А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Новосёлы автора по имени Мисько Павел Андреевич. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Мисько Павел Андреевич - Новосёлы.

Размер архива с книгой Новосёлы равняется 707.91 KB

Новосёлы - Мисько Павел Андреевич => скачать бесплатную электронную книгу






Павел Андреевич Мисько: «Новосёлы»

Павел Андреевич Мисько
Новосёлы



Zmiy (zmiy@inbox.ru), 22.03.2003
«П.Мисько. Новосёлы»: Мастацкая лiтаратура; Минск; 1979
Аннотация Эта книга о детях и для детей. О том, как нелегко быть маленьким. На каждом шагу обязательно что-нибудь случается, и только для взрослых всё это мелочи, не стоящие внимания. И так вот попадаешь из истории в историю, а жизнь, как нарочно, подсовывает все новые испытания: расти, учись, умней. В будущем это ох как пригодится!Герои этой повести и учатся познавать себя, познавать людей, учатся дружить и отвечать за свои поступки, учатся мужеству.Эта книга также и для взрослых. Прочитают и задумаются о том, как ведут себя на глазах детей.Дети всё видят, всё понимают. И каждого, кто понимает их, старается помочь им на нелёгкой дороге в жизнь, дети любят и уважают.Автор Павел Андреевич МиськоНовосёлы,илиправдивая, иногда весёлая,а иногда страшноватая книгао необыкновенном месяцев жизни Жени МурашкиПовесть

ТРЕНИРОВКА, КАКИХ СВЕТ НЕ ВИДЕЛ Мы переехали в новый дом, на новую улицу, в новый микрорайон. Правда, наш квартал не совсем новый. В нём просто не было одной улицы, нашей, чтоб замкнуть четырёхугольник.Перебрались мы сюда три дня назад. Тогда вокруг дома стояло много грузовиков, а в тех грузовиках чего только не было! Шкафы, стулья, столы, кровати, вазоны, узлы с подушками, кошки, собаки…Самый первый, с кем я познакомился, был рыжий Вася. На него кричала из окна мать:– Ты куда девался, негодник?А я видел – куда: забрался в чужие вещи и рисовал чёртиков на спине чужого шкафа. Черкнёт – и выглянет воровато, черкнёт – и выглянет.У Васи нос, как стручок перца – и красноватый, и острый. Подбородок маленький, как будто вдавили его в лицо.У нашего дома два подъезда, так вот Вася – из нашего крайнего подъезда. А есть ещё не наш крайний подъезд. Там поселился Жора: плечи – во какие, лицо широченное, глаза узенькие, как у монгола. Люди еще наверх вещи тащили, а он – вниз. Снял с плеча низенький велосипед на толстых красных шинах, стал и жуёт булку. Вася сразу к, нему.– Дай! – протянул руку.Хотел прокатиться, а Жора ему огрызок булки сунул. Вася, конечно, взял, но тут же сказал:– Жора – обжора, толстяк – залез на чердак!Жора на это и бровью не повёл, закинул ногу на седло и стоит. А Вася пристроился сзади, смотрит ему невинно в затылок и прокалывает осколком стекла покрышку.Правда, Жора скоро подобрел – дал и Васе прокатиться вокруг дома, и мне. Вася нарочно правил на самые большие ямы, на камни.Горевал: «Эх, лужу бы сюда!»В не нашем крайнем подъезде есть ещё Павлушка-подушка и Серёжка-кривоножка. Хотя Вася и обозвал так Павлушку, он никакая не подушка. Он выше меня, худющий и не умеет улыбаться. Я успел уже разузнать, что у него отца нет, есть только мать. Есть и маленький брат Генка, только я ещё не видел его. Он в круглосуточном садике.А Серёжка и правда кривоножка! Вася сказал ему:– Стань смирно, сдвинь ноги!Тот, чудак, и стал. А Вася – р-раз! – пролез между его ног, как циркач в цирке через обруч. Мы – «Ха-ха-ха!», а Серёжа хлопает глазами. Чудак, сел бы Васе на спину, зажал ногами – пусть катает! А Серёжа потом только побежал за Васей, после нашего хохота. Да разве поймаешь его!Меня Вася обозвал Жека-калека, хотя меня вовсе не Жека звать, а Женя.Ух, как мы разозлились на Васю за эти прозвища! У меня просто кулаки чесались, так и хотелось пустить их в ход. Но не будешь же драться в первый день. Что тогда люди подумают?Серёжа пошёл в первый класс, а я, Жора и Павлуша – во второй. Васю в первый класс не приняли – не хватило полтора месяца.Школа наша новенькая, как и наш дом. Она через два квартала от нашего дома. И пол, и стены, и окна – всё сверкает и сияет в этой школе. «Ходить только в тапочках!» – приказали нам. И мы таскаем с собой в портфелях и ранцах, в специальных мешочках тапки…Сегодня среда, вечер. Но взрослые всё перепутали. Назвали среду субботником и высыпали во двор – с вёдрами, носилками, лопатами, кирками. Стали подравнивать там, где бульдозер не подровнял, собирать камни, намечать будущие дорожки и клумбы. Всей работой руководил дядя Левон – артист-пенсионер. Левон Иванович…– Ах, жалко – нету деревьев! Эх, кустики бы сюда! – вздыхали дяди и тёти.Мы сначала помогали собирать камни и битый кирпич. Подцепили проволокой кусок жести – так интереснее! – и на нем таскали. Но бросили сразу, как только увидели, что взрослые поставили два столба – цеплять верёвки, сушить бельё.– Ух ты! Какие ворота мировые! Давайте в футбол! – предложил Вася.Я вынес свой мяч, Серёжа – такой же, как у меня, красно-синий, только немного поменьше, Жора – чёрный, волейбольный. А Павлуша и с места не сошёл, только стоял да в носу ковырял. И Вася ничего не принёс.Всем хотелось забивать голы, и никто не хотел стоять в воротах. Упрашивали Серёжу и я, и Вася, и Павлуша. А он ни в какую. Тогда Жора пообещал дать ему прокатиться на велосипеде три раза вокруг дома. И Серёжа согласился.Без вратаря нас четверо, мячей – три. Вася лез в любую щель, нахально выхватывал мяч из-под ног и бил по воротам.Поругались, поспорили – решили бить по очереди: каждый три раза тремя мячами. Кто отбомбился – беги подавать мячи.Ну и вратарь из Серёжи! Только два раза отбил мяч, а то все гол да гол! Даже играть неинтересно…Вася нарочно бил не в какую-то «девятку», а просто по вратарю. Целился, чтоб мяч прошел между ног. И правда, один раз ему удалось пробить в эти ворота-»кривули». Серёжа вскипел и бросился на Васю.– С полуоборота завёлся! – дразнил Вася, увёртываясь.Не захотел больше Серёжа быть вратарём. А тут как раз позвала мать Павлушу на ужин.– Давайте две команды организуем! – сказал Вася, вытирая рукавом пот со лба.Разделились, один мяч отбросили. В каждой команде теперь свой вратарь, у каждой – мяч. Ничего что ворота одни! Вратари станут спинами друг к другу, и можно бить с двух сторон. Не надо бегать и за мячом: его подбирает другая команда и бьёт по воротам со своей стороны. Бьём по десять раз, тогда меняемся: кто нападал – становится вратарём.И надо же такое придумать! Башковитый этот Вася…И началось!Мои мячи ловил Вася, Серёжины – Жора. Серёжу стало не узнать, откуда и ловкость взялась. Катится шариком на мяч – бац! Мимо, у самого столба пролетел… Я перехватываю мяч, гоню на ворота с другой стороны. Вася подпрыгивает, как обезьяна, пританцовывает… А-а-а, нервишки не выдерживают!Пробить я не успел: трах ему Серёжа сзади пониже спины! А Вася кувырк носом в пыль…У меня от смеха ноги стали как ватные. Постоял, отдышался – бух по мячу! Смотрю – и Жора на земле… Под коленки ему попал!Вратари отряхиваются, занимают оборону. Вася зло сопит, отплёвывается.Опять мчимся с Серёжей в атаку с обеих сторон. Дыр-р-р! Дор-р-р! Подпрыгнули ловить мячи Вася и Жора – и стукнулись лбами. Повалились, как кегли, лежат, щупают шишки. А в воротах – два гола!Ещё по восемь ударов осталось.Свистит ветер в ушах, вьётся пыль из-под копыт, мчат два богатыря на соловьёв-разбойников! Трах-тарарах!!! Вратарь Жора сидит почему-то на вратаре Васе. Но чудо – мячи отбиты!Вася кряхтит, вылезает из-под Жоры и наскакивает на него:– Ты нарочно?! Нарочно, пузач, лезешь на меня?– Ну-ка повтори! Повтори, что ты сказал, – и я тебя по самую шляпку в землю вгоню! Как гвоздь! – суёт ему Жора под нос толстый кулак.Развели их, разняли. Уложил бы Жора Васю одной левой.Опять отбегаем с Серёжей подальше от ворот.На четвёртом ударе вратари толкнули плечом друг друга, словно хотели погреться, упали на четвереньки. Ещё два гола!На пятом Вася присел позади Жоры, и тот кувырк через него вверх ногами!На шестом они схватили не свои мячи…На седьмом Вася ринулся на столб, будто хотел снести его лбом, а Жора проехал на животе больше метра.На восьмом «поцеловался» со столбом Жора…На девятом вратари подпрыгнули и схватили друг друга за головы…Вася посинел от злости.А грязные оба! А вывалянные! Как будто их нарочно таскали и волочили по земле…На десятом ударе оба распластались в воротах – один в одну сторону головой, другой – в другую. И не захотели вставать…Серёжа подбежал к Васе и начал считать:– Раз!.. Два!.. Три!..Как судья на ринге над поверженным боксёром.Потом Жора медленно поднялся, немного стряхнул с себя пыль и грязь и сказал:– А теперь вы!Но только мы стали с Серёжей в ворота, как послышались из окон голоса наших мам. Как нарочно!– Домой! Быстренько домой – ужинать!И мы пошли домой. Дово-о-ольные!А Вася тащился сзади и скрипел зубами:– Завтра – ваша очередь! Слышите?! Не выкрутитесь!..
ПУТЬ ДАЛЕКИЙ ДО КВАРТИРЫ… Если кто думает, что со двора до дома, до своей квартиры можно дойти быстро, тот ошибается. Он просто не жил в новом доме.Серёжа, правда, помчался так, будто его хватала за пятки белая лохматая собачонка – есть такая, оказывается, у Галки-девятиклассницы из не нашего подъезда. Они только вчера вселились. А смелая у Галки эта собачонка! Выставит волосатую морду меж прутьев балкона и тявкает на каждого.– Когда мы жили на старой квартире, я когда хотел, тогда и приходил домой, – похвастался Жора. – У меня был свой ключ… Вот здесь носил, на шнурке, – показал он на шею.– Ври больше! – сказал Вася. – Кто тебе доверит ключ?– Вру-у?! – Жора набрал полную грудь воздуха. – Провалиться на этом месте!Вася не стал его слушать. Сунул голову в подвальное окошко и замер. Потом ещё глубже залез – одни ноги в сандалетах торчат.– О-о, здесь какие-то глиняные трубы… – выполз он.Поднял кирпич – и туда. Бух!И я, и Жора сунули головы по обе стороны Васи. Темно, ничего не видно.– Сам ты врёшь! – сказал Жора, вставая. – Глиняных не бывает.– Чтоб и я провалился! – поклялся, как Жора, Вася.Мы снова залезли в окно. Тьма, хоть за нос хватай!Жора поднялся, схватил Васю за ноги – дёрг! В подвале сразу посветлело.И правда: в самом низу у подвальной стены две серые трубы. Толстые, как Жора. И не гладкие, а такие, как будто их наспех лепили руками. Где ударил Васин кирпич, глина отпала, видно что-то лохматое… Или нет – деревянное…– Трубы не из глины, а из войлока! – заспорил я.– Ты что, слепой? Глиняные! – Вася хватался то за мои ноги, то за Жорины.Мы отбрыкивались, не подпуская его к окошку.Тогда Вася – раз! – сорвал с моих ног босоножки и щекотнул мне пятки.– А-а-а! – задёргал я ногами, рванулся вперёд и… кувырк в подвал!Ойкнул с перепугу Жора… «Ха-ха-ха!» – долетел уже откуда-то издалека довольный Васин смех.Я грохнулся головой о трубу, в глазах сверкнули зелено-красные круги… Меня швырнуло через голову – пятками в какие-то доски.В окошке не видно Жоры, в подвале светло. Ноги мои задраны не на доски, а на дощатую дверь. На ней синей краской выписано «34». На метр влево ещё одна дверь – «33», направо – «35».«А-а… – понял я. – Это сарайчики, наверное, кладовки…»В подвале снова потемнело, в окне – шорох. Послышался испуганный, таинственный шёпот Жоры:– Женя, ты здесь? Эй!.. Я хотел Васю поймать – не догнал…«Ну да! Поймаешь ты эту ящерицу!» – мелькнуло у меня.Я молчал и не шевелился. Мне было неплохо лежать. Затылок – на прохладной глиняной трубе, ноги кверху… Красота! Хоть сто лет лежи, лишь бы еду на верёвочке спускали.В окошке стало совсем темно. Я поднял глаза и увидел над собой испуганное Жоркино лицо. Быстренько зажмурился, затаил дыхание.– Женька, ты живой? – Голос у Жоры слезливый. Бормочет: – Убился, наверное, не шевелится…И тогда я жутко застонал:– О-о-у-ым-м!!!И пятками в дверь – грох!– А-яй! – заверещал Жора.С подоконника посыпался на меня мусор. Я поднялся, протёр глаза. Жоркино «А-яй!» замирало: побежал, наверно, в дом, на четвёртый этаж, в нашу квартиру.Ну, теперь поднимется тарарам! Примчатся мама, папа, бабушка…Потрогал шишку на макушке, посмотрел на трубу – от неё отвалилось еще несколько глиняных черепков. Видны не только войлок и лучины, но и проволока, которой всё это привязано к трубе.А может, я вылезу?Стал на трубу, подпрыгнул – не достать до подоконника! Положил ещё Васин кирпич, стал на него, снова подпрыгнул… Кирпич вывернулся из-под ноги, больно стукнул по лодыжке.У меня, видно, в голове всё перевернулось. Иначе зачем мне было бежать не к выходу, а в обратную сторону?Серая бетонная стена, темень… Левая рука проваливается в пустоту. Ага! Проход между наружной стеной и сарайчиками заворачивает влево… И трубы туда ведут… Бр-р, как здесь страшно!..Выставил руки перед лицом – и вперёд, вперёд! Справа что-то схватило за рубашку.– Мам!.. – голос сразу осип от страха, я рванулся – тр-р-р! Живот щекотнул холодок: здоровенный, видно, вырвал кус из рубашки…Бежать отсюда… Бежать…Бум! Нос и лоб обожгло, как огнём… Забыл заслониться руками! По губам потекло что-то тёплое…Ощупываю руками впереди – ага, ещё одна стена. Ещё один поворот… Ну что ж, повернём ещё раз…Вдруг как заклокочет у носа, как зашипит: клёш-ш, клёш-ш, клёш-ш-ш! Ноги влипли в землю, волосы стали дыбом, как иголки у ёжика…Осторожно выставляю перед собою руки – а вдруг кто-нибудь схватит за пальцы?! Слева опять пустота… Который уже это поворот – третий? Или четвёртый? Поверну ещё раз, лишь бы не слышать этого жуткого клёкота…И только повернул – шум впереди, говор, щенячий лай… И будто мамин голос… Ну да – мамин!Я замер.– Нет никого… Мальчик, может, ты перепутал? Может, не в это окно он упал?Жоркин голос:– В это! В это! Чтоб мне провалиться!Опять мамин:– Женька, ты здесь? Женик!Потом папин голос:– Может, очнулся и куда-нибудь отполз?..Слышится топот ног, все бегут к подъезду. Понятно: будут спускаться в подвал. Надо выбраться раньше! Обязательно раньше… Засмеют потом – заблудился в подвале своего дома!Выбросил вперёд руку… Ой! В ладонь впился гвоздь…Пососал ранку, сплюнул. А вправо? Доски… Повернул назад – доски…В западне!Я без сил опустился на землю…А шум уже здесь, в подвале, растекается в стороны, охватывает меня кольцом. В моей темнице по доскам ползут золотые полоски света… Где-то жикают фонариком-»жучком», свет пробивается во все щели. В одном месте доска розовеет, как пальцы, если смотреть через них на лампочку.Совсем близко шорох ног… И какой-то щенок повизгивает… Как попал сюда щенок?– Ищи, Снежок, ищи! – как будто бы Галкин голос.А-а, не щенок это… Это её белый лохматый пёсик. Ну и сыщик – хо-хо!.. Любой кот перед ним – тигр…Над ухом скрежет. Тр-рах!! Кто-то грохнул дверью, как выстрелил.– Пооткрывали – не пройти…Жени Гаркавого голос, девятиклассника из нашего подъезда!Встаю на ноги: «Значит, я в кладовку попал?!»Потихонечку выхожу… Коридор посреди подвала, по обе стороны двери, двери… В конце коридора на освещённой стене две тёмные фигуры, спинами ко мне. Они держатся за руки. Женя и Галка!.. Женя нажимает фонарик, в коридоре то темнеет, то светлеет. Галка тащит на верёвочке своего Снежка: «Ищи! Ищи!»Закрываю дверь, она резко взвизгивает. Женя и Галка мгновенно поворачиваются в мою сторону, светят. Я слепну, закрываюсь рукой…– Вот он! Дядя Иван, сюда! – кричат они.А Снежок уже вырвался, подкатывается ко мне лохматым белым клубком, тычет холодным носиком мне в ладони.– Ах ты, Снежище! Ах ты, сыщик! Узнал меня! Раз только видел – и узнал! – глажу я собачку, обнимаю её. Снежок лижет мне лоб, нос…
Меня окружают со всех сторон, тормошат:– Живой!Бабушка вытирает мне нос, чмокает в щёки:– Живой!Мама щупает руки-ноги, всхлипывает:– Живой!Папа тискает мне ладонями голову, поворачивая сюда-туда, словно выбирая самый спелый арбуз:– Целый и невредимый!– Какой целый?! Какой невредимый? – всплёскивает мама руками. – На нём живого места нет!– Женька, это тебе отец голову привинчивал? – выглянул у кого-то из-под руки Жора.– А ты не заметил? – удивляется Женя Гаркавый. – Ему подменили голову, новую поставили.Они ведут меня под конвоем к выходу. Я несу на руках Снежка.– Болит? – Жора подозрительно косится на мою голову.– А если б ты так нырнул?– Э, ерунда… Вот я однажды полетел, так полетел! У бабушки жил летом, в деревне. Полез на чердак в сарае яйца собирать. А жёрдочка круть под ногой! Я и полетел с верхотуры… Вниз головой! А внизу овцы стояли. Барана в лоб – трах! Насмерть. Овечки с перепугу через загородку – прыг-прыг!– Насмерть?! У барана же рога… – не верится мне.– Ну и что? Я твердолобый.– Ха-ха-ха! – первым не выдержал Женя-большой.– Не верите? А голова моя в живот провалилась… Лежу – темно, душно, дышать нечем… «Что такое?» – думаю.– А как же… это… достал? – хлопаю я глазами.– Запросто! Р-раз за волосы – и вытащил!И тут начали все хохотать, словно с ума посходили.Выбирались из подвала – хохотали.Карабкались в изнеможении по лестнице – хохотали.И даже в квартире ещё хохотали.Такой со всеми припадок случился.
«ТИГР» + «КОТЁНОК» = ПОЛКАН Как я завидую тому, у кого мама не медик! А у меня не просто медик, а медицинская сестра.Только вошли в квартиру, только отсмеялись, как опять начали все ахать да охать.– А я плакала по тебе! – похвасталась Маринка, моя сестричка, и вытерла глаза – чтобы я поверил.Папа стал на стул и ввернул в прихожей самую большую лампочку. Бабушка вынесла из общей комнаты торшер. Марина побежала в спальню, которая была и папиным кабинетом, притащила настольную лампу. Но розетки в прихожей нет, включать было некуда.– Марш в ванну! – приказала мама и перестала охать.И все протиснулись за мной в ванную, сорвали с меня одежду. Бултыхнули чуть ли не в кипяток!..Стали конвейером: за бабушкой папа с большим лохматым полотенцем, за папой – мама с йодом, зелёнкой, перекисью водорода и клеем «БФ-6», за мамой Маринка пристроилась – с пирожком в руке.Бабушка поварила меня немного в кипятке, чуть кожа не полезла, и начала скрести самой кусачей мочалкой. По царапинам, по болячкам!– Ы-ы-ы! О-о-о! – ревел я дурным голосом.Сполоснуть бабушка не успела – кончилась в трубе горячая вода. Мыло начало разъедать мне глаза. Я завопил ещё сильнее. Папа нарушил конвейер, побежал на кухню. Возвратился с чайником и начал поливать из носика мне на макушку. Но кончилась и эта вода.
– Заварка в чайнике есть! – вспомнила Марина.Папа ничего не сказал и начал растирать меня полотенцем. Командовал, как дядя, который по радио гимнастику передаёт:– Руки вверх, наклониться вправо – ра-а-аз… Выпрямиться!Меня и наклоняли, и вертели на табуретке волчком, а мама прижигала, мазала, пачкала меня разноцветными мазилками: в коричневое, зеленое и такое, как вода, – перекись водорода.Я выл и просил:– Одной перекисью! – Перекисью не болело.Клеем мама смазала мне царапину на лбу, и кожу собрало складками, как у старого деда.– Тебя склеивают, чтоб не рассыпался? – спрашивала Марина.Осмотрела меня, как картину, и сказала:– Краси-и-ивый како-о-й…А папа сказал:– До свадьбы заживёт!– А за ним и пирожок – ну-ка, съешь меня, дружок! – сунула мне в рот пирожок Марина.Я куснул раз и замотал головой: «Не хочу!» Пирожок был не с повидлом, а с мясом. Я продолжал приплясывать от боли.– А почему ты не хочешь пирожка? Тебя не тошнит? – встревожилась мама.– Тошнит… – соврал я.Мама побледнела и зашаталась.– Ой, у него, наверное, сотрясение мозга! Сейчас же постельный режим!– Может, ему компресс холодный на лоб? Со льдом? – предложила бабушка.Этого ещё не хватало!.. То в кипятке варят, то льдом обложат!Папа схватил меня на руки и понёс на кровать.– Ваня, звони быстрее в «Скорую помощь»! – потребовала мама.– Не хочу «скорую помощь»! Есть хочу! – задрыгал я ногами.Папа нахлобучил было шапку, но опять снял:– Если хочет есть, то никакого сотрясения нет.– Ну да! Много ты понимаешь в медицине! Ты не желаешь здоровья своему ребёнку, – начала мама упрекать папу.Она поймала мою руку, чтоб сосчитать пульс. И тут увидела ранку на ладони. Я забыл о ней и уже не сжимал кулак, не прятал.– О, боже мой! Почти насквозь… Не хватало ещё заражения крови!И тут же помчалась за шприцем – делать укол.– Хоть бы столбняк не приключился! – вздохнула бабушка.– Не хочу укола! Не хочу укола, есть хочу! – Я выскочил из постели и нырнул под кровать.Папа, мама и бабушка взяли стулья, уселись возле кровати и начали меня совестить.– Сын, так мужчины не поступают, – сказал папа.– Ты что – умереть захотел? – спросила мама.– Женя, там интересно? И я хочу! – присела на корточки Марина, заглянула ко мне.– У нас на фабрике одному рабочему руку врачи отняли, – привела пример бабушка. – Было заражение, а он не лечился.– Женя, я расскажу всем детям, и тебя будут дразнить трусом! – пригрозил отец.– Трусиха ты! – пристыдила Марина.– Дурачок, вылезай… – сказала бабушка.– Вот, смотри, мне мама сделает укол – и хоть бы что…Это уже интересно!Я выглянул из-под кровати. Папа подвернул рукав и подставил руку к самому шприцу.– Э-э, вы понарошке… Вы меня обмануть хотите, – раскусил я их хитрости.– Давай, Валя, коли… – вздохнул папа.– С ума посходили! Все с ума посходили в этом доме! – вскочила на ноги бабушка, замахала руками. – Я не вмешиваюсь, но возьми, Иван, ремень побольше – мигом выскочит…– Делай укол, говорю! – повторил папа.– Под лопатку надо… – в изнеможении прошептала мама.– Хэ, подумаешь – важность. Коли под лопатку! – Папа храбро выдернул из брюк рубаху и майку, задрал себе на голову.Мама мазнула спиртом и… сделала укол! Под лопатку! Против столбняка!А папа стоит, как столб, рубахи не опускает.– Скоро ты там? – спрашивает у мамы.– Так я уже уколола!– Хэ, а я и не слышал… Никакой боли не почувствовал… – притворился папа. – Про запас будет укольчик. И ты давай, брат, колись. Йод по сравнению с уколом – как тигр против котёнка.– Я хочу котёнка! Нет, я хочу такую собачку, как Снежок у Галки! – потребовал я.– Он будет всехный, да? – уточнила Марина.– Ты что, думаешь, такие собаки на дороге валяются? – сказала мама и сменила иголку, опять набрала в шприц лекарства.– Ладно, будет тебе собачка, – сухо сказал папа. – В первый же выходной поедем на рынок и купим. Может, не такую, как у Галки, но купим.– А я квариум хочу с рыбками и черепахами! – затопала ногами Марина.– Сделайте ещё укол бабушке, тогда вылезу! – сказал я.Бабушка от гнева подскочила на полметра.– Я не вмешиваюсь!.. Воспитывайте детей по-своему… Но терпеть такое издевательство!..Все начали на меня кричать, а папа – дёрг ремень из брюк!Надо, значит, кончать комедию, вылезать…А ведь и правда: комар и то больнее кусается. Пусть два раза мама уколет, даже три… Нет, пять раз! Лишь бы у меня была собака. Ни у кого из ребят не будет собачки: ни у Жоры, ни у Серёжи, ни у Павлуши, ни у рыжего Васи. А у меня будет!Я ужинал вместе со всеми и думал о собаке. Марина отдала мне остатки своего пирожка, уселась ко мне на колени и не слезала до конца ужина, мешала думать.Интересно, какая у меня будет собака? Хорошо бы такую беленькую купить, как Снежок. Или жёлто-белую, пёстренькую. И не обязательно, чтоб маленькая. Большая даже лучше. Ого – большая! Одно слово – боль-ша-я… Станешь на лыжи – потащит, сел на санки – повезёт. Она и на пожаре может кого хочешь спасти, и на воде. А потеряется какой-нибудь малыш, дадут мне понюхать… Ой, не мне, а моей собаке!.. Дадут понюхать ботинок – враз по следу найдёт… А может, какого бандита или вора поймает моя собака? Вот здорово будет!.. Все будут меня расхваливать, в кино снимать, в газету фотографировать… И в школе все будут шептаться: «Женя Мурашка идёт… Из второго „Б“ класса… Тот самый, у которого Полкан…»Вдруг я перестал думать о собаке. За столом было тихо-тихо… Все смотрели на меня как ненормальные.– Не ест… И улыбается сам себе… – шептала мама. – Иван, ты видишь, какая у него улыбка странная? Повредил-таки голову… – Она опять всхлипнула, наклонилась ко мне, начала ощупывать мой лоб, целовать. – Ей-богу, у него температура. В постель, сейчас же в постель! Иван! Звони в «Скорую помощь»!Мне не дали даже хорошо поесть, повели укладывать. Я шёл и улыбался, как дурак: пусть звонят, пусть вызывают хоть тысячу врачей. Я их не боюсь. И уколов не боюсь…У ме-ня бу-дет со-ба-ка!!!
НОВОСЁЛЫ – НАРОД ВЕСЕЛЫЙ Утром меня подняла бабушка.– Та-ак, разбудить в девять… Сделано! – смотрела она в бумажку. – Измерить температуру… Измерим, где только градусник?.. Третье: помазать зелёнкой… Помажем! Дальше: накормить… уроки…Бабушка исполняла мамину инструкцию пункт за пунктом, пищи не пищи…А вот Васю никто не мажет ни зелёнкой, ни йодом, ни клеем «БФ-6». На нём само заживает, как на собаке.Так говорила, я слышал, его мама – ночная сторожиха. После дежурства она спит до полудня, и Вася предоставлен самому себе. Редко видит Вася и своего отца: он шофёр, собирает, позванивая колокольчиком, мусор по дворам. Сигналить запрещено в городе, и он сам придумал – колокольчик…А у меня всё время кто-нибудь дома – или бабушка, или мама. Они ходят на работу в разные смены на одну и ту же обувную фабрику, а меня передают одна другой, как спортсмены палочку-эстафету. Только мама не шьёт обувь, она медицинская сестра. А папа – инженер. Он приходит с работы поздно вечером, да и дома что-то чертит на большущих листах бумаги. Мой папа – ра-ци-о-на-ли-за-тор.Не бывает днём дома и Маринки. Её отводят в детский сад, когда я ещё сплю.Бабушка дошла до пункта – «накормить!». И я ем, завтракаю. Пил как раз какао – послышался звонок в дверь.– Женя выйдет? – раздался тонкий голосок Васи.Я уже учил уроки, а Вася опять затрезвонил.– Жека выйдет?– Выйдет, выйдет, – сказала бабушка. – Ты разве дома не ночевал, что так рано звонишь?– Дома… – ответил Вася. Он, наверно, попробовал просунуть в дверь голову, и бабушка на него накричала.А я к двери не подходил. После вчерашнего мне совсем не хотелось видеть этого нахалёнка. Из-за него жгли меня йодом, кололи уколами (кольнули раз, а «скорая помощь» вообще ничего не делала, но какая разница?). И после всего этого он ещё нос суёт в дверь, дружком прикидывается!«Выйду – тресну по затылку…» – решил я.Вышел я только через час.– Г-гы, ну и разукрасили! – развеселился Вася.Я забыл о своём намерении.– Если б у тебя было перетрясение мозга, то не так бы измазали. Целый литр йода израсходовали б!– Как это – перетрясение? – заинтересовался Вася.– А так! Всё шиворот-навыворот в голове перевернулось. Моя мама медик, она знает. Какой, например, сегодня день?– Четверг.– Хо, если бы четверг! Это для тебя четверг, а для меня – среда. Потом что идёт?– Ну, пятница.– Ну да – пятница! Вторник, а не пятница.– Так ты что – будешь жить назад, а не вперед?– Выходит, так.– А ты будешь уменьшаться или расти?– Хо, расти, конечно, буду.Не хватало ещё, чтоб уменьшаться! Тогда что же получится: Вася пойдёт в первый класс, а я из второго – тоже в первый? А потом меня в садик поведут, а потом в ясли? Ой-ё-ёй, что-то не то придумал…– А ты будешь знать, что с кем было раньше?– Конечно, буду! Что потом будет – нет, а вот что раньше – пожалуйста.– Ух ты!.. – позавидовал Вася. – Посмотрел на человека – и всё уже про него знаешь. А скажи, что я недавно ел?– Что? Печенье!Ну, это каждый мог угадать. На губах и на щеках Васи налипло крошек – страх!– Не печенье, а пряник.– Всё равно сладкое. А ещё я могу сказать, что ни вчера, ни сегодня ты не умывался.– Аг-га-а… – растерянно бормотнул Вася.Чудак рыжий… Да у него на лице всё написано. Ещё вчерашние следы пота остались. После футбола.– И-и… И долго так с тобой будет? – кивнул на мою голову Вася.– Не знаю… Мама лечит – йодом мажет, зелёнкой…Пока мы так разговаривали, успели спуститься с четвёртого этажа на третий.На третьем этаже стук-грохот. Около одной двери – № 11 – хлопочет дядя-плотник, а по площадке похаживает толстенький краснощёкий человек. Шляпа на затылок сдвинута, седые волосы подстрижены ёжиком, в руках держит палку с резиновым наконечником. Точь-в-точь мистер Твистер! Только мистер Твистер в книжке немного помоложе, а этот не иначе как пенсионер.Вчера ещё, я хорошо помню, дверь была совершенно голой, а сегодня уже обита коричневой клеёнкой. Вставлен глазок – смотреть изнутри, кто звонит. Дядя-плотник прикладывает к двери медную пластинку, а мистер Твистер выпячивает грудь, откидывает назад голову и командует:– Выше немного! Ещё выше! Много, назад… Косо!Наконец плотнику разрешили прикреплять пластинку. Я прочитал вслух, чтоб и Вася знал, что написано на этой блестящей пластинке, – первая строчка красивыми рисованными буквами, а ещё две – печатными: ПрофессорИВАН ИВАНОВИЧДЕРВОЕД Так его, значит, зовут. Ну и фамилию же себе выбрал – Дервоед! Нет, чтобы Хлебоед, Грушеед или Консервоед, а то – Дервоед!На лестничной площадке стоит ящик с различным инструментом, набросано щепок. Наверно, профессор опять менял замок. Вася не видел, а я видел: в первый день, когда всё таскали вещи, Иван Иванович сам ставил внутренний замок. На него ещё тогда кричала из квартиры тётя: «Опять меняешь! Ты думаешь, твой замок лучше?»Я дёрнул Васю за рукав – «Смотри на меня!», а сам зажмурился, наморщил лоб, как будто сильно задумался.– Дядя Иван Иванович, а правда, что вы уже один раз меняли замок в этой квартире? – спросил я у профессора.– Менял, детка, менял. А что ж, довериться тому, что они на один стандарт наставили?Я дёрнул за рукав Васи сильнее: «Видал?»– Дядя профессор, вы боитесь, что вашу тётю украдут? – опять спросил я.Иван Иванович закашлялся, как будто ел и крошка не в то горло попала, махнул на нас палкой. Мы сбежали на один пролёт ниже – не понимает шутки дядя с весёлой фамилией!– Этот замок… Кхы, кхы! Замок лучший попался… – откашлялся Иван Иванович. – Разве найдёшь теперь толковый замок? Только от добрых людей, а вор любым гвоздём откроет, – оправдывался он перед плотником.– Не прибивай ты её! Не позорь себя перед людьми!.. – долетел из квартиры голос Дервоедовой жены.– Не суйся, куда не просят! – закричал профессор.И почему Иван Иванович на всех злится? За что – на меня? Неужели я и в самом деле стал каким-нибудь волшебником-угадчиком? Вот здорово, хоть в цирке выступай!Я в цирке однажды видел такого фокусника. Отвернулся он от людей, завязали ему глаза чёрным платком. А зрителям дали спрятать записную книжечку. Сначала один дядя спрятал её в карман, а потом тайком передал ещё дальше, на последний ряд. Глаз циркачу не открывали, он и пошёл так, с завязанными, по рядам. Осторожно, чтоб не споткнуться, не наступить кому на ногу. Шёл и тихонько помахивал перед собой левой рукой. И нашёл ту тётю, что припрятала книжечку. «У вас?» – спрашивает. «У меня!» – отвечает она. «Обождите, я ещё скажу, где она у вас спрятана… Вот в этой синей сумочке!»Что тут только началось в цирке! Я так аплодировал, так аплодировал – чуть руки себе не отбил.

Новосёлы - Мисько Павел Андреевич => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Новосёлы автора Мисько Павел Андреевич дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Новосёлы у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Новосёлы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мисько Павел Андреевич - Новосёлы.
Если после завершения чтения книги Новосёлы вы захотите почитать и другие книги Мисько Павел Андреевич, тогда зайдите на страницу писателя Мисько Павел Андреевич - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Новосёлы, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Мисько Павел Андреевич, написавшего книгу Новосёлы, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Новосёлы; Мисько Павел Андреевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн