрежно закусывая ломтиком отварной осетрины, кусочком лимона, тарталеткой с икрой.
Но когда он увидел, как Михаил Амбарцумов со своей дамой отплясывает что-то наподобие канкана под разгулявшийся оркестр, он почувствовал, как желчь разливается по всему телу: закололо в правом боку, потом сильная резь ощутилась "под ложечкой", и в довершение всего во рту появился свинцовый привкус отрыжки.
- Тьфу, гадость какая...
И непонятно было, имеет сие высказывание прямое отношение к происходящему в зале, или к съеденной острой и копченой пище, которую ему есть не рекомендовали врачи и которая мстила ему теперь гадостным привкусом во рту.
Первая мысль была быстрой, но плохо продуманной:
"Я его разорю!"
Он это сказал себе, и тут же понял, что не сделает этого. Потому что для разорения долларового миллионера законным путем нужно слишком много времени, а Гриф был нетерпелив.
Чтобы разорить такого человека, как Амбарцумов, криминальными методами, нужно всего пару дней. Но следов остается много. Что опасно.
"Я его убью! - принял он наконец окончательное решение. - И чистильщик уберет киллера, потом второй чистильщик уберет первого чистильщика, и так несколько раз, пока следов не останется совсем. Много крови - мало следов. Золотое правило".
Крови ему было не жаль. Но такое количество трупов вызовет ненужное внимание "ментов". Что ему нежелательно.
"Пусть его уберет Князь, - наконец решил Гриф. - Он слишком дорог, чтобы убирать его самого, и он слишком хороший профессионал, чтобы оставить следы. Опять же, он слишком зависим от меня, чтобы дать возможность информации о деле просочиться вовне... Значит, Князь.
На следующий день он уже ставил техническую задачу своему лучшему киллеру, в недавнем прошлом - майору спецназа, немногословному 30-летнему мужчине с черными бровями, седыми усами и спокойными голубыми глазами. Он и сам не знал, почему он рассказал Князю всю эту историю с Амбарцумовым. Киллеру совсем не обязательно знать, за что он убивает "объект", заказанный хозяином. Ну да, рассказал и рассказал.
"Почему он мне рассказал эту дурацкую историю с кремлевским балом, спрашивал себя, сворачивая, чтобы сократить путь, в переулок, Князь. Испугался, что проговорился про их принципиальные разногласия с Амбарцумовым и решил отвести его внимание несерьезной причиной. Или, наоборот, болезненно самолюбивый, он именно из-за того отказа на балу решил убить миллионера-предпринимателя, а разногласия в сфере бизнеса - всего лишь надуманный предлог? Какая, в сущности, разница? Заказ есть заказ.
Князь набрал номер телефона еще одного своего "бойца". На этот раз он говорил по-русски:
- Ну, что, Серега? Как дела?
- Вычислил я его.
- Значит, мы с тобой были правы: после гибели батоно Ираклия в Пресненских банях все деловые стали ставить своих людей в домах напротив предполагаемых "выходов". Где он?
- В шестиэтажном доме рядом с усадьбой Амбарцумова, на чердаке. Я по оптике засек с той стороны набережной. Сейчас уже подхожу к дому.
- Он смог бы засечь нашего бойца?
- Наверняка, тут же все профи. За пару секунд до выстрела нельзя спрятаться. Он бы мог успеть, теперь не успеет.
- Не говори "гоп"... Доложишь, когда выйдешь на место. Но после акции.
- Понял, понял.
Князь свернул направо и не спеша, проверяя, нет ли "хвоста", проехал по тихому переулочку. Кажется, все спокойно. Но для контроля, выйдя на магистраль, спросил ведущего его напарника:
- Саня, за мной "хвоста" ни разу за всю дорогу не видел?
- Чисто, Князь.
- Ну, спасибо, веди дальше, но расстояние строго держи. Никому в голову не должно прийти, что ты меня ведешь.
- Не первый год в армии, Князь.
- На набережной подстрахуй, держи машину в десяти метрах от моей вдруг моя не заведется...
- У вас всегда все заводится.
- Дай-то Бог.
Он поставил машину на набережной так, чтобы ему хватило нескольких секунд добежать до нее, вскочить на водительское место, повернуть ключ зажигания и, резко взяв с места, свернуть на шумную улицу с двусторонним движением и вписаться в поток. Машин в это время было уже мало. Час пик кончился. Напарник сделает небольшую пробку у него на хвосте, так что затеряться в потоке не составит труда. Опять же, машины преследования будут выведены из строя.
- По твоему направлению все в порядке? - спросил он, набрав номер мобильного еще одного своего бойца, который уже должен был заканчивать свои "процедуры" на набережной возле особняка Амбарцумова.
- Да. Все машины выведены из строя. Ни охрана, ни водители ничего не заметили. Заметят, лишь когда попытаются тронуться с места.
- Молодец, и как тебе это всегда удается?..
- Так я же не дедовскими методами, Князь, - я не вспарываю шины финским ножом, не вырываю бензопровод. Я к их тачкам вообще не подхожу. Дистанционное воздействие на электропроводку. Системы выведены из строя. Только и всего. А шины целы. Шины только придурки прокалывают. Это мы позавчера проходили. Фирма веников не вяжет.
- За что я тебя люблю, Саня, так за скромность.
- Есть с кого пример брать, командир.
- Я тебе уже не командир.
- Командир, он всегда командир. Как и князь. Нельзя быть бывшим командиром или бывшим князем. Это на всю жизнь.
- Ладно, раз ручаешься, свободен по данному заданию, переходишь на второй объект. Подстрахуй уход моей машины с магистрали.
- Будет сделано.
Князь притормозил. Выключил мотор, оставив ключ зажигания, чуть приоткрыл дверцу. В кабину просочился морозный воздух. Вот, вроде бы и морозец не сильный, а с тепла сразу чувствуешь разницу температуры.
Напомнил о себе мобильный.
- Князь, объект уничтожен.
- Какое было вооружение?
- Винтарь с оптикой, швейцарский, я из такого стрелял, точность изумительная.
- Как по рекогносцировке, наш расчет был верен?
- Точно: напарник как на ладони. Засек только что его оптику. Уж как он там, на той стороне, был осторожен, всего на долю секунды для прикидки навел оптику на особняк, а я его засек. Так и их стрелок мог бы засечь. И тогда, как говорится, дуэль до победы.
- Связь у покойничка какая была?
- Рация.
- Учти, начальник охраны будет перекличку своих проводить. Не вздумай промолчать или отвечать слишком подробно - как ни меняет рация голос, все же разницу заметить можно.
- Да что я, маленький, командир?
- Я тебе не командир.
- Ну, ладно, Князь. Какие проблемы? Все сделаю в лучшем виде.
У него действительно все четко вышло. Неслышно поднялся на чердак, засек у амбразуры чердачного окна стрелка, неслышно подкрался к нему по смеси опилок и шлака, накинул на шею "струнку", и нет стрелка. Огляделся, с биноклем, не высовываясь, обозрел противоположную сторону. Доложил командиру, передохнул чуток. А вот уж и рация заверещала на низких тонах:
- Аркан, у тебя как?
- Нормалек, - скупо ответил он.
- Стрелков не засек?
- Тихо.
- Будь внимателен, хозяин выходит из здания.
- Негоже раньше гостей выходить.
- Разговорился. Чего это голос у тебя такой хриплый?
- Простыл.
- Простыл, так и помолчи. Ему виднее. Спешит он, да и гости уже оделись, сейчас и их охрана высыпет. Посмотри с оптикой вокруг, нет ли какого шевеления.
- Тихо.
- Помни, головой отвечаешь.
Боец оглядел поникшую над тонкой кровавой полоской голову стрелка. Ни за что эта голова уже не могла отвечать.
За толчею перед усадьбой и он не отвечал. Он свое дело сделал. И так уж разговорился, лишнее внимание привлек. Самое время ему уходить, пока стрелять не начали. Не потому, что боялся стрельбы. А потому, что во время стрельбы у каждого свое место, закрепленное. И его место было сейчас на углу набережной и Бахметьевского переулка. На подстраховке. Чтоб какой-нибудь придурок - не важно, из охраны объектов или из ментов, - не вышел командиру за спину.
Он быстро собрался, хотел пяткой наступить на рацию, но передумал никогда не знаешь, когда вещь пригодится, - и сунул рацию в карман. Она была закреплена на определенной волне, и разговоры на этой волне могли оказаться в ближайшие минуты для него и его структуры достаточно интересными.

Гриф - Миронов Георгий => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Гриф автора Миронов Георгий дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Гриф у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Гриф своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Миронов Георгий - Гриф.
Если после завершения чтения книги Гриф вы захотите почитать и другие книги Миронов Георгий, тогда зайдите на страницу писателя Миронов Георгий - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Гриф, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Миронов Георгий, написавшего книгу Гриф, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Гриф; Миронов Георгий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн