А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Рыбаков Анатолий Наумович

Дети Арбата - 2. Страх


 

Здесь выложена электронная книга Дети Арбата - 2. Страх автора по имени Рыбаков Анатолий Наумович. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Рыбаков Анатолий Наумович - Дети Арбата - 2. Страх.

Размер архива с книгой Дети Арбата - 2. Страх равняется 850.68 KB

Дети Арбата - 2. Страх - Рыбаков Анатолий Наумович => скачать бесплатную электронную книгу


VadikV

20
Анатолий Рыбаков: «Страх
»


Анатолий Рыбаков
Страх

Дети Арбата Ц 2



OCR & spellcheck by HarryFan
«Страх»: «Гудьял-пресс»; Москва; 2000
ISBN 5-17-016308-8

Аннотация

Роман Ч вторая часть трилогии
«Дети Арбата» Ч продолжает рассказ о жизни и судьбе поколения, на себе и
спытавшего, что такое страх.

Анатолий Рыбаков
СТРАХ

АРБАТСКОЕ ВДОХНОВЕНИЕ, ИЛИ
ВОСПОМИНАНИЯ О ДЕТСТВЕ

Антону


Упрямо я твержу с давнишних п
ор:
Меня воспитывал арбатский двор,
Все в нем, от подлого до золотого.
А если иногда я кружева
Накручиваю на свои слова,
Так это от любви.
Что в том дурного?


На фоне непросохшего белья

Руины человечьего жилья,
Крутые плечи дворника Алима...
В Дорогомилово из тьмы Кремля,
Усы прокуренные шевеля,
Мой соплеменник пролетает мимо.


Он маленький, немытый и рябой

И выглядит растерянным и пьющим,
Но суть его Ч пространство и разбой
В кровавой драке прошлого с грядущим.
Его клевреты топчутся в крови...
Так где же почва для твоей любви? -
Вы спросите с сомненьем, вам присущим.


Что мне сказать? Я только лиш
ь пророс.
Еще далече до военных гроз.
Еще загадкой манит подворотня.
Еще я жизнь сверяю по двору
И не подозреваю, что умру,
Как в том не сомневаюсь я сегодня.


Что мне сказать? Еще люблю св
ой двор,
Его убогость и его простор,
И аромат грошового обеда.
И льну душой к заветному Кремлю,
И усача кремлевского люблю,
И самого себя люблю за это.


Он там сидит, изогнутый в дуг
у,
И глину разминает на кругу,
И проволочку тянет для основы.
Он лепит, обстоятелен и тих,
Меня, надежды, сверстников моих,
Отечество... И мы на все готовы.


Что мне сказать? На все готов
я был.
Мой страшный век меня почти добил,
Но речь не обо мне Ч она о сыне.
И этот век не менее жесток,
А между тем насмешлив мой сынок
Его не облапошить на мякине.


Еще он, правда, тоже хил и слаб,

Но он страдалец, а не гордый раб,
Небезопасен и небезоружен...
А глина ведь не вечный матерьял,
И то, что я когда-то потерял,
Он в воздухе арбатском обнаружил.

Булат Окуджава


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

В положенный день не пришла почта. Не пришла она и через неделю. Но сани из
Кежмы приходили к Федьке, к продавцу, привозили что-то.
Саша зашел в лавку. Федя дверь не открывал, пускал через заднее крыльцо, че
рез кладовку.
Ч Тебе товары привезли?
Ч Привезли кой-чего.
Ч А почты почему нет, не знаешь?
Ч Кто знат. Тебе, может, чего в долг записать?
Ч Ничего не надо, спасибо.
Зашел Саша и к Всеволоду Сергеевичу. Тот лежал на кровати, укрытый хозяйс
кой барчаткой Ч длинным полушубком до пят, со сборками на поясе.
Ч Заболели?
Ч Здоров.
Ч Чего же лежите?
Ч А что делать?
Ч Почему почта не приходит?
Ч Почта? Почты вам захотелось? Вам сейчас другую почту преподнесут.
Ч Не понимаю.
Ч Не понимаете... А что происходит в стране, понимаете? Враги рабочего кла
сса убили товарища Кирова, а вы хотите, чтобы этим врагам аккуратно доста
вляли почту Да вы что, Саша?! Властям надо изготовиться для ответного удар
а. Такого удара, чтобы дрогнула земля Российская. Чтобы неповадно было уб
ивать вождей рабочего класса, чтобы враги рабочего класса, личность кото
рых еще выясняется, не смели бы подсылать убийц, личность которых тоже ещ
е выясняется. А вы письма ждете, по газеткам соскучились. Какие письма вра
гам рабочего класса? Чтобы они сговорились, как избежать возмездия за со
вершенное убийство? Какие газеты? Чтобы они могли сориентироваться в соб
ытиях, чтобы могли маневрировать? Нет, дорогой, такой возможности вы не по
лучите. Еще скажите спасибо, что вас не трогают, не заставляют в такой моро
з шествовать до Красноярска.
Ч Ладно, Ч засмеялся Саша, Ч не пугайте меня, а главное, не пугайте себя.

Всеволод Сергеевич сел на кровати, уставился на Сашу.
Ч Вы давно видели Каюрова?
Ч Каюрова? На днях встретил на улице.
Ч Больше не встретите.
Саша вопросительно смотрел на него.
Ч Да, да, Ч повторил Всеволод Сергеевич, Ч его увезли сегодня ночью, под
ъехала кошевка, побросали его барахлишко и увезли.
Ч Никто этого не видел, Ч растерянно проговорил Саша.
Ч Конечно. Собаки и те не лаяли. Все спали. Вот такие дела. Вы помните своег
о спутника Володю Квачадзе?
Ч Конечно.
Ч Его под конвоем этапировали в Красноярск. И всех его единомышленнико
в и с Ангары, и с Чуны. И всех гольтявинских, Марию Федоровну, бывшую эсерку,
Анатолия Георгиевича, бывшего анархиста, и эту красотку... Фриду. Всех подб
ирают. Скоро и наша с вами наступит очередь. Вам не попадалась в Кежме стар
уха, ссыльная Самсонова Елизавета Петровна?
Ч Да, я ее знаю.
Ей Саша передавал от Марии Федоровны деньги Ч двадцать пять рублей.
Ч Эту старушку тоже угнали, а ей, между прочим, семьдесят два года.
Саша пожал плечами.
Ч Молодых Ч Володю, Фриду, меня Ч можно отправить в лагерь, все же даров
ая рабочая сила. Но старуху Ч ее до Красноярска не дотащат, помрет по доро
ге.
Ч Кого это интересует, кого волнует? Предписана определенная акция: ссы
льных с такими-то статьями и сроками этапировать в Красноярск. Что же вы д
умаете, какой-нибудь уполномоченный будет рассуждать: старая, больная, ж
алко... Да его расстреляют за невыполнение приказа. А так Ч отправил, выпо
лнил приказ. Умрет по дороге Ч он за это не отвечает. А дотащат живой до Кр
асноярска, добавят новый срок Ч и опять отправят Ч довезут, значит, дове
зут, не довезут, значит, спишут. Сошлось в отчетности Ч все правильно. Уме
р Ч сделаем отметку, уменьшим общий итог, и вся арифметика. Не знаю, как ва
м, Саша, вы маломерок, но мне, Михаилу Михайловичу, по их понятиям, рецидиви
стам, нам, как говорится в песне, «в срок назначенный».
Ч Ну что ж, Ч спокойно сказал Саша, Ч будем дожидаться.
Так они и продолжали жить в своей Мозгове, на краю света, оторванные от мир
а, но чувствующие, что в мире происходит что-то страшное, что должно вскор
е коснуться и их.
С Зидой Саша почти не виделся. В Кежме уволили двух учительниц, у одной муж
ссыльный, другая, сама в прошлом ссыльная. Сейчас, после убийства Кирова,
страну очищали от «сомнительных элементов» и обеих учительниц уволили,
их заменили Зидой. С семи до десяти утра она вела уроки в Мозгове, а в десят
ь к школе подъезжали сани, увозили ее в Кежму и уже поздно вечером привози
ли обратно. Все же Саша, встретив ее на улице, остановился, ласково спросил
, как дела. Она отводила глаза, говорила, что все хорошо, только работы мног
о.
Ч Зида, Ч сказал Саша, Ч я был неправ тогда, зря обидел тебя и очень жале
ю об этом. Если можешь, прости меня.
Она наконец подняла на него глаза.
Ч Ладно, Сашок, что было, то прошло.
Ч Я хочу, чтобы мы остались друзьями.
Ч Конечно, Ч Зида улыбнулась, Ч конечно, как же иначе.
На том разговор и кончился.
Больше они не встречались: Зида была то в Мозгове, то в Кежме, а Саша нашел р
аботу.

Лютые морозы стояли в январе 1935 года. Старые ангарцы таких не помнили. Сиде
ли по избам, говорили: «Не зима, а зимища».
Много хлопот было у председателя колхоза Ивана Парфеновича. Конечно, раз
местить двести коров в деревне, где их недавно было две тысячи, несложно: ж
енщин в колхозе хватало, и привычки к уходу за животными в них еще не истре
били.
Но уследить за общим стадом, размещенным в десятке дворов, непросто. Боль
шинство коров были стельными, и кормить надо внимательно, и поить нехоло
дной водой не менее трех раз в сутки, а воду ту с Ангары, с проруби таскают, и
подстилку надо чистую, свежую, и прогулять хоть 2-3 часа в день, и беречь от п
адений, ударов, а когда начнется отел, перевести в специальное родильное
отделение Ч так инструкция требует. Коров стало в десять раз меньше, инс
трукций Ч в десять раз больше. И от сквозняков надо беречь, чтобы не засту
дить корову, а скотные дворы пообветшали, поразвалились, кто за ними смот
рит, если скота нет.
Колхоз уже третий год как строил молочную ферму, попросту сказать, больш
ой двухрядный коровник. Но строительство не двигалось, то одно мешало, то
другое.
Стали в районе отчет составлять, оказалось, нигде молочных ферм не строя
т... Обходятся частными скотными дворами. Начальство, конечно, переполоши
лось: срыв развития животноводства, еще и расстрелять могут как за вреди
тельство. И был дан приказ Ч к весне, к массовому отелу, фермы закончить в
о что бы то ни стало.
Иван Парфенович сформировал бригаду, во главе ее поставил Сашиного хозя
ина Савву Лукича, был он в прошлом хороший плотник, впрочем, в деревне кажд
ый Ч плотник.
Ч Может, подмогешь, Ч сказал Савва Лукич Саше, Ч трудодни на меня выпиш
ут, а я тебе отдам.
Ч А как Иван Парфенович?
Ч Он и велел, Ч простодушно ответил Савва Лукич.
И стал Саша плотничать.
В бригаде их было шестеро; Савва Лукич, Саша и еще четыре мужика. Обтесывал
и бревна. Клали на перекладину, укрепляли с боков скобами, проходили
шнуркой - веревкой, которую чернили хорошо обугленным на кост
ре куском дерева, Ч на бревне остается след, по нему и тешешь топором. Обт
есал обе стороны, зовешь мужиков, переворачиваешь бревно, закрепляешь и
обтесываешь вторые две стороны, так и получаются четыре канта, потом обт
есываешь углы, бревно готово.
Савва Лукич посмотрел, прошелся вдоль бревна.
Ч Будешь тесать, пойдет.
Ч Парень молодой, яйца свежие, Ч посмеялись добродушно мужики.
Хотя и подмораживало крепко, работа была приятной. Стружки ложились возл
е бревна, пахло свежо, морозно. Мужики привозили каменные глыбы: здесь фун
даменты не роют, на камень и кладут обвязку, просвет зашивают тесом, засып
ают и опять покрывают тесом.
Саша обтесывал бревна для верхней и нижней обвязки, еще с одним мужиком п
илил двухметровые бревнышки, в каждом бревнышке вырубали паз для сухого
мха.
Ч Если бы не клин и не мох, плотник бы подох, Ч говаривал Савва Лукич. Дом
а он был молчалив, мастерил что-то во дворе, а здесь, на работе, был разговор
чив, прибаутничал.
Другие мужики готовили тес, доски, работали на продольных пилах Ч один н
аверху, другой внизу. Работали весело, без раздражения, даже если кто и пов
ел не в ту сторону, испортил, переделывали спокойно, не ругались. Промахну
лся, не попал по гвоздю или шипу, шутили:
Ч Насте своей небось сразу попадаешь.
Спать теперь Саша ложился рано, вставал вместе со стариком на рассвете. У
старухи уже был готов для них завтрак, они ели и уходили на работу.
Изредка вечерком заходил Всеволод Сергеевич.
Он как-то потускнел, хотя и пытался бодриться. Приходила к нему какая-то ж
енщина из Кежмы, Всеволод Сергеевич суетился, готовил угощение, женщина
была худая, рано состарившаяся.
Однажды Всеволод Сергеевич появился у их коровника, замахал бандеролью.

Ч Почта пришла! Я захватил ваши газеты и письма.
Ч Спасибо, дорогой!
Саша сдернул с рук кокольды Ч оленьи рукавицы с разрезом, удобные для ра
боты зимой, снял исподни Ч шерстяные рукавицы под кокольдами, надорвал
конверт, посмотрел на дату и тут же перевернул страницу: Варины приписки
всегда шли в конце. В этом письме ничего от Вари не было. Он надорвал второ
й конверт, опять нет.
Третий. Наконец-то! Его охватывала радость, даже когда он видел ее почерк.
Варя писала коротко: «У меня ничего нового. Живу, работаю, скучаю... Ждем теб
я».
А что она еще может открыто написать ему? Ничего... Так же, как и о
н ей. Но ему достаточно и этих слов. Главное, она ждет его , ему ос
талось торчать в этой проклятой Мозгове уже меньше двух лет. Вот что глав
ное! И после этого, дадут ему жить в Москве или не дадут, они все равно увидя
тся!
Улыбаясь, он рассовал по карманам письма.
Ч Всеволод Сергеевич, идите ко мне, посмотрите пока газеты, мы скоро прид
ем.
Савва Лукич, добрая душа, золотой прямо-таки старик, свернул цигарку.
Ч Чо письма-то попрятал. Читай, читай.
Ч Потом посмотрю, Ч ответил Саша.
Стало смеркаться, кончили работу, сложили инструмент в ящик, запрятали м
еж бревен.
Дома Всеволод Сергеевич протянул Саше газету.
Ч Читайте!
Ч Подождите, дайте хоть раздеться.
Саша снял полушубок, шапку, положил на печь кокольды, рукавицы, переобулс
я, потом взял газету.
Постановление ЦИК СССР о терроре, опубликованное сразу после убийства К
ирова, гласило:

1. Следствие по этим делам зак
анчивать в срок не более десяти дней.
2. Обвинительное заключение вручать обвиняемым за одни сутки до рас
смотрения дела в суде.
3. Дела слушать без участия сторон.
4. Кассационные обжалования приговоров, как и подачи ходатайств о п
омиловании, не допускать.
5. Приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедлен
но по вынесении приговора.

Ч Это закон военного времени, Ч сказал Всеволод Сергеевич, Ч но ведь в
ойны, кажется, нет. Никакая власть не смеет лишать обвиняемого права на за
щиту, а это постановление лишает подсудимого не только адвоката, но и воз
можности защищаться самому Ч если ему вручают обвинительное заключен
ие за сутки, то он не готов к защите. Никто не смеет лишать обвиняемого пра
ва на кассацию, судьи могут ошибиться, никто не имеет права лишать обвиня
емого надежды на помилование, без милосердия не могут существовать госу
дарства. Постановление хуже законов военного времени, ведь речь в нем ид
ет не о совершенном убийстве, а вообще о терроре против работн
иков Советской власти, это понятие растяжимое Ч под террор можно подвес
ти все что угодно, под работником Советской власти можно понимать кого х
отите, начиная со Сталина и кончая колхозным счетоводом, которого мужик
угрожал прибить за обсчет в трудоднях. Это постановление о неконтролиру
емом уничтожении невинных и беззащитных людей. Это закон о массовом безз
аконии.
Он покачал головой.
Ч Помните, что сказал Пушкин Гоголю, прослушав первые главы «Мертвых ду
ш»? «Боже, как грустна наша Россия». Что же можно сказать после такого пост
ановления? «Несчастная Россия»?! И заметьте, какая оперативность: 1 декабр
я убили Кирова Ч и уже готов и опубликован новый закон. Как это вам, а?
Ч Я вам не рассказывал, Всеволод Сергеевич, о своем следователе. Дьяков е
го фамилия. Такой сухарик в очках. Редкостная сволочь. Шил мне дело. И, знае
те, обижался, когда я не подписывал протокол, надувал губы: «Вы не хотите р
азоружаться перед партией». Дерьмо! Почему я о нем вспомнил? Да... Выйди так
ое постановление года полтора назад, он мог бы и мне предъявить обвинени
е в терроре. Логика простая. Почему в праздничном номере стенгазеты вы не
упомянули имени товарища Сталина? Потому что вы против товарища Сталина
. Вы не хотите, чтобы он руководил страной. А как вы можете его устранить? То
лько убив. Ах, вы никогда не говорили об этом? Еще бы, о таких вещах не распро
страняются, Но вы вынашивали это намерение и при благоприятны
х обстоятельствах его бы осуществили. Вы потенциальный террорист, ваши д
рузья Ч потенциальные террористы, все вместе вы Ч террористическая ор
ганизация. Значит Ч суд без защитника, приговор без права обжалования, р
асстрел через час после суда.
Ч Да, Ч согласился Всеволод Сергеевич, Ч вам в этом смысле повезло.
Саша усмехнулся.
Ч Выходит, я просто счастливчик. Не выпить ли нам по этому поводу?
Ч Не возражаю. Кстати, я вам объясню, почему вы действительно счастливчи
к...
У Саши было немного спирта, хозяйка нарезала копченого хариуса, захлопот
ала у печи.
Саша перечитывал письма, Всеволод Сергеевич просматривал газеты.
Ч Что делается, Саша... Повсюду суды, массовые расстрелы, из Ленинграда вы
слали тысячи дворян, бывших буржуев, детей бывших дворян, детей бывших бу
ржуев Ч а они за что? А народ?! Народ безмолвствует? Что вы?! Народ не безмол
вствует, народ требует расправы. От Владивостока до Одессы митинги: разо
блачить, уничтожить, расстрелять! И партия не молчит! Коммунисты каются, б
ьют себя в грудь, признают свои ошибки: не досмотрели, не доглядели. Но не п
омогает. Эти покаяния считаются недостаточными, неискренними.
Хозяйка вынула из печи чугунок с картошкой.
Саша позвал к столу Савву Лукича. Сели. Выпили по рюмке, закусили, налили п
о второй.
Ч Так почему же я счастливчик? Ч спросил Саша.
Ч Потому, что вы находитесь в Мозгове, Ч сдирая шкурку с рыбы, ответил Вс
еволод Сергеевич, Ч вы живете в стерильной обстановке. Будь вы на свобод
е, вы тоже должны были бы участвовать в этих митингах, требовать расстрел
а, уничтожения.
Ч Мог бы и не участвовать.
Ч Работая на предприятии, вы от митинга никуда бы не ускользнули, вместе
со всеми голосовали бы за расстрел, потянули руку вверх, потому что, если б
ы не потянули, тут же с собрания вас увезли бы куда следует.
Ч Ну, а вы как бы поступили?
Ч Я? Мне это не грозит. Пока существует Советская власть, мне другой доро
ги нет: ссылка Ч лагерь Ч тюрьма Ч опять лагерь Ч опять тюрьма. А прово
дить такие митинги в лагерях или тюрьмах, я надеюсь, они не додумаются. В т
юрьме или в лагере за это руку никто не потянет.
Ч Но, теоретически, кончился срок, вы живете в каком-то городке, у вас на р
аботе митинг, требуют расстрела врагов, все за это голосуют, а вы будете го
лосовать?
Всеволод Сергеевич молча сдирал и сдирал шкурку с хариуса.
Ч Ну, так как?
Ч Не знаю, Саша, честно говорю, не знаю. На этих митингах есть люди, которые
искренне верят в то, что им вдалбливают в головы. А кто не верит, те помнят о
своих малолетних детках.
Ч У вас деток нет.
Ч Вероятно, и я поднял бы руку. Потому что мой единственный голос ничего
не изменит, плетью обуха не перешибешь, если я один пойду на пл
аху, ничего не изменится, их все равно расстреляют и меня заодно с ними. А о
ни признаются, каются, почему я должен погибать за таких слабых людей? Они
, коммунисты, сами посылали людей на смерть, теперь их посылают, почему я д
олжен их защищать?
Ч Но ведь вы говорили, что высылают бывших дворян, бывших буржуев и их де
тей. Дети-то никого не посылали на смерть. Их-то надо защитить.
Всеволод Сергеевич наконец дочистил рыбу, откусил.
Ч Хорошая рыба, замечательная рыба. Вы поднимаете серьезный вопрос, Саш
а, серьезный и актуальный. Но он актуален для вас, Саша, а не для меня: передо
мной такой дилеммы никогда не встанет Ч я на другой орбите. А вы, Саша, на т
ой самой орбите, по которой кружится это государство, вы на их орбите, и ва
м с нее не сойти, и эта проблема перед вами встанет.
Ч Ну что ж, Ч сказал Саша, Ч когда она передо мной встанет, тогда я буду е
е решать. Но ваше решение меня не устраивает.
Ч Я отказываюсь от своего решения, как от необдуманного, Ч сказал Всево
лод Сергеевич, Ч просто я говорил о том, как поступил бы на моем месте люб
ой разумный человек: он поднял бы руку, он поступил бы так, как поступают в
се. В этом трагедия России, в этом трагедия русского народа.
Ч А как же «особое предназначение народа», а как же его «особая миссия»?
Как же его «христианское, православное начало»?
Ч Саша, вы хотите такими примитивными вопросами опровергнуть нашу... или
, скажем так, мою философию?
Ч Я не философ, Ч возразил Саша, Ч но я прихожу к убеждению, что ни у како
го народа нет мессианской роли, мессианского назначения. Нет сверхнации
, нет сверхнародов, есть люди: хорошие люди, плохие люди. И нужно создать об
щество, при котором никакие силы не могли бы заставить их быть плохими.
Ч Всякая идея о совершенном обществе Ч это иллюзия.
Ч Да, совершенного общества нет и вряд ли может быть. Но общество, которо
е стремится стать совершенным, это уже прекрасное общество,
Ч сказал Саша.
Ч Что-то не видно, чтобы наше общество к этому стремилось. Общество Ч эт
о люди, а мы их превращаем в нелюдей, Ч Всеволод Сергеевич встал, Ч пойду
. Завтра вам на работу. Видите, даже плотничать вам доверили, а мне и этого н
ельзя.
Саша засмеялся, показал на хозяина.
Ч У меня протекция. Савва Лукич помог.
Ч А чего не помочь? Ч сказал Савва Лукич. Ч Кончать надо работу-то. Нача
льство велит.
Ч Вот и взяли бы меня.
Ч Ты человек умственный, ученый, тебе наша работа нехороша покажется.
Всеволод Сергеевич ушел.
Саша перечитал мамины письма, снова просмотрел Варины приписки Ч корот
кие, сдержанные, но даже в них находил он тайный смысл. «Живу, работаю, скуч
аю... Ждем тебя».
И он писал ей так же коротко: «Милая Варенька, когда я получаю почту, то сра
зу же смотрю, есть ли что-нибудь от тебя». Может быть, и она что-то увидит за
его словами. Большего он не мог себе позволить. В Москве он не выказывал ей
особого интереса, сейчас такой интерес может показаться лишь тоской по
воле, по знакомым, просто по женщине. Саша не хотел быть ложно понятым.
Может быть, написав: «Как бы я хотела знать, что ты сейчас делаешь?» Ч она и
повела себя более смело, более решительно, а может быть, он это придумал, п
росто хотела поддержать его: добрая девочка, с добрым сердцем. «Живу, рабо
таю, скучаю... Ждем тебя». Конечно, что-то за этим все-таки есть... Что бы там ни
было, но и этих скупых ее приписок он дожидался с волнением. Варина тверда
я уверенность в будущем обнадеживала и его.
Мамины письма были спокойны, он просил ее поискать в ящиках письменного
стола его институтскую зачетную книжку и шоферские права (при обыске их
не забрали) и, если найдет, пусть сохранит до его приезда, они ему понадобя
тся. Написал единственно для того, чтобы успокоить ее, уверить в своем ско
ром возвращении, укрепить в ней надежду на свое освобождение. Сам он на ос
вобождение не надеялся. Попросил также прислать некоторые свои книги о В
еликой французской революции. Он много занимался ее историей в школе, со
бирал книги, хотел перечитать. И еще написал, что работает на строительст
ве молочной фермы, работа приятная, платят хорошо, хватает на еду и жилье,
так что денег ему высылать не надо.
Он долго писал письмо. Даже старуха с печи ему сказала:
Ч Зачем глаза маешь? Стели постелю, ложись.
Ч Завтра обратная почта пойдет, Ч ответил Саша, Ч надо дописать.
Он поздно лег и проснулся, когда Савва Лукич уже завтракал.
Ч Я мигом, Лукич!
Саша быстро оделся, умылся, принялся за яишню Ч она уже стояла на столе.
Старик вышел во двор.
Ч Иди, Ч сказал ему вслед Саша, Ч я тебя бегом догоню.
Савва Лукич тут же вернулся.
Ч Кошевка с милицией...
Ч К нам?
Ч Кто знат?
Ничего не собрано, ничего не готово. Саша метнулся было к письмам Ч не хот
ел, чтобы их трогали чужие руки, но он ничего не успеет собрать. Ладно, подо
ждут, никуда не денутся.
Вот и все. Кончается жизнь на Ангаре. Где, в каком лагере она будет продолж
аться? Наверно, никогда он больше не увидит маму, не увидит отца, не увидит
Варю. Он вынул папиросу из пачки, закурил. Посмотрел в окно, оно заиндевело
, ничего не видно. Прислушался. И скрипа полозьев не слышно.
Хлопнула калитка. Открылась дверь Ч вернулся Савва Лукич.
Ч Пронесло, Саня, Ч он перекрестился, Ч слава те Господи.
Ч Куда поехали?
Ч За тот угол завернули.
«Тот» означало второй угол, первый угол назывался «этот». За кем же? За Мас
ловым, наверно.
Ч Лукич, я туда забегу, а потом на работу.
Ч Иди, иди, Ч сказал старик, Ч не торопись, управимся.
Кошевка ждала у дома, где жил Маслов. Тут же стояли Всеволод Сергеевич и Пе
тр Кузьмич.
И только Саша подошел, в дверях показался Михаил Михайлович Маслов с чем
оданом в руке и рюкзаком за плечами. Когда успел собраться? Неужели жил с п
риготовленным чемоданом?
Впереди Маслова шел милиционер с винтовкой и сзади милиционер с винтовк
ой, высокий прямой парень с презрительно сжатыми губами.
Маслов положил чемодан в сани, снял с плеча и туда же положил рюкзак, повер
нулся к Всеволоду Сергеевичу. Они обнялись, поцеловались. И с Петром Кузь
мичом обнялся и расцеловался. Саше протянул руку. Саша пожал ее, посмотре
л Михаилу Михайловичу в глаза, спросил:
Ч Вы ничего не хотите передать Ольге Степановне?
Ч У Всеволода Сергеевича есть адрес, он напишет.
И, подумав, добавил:
Ч Спасибо, что вспомнили...

2

Саша пошел на стройку. Мужики на нижнюю обвязку ставили брусья через каж
дые два метра, отделяя одно стойло от другого. Ставили в «шип», чтобы созда
ть жесткую конструкцию. Работа красивая, точная. Саша поражался, как все э
то делается такими немудреными инструментами: топор, пила и ножовка, дол
ото, стамески, рубанок, фуганок, скобелка; как достигается такая точность
с помощью отвеса, уровня-ватерпаса.
И он мог бы делать такую работу, но сегодня запоздал и его опять поставили
тесать бревно для верхней обвязки.
Ч Проводил товаришша? Ч спросил Савва Лукич.
Ч Проводил.
Ч Куда его угнали-то? Ч поинтересовался смуглый, горбоносый, сухопарый
мужик Степан Тимофеевич.
Ч Кто знает, Ч ответил Саша.
Ч Может, срок вышел, Ч сказал Савва Лукич.
Ч На волю, значит? Ч усмехнулся Степан Тимофеевич. Ч На волю с милицион
ером не отправляют.
Ч В Кежме мужики толкуют Ч убили кого-то из начальства, в газетах пишут,
Ч сказал другой мужик, его тоже звали Степан, но не Тимофеевич, а Лукьянов
ич, Ч а убил его троцкист, что против колхозов, чтобы, значит, распустить к
олхозы энти.
Ч А куды их теперича распускать, Ч усмехнулся Степан Тимофеевич, Ч че
го раздавать-то? Чем наделять? Все порушили...
Ч Ну, ладно, Ч Савва Лукич опасливо посмотрел по сторонам, Ч ты того, не
больно-то, значит.
Ч Чего не больно-то?!
Ч А то, что все, значит, от Бога, Ч сказал Савва Лукич, Ч как Господь Бог у
строил, так, значит, и идет.
Ч Бог, Бог, все на Бога валите, Ч желчно ответил Степан Тимофеевич, Ч гд
е она, ваша церква? Бог за тебя ничего не сделат, коровник ентот срубит теб
е Бог? Коров губим, коровник рубим.
Ч А ты не руби, Ч сказал третий мужик, Евсей, как его по отчеству, Саша не з
нал, звали его просто Евсей, иногда прибавляли неприличную рифму.
Ч Куды уйдешь от ентого? Ч злобно ответил Степан Тимофеевич. Ч Вот, Ч
он показал на Сашу, Ч кончат срок Ч уедут, хоть куда. А нам, хрестьянам, ни
куда дороги нет. Беспашпортные мы. Держат на одном месте Ч не шевелься!
Ч Какая змея тебя донимат?! Ч сказал Савва Лукич. Ч Услышит кто, разбазл
анит, знаешь, чего от этого быват?
Ч Знаю, Ч угрюмо ответил Степан Тимофеевич, Ч оттого и погибаем, что мо
лчим, уду съели.
Ч Наше дело работа, весь уповод проговорили.
Действительно, приближался полдень. И они снова принялись за работу.
Мужики хотят поговорить, но, видно, Саша им мешает Ч чужой человек, при чу
жом человеке лучше держать язык за зубами...

Через неделю-другую вызвали в Кежму Петра Кузьмича, через сельсовет при
казали: явиться такого-то числа.
Ч Может, отпускают, а? Ч он заглядывал в глаза Саше и Всеволоду Сергееви
чу. Ч Срок-то мой еще в ноябре кончился.
Ч А чего же вы тут сидели, если кончился? Ч спросил Саша. Ч Напомнили бы.

Ч Опасно напоминать, Александр Павлович, напомнишь, а они тебе новый сро
к пришьют... Ведь не увезли меня, как Михаила Михайловича. И статья у меня не
политическая.
Ч Не политическая! Ч усмехнулся Всеволод Сергеевич. Ч Экономическая
контрреволюция, ничего себе статейка. Ладно, отправляйтесь в Кежму Ч уз
наете и нам потом расскажете.
Петр Кузьмич ушел в Кежму, Всеволод Сергеевич сказал Саше:
Ч А ведь могут и отпустить Ч машина бюрократическая... Срок вышел, никак
их распоряжений нет, черт его знает, посмотрим!
К вечеру вернулся Петр Кузьмич, радостный, возбужденный. Освобожден! Пок
азал бумажку. «За отбытием срока заключения... подпадает под п.II Постановл
ения СНК о паспортной системе». Значит, минус Ч не может жить в больших го
родах.
Ч А зачем мне большие города, Ч возбужденно говорил Петр Кузьмич, Ч не
нужны мне большие города. Родился я и вырос в Старом Осколе, там жена, доче
ри, родня. Там и буду жить.
Ч Деньги на проезд у вас есть? Ч спросил Саша.
Ч Доберусь... До Кежмы с почтарем договорился, только вещички положит Ч
десятка. Билет до Старого Оскола, думаю, рублей, наверно, 25-30. В общем, в полсо
тни уложусь. Полсотни у меня найдется.
Ч А пить, есть...
Петр Кузьмич махнул рукой.
Ч С голоду не помру. Сухарей хозяйка насушит, рыбки вяленой даст, яичек, к
ипяток на станциях бесплатный... Не беспокойтесь, доберусь.
На другой день с попутной колхозной подводой Петр Кузьмич уехал в Кежму.
Всхлипнул, прощаясь с Сашей, со Всеволодом Сергеевичем, Ч стыдился свое
й удачи.
Ч Бог даст, и с вами все обойдется.
Ч Бог даст, Бог даст, Ч ласково-насмешливо повторил Всеволод Сергеевич
, Ч живите там спокойно, лавку не заводите!
Ч Что вы, Всеволод Сергеевич, Ч старик отпрянул в испуге, Ч какая лавка
по нынешним временам.

Дети Арбата - 2. Страх - Рыбаков Анатолий Наумович => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Дети Арбата - 2. Страх автора Рыбаков Анатолий Наумович дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Дети Арбата - 2. Страх у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дети Арбата - 2. Страх своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Рыбаков Анатолий Наумович - Дети Арбата - 2. Страх.
Если после завершения чтения книги Дети Арбата - 2. Страх вы захотите почитать и другие книги Рыбаков Анатолий Наумович, тогда зайдите на страницу писателя Рыбаков Анатолий Наумович - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Дети Арбата - 2. Страх, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Рыбаков Анатолий Наумович, написавшего книгу Дети Арбата - 2. Страх, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Дети Арбата - 2. Страх; Рыбаков Анатолий Наумович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн