А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Людоеды автора по имени Мясников Виктор. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Мясников Виктор - Людоеды.

Размер архива с книгой Людоеды равняется 154.55 KB

Людоеды - Мясников Виктор => скачать бесплатную электронную книгу



Мясников Виктор
Людоеды (Утилизаторы)
Виктор Мясников
ЛЮДОЕДЫ
(УТИЛИЗАТОРЫ)
Вовец открыл глаза и ничего не увидел - темнота, ни зги. Во рту "эскадронная конюшня", как говаривал покойный дед. Голова трещит так, словно в виски по гвоздю-сотке заколотили, а по затылку кувалдой шандарахнули. Желудок схватили такие спазмы, что Вовца скорчило. Ни охнуть, ни вздохнуть. Словно какой-то невидимый во мраке садист засунул ему в глотку свою волосатую лапу по самый локоть и теперь тискает желудок огромной ладонью. Нет, так пить нельзя... Чтоб ещё хоть каплю? Лучше сразу застрелиться...
Он совершенно не помнил как добрался домой. Видимо, на "автопилоте". Спине жестко и холодно, значит, прямо на полу отключился. Давненько так не набирался, года полтора по крайней мере...
Его замутило. Попробовал подняться и вдруг сорвался куда-то вниз, упал! Ничего не понимая, пощупал вокруг себя, поводил ладонями - холодный шершавый бетон. Вовца пот прошиб - вот где оказался, в милиции. Видно, что-то натворил спьяна, заперли в камеру. Теперь пятнадцать суток влупят за хулиганку и весь отпуск накроется. А деньги?
Вовец сунул руку во внутренний карман. Только что жарко было, а тут сразу похолодел - пусто в кармане. Зарплата за два месяца и отпускные - как не бывало. И так ни хрена не платят на заводе - заказов нет, голый тариф, так даже и этого не уберег. А, может, менты изъяли под опись, штраф вычтут и вернут?
Но тут же приуныл Вовец: как же, вернут они, держи карман шире. Вернут, а потом ещё навернут...
Резкий вопль разнесся под низкими сводами, раскатился эхом, загулял от стены к стене. Кто-то кричал беспрерывно, истошно и безнадежно. Вовец заткнул уши. И так голова разламывается, да ещё эта сволочь орет.
Вспыхнул свет, такой яркий и резкий после сплошной темноты, что Вовец зажмурился. Когда открыл глаза, увидел яркий прямоугольник света, должно быть, дверной проем, забранный решеткой. Значит, действительно милицейская камера. Лучше бы не просыпался...
Крик прекратился, раздались голоса. Многократное эхо не позволяло разобрать слова. Вовец с трудом поднялся, шатаясь, доковылял до решетки, ухватился за нее. Впереди глухая бетонная стена, серая, ноздреватая, даже не побелена, не то что не покрашена. До неё метра два. К низкому потолку привешана лампочка в стеклянном колпаке и проволочном наморднике.
Близко загремело железо, лязгнул стальной запор. Вовец прижался щекой к холодной стене, стараясь заглянуть сквозь решетку вбок, вдоль по коридору. Он увидел высокую тележку, вроде тех, на которых в больницах больных на операцию возят. Только эта тележка выглядела гораздо грубее: сваренная из черных железных труб и некрашеная.
Из соседней камеры раздались беспорядочные крики. Оттуда стремительно выскочил человек и с разбега налетел на тележку. Она с оглушительным звоном опрокинулась, человек упал сверху и тяжко застонал.
В поле зрения появились двое здоровых мужиков, видимо, вышли из камеры, откуда только что вышвырнули бедолагу. Вышли посмеиваясь, не спеша. Бедолага сел на пол, заскулил, хватаясь руками за грудь. По виду типичный бомж, на вокзале такие на каждом шагу встречаются. Маленький, сутулый, морда небритая, черная не то от загара, не то от грязи. Волосы слиплись сосульками. Одежонка грязная, истрепанная. На ногах какие-то ободранные башмаки хлябают. Один из мужиков пнул бомжа тяжелым ботинком в бок.
- А ну подъем! Кому сказано! Ставь телегу на колеса, объедок!
Второй мужик стоял рядом, усмехаясь, постукивал резиновой дубинкой по ладони левой руки. Вовец с недоумением отметил, что на руку надета длинная суконная варежка. Такая же надета и на правую руку. Подобные верхонки, только покороче, у Вовца в цехе подсобникам выдают, которые железо ворочают, стружку из-под станков выгребают и ящики с деталями таскают. А такие длинные рукавицы из толстого сукна в горячем цехе водятся, в литейке.
Пока он все это соображал больной головой, бомж, не переставая скулить, поставил тележку на колеса и по команде лег на неё лицом вниз, вытянув руки вдоль тела. Тут же последовал удар дубинкой по затылку. Бомж обмяк и затих.
- А я тебя предупреждал - не ори, - удовлетворенно сказал мужик и опустил дубинку.
- Проведаю-ка я рыбачка, - сказал второй.
В руке у него блеснул кривой ключ, вроде железнодорожного. Таким проводники туалеты в вагонах запирают на остановках. Вовец отпрянул от решетки. Он понял, что речь идет о нем. Бесшумно отбежал, бросился ничком на нары и замер. Надо же, только что еле на ногах держался, а тут как мотылек вспорхнул. Вспыхнул свет в камере, загремел замок, заскрежетали дверные петли. Вовец задыхался: сердце колотилось, как бешеное, где-то возле самого горла. Воздуха не хватало.
Он весь закаменел от ужаса, ожидая удара.
- Да он сутки не очухается, - послышалось из коридора. - Такая доза слона свалит, а этому мозгляку и половины бы хватило. Нехай валяется. В запас пойдет. Лучше бичугу из третьей возьмем, пусть телегу толкает.
Раскатисто грохнула дверная решетка, затряслась, рассыпая звонкую дробь. И свет погас. Вовец с трудом переводил дыхание. Ему было страшно. Только сейчас до него дошло, откуда взялся этот бессознательный страх. Только сейчас своей больной башкой он допер: мужики эти в суконных варежках не были милиционерами. Это были работяги в спецовках, спокойно и деловито исполняющие обычную рутинную работу.
В гулком коридоре снова загуляло эхо. Беспорядочные крики ярости и боли. Зазвенела решетка на входе в камеру.
- А! Не будешь! Не обязан! А этого хочешь?.. Хочешь?.. Хочешь?.. Хочешь?..
В ритм этим вопросам сотрясалась решетка и раздавались сдавленные стоны. Кого-то лупили резиновой дубинкой.
- Ты ж его кончил, Петро, - сказал кто-то недовольно.
- Козлом меня обозвал, паскуда... Сам, говорит, телегу толкай. А этот хмырь не укатит? Чего разлегся?
- Так ты же сам ему по кумполу врезал, чтоб не орал. Забыл уже? Ладно, грузим этого сверху и поехали. Время уже десять. Не успеем к раздаче, Гуня пайку урежет.
Задребезжали колеса, затихая в отдалении.
Вовец перевел дыхание. Боже мой, куда он попал? Что это за страшный подвал, где людей забивают насмерть? Как он здесь оказался?
Вовец поднялся, добрел до решетки, взялся за нее, чтоб не упасть. Голова кружилась. Нестерпимо хотелось пить. Свет в коридоре горел по-прежнему. Стояла тишина. Он хотел перехватиться поудобнее и с трудом отлепил руки от железных прутьев, они словно приклеились. Развернул ладони к свету и содрогнулся от ужаса и отвращения. Это была свежая липкая кровь. Самое мерзкое, что смыть её было нечем.
Вовец возвратился к нарам, поднял с них какую-то грязную тряпку и долго пытался оттереть руки, но до конца так и не отчистил. Потом повалился на грязный дощатый настил и чуть не завыл от бессилия и безысходности. Ну почему с ним? Почему обязательно с ним случилась эта поганая история? Что теперь будет? Что за выродки распоряжаются человеческими жизнями в этом подвале?
* * *
Всегда и везде его звали Вовец. Не Вова, не Володя, не, тем более, Владимир Павлович. Нет, только Вовец. В детсаду, в школе, в армии, в институте, в другом институте, проектном. И даже когда он из инженеров-проектировщиков ушел на завод слесарем в механический цех, и там его скоро все стали звать Вовцом. Только мастер называл по фамилии Меншиков. А ведь и норму Вовец всегда перекрывал, и приспособы всякие придумывал, и станок любой мог настроить, и начисление зарплаты мог пересчитать лучше любого бухгалтера, а вот поди ж ты, - Вовец! Видно имелось в нем что-то такое несерьезное, ребяческое. И жена с ним развелась, ушла и сына забрала.
И то сказать, мужику уже тридцать пять, а он все в игрушки играет: придумывает всякие капканчики на зверей, которые тут и близко не водятся; изобретает подводный перископ, чтоб смотреть, как рыбы под водой живут; строит раскладные лодки и шьет палатки небывалых конструкций, и все такое прочее. Деньги все, естественно, вбухивает в эти дурацкие лодки, в детали для металлоискателей, с которыми собирается искать клады, в путешествия по дикой природе. Правда, может выжить в горах, в тундре, в тайге - где угодно. Но в городе совершенно непрактичен, наивен и непредприимчив. И сына всегда одергивает: не топай, ходи бесшумно, на лежащие ветки не наступай. А сын не собирается быть охотником-следопытом. Ему нравится топать и пинать жестянки, они так замечательно гремят.
Но сын его любит. Жена отпускает Олежку на выходные, и они ходят в кино, на аттракционы в Луна-парк или ещё куда-нибудь. А с прошлого лета стали ездить на рыбалку. Олежке нравится река, лес, ягоды. Он в восторге от утиных выводков и ондатр, плавающих вдоль берега. Вовец водит его по прибрежным тропам, приговаривая шепотом: "Не топай, не наступи на ветку", и показывает птичьи гнезда с широкоротыми птенцами, черных толстых гадюк, греющихся на закатном солнце, шустрых ящериц и бурундуков.
Сегодня они должны были начать сплав по Чусовой. Вовец приготовил рюкзаки, резиновую лодку привязал к тележке собственной конструкции. Все Олежкины вещи тоже упакованы. Сын должен прийти днем и - вперед, на электричку, полтора часа езды, и вот она, река...
Что же случилось? Он получил отпускные и зарплату за два месяца очень удачно. Могли бы и дальше деньги задерживать, тогда бы Вовец даже отпускных не получил. А так: восемь тысяч с хвостиком. Не ахти, по нынешним временам, но для вечно простаивающего уральского оборонного завода вполне прилично. Как положено, поставил мужикам в цехе "отходную". Потом ещё пивка у киоска попили. Все нормально, все путем было. Смешно говорить, что со ста пятидесяти водки и литра пива через два часа можно так вырубиться.
Мужик к ним в скверике подсаживался, тоже с пивом. Они ещё заспорили о вчерашнем футбольном матче. Господи, кто же с кем играл? Память отшибло начисто... Потом про рыбалку заговорили, про Чусовую. Когда Вовец домой пошел, то мужик его нагнал у выхода из скверика. Опять что-то такое говорили. Мужик плоскую металлическую фляжечку достал из кармана, два пластмассовых стаканчика - один в другой - на горлышко надеты. Еще по пятьдесят грамм приняли. Мужик куда-то звонил из автомата, а Вовца за углом рвало, аж наизнанку выворачивало. Такой у него организм - если натощак, да ещё без закуски, или сразу много водки принять, обязательно все обратно вытолкнет. Так и тут: все пиво с беляшами до самого желудочного сока за какой-то ящик у киоска незаметно слил и губы платочком промокнул.
Но все равно вдруг в голове зазвенело, все тело ватным сделалось и мысли остановились. Мужик его куда-то вел, что-то приговаривал, а Вовец ноги невесомо переставлял вкривь и вкось. И так смешно было: коленка до самого лица поднималось и заострялось, как пика, а нога длинная-предлинная и тонкая. Как на ходулях шел. А дорожка корытом прогнулась: они идут по дну, а края вверх поднимаются чуть не до плеч...
Не мог Вовец сейчас вспомнить ни лица того мужика, ни слов его, ни как в подвале оказался... Видно, какая-то дрянь была во фляжечку подмешана. Эти двое в спецовках как сказали? "До завтра не очухается после такой дозы." Значит, точно, подловили его с отпускными деньгами. Господи, неужели из-за восьми тысяч несчастных вот так просто возьмут и убьют? Бред какой-то... А, видимо, большую часть той дозы вытошнило вместе с пивом, мать его...
Мысли у Вовца путались, как железные стружки под токарным станком, голова трещала, от жажды горело горло. Следовало взять себя в руки, успокоиться и, обдумав ситуацию, решать, что делать. Так Вовец и поступил. Во-первых, проверил, что у него в карманах есть, а чего больше нет. Не оказалось денег, паспорта, проездного, ключей и носового платка. С руки пропали часы. Но нагрудный карман пиджака жулики пропустили, и там оказалась - о чудо! - дежурная упаковка анальгина. В пластиковых выемках лежали под фольгой целых три таблетки. Кое-как Вовец протолкнул липким языком все три в сухую глотку. Такое ощущение, что все они тут же и застряли в самом начале пищевода. Но это только ощущение. Вовец знал, что на самом деле они уже в желудке, и минут через двадцать головную боль снимет. А, может, и нет...
Еще в нагрудном кармане оказалось "прихватизированное" в цеху пятимиллиметровое сверло с длинным хвостовиком. Вовец его недели три носил, забывал дома выложить. На всякий случай прощупал низ пиджака, не завалилось ли что доброе за подкладку из дырок в карманах. Нашлась пара мелких монеток, десяток спичек, серых от пыли, просыпавшихся вместе с крошками табака года полтора назад, когда Вовец ещё курил. В дополнение к этому, сзади, у самой шлицы, он обнаружил кусочек ножовочного полотна сантиметра в четыре длиной. Сломанные полотна он всегда выбрасывал и получал в инструменталке новые. И сейчас совершенно не мог припомнить, зачем ему мог понадобиться обломок, да ещё такой маленький. Тем не менее, находке обрадовался. Попробовал пальцем зубчики - острые, не сточены. Подошел к дверной решетке, ширкнул пару раз, и приуныл.
Стальные прутья в палец толщиной, таким обломком замучаешься царапать. Ну перетрешь за полдня один пруток, а дальше? Даже голову в такую дырку не просунешь.
Положил Вовец обломок в карман, принялся соображать, что делать дальше. Встал посреди камеры в любимую ленинскую позу мыслителя. Только пальцы не за жилет заложил, поскольку никогда жилета не имел, а за пояс брюк. И голова уже прояснилась, анальгин подействовал. Тут и почувствовал, сперва руками, потом головой, что брюки проводом подпоясаны. Это он вчера три метра толстого медного провода-лапши на заводе прихватил. Кусок этот невесть сколько провалялся за пожарным ящиком, потом в инструментах у Вовца, а вчера он его вокруг себя намотал, чтобы вынести домой, мало ли для чего пригодится.
Первой мыслью было соорудить удавку и напасть на того, кто первый войдет в камеру. Но провод, а точнее, кабель был не слишком гибкий: две толстые медные жилы в черных виниловых оболочках шли рядом и годились только для прокладки электропроводки, а не для затягивающейся петли. Но все-таки Вовец был инженером, хоть и бывшим, на досуге занимался изобретательством и знал массу способов использования предметов для самых разных целей.
Мозг его с бешеной скоростью перебирал и отметал варианты: заточить проволоку, как шило; использовать как гибкую пилу; зажечь виниловую изоляцию; прикинуться повешенным... При мозговом штурме надо все выкладывать, что в голову взбредет, потому что самая нелепая идея может при ближайшем рассмотрении оказаться гениальной. Что ещё можно придумать? Сплести кольчугу; привязать дверь, чтобы никто не вошел; применить провод по назначению - подключить электричество и шарахнуть того, кто сунется...
Стоп! Это была дельная мысль. Электричество в камере имелось освещение. Сейчас оно выключено, обесточено, говоря производственным языком.
Лампочка в решетчатом колпаке торчала над самой дверью. Вовец поставил ногу на толстые поперечины решетки. Подметка полуботинка как раз втиснулась между вертикальными прутьми. Он, как по лестнице, поднялся кверху, ухватился рукой за трубу, в которой подводился электрический провод к лампочке. Нет, в такой висячей позе много не наработаешь. Одной рукой Вовец захлестнул куском кабеля себя за поясницу, продернул концы сквозь решетку, скрутил их вместе у себя на боку, привязался.
Кабель сильно врезался в спину, но это ничего, терпимо. Вовец завернул полы пиджака кверху, подсунул под кабель, чтоб меньше резало. Стало почти удобно.
Действуя обломком ножовочного полотна как отверткой, быстро отвернул винты, снял с лампочки решетчатый колпак и бросил в угол. И тут же пожалел. Слишком громко тот забренчал по бетонному полу, отскочив от стенки. Вовец замер, прислушиваясь. Вроде, все тихо. Следовало вести себя разумней.
Осторожно снял продолговатый стеклянный плафон, сунул за пазуху. Вывернул лампочку и патрон, рассовал во внутренние карманы пиджака. Освещения не хватало, он почти на ощупь нашел головки винтов и приподнял основание плафона. Под ним оказалась прибитая дюбелем к бетону круглая распределительная коробка из толстой жести. Он не поверил своей удаче: в коробку входили четыре провода. Два конца подсоединены к патрону, а ещё два обмотаны черной изолентой. Это значило, что кабель мог быть подключен к трехфазному напряжению в 380 вольт. Поскольку свет в камере выключен, две жилы, присоединенные к патрону, можно смело отбросить.
С двух других Вовец сдернул иссохшую изоленту, чиркнул голыми концами один о другой. Резкая белая вспышка ослепила его. Проморгавшись, он отвязался и спустился вниз. С помощью все того же обломка ножовочного полотна принялся сдирать изоляцию с "прихватизированного" кабеля. Через пару минут в руках у него были две медных жилы с зачищенными концами.
Вовец работал спокойно и сосредоточенно, как обычно это делал, забывая обо всем постороннем. Если уж он работал, то для него не существовало ни перерыва на обед, ни начальства, ни бандитов. Сейчас он попытался прикинуть в уме, получится ли то, что замыслил. Сечение провода, напряжение, сила тока... Выдержит ли проводка, не выбьет ли предохранители? Просто чудо, что проводка сделана в нарушение правил техники безопасности, в подвалах разрешено всего 24 вольта, так как это особо опасные помещения. А тут целых 380.
Один кусок провода Вовец присоединил в распредкоробку, противоположный его конец прикрутил к верхним прутьям решетки. Второй провод тоже подключил в коробку, но уже к другому концу, к другой, стало быть, фазе. На противоположный конец жгута прикрутил сверло в качестве электрода и надел на него патрон от лампочки, словно рукоятку. Все это напоминало сварочный аппарат, но без трансформатора и выпрямителя. Поэтому Вовец слегка сомневался, получится ли его задумка.
Он обернул тряпкой плафон и аккуратно тюкнул о бетонный пол. Длинные кривые куски толстого стекла могли послужить отличным режущим и колющим оружием. Но один кусочек закоптил на спичке. Спичку с третьей попытки удалось зажечь о цементную стену.
Теперь требовалась твердость руки, спокойствие и глазомер. Прикрыв глаза закопченным стеклышком, Вовец поднес импровизированный электрод к решетке. Брызнул фонтан огня, рассыпался снопами белых искр. Свет в коридоре мигнул. Вовец внимательно исследовал результат. Он превзошел все ожидания: в металле оказалась выжжена ямка миллиметров пять в диаметре и миллиметра три глубиной.
Нельзя было терять ни секунды. Просто дикая удача, что до сих пор никто не появился у камер по каким-нибудь делам. Но когда свет то потухнет, то погаснет, могут и забеспокоиться. Опять же есть риск чуток переборщить и устроить короткое замыкание. Тогда все пойдет насмарку.
Вовец ещё раньше решил, что будет обрабатывать шарнир, точнее ось шарнира. Она представляла из себя расклепанный с двух сторон стальной стерженек. Если эти расклепанные края удастся выжечь, стержень можно будет вынуть и снять дверь с петли. Сначала с одной, потом с другой...
Сверло-электрод почти коснулось кромки оси. Горячие искры, словно горсть иголок, впились в руку, и Вовец чуть не бросил кабель. Обмотав тряпкой кисть, снова приступил к работе. Быстрыми и точными движениями импровизированного электрода, осыпая искрами пол, выжигал, словно откусывал по кусочку края стальной нашлепки. Резко и противно воняло жженым железом.
Сквозь закопченное стекло он видел, как вспыхивала электрическая дуга, вскипала и лопалась капля металла. Но так же неумолимо миллиметр за миллиметром сгорало сверло-электрод. Оно таяло, как сосулька на мартовском солнышке. Но так же таяла и расклепка на конце оси. Еще немного и ось можно будет вытащить из шарнирных петель. Оставалось всего несколько раз тронуть проклятую железяку огненной дугой...
Давно замечено, что электричество всегда гаснет неожиданно. Вот и сейчас - вдруг погас свет. Всё. Видимо, сеть не выдержала перегрузки и где-то на щите выбило предохранитель.
Вовец, навалившись спиной на стену, сполз на пол. Все рухнуло. Он сидел в кромешной тьме, держа бесполезный кабель с ещё раскаленным электродом, и слезы бессилия и отчаянья наворачивались на глаза. Огарок сверла светился малиновым кончиком. Кончик темнел, угасая, вместе с ним угасала надежда.
Вовец встал, держась за холодную шершавую стену. Глаза щипало и резало, так хотелось заплакать, но он держался. Нельзя отчаиваться, нельзя отдаться расслабляющему и обезоруживающему горю. Надо собрать в кулак волю и намотать на него нервы. Только так.
Осторожно повел в воздухе ладонью и почувствовал легкое тепло. Шарнир ещё не остыл. Нащупал верхнюю часть оси, взялся за нагретую шляпку, пошатывая из стороны в сторону, потянул вверх. Почувствовал как она подается. Отверстия шарниров были для стального стержня несколько просторны, и он с перекосом чуть поднялся вверх, но тут же застрял. Эх, если бы Вовец успел снять с оставшегося кусочка шляпки хотя бы ещё пару миллиметров! Или было бы чем выколотить чертову ось! Надо все-таки попытаться её каким-то образом вытащить. Нельзя сдаваться, когда дело почти сделано. Под верхней шляпкой оси появился зазор, хорошо ощутимый пальцем.
Вовец хлестнул своим импровизированным кабелем по полу, вышиб горячий огарок сверла. Обмотнул пару раз проволоку вокруг оси шарнира под самой шляпкой, перехлестнул конец через верхний прут решетки, потянул, повис всем телом. Проволока лопнула, и он упал. Это ничего. Поднялся, нащупал шарнир и с радостью почувствовал: ось торчит уже почти на сантиметр. Сложил проволоку вдвое. Опять намотал, перекинул через решетку, как через блок, налег как следует. И снова медный провод лопнул. Но ось ещё немного вылезла из шарнира.
Он накручивал, рвал, снова наматывал провод, отбрасывая короткие обрывки. И каждый раз ось вылезала ещё хотя бы на миллиметр. Наконец раздался щелчок и решетка качнулась. Ось вышла из нижней части шарнира. Вовец навалился на решетку, прогибая её внутрь коридора. Он не был толстым, скорее даже худым, и ему не составило большого труда на ощупь протиснуться в клиновидную щель между решеткой и бетонным косяком. Только сейчас почувствовал, как все тело колотит нервная дрожь.
В обоих концах коридора по-прежнему стояла глухая непроглядная тьма. Он снова навалился на решетку, теперь уже пытаясь вернуть её в первоначальное положение. Все должно остаться так, словно никто не прикасался к двери. На ощупь вставил ось на прежнее место. Поднялся по решетке, просунул руку в камеру, нащупал вверху провод и зацепил за решетку. Теперь, когда починят электричество и станут открывать камеру, кому-то очень не поздоровится.
Вовец не долго размышлял, в какую сторону идти. Только в том направлении, в котором увезли тележку с забитыми бомжами, потому что в противоположной стороне, скорее всего, тупик. Он пошел, осторожно ступая, касаясь стены пальцами правой руки. В левой руке держал длинный осколок стеклянного плафона с острой, как бритва, кромкой. Остаток провода, скрученный в плеть, висел на шее. В боковой карман пиджака на всякий случай положил лампочку. В случае крайней необходимости её можно метнуть в лоб кому-нибудь особо наглому.
Мертвая тишина. Непроглядная чернота мрака. Неподвижный сырой воздух подземелья. Вовец начал терять ощущение, где верх, где низ, как космонавт в невесомости. Он ступал короткими неслышными шагами, трогая шероховатую стену, ощущая кончиками пальцев оттиски древесной фактуры - следы деревянной опалубки, в которую заливали бетон. Под пальцами неожиданно оказалась пустота. Вовец повел рукой и наткнулся на холодный металл решетки. Понял: та самая камера, из которой вышвырнули неизвестного бедолагу и успокоили дубинкой по голове. Опять стена и снова решетка. Может, в этой камере кто-то есть.
- Эй! - тихонько позвал Вовец. - Здесь кто-нибудь есть? - Он прислушался, затаив дыхание. - Эй, кто-нибудь!
Ответа не последовало. Не было здесь никого. Темнота и пустота. Оставалось только идти дальше. И он продолжил свой путь вдоль глухой бетонной стены неизвестно куда. Через несколько шагов опять встретилась камера. Вовец снова покликал, прислушиваясь с замиранием сердца. Очень трудно идти вот так одному в кромешном мраке, в мертвой тишине, ощущая со всех сторон угрозу. Он миновал пять или шесть камер, но никто не откликнулся на его призывы.
Вдруг послышались какие-то звуки. Вроде кто-то всхлипывал. Вовец покрутил головой, пытаясь уловить, с какой стороны доносятся эти звуки, не послышалось ли ему. Нет, не послышалось. Тонкий плач доносился от противоположной стены коридора. Выставив руку, мелкими шажками двинулся на звук. Рука наткнулась на решетку. Значит и по ту сторону коридора расположены камеры.
- Кто здесь? Отзовись! - негромко позвал Вовец. Всхлипы прекратились. - Слышишь меня?
Послышалось шевеление, осторожные приближающиеся шаги. Неожиданно вспыхнул оранжевый огонек зажигалки. Высокое газовое пламя высветило испуганное лицо девушки. Даже этого маленького количества света хватало, чтобы увидеть, как она красива. Пышные каштановые волосы обрамляли идеальный овал смуглого лица. Чуть припухлые чувственные губы. Тонкие ниточки бровей, словно выведенные по лекалу. И глаза: огромные, чистые, завораживающие, затягивающие в глубину. Даже темные подглазья не могли их испортить. Вовец онемел, пораженный увиденным. Такой встречи он и помыслить не мог. Девушка, казалось, пораженная не меньше, тоже внимательно его разглядывала. Наконец первая прервала молчание:
- Откуда вы?
Ее голосок был так певуч, интонация столь проникновенна и нежна, что сердце Вовца затрепетало, как рыбка на крючке. Он почувствовал, что попался. Эти глаза и этот голос могут приказать ему все, что заблагорассудится. И он не сможет воспротивиться, он все покорно выполнит. Женские чары - страшное оружие. Они размягчают стальные сердца храбрецов, трусов делают львами, умных глупцами, а глупцов - о! - глупцов обращают в рабство и делают с несчастными рабами... Что только они не делают! Вовец с трудом разлепил запекшиеся губы и хрипло прошептал:
- Я из камеры выбрался, сломал решетку. Меня Володя зовут. А вас как?
Улыбка её была столь же обворожительна, что и голос, а зубы напоминали жемчужное ожерелье. Все так же внимательно глядя на Вовца, она достала длинную сигарету из нагрудного кармана рубашки, прикурила и погасила зажигалку. Пояснила в темноте:
- Газ может кончиться, надо поберечь. - Ароматное облако дыма дорогого табака окутало Вовца. - А зовут меня Евгения, или просто Жека. Послушайте, помогите мне выбраться из этой тюрьмы. Мой муж отвалит вам кучу денег, сколько запросите - сто тысяч долларов, двести... Я сейчас напишу его телефон на всякий случай.
Она зашелестела чем-то внутри камеры. Снова вспыхнул огонек зажигалки, но на этот раз внизу, ближе к полу. Жека сидела на корточках, опершись спиной о решетку. Пристроив на колени, плотно обтянутые джинсами, миниатюрную записную книжицу, она столь же миниатюрным карандашиком вывела несколько цифр. Огонек снова погас, высветив напоследок оцинкованное ведро возле решетки.
- Вот, - прошептала она. - Где ваша рука?
Их ладони неловко встретились в темноте, и Вовец получил крошечную бумажку. Он тут же переправил её в нагрудный карман пиджака и сказал:
- Там у вас ведро стоит. Может с водой? Пить страшно хочется.
- Нет, - смущенно хихикнула девушка, - это... - она замялась. - В общем, типа параши. Я к решетке поставила, чтобы внутри меньше воняло. А вода есть, я сейчас принесу.
Снова коротко вспыхнул огонек. Жека сориентировалась, пошуршала по нарам и вскоре вернулась к решетке.
- Вот, держите, - побулькала в темноте.
Вовец нащупал между стальными прутьями полуторалитровый пластиковый баллон из-под газировки, почти полный. Тепловатая вода отдавала пластмассой, но он не мог оторваться, пока не ополовинил баллон. Отдышался и уже спокойно сделал ещё несколько хороших глотков. Просунул баллон обратно.
- Держите, пока все не выпил. И дайте зажигалку, я замок осмотрю.
Замок располагался меж двух листов металла и действительно был вагонный, с треугольным стержнем в круглой дырке. Пальцами не ухватишь.
- Эх, инструмент нужен, - сокрушенно произнес Вовец.
- У меня щипчики есть маникюрные и пилка для ногтей. Может, подойдет? Щипчики оказались столь же миниатюрными, как записная книжка с карандашиком. Зато пилка хоть куда - длинная и узкая. На ощупь, зажав стержень замка маленькими кусачками, Вовец стал осторожно поворачивать их левой рукой. Правой он вставил в отверстие узкий конец пилки и пытался им нащупать хоть что-нибудь в механизме замка, какую-нибудь пружинку. И вроде что-то нащупал, какую-то деталь, движущуюся вслед за вращением треугольного стержня. Еще немного и замок откроется.
Но тут с резким звоном щипчики рассыпались. Пережал Вовец хлипкие рукояточки, пытаясь крепче и понадежнее зажать стержень. Но он все же успел просунуть внутрь пилку, зафиксировав механизм, не дав язычку замка вернуться в прежнее положение.
- Ну что там? - нетерпеливо спросила Жека.
- Щипцы сломались, - пояснил сокрушенно.
- А замок?
- Замок целый, - извиняющимся тоном пробормотал Вовец.
- Жалко, - вздохнула девушка, - удобные были щипчики, немецкие. Я к ним привыкла. Главное, острые...
Вовцу нечего было ответить. Он посветил зажигалкой: замок почти открылся. Язычок, точнее было бы назвать его язык, такой он оказался толстый, буквально самой кромкой, несколькими миллиметрами цеплялся за выемку в стальном швеллере, выполняющем роль дверного косяка. В зазор между дверью и швеллером Вовец разглядел, что язык скошен с внутренней стороны. Шальная мысль пришла в голову: а что если... Он налег на дверь и почувствовал, что она подается.
- Женя, тяните решетку на себя. Как можно сильнее.
Звякнуло отставленное в сторону ведро. Оба громко сопели и пыхтели, пытаясь вдавить решетку внутрь камеры. Нет, похоже, ничего не получилось. Вовец снова зажег газовый огонек и с радостным удивлением обнаружил получилось. Скошенный язычок, позволявший тюремщикам захлопывать дверь камеры без ключа, на этот раз сработал против них. Грубо сваренная с большими зазорами решетка все-таки прогнулась немного внутрь камеры, и язык замка выдавился из своей законной выемки и на самом её краю уперся в швеллер.

Людоеды - Мясников Виктор => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Людоеды автора Мясников Виктор дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Людоеды у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Людоеды своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мясников Виктор - Людоеды.
Если после завершения чтения книги Людоеды вы захотите почитать и другие книги Мясников Виктор, тогда зайдите на страницу писателя Мясников Виктор - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Людоеды, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Мясников Виктор, написавшего книгу Людоеды, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Людоеды; Мясников Виктор, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн