А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Харрис К. С.

Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги


 

Здесь выложена электронная книга Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги автора по имени Харрис К. С.. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Харрис К. С. - Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги.

Размер архива с книгой Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги равняется 170.48 KB

Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги - Харрис К. С. => скачать бесплатную электронную книгу



Тайна Себастьяна Сен-Сира – 2

OCR: Lara; Spellcheck: Urfine
«К.С. Харрис «Когда умирают боги»»: Эксмо, Домино; Москва, Санкт-Петербург; 2009
ISBN 978-5-699-33729-3
Аннотация
Принц-регент Георг во время вечеринки приглашает знаменитую красавицу, жену маркиза Англесси, встретиться с ним. Через некоторое время прекрасную Генерву находят мертвой в объятиях принца… с кинжалом в спине. Естественно, что подозрение в убийстве падает на Георга. Лорд Джарвис, родственник принца, просит Себастьяна Сен-Сира провести расследование. Он показывает Сен-Сиру ожерелье, снятое с тела убитой. Себастьян не в силах отказаться, ведь это древнее ожерелье, обладающее мистическими свойствами, принадлежало его матери, погибшей во время кораблекрушения…
К. С. Харрис
Когда умирают боги
Посвящается Джону Стеббинс, с благодарностью.
ГЛАВА 1
Королевский Павильон, Брайтон, Англия
Среда, 12 июня 1811 года
Он знал, что она придет. Они всегда приходили.
Его королевское высочество Георг, принц Уэльский и последние четыре месяца регент Великобритании и Ирландии, закрыл дверь кабинета и позволил себе не спеша полюбоваться соблазнительными округлостями и выставленной напоказ женской плотью.
– Выходит, мадам, вы передумали? Пересмотрели свой поспешный отказ на мое предложение о дружбе?
Она ничего не ответила. Мигающий свет свечей отбрасывал на ее лицо тень, поэтому он не разглядел его выражения. Она лежала на канапе возле камина, изящно перебросив бледную кисть руки через спинку с позолоченной резьбой. Большинство придворных жаловались на жару в королевских покоях: по распоряжению Георга там всегда поддерживалась высокая температура, даже теплыми летними ночами. Но эта женщина, видимо, наслаждалась теплом, судя по тому, как она искусно спустила платье с плеч и вытянула голые ножки. Георг облизнул губы.
Из-за закрытых дверей доносилась музыка Баха, вперемешку с благовоспитанным бормотанием многочисленных гостей, и где-то совсем вдалеке звучала слабая трель звонкого женского смеха. От этого смеха Георга сковала неуверенность.
Сегодняшний прием состоялся по особому случаю, почетным гостем на нем был не кто иной, как свергнутый с престола французский король Людовик XVIII. Но придворные и так являлись сюда каждый вечер, все эти ехидные высокомерные светские дамы и джентльмены. Они пили его вино, ели его еду, слушали его музыкантов, но он-то знал, что на самом деле они думают о нем. Они вечно насмехались над ним, называли его фигляром, перешептывались, дескать, он такой же сумасшедший, как его отец. Они думали, будто он ничего не знает, но он знал. Точно так же, как знал, что они поднимут его на смех, если он снова позволит этой женщине сделать из себя дурака.
«Почему она молчит?»
Насторожившись, Георг расправил плечи и выпятил грудь.
– В чем дело, мадам? Или вы заманили меня сюда просто ради того, чтобы поиграть со мной? Хотите сделать из меня дурака?
Он шагнул к ней, но споткнулся и ухватился пухлой рукой за изогнутую спинку ближайшего стула. Разумеется, подвела лодыжка. Вечно она под ним подламывалась, как сейчас. И выпитое вино тут ни при чем, уж кто-кто, а он умел пить, не в пример большинству мужчин вдвое его моложе. Все так говорили.
Свечи в золоченых бра ярко вспыхнули и вновь загорелись мерцающим светом. Он не помнил, как сел. Но когда открыл глаза, то оказалось, что он сидит, развалившись на стуле перед огнем, уткнув подбородок в белые складки затейливо завязанного галстука и выпустив струйку слюны из уголка рта. Утершись тыльной стороной ладони, Георг поднял голову.
Она лежала в той же позе, свесив голую ножку с желтой бархатной подушки, игриво приспустив с плеч переливчатое платье изумрудного цвета. Но сейчас она смотрела на него широко открытыми и почему-то пустыми глазами.
Гиневра Англесси была настоящей красавицей, с мягкими округлостями полуобнаженных грудей, белых, как девонширские сливки, и черными как смоль, блестящими волосами. Георг встал со стула, опустился перед ней на колени и даже задохнулся, взяв ее холодную руку в свою.
– Миледи.
Тут его впервые кольнула тревога. Георг ненавидел с кандалы, а если с ней вдруг случился какой-то там припадок, то не миновать отвратительной сцены. Просунув руку под ее обнаженные плечи, он слегка встряхнул женщину.
– Вы… о боже… вы больны?
Такой вариант его еще больше не устраивал. Он даже содрогнулся от ужаса, боясь подхватить заразу. Дело в том, что он был очень подвержен инфекциям.
– Позвать доктора Хебердена?
Георг хотел немедленно от нее отстраниться, но она лежала в такой неудобной позе, навалившись на бок, что он так и не сумел высвободиться.
– Позвольте, я устрою вас поудобнее, а затем пошлю кого-нибудь за…
Он умолк на полуслове и резко обернулся на звук открывшихся дверей.
– Возможно, принц прячется здесь, – раздался веселый женский голос.
Застигнутый врасплох, Георг окаменел, да так и остался стоять на коленях, неловко сжимая в руках бесчувственное тело красавицы, молодой жены маркиза Англесси. Прекрасно сознавая нелепость ситуации, он облизнул внезапно пересохшие губы.
– По-моему, у нее обморок.
Леди Джерси побледнела, что было заметно даже под румянами, и тихо охнула, так и не отпустив дверную ручку, глаза ее широко раскрылись.
Дверной проем заполнили мужчины с суровыми лицами и визжащие женщины. Георг узнал своего кузена, Джарвиса, и сынка лорда Гендона, виконта Девлина, известного головореза. Все они пялились на него. Прошла минута, прежде чем Георг понял, что они смотрят не на него, а на усыпанную драгоценными камнями рукоять кинжала, торчащего из голой спины маркизы Англесси.
Георг заверещал, пронзительно, по-женски, и этот визг разнесся по дворцу странным эхом. Свечи снова вспыхнули, после чего погасли совсем.
ГЛАВА 2
Прохладный ветерок принес с собою соленый запах моря. Себастьян Алистер Сен-Сир, виконт Девлин, замер на вымощенном плиткой тротуаре перед Павильоном и с удовольствием вдохнул свежий воздух.
Вокруг него царила суета, темные улицы оглашались тревожными голосами, подзывавшими кареты, куда-то со всех ног неслись носильщики портшезов, а разодетые дамы и господа в вечерних нарядах валом валили из распахнутых дверей Павильона прямо в ночь. Некоторые останавливали на Себастьяне испуганные и любопытные взгляды. И все старались обойти виконта стороной, поэтому толпа обтекала его широким потоком.
– Глупцы, – раздался за спиной Девлина резкий сердитый голос – Что они придумали? Якобы это ты убил эту женщину?
Себастьян обернулся, взглянул на встревоженное лицо отца, Алистера Сен-Сира, пятого графа Гендона, и криво усмехнулся.
– Вероятно, им приятнее этот вариант, чем второй, по которому выходит, что молодую красавицу заколол не кто иной, как их регент.
– Принни не способен на подобное злодейство, ты сам это знаешь, – отрезал Гендон.
– Во всяком случае, кто-то ее несомненно убил. И мне, по крайней мере, известно, что это был не я.
– Пройдемся, – сказал Гендон, махнув рукой кучеру своей кареты, чтобы тот ехал без него, – Хочу подышать.
Они направились в сторону гостиницы на Морской набережной. Оба молчали, и в тишине раздавались только их тихие шаги. Теплый воздух ночи знакомо пах омытыми морем камнями и мокрым песком, освещенные луной улицы навевали воспоминания, которым отец и сын не были рады. Уже несколько лет они старательно избегали посещать Брайтон. Но должность канцлера казначейства в сочетании с нынешним визитом в Англию изгнанной с родины французской королевской семьи сделали присутствие графа Гендона здесь, в Брайтоне, обязательным. Себастьян же приехал сюда лишь по случаю шестьдесят шестой годовщины отца. Второй ребенок графа, Аманда, не явилась по причинам, которые не обсуждались.
– Та женщина… – начал Гендон, но замолчал и задвигал челюстью взад-вперед, что делал в состоянии задумчивости или беспокойства. При слабом свете ближайшего фонаря его лицо казалось бледным, а волосы ослепительно-белыми. Он откашлялся и снова заговорил: – Как ни странно, она была очень похожа на Гру Англесси.
– Это и была маркиза Англесси, – сказал Себастьян.
– Боже мой, – Гендон провел рукой по искаженному горем лицу, – это его убьет.
Себастьян немного помолчал. В их окружении довольно часто случалось, когда молодая красивая женщина выходит за богатого титулованного мужчину гораздо старше себя. Но даже среди светской знати разница в сорок пять лет между маркизом и его юной женой считалась чрезмерной.
– Должен признать, – заговорил Себастьян, тщательно подбирая слова из уважения к давнишней дружбе отца и Англесси, – я не причислял ее к тому типу женщин, которые готовы пополнить ряды любовниц Принни.
Гендон сверкнул глазами.
– Даже на секунду не сомневайся. Она не из тех, кто легко идет на связь. Только не Гиневра.
– Тогда какого дьявола она делала в его кабинете?
Гендон резко выдохнул.
– Не знаю. Но все это скверно. И для Англесси, и для Принни… и для тебя, кстати, тоже, – добавил он. – Сейчас тебе меньше всего нужно, чтобы твое имя приплели еще к одному убийству женщины.
Себастьян нахмурился, его взгляд остановился на королевском гербе, украшавшем дверцу кареты, которая подъехала к гостинице.
– Поверь, я вовсе не намерен отвечать за это убийство.
Гендон удивленно взглянул на сына.
– Что тебя заставляет даже предположить такое?
Ни слова не говоря, Себастьян указал подбородком на ливрейного лакея, стоявшего рядом с каретой.
– В чем дело? – спросил Гендон.
Лакей шагнул вперед и поклонился. По его ливрее можно было безошибочно угадать, что он, как и карета, явились из дворца принца.
– Милорд Девлин? Лорд Джарвис хотел бы с вами поговорить. В его покоях в Павильоне.
Официально лорд Джарвис был всего лишь дальним родственником короля, состоятельным аристократом, известным своей проницательностью и легендарной осведомленностью, источником которой служила его собственная широкая сеть личных шпионов. Но в действительности Джарвис был мозгом королевской семьи, интриганом макиавеллиевского типа, яростно преданным как Англии, так и монархии, с которой он ее отождествлял.
– В такой час? – спросил Себастьян.
– Он говорит, дело чрезвычайно срочное, милорд.
Себастьян раньше уже имел дело с Джарвисом, поэтому теперь ему захотелось отослать слугу назад к его хозяину с самым невежливым ответом. Но потом он вспомнил о Гиневре Англесси, как она лежала бледная и безжизненная в полутемном кабинете принца, и Себастьяна одолело сомнение.
– Передай своему хозяину, что лорд Девлин примет его утром, – отрезал Гендон, раздраженно двигая челюстью взад-вперед.
Себастьян покачал головой.
– Нет, я на рассвете уезжаю в Лондон.
Настороженный, но заинтригованный, он прыгнул в карету, прежде чем лакей успел опустить ступеньки.
– Не стоит меня дожидаться, – сказал он отцу и откинулся на мягкие подушки.
Лакей захлопнул дверцу.
ГЛАВА 3
Чарльз, лорд Джарвис, занимал в Павильоне анфиладу комнат, специально для него отведенную кузеном, принцем-регентом.
Любовь принца к маленькому прибрежному городку Брайтон длилась уже лет тридцать или больше, с той поры, когда он был молодым, красивым и, что самое невероятное, популярным у народа. Вспоминая теперь об этом, Джарвис не переставал удивляться. Принц до сих пор наведывался сюда при первом удобном случае: он окунал в морскую воду свое расплывшееся тело и устраивал бесконечную вереницу музыкальных и карточных вечеров, а также планировал сделать новые дорогостоящие пристройки к своему Павильону.
Сейчас комнаты Джарвиса были обставлены мебелью из имитации бамбука, их украшали люстры с инкрустациями в виде драконов и переливчатые синие обои с экзотическими зверями из листового золота. Но еще до конца лета убранство вполне могло измениться и воссоздавать, скажем, томную атмосферу султанского гарема или дворца махараджи. Лично Джарвис не имел пристрастия к восточному стилю, который так восхищал принца. Зато Джарвис лучше, чем кто бы то ни было, понимал, что Павильон, как и Лондонская резиденция принца, Карлтон-хаус, все равно что яркие кубики в ручонках толстого, чрезмерно избалованного дитяти. Пусть бесконечные перестройки требовали огромных средств, зато у принца было занятие, служившее ему заодно и развлечением, а тем временем более мудрые и трезвые люди спокойно могли управлять страной.
Мужчина ростом больше шести футов, хорошо упитанный, внушительный, Джарвис в свои пятьдесят семь лет производил сильное впечатление. Одни его размеры чего стоили. Но большинство людей приходили в трепет от его могучего интеллекта, а еще от не знавшей пощады преданности, которую он питал к королю и стране. Стоило ему захотеть, и он в тот же миг занял бы пост премьер-министра. Но он не хотел. Он хорошо знал, что власть действует более эффективно, если ее осуществлять из тени. Теперешний премьер-министр, Спенсер Персиваль, прекрасно разбирался в положении вещей, впрочем, как и большинство других членов кабинета. Из всего правительства только двое осмеливались противоречить Джарвису. Одним был граф Гендон, канцлер казначейства. Вторым – его собеседник, граф Портланд.
Доставая из кармана изящную резную табакерку слоновой кости, лорд Джарвис внимательно следил за вельможей, расхаживавшим теперь по комнате, устланной золотисто-зеленым турецким ковром. Высокий, немного нескладный человек, к тому же излишне импульсивный, Портланд последние два года занимал пост министра внутренних дел. Он считался умным политиком. Не таким умным, как Джарвис, разумеется, но достаточно умным, чтобы создавать проблемы.
– Зачем вы это делаете? – сурово спросил Портланд. Свечи в бра бросали отблески на его темно-рыжую голову, пока он мерил длинными шагами комнату. – Судья отверг причастие принца к делу. Пусть все этим и ограничится! Чем дольше будет тянуться расследование, тем сильнее это отзовется на принце. Докторам уже сейчас пришлось давать ему успокоительное.
Джарвис поднес к ноздре щепотку табака и втянул в себя. Премьер-министр Персиваль удалился бы в часовню, чтобы помолиться, предоставив разбираться с этим гнусным делом Джарвису. Но только не Портланд. Этот человек был не просто помехой, он начал превращаться в проблему.
– Судья – болван, – сказал Джарвис, защелкнув крышку табакерки. – Как любой, кто всерьез думает, что народ поверит, будто леди Англесси совершила самоубийство, сунув себе в спину кинжал.
Лицо Портланда отличалось необычной, почти женской белизной, и лишь скулы были слегка припорошены веснушками. Такой цвет лица часто выдавал его чувства, как произошло и теперь, когда он вспыхнул от раздражения.
– Теоретически такое возможно. Если, скажем, она установила кинжал под углом, а потом упала на него…
– Прошу вас, – поморщился Джарвис, – половина гостей уже поверила, что принц убил женщину. Если мы позволим судье предать огласке его умозаключение, то добьемся только одного: убедим в виновности принца и вторую половину.
– Не будьте смешны. Нельзя же в самом деле поверить, будто регент способен на…
Портланд округлил глаза, словно его внезапно осенила какая-то мысль, и замолк на полуслове.
– Вот именно, – сказал Джарвис. – Все тут же вспомнят о камердинере Камберленда. Если вы помните, тогда дознание тоже закончилось вердиктом о самоубийстве. Только много ли людей, по-вашему, поверило, что бедолага сам себе перерезал горло? Слева направо. Тогда как он был левшой.
– Камберленд опасный человек необузданного нрава. Никто этого не отрицает. Но что бы там ни говорили о Принни, он совершенно не похож на своего брата.
Джарвис приподнял бровь в молчаливом сомнении. И снова бледную кожу Портланда залил слабый румянец.
– Ладно. Ваша точка зрения ясна. Но зачем было посылать за Девлином? С него ведь сняли все подозрения в тех жестоких убийствах прошлой зимой.
– Официально, – произнес Джарвис и обернулся к двери, на пороге которой появился лакей.
– Виконт Девлин, милорд, – с поклоном объявил он.
Джарвис и сам уже увидел гостя: высокого худого юношу с темными волосами и странными, почти звериными глазами, которые, по слухам, видели в темноте не хуже кошачьих. Джарвис тихо позлорадствовал. Он сомневался, что Девлин придет. Этот самый виконт был совершенно непредсказуем; неукротимый и опасный, он обладал непостижимо блестящим умом.
Джарвис метнул многозначительный взгляд на министра внутренних дел.
– Извините, лорд Портланд, вы не оставите нас?
Портланд помедлил, словно собирался настаивать на своем присутствии, но потом отвесил поклон и коротко ответил:
– Разумеется.
Он направился к двери, плотно сжав губы в тонкую линию. Но Джарвис успел заметить неожиданную искорку любопытства, вспыхнувшую в глазах этого человека, прежде чем он кивнул и сухо произнес:
– Лорд Девлин.
ГЛАВА 4
– Входите же, милорд, – сказал Джарвис, делая широкий жест рукой. Его обаятельная улыбка часто обезоруживала людей и оказывалась на удивление действенной, вот и сейчас он одарил ею виконта, когда тот замер на пороге комнаты. – Вас, несомненно, удивило мое приглашение. Если я правильно помню, в последний раз, когда мы виделись, вы приставили к моему виску оружие. И украли мою дочь.
Девлин стоял не шевелясь, по его лицу ничего нельзя было понять.
– Надеюсь, она недолго переживала.
– Геро? Почти сразу пришла в себя. Чего нельзя сказать, однако, о ее горничной, которая с тех пор сама не своя. – Джарвис взял с подноса хрустальный графин. – Бренди?
Девлин прищурился. У этого молодого виконта были звериные глаза – желтые и жестокие, как у волка.
– Думаю, мы можем обойтись без любезностей.
Джарвис отставил в сторону графин.
– Что ж, так и быть. Не будем ходить вокруг да около. Мы пригласили вас сюда потому, что регенту нужна ваша помощь.
– Моя помощь.
– Совершенно верно. Он хочет, чтобы вы точно выяснили, что случилось сегодня вечером в Павильоне.
Виконт рассмеялся, его смех был коротким, резким, с ноткой горечи.
– Мы далеки от намерения обвинить вас в совершенном злодеянии, если вы этого опасаетесь, – произнес Джарвис мягко.
– Какое облегчение. Заметьте, это было бы довольно затруднительно, учитывая тот факт, что я за весь вечер не покинул музыкального салона.
– Тем не менее нашлись и такие, кто распространил слушок, якобы ваше присутствие на сегодняшнем суаре было… как бы это выразиться… не случайным.
– Понятно. Поэтому найти убийцу – прежде всего в моих интересах. Вы это имеете в виду?
– Нечто в этом роде.
Виконт прошелся по комнате, задержавшись на секунду перед какой-то мифологической зверушкой из золота на шпалере.
– Если бы меня заботило, что обо мне думают люди, наше предложение могло бы меня заинтересовать, – сказал он, не поворачивая головы. – К счастью, мне все равно.
Джарвис плавно сменил тактику: улыбка на его лице померкла, голос зазвучал громко и серьезно:
– К сожалению, это убийство пришлось на критический момент в истории нашего государства. Войска на Пиренейском полуострове, вопреки ожиданиям, действуют не так хорошо, к тому же, как ни печально, но, по всем признакам, урожая в этом году может и не быть. Народ обеспокоен. Вы представляете, как скандал подобного рода скажется на стране?
Девлин резко повернулся, блеснув своими странными желтыми глазами.
– Разумеется, я догадываюсь, как он может отразиться на популярности Принни, и без того не слишком большой.
Вновь потянувшись к графину, Джарвис налил себе бренди и задумчиво пригубил.
– Боюсь, дело не только в принце. Вы слышали, о чем поговаривает народ? Мол, не только король безумен, это, дескать, недуг всей династии Ганноверов.
Естественно, Джарвис не собирался ни о чем таком говорить, но дело не ограничивалось одними этими слухами. В последнее время к нему стали поступать тревожные отчеты об опасных идеях, получавших все большее распространение. Некоторые люди уверяли, якобы династия Ганноверов не просто безумна, она проклята, и Англия тоже будет проклята до тех пор, пока на ее троне восседают представители этого рода.
По виду виконта можно было понять, что разговор ему слегка наскучил.
– В таком случае смею предложить вам отдать приказ местному судье, чтобы тот, не теряя времени, приступил к поискам убийцы.
– По заключению нашего весьма уважаемого местного судьи, маркиза Англесси совершила самоубийство.
Девлин помолчал немного, после чего произнес:
– Судя по тому, что я видел, ей пришлось проявить чудеса ловкости.
– Вот именно. – Джарвис еще раз приложился к бренди. – К сожалению, люди, которые по долгу службы имеют отношение к подобным делам, просто чересчур опасаются оскорбить сильных мира сего, а потому толку от них никакого. Нам нужен человек умный и находчивый, который не побоится докопаться до правды, куда бы его ни привело это расследование.
Нет, этот Девлин был не дурак. Его губы слегка скривила презрительная улыбка.
– В таком случае, подключите к расследованию сыщика полицейского суда. Да какого черта, наймите хоть всех сыщиков.
– Если бы тут был замешан какой-нибудь головорез с улицы, то такого шага было бы достаточно. Но вы не хуже меня знаете, это дело гораздо серьезнее. Нам нужен представитель нашего круга. Тот, кто понимает жизнь высшего общества и в то же время знает, как выследить убийцу. – Джарвис выдержал многозначительную паузу. – Вы делали это раньше. Почему бы не сделать вновь?
Девлин направился к двери.
– Прошу прощения. Я приехал в Брайтон только для того, чтобы провести несколько дней с отцом… Завтра меняя ждут в Лондоне.
Джарвис дождался, пока рука виконта не сжала дверную ручку, и только тогда сказал:
– Прежде чем вы уйдете, я бы хотел, чтобы вы взглянули на одну вещицу. Она имеет непосредственное отношение к вашему семейству.
Как и ожидал Джарвис, виконт замер, резко обернувшись.
– Какую вещицу? – спросил Девлин.
Джарвис отставил в сторону бокал.
– Я вам сейчас покажу.
Себастьян привык видеть смерть. Шесть лет кавалерийских атак с саблями наголо и разведка за линией фронта оставили в его памяти ужасные картины, до сих пор часто являющиеся к нему во сне. Он с трудом заставил себя последовать за Джарвисом в кабинет принца.
Дрова в камине сгорели до мерцающих головешек, но в комнате по-прежнему было тепло, в душном воздухе стоял густой сладкий запах смерти. Тихо ступая по ковру с пестрой расцветкой, Себастьян пересек кабинет. Гиневра Англесси лежала на боку, наполовину соскользнув с дивана, в той позе, в какой ее оставил перепуганный принц. Себастьян постоял над ней, неторопливо коснулся взглядом гладкого лба, щеки, изящно изогнутых губ.
Она была очень молода, лет двадцати – двадцати двух, не больше. Встречались они лишь раз, она присутствовала со своим мужем на званом обеде, который как-то устроил Гендон. Виконт вспомнил красивую женщину с бойким язычком и темными печальными глазами. Ее мужу, маркизу Англесси, было под семьдесят.
Себастьян оглянулся на Джарвиса, который так и остался стоять на пороге и оттуда наблюдал за происходящим.
– Смерть любого человека, столь молодого, трагична, – произнес недрогнувшим голосом Себастьян, – и тем не менее это не мое дело.
– Приглядитесь повнимательнее, милорд.
Себастьян неохотно перевел взгляд на женщину. Переливчатый зеленый атлас вечернего платья был спущен с плеч, тесьма развязана, лиф почти полностью открывал пухлую гладкую грудь. С высоты своего роста он мог разглядеть лишь усыпанную драгоценными камнями рукоять кинжала, засевшего у нее в спине. Зато украшение на шее было видно хорошо.
Он прищурился и перестал дышать, резко опустившись на колени рядом с женщиной. Он потянулся было к ожерелью, но тут же отдернул руку и прижал кулак к губам.
Это было старинное украшение, изготовленное из серебра, в виде замкнутого трискелиона на гладком каменном диске голубого цвета, какие часто находят в загадочных древних каменных кругах в Уэльсе. По легенде, это ожерелье когда-то носила жрица друидов из Кронуина. Говорили, будто это украшение в течение нескольких веков переходило от одной женщины к другой, ожерелье само выбирало новую хозяйку, становясь теплым и начиная вибрировать в ее руке.
Себастьян ребенком был околдован этим украшением. Он частенько забирался на руки к матери и слушал ее тихий мелодичный голос, пока она рассказывала древнюю легенду. Он помнил, что брал в руку необычную безделушку, мысленно приказывая ей начать излучать тепло и вибрацию. В последний раз он видел украшение на шее матери, когда она махала ему рукой с палубы небольшого двухмачтового судна, нанятого кем-то из друзей для прогулки одним ясным летним днем. Себастьяну в ту пору было одиннадцать.
В тот день стояла необычная жара, с моря дул легкий свежий ветер. Но потом вдруг солнце закрыли черные тучи, ветер усилился. Двухмачтовое судно не выдержало бури и пошло ко дну со всеми людьми на борту.
Тело графини Гендон, как и ожерелье, которое на ней было в тот день, так никогда и не нашли.
ГЛАВА 5
– Не может быть, – произнес Себастьян. – Это не то ожерелье.
Он даже не сознавал, что мыслит вслух, пока ему не ответил лорд Джарвис.
– То самое, – сказал Джарвис, подходя и останавливаясь рядом. – Взгляните на тыльную сторону.
Себастьян осторожно перевернул трискелион, едва коснувшись кончиками пальцев холодной плоти. В мигающем свете бра он разглядел инициалы «А. К », искусно переплетенные со второй парой букв – «Д. С ».
Гравировка была старая – не такая, как само ожерелье, но все же с годами она порядком истерлась. Прошло более полутора веков с тех пор, как Аддина Кадел пометила ожерелье своим именем, а также именем своего любовника, Джеймса Стюарта, который позже взошел на британский престол как король Яков II.
– Как вы узнали? – спросил он через секунду. – Как вы узнали, что это ожерелье когда-то принадлежало моей матери?
– Она однажды позволила мне рассмотреть его поближе, когда я невольно им восхитился. У этого украшения интригующая история. Такое не забывается.
– А вы знали, что оно было на ней в тот день, когда она погибла?
Джарвис лишь слегка округлил глаза – вот и вся реакция.
– Нет. Не знал. Как… любопытно.
Себастьяну не давало покоя секундное прикосновение к холодному телу. Обуреваемый любопытством, он наклонился, чтобы лучше рассмотреть мертвую женщину. Кончики ее пальцев успели посинеть, мускулы шеи свело трупное окоченение. Тем не менее цвет лица оставался неестественно розовым.
– Сколько времени прошло? – спросил он Джарвиса.
– Что вы имеете в виду?
– Сколько времени прошло с того момента, как принца застали с маркизой в объятиях? Часа два? Меньше?
– Я бы сказал, меньше. А что?
Себастьян приложил ладонь к гладкой молодой щеке леди Англесси. Щека была холодная.
– Уже остыла, – сказал Себастьян. – Она не должна была так быстро остыть.
Он взглянул на тлеющие угли в камине. Благодаря годам, проведенным в армии, он прекрасно знал, что делает время с мертвым телом. Тепло могло усилить процесс разложения, он это тоже знал. По крайней мере, тело должно было остаться теплым.
Джарвис приблизился еще на один шаг.
– Что вы предполагаете?
Себастьян нахмурился.
– Сам точно не знаю. Ее осматривал кто-нибудь из врачей принца?
Регента пользовали два личных лекаря, доктор Хеберден и доктор Карлайл. Они почти всегда находились при нем.
– Естественно.
– Ну и?..
Полные губы Джарвиса скривились в саркастической улыбке.
– Оба поддержали вывод судьи, что совершено самоубийство.
Себастьян невесело хмыкнул.
– Ну, разумеется.
Он поднялся с пола. Женщина по-прежнему лежала в той позе, в какой он ее нашел: неловко навалившись на один бок. Наклонившись, он осторожно перевернул тело.
Из-за беспорядка в одежде ее спина почти полностью обнажилась. Было что-то жестоко чувственное, почти интимное в том, как лезвие кинжала торчало из синевато-багровой плоти. Себастьян с шумом выдохнул.
Стоявший рядом Джарвис хранил молчание несколько секунд, потом сказал:
– Боже милостивый. Ее, похоже, сильно избили.
Себастьян покачал головой.
– Это не синяки. Я видел такое и раньше у солдат, оставленных на поле брани. Видимо, после смерти кровь в теле стекает вниз.
– Но ведь она лежала на боку, а не на спине.
– Тело с торчащим кинжалом положить по-другому было бы трудно, – заметил виконт. Осторожно приподняв с шеи спутанную копну иссиня-черных волос, Себастьян открыл замочек на толстой затейливой цепи и снял ожерелье. – У меня есть знакомый хирург, который изучал подобные явления. Один ирландец по имени Пол Гибсон. У него приемная возле площади Тауэр-Хилл. Я хочу, чтобы за ним немедленно послали.
– Вы хотите привезти хирурга из самого Лондона? – рассмеялся Джарвис. – Но пройдет часов десять или даже больше, прежде чем он сюда доберется. Уверен, мы сможем найти кого-нибудь из местных.
Себастьян метнул на него взгляд.
– И получить то же самое мнение, которое высказали личные врачи его высочества?
Джарвис промолчал.
– Важно, чтобы никто не входил в эту комнату до приезда Гибсона. Это можно устроить?
– Естественно.
Себастьян начал медленно поворачиваться, осматривая кабинет.
– Вы не замечаете ничего странного?
Джарвис посмотрел на него с легким раздражением.
Прежняя обворожительная улыбка давно исчезла.
– А должен?
– Кинжал был всажен очень точно, чтобы пронзить сердце. Раны такого типа обычно сильно кровоточат.
– Боже милостивый, – пробормотал Джарвис, переводя взгляд с багровой спины маркизы на Себастьяна. – Вы правы. Крови нет.
ГЛАВА 6
Полчаса спустя Себастьян зашел в отцовские апартаменты гостиницы «Якорь», которая находилась на Морской набережной. Граф Гендон сидел в кресле возле незажженного камина и клевал носом над раскрытой на коленях книгой.
– Тебе не следовало меня дожидаться, – сказал Себастьян.
Резко вскинув голову, Гендон закрыл книгу и отложил ее в сторону.
– Я не мог уснуть.
Себастьян привалился к дверному косяку, рассеянно поглаживая ожерелье у себя в кармане.
– Расскажи мне про маркиза Англесси.
Гендон потер пальцами глаза.
– Маркиз хороший человек. Уравновешенный. Почтенный. Исполняет свой долг в палате лордов, хотя политикой не особенно интересуется. – Граф помолчал.

Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги - Харрис К. С. => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги автора Харрис К. С. дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Харрис К. С. - Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги.
Если после завершения чтения книги Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги вы захотите почитать и другие книги Харрис К. С., тогда зайдите на страницу писателя Харрис К. С. - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Харрис К. С., написавшего книгу Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Тайна Себастьяна Сен-Сира - 2. Когда умирают боги; Харрис К. С., скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн