А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ховард П.

Кровь тигра


 

Здесь выложена электронная книга Кровь тигра автора по имени Ховард П.. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Ховард П. - Кровь тигра.

Размер архива с книгой Кровь тигра равняется 106.89 KB

Кровь тигра - Ховард П. => скачать бесплатную электронную книгу



Library of the Huron: gurongl@rambler.ru
П. Ховард
Кровь тигра
ТРУС

1
Из дверей салуна вылетела шляпа. Раздался хохот.
Вслед за шляпой под оглушительный рев проследовал тем же путем ее владелец. Поднявшись на ноги, парень подобрал шляпу и отряхнул штаны. Его грустные глаза загорелись ненавистью: на порог вышел Том Коннор.
— Чтоб духу твоего тут не было! — презрительно ухмыльнулся он. — Убирайся отсюда.
— Захочу — и приду.
— И снова от меня получишь!
— Тр-русам в салуне не место! — выкрикнул кто-то, а другой голос поддержал:
— Все его обижа-ают… С виду ковбой, а поджилки трясутся.
— Связываться неохота! — в сердцах проговорил молодой человек. На пороге появилась рыжеволосая девушка.
— Уходи, Робин, видишь, они издеваются.
— Эми, я ведь к вам прихожу. Главное, чтобы вы не смеялись.
Девушка помолчала мгновение, потом с усилием произнесла:
— Я… я и не стану, Робин. Но лучше тебе не ходить сюда.
— А теперь проваливай! — заорал Коннор. — По-моему, Эми тебе ясно сказала, а?
Осмеянный Робин медленно побрел к коновязи. Все видели, как он вскочил на своего Римбоу и ускакал. Коннор и Эми вернулись в салун.
— Том, почему вы все над ним измываетесь? — спросила девушка.
— Потому что трус, но упрямый. Пять раз его предупреждал, чтоб вокруг тебя не увивался. Четыре раза за шиворот выводил. А он опять за свое!
— Сто против одного, — пробурчал пьяный голос, — что парень завтра будет тут как тут…
— Тогда уже врежу как следует! — огрызнулся Коннор.
— Чего-то неладно выходит, — сказал кузнец Грин. — Трусливого трогать доблесть небольшая. Он сдачи не даст и пулю не всадит…
— Тогда пусть дома сидит, — заявил Том.
— А он ко мне приходит, — поддразнила того девушка.
— А ты, стало быть, сердечно ему рада, так что ли?
— Рада не рада, а какого дьявола ты ревнуешь?
— Отвечу в самое ближайшее время, мисс, — со значением произнес Коннор и улыбнулся.
2
Робин пустил коня в галоп. Горькое отчаянье овладело им, сердце кипело ненавистью и злобой. Трус! Все знают, что он — трус. Но почему, почему так? Почему он не может взяться за оружие, когда обидчик глумится над ним? Почему одно только холодное чувство студит сердце?
Он поглядел на небо, словно испрашивая у далеких сверкающих звезд ответа на свой вопрос. О, как хорошо понимает он, что значит быть трусом, когда кто-то машет кулаками или берется за револьвер!
Понимает — только нет пока имени этому чувству. Вдруг начинают мелькать в памяти смутные, беспорядочные картины: зарево пожара, стрельба, запах гари… кровь, стоны. Что такое, откуда это? Не понять, но тело немеет от страха, душа будто застывает в преддверии чего-то страшного.
Было Робину года четыре, а то и меньше, когда то страшное произошло. Олсен говорит, будто все это фантасмагории. Но именно тогда Робин остался сиротой, и его дядя, Олсен Джеф, взял его к себе. Так он сам рассказывал. Вот откуда те странные картины. И если теперь доходило до стрельбы, начинались угрозы, Робина вдруг оглушали резкие крики, душила пороховая гарь от выстрелов из далекого прошлого. И холодный страх леденил тело. Вот его и прозвали трусом.
Робин влетел в ворота бедной фермы старого Олсена Джефа, привязал Римбоу и быстро взбежал по лестнице к себе в комнату. И не раздеваясь бросился на кровать.
Олсен Джеф хорошо слышал шаги, затихшие лишь на верхней ступеньке скрипучей деревянной лестницы.
— Пришел, — многозначительно подмигнул он шерифу Паттерсону.
Приятели частенько засиживались вдвоем за полночь, когда у одного не было дел на ферме, а у другого — где-нибудь в горах, куда вели следы очередного беглеца. Отчего двум старикам не перекинуться словечком?
— Твой что, привычки заходить здороваться не имеет?
— Обычно-то заходит, — ответил Олсен. — Видать, стряслось что-то.
— Гм, парни его не слишком жалуют. Потому что… трусоват, — вздохнул Паттерсон и добавил, помолчав немного: — Отправил бы ты его на Восток. В тех краях трусость не в диковинку.
— Разве ж я не отправлял?
— Не едет?
— Ни за что. Страдает, а ни в какую. Упрямый он, непокорный.
— Таким воспитал, Олсен, а?
— Да чепуха! Воспитал я его, как надо. Он не хуже любого в наших краях. Хотел бы я знать, кто из наших парней в девять лет сумел бы снять птицу с дерева со ста шагов? Ведь палец едва до курка доставал. Кто научил? Олсен Джеф. А в шестнадцать лет Робин орудовал своей левой не хуже, чем ты правой лет двадцать назад! А в семнадцать он поймал и объездил дикого мустанга, Силвер-Кинга, помнишь?
— Помню, помню. Дикий из диких был.
— А в седле Робин держался не хуже меня. Как-то раз мы с ним двое суток гнали лошадей через горы, привал делали, может, раз или два, но парнишка выдюжил до конца.
— И все-таки, Олсен…
— Трусливый, — вздохнул тот.
Шериф не спеша набивал трубку.
— Болтают, будто он за Эми ухлестывает?
— Слышал.
— По-моему, он ей нужен, как прошлогодний снег. И этот Коннор к нему без конца привязывается в салуне.
— Дождется он! — Олсен хватил кулачищем по столу так, что загремела посуда. — Дождется, что я возьму револьвер да сам в салун приду. Пусть те герои-говоруны покажут, на что способны!
— Не кипятись, Олсен. Был бы Робин не трус, сидел бы вместе с ними. Ты ведь и сам таких терпеть не мог лет сорок тому, а?
Шериф поднялся.
— Пора мне. Завтра прибывает губернатор. Пойду выловлю в округе пару-другую бродяг. А то они уж и поворовывать начали.
— Успехов, Патт. И спокойной ночи.
— Тебе того же, Олсен.
Олсен проводил шерифа, вернулся в дом и по деревянной лестнице поднялся в комнату Робина.
ВОДА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В КРОВЬ

1
Робин плашмя лежал на постели. Он слышал, как отворилась дверь, но не пошевелился.
— Роб, — тихо произнес старый фермер, — у меня сидел шериф. Ему было неприятно, что ты не зашел.
Молодой человек сел на постели. На лице его отражалась сильная душевная боль.
— Не обижайся, Олсен, не хотелось никого видеть.
Олсен Джеф глядел на своего воспитанника. Характерное лицо настоящего мужчины: орлиный нос, густые непокорные пряди, большие черные глаза, четко очерченный энергичный рот. Будь у Робина какое-нибудь бледное, туповатое лицо, так и не беда бы, что трус. А тут и лицом, как говорится, вышел, и фигура на загляденье — плечистый, подтянутый, разве что длинноват слегка.
— Что произошло, Роб?
Горло парня перехватывали спазмы, но он заставил себя выговорить:
— Побили.
— Почему? Ты дал себя обидеть?
— Я трус! — Робин вскочил и заходил по комнате. — Я болен, Олсен! Видно, тут уже не просто трусость. Когда меня обижают или кто-нибудь хочет ударить, знаешь, прямо руки отнимаются.
Олсен задумался. Потом поднялся и двинулся вниз по лестнице.
— Иди за мной! — мрачно произнес он.
В комнате, откуда недавно ушел Паттерсон, Олсен сел за стол и зажег лампу.
— Сядь, Робин.
— Что ты хочешь?
— Хочу рассказать тебе всю правду. Может, лучше бы и не рассказывать, но так дальше нельзя. Нет больше сил.
Олсен выдвинул один из ящиков письменного стола, порылся в нем и вытащил большие старомодные серебряные часы с крышкой. Крышка щелкнула.
— Вот твоя мать, Робин.
С фотографии, изящно вставленной в крышку, глядела красивая молодая женщина с печальными глазами. На руках она держала ребенка. Робин вглядывался в фотографию со странным ощущением.
— Ребенок — ты, — подтвердил Олсен. — Тебе тут два года.
— А отец? — голос Робина задрожал от волнения, в горле пересохло. — Кто мой отец?
Старик, ни слова не говоря, подошел к окну, поглядел на тихие ночные поля.
— Кто мой отец? — нетерпеливо повторил Робин.
Олсен повернулся и твердо произнес:
— Тигр.
Пораженный известием, Робин еще раз посмотрел на фото. Тигр! Сколько лет прошло, а слава о нем живет. Легендарный грабитель. Его схватили, когда Робин был совсем маленьким.
— Олсен, ты расскажешь мне все!
— Расскажу, Робин, расскажу. Может, и пожалею после, но сейчас будет хуже, если смолчу.
И старый Олсен начал рассказывать.
2
— Твоя мать родилась в семье одного известного и уважаемого адвоката по фамилии Хиллер, в городе Бостоне. Старшая ее сестра вышла замуж за Джека Ровера. Он как раз тогда получил в наследство богатую ферму, она и по сей день считается лучшей в штате. В общем, сестра, Лилиан ее звали, приехала на Запад, а твоя мать отправилась с ней вместе вроде как поглядеть на экзотику. В пути на них напал Тигр со своей бандой, всех захватили и потребовали у родни выкуп. Большие деньги потребовали. И получили все. Только Тигр влюбился в Энн, младшую сестру. Заставил ее обвенчаться с ним. Правда, болтают, будто она сама в него влюбилась…
Теперь чего гадать? Обвенчались они, и Тигр исчез. Ни слуху ни духу аж целый год. Оказалось, он под чужим именем поселился в Калифорнии, стал добропорядочным гражданином. Воспитывали они с Энн маленького сынишку. Но тут кто-то Тигра узнал и Роверу донес. Тот не медля собрался ехать в Калифорнию, брать Тигра. С ним отправились еще несколько приятелей: Фред Норвик, Джим Холл да один доктор по фамилии Веллер. Фред с Джимом в те времена совсем юнцами были, по глупости на подлое дело пошли. Хиллер спас дочку от газетчиков, знаешь ведь, писаки на такие сенсации как мухи на мед липнут, и отправил ее подальше, в Вирджинию. Только Энн, судя по всему, и в самом деле любила Тигра. Все время рвалась к нему в тюрьму, приходилось силком удерживать.
— Как они посмели! — вырвалось у Робина, и в глазах его зажегся странный огонь.
— Тигра приговорили к смерти, но после помиловали. Как-никак, два калифорнийских года доказали, что человек начал исправляться. А Энн перед самым судом умерла…
Робин вглядывался в красивое лицо женщины, улыбавшейся ребенку. Его черты вдруг сделались восковыми.
— Мама!
Но на сей раз не слабость овладела телом. Только будто легла на сердце громадная холодная плита.
— Дальше, Олсен!
— А уж и до конца недалече. Я стал ребенку опекуном. Тебе, значит. И старался воспитывать тебя так, чтоб в жилах твоих не водичка текла, а кровь! Ведь не один отец твой, а и дед, и прадед грабежом промышляли. Знаменитые были грабители, никто с ними сравниться не мог ни по силе, ни по хитрости: смелые, быстрые, хладнокровные. И все до старости дожили. Из них из всех один Тигр полиции достался. Вот я и оберегал тебя, Робин. Кровь Тигров— особая. Очень мне боязно было: вдруг наступит день, и забурлит она в тебе! Я даже радовался иногда, что ты такой вот… трусливый…
— Как же ты раньше не рассказал?!
— Да посчитал, что тебе спокойней будет думать, что ты — сирота, сынок моего умершего брата.
— Постой, Олсен! — резко прервал Робин. — Скажи, фотографию тоже похитили? Со стрельбой?
— Помни, помни день, когда схватили твоего отца. Он из тюрьмы улизнул, а потом удача ему изменила. Взяли его возле фермы Ровера. Там же целый отряд дожидался, знали, кому он будет мстить. И Норвик, и Холл на очереди стояли, но им повезло: поймали Тигра. Ровер выследил.
— А зачем ему это понадобилось, Олсен?
— Да, видать, не по нутру ему, что родственничек-то — бандит.
Робин закурил. Лицо одеревенело и стало похожим на бледную маску.
— Я-то рассудил как? — продолжал Олсен. — От прошлого лучше подальше держаться…
— Спасибо, старик, ты всегда был добр ко мне! Прощай!
— Робин, постой, куда ты?
— А сам не догадываешься?
— Н-нет.
— Тогда скажу. Но только когда отца освобожу. И кое с кем старые счеты сведу. И когда с Ровером поквитаюсь. Прощай, Олсен!
— Робин, остановись!
Олсен бросился вслед, но тот уже исчез.
3
Шериф отворил дверь и удивленно воззрился на бледного Олсена. Руки у старика дрожали.
— Черт побери, приятель, что случилось?
— Надо поговорить, Патт. Похоже, я изрядно сглупил.
— На-ка, выпей глоток, а то глядеть страх.
Старый фермер дрожащими руками взял стакан и судорожно выпил.
— Я переговорил с парнем. И черт меня дернул за язык!
— Да в чем дело?
— Ох, сначала надо, Патт. В общем, я в родстве с Энн Хиллер, с женой Тигра, помнишь?
— Смутно припоминаю…
— Так вот, после ее смерти я стал опекуном молодого Тигра. Старик Хиллер к тому времени уже Богу душу отдал. Ну я и взял ребенка к себе.
— Робина? Он что, сын Тигра?
— Ты дослушай, Патт. Ходил я к Тигру в тюрьму, на свидание. Первым делом он мне пригрозил: дескать, когда выберусь отсюда, то Ровера и всю его компанию прикончу, и тебя впридачу, если с ребенком что случится, — Олсен глотнул еще виски. — Я тогда ферму имел в штате Миссури. И случилось раз, что заболел парнишка воспалением легких. Как тут поможешь? Умер он. Там же я его и похоронил. И страшно мне стало, что Тигр из тюрьмы сбежит и мне отомстит. Вот тогда-то я и усыновил Робина, сынка доктора Веллера. Года четыре ему было, в приюте воспитывался, потому что банда Тигра с отцом расправилась за то, что с Ровером был. Усыновил я его и сюда подался. Тут никто знать не знал, что мой приемыш помер. Так что Робин занял место сына Тигра. Ну что, не Бог весть какой грех, а?
— Оно-то так, да все-таки грех, Олсен.
— А нынче пришла мне в голову дурацкая затея, — Олсен даже застонал. — Больно заела меня трусоватость Робина. Но как ему себя самого переупрямить? Знаешь ведь, сколько болтают про всякую там наследственность. Подумалось мне, что я могу ему сил добавить. Словом, сказал я Робину, будто он — сын Тигра…
— Ты спятил, Олсен!
— Чего ты кричишь, Патт, я уже сам сто раз пожалел. Но мне показалось, что иначе никак нельзя: ну, почует парень в себе силу, ну, взыграет у него кровь… наследственность эта, значит…
— К дьяволу наследственность, Олсен! Такие штуки делать нельзя.
— Эх, кабы знать! А то у парнишки аж глаза разгорелись. Я обрадовался, поверил: предки заговорили, сейчас пойдет да проучит Коннора как следует. Я ведь ничего другого и не хотел, всего-то влить в него добрую пинту смелости…
— Старый ты дурень, Олсен. Что дальше было?
— Выложил я ему историю с Тигром, все как на духу: и про Ровера, и про Холла с Норвиком. Чтоб, значит, всю правду…
— А где он сейчас?
Старик не ответил и опустил голову.
— Оглох, что ли? Я спрашиваю, сейчас Робин где?
— Поздно, Патт. Он уже ускакал.
— Куда?
— Тигра вызволять, я так думаю.
— Чего-чего?
— Тигра вызволять. И с Ровером поквитаться, и с другими.
Шериф не сразу обрел дар речи. Тень от желтого пламени керосиновой лампы металась по стенам и потолку. Наконец Паттерсон словно очнулся.
— Олсен, как ты считаешь, куда Робин поскакал?
— Если он правду сказал, то, наверное, в Денвер, там Тигр сидит.
— Или в Фолкстон, Ровера прикончить? Ох, старина, моли Бога, чтобы мы успели хоть как-нибудь помешать. Хотя, знаешь, я все-таки не верю: Робин добрейшей души парень, и чтобы вдруг, ни с того ни с сего…
Едва переводя дух, в дом влетела испуганная рыжеволосая девушка.
— Скорей, мистер Паттерсон! Несчастье… Робин… Он убил Тома. И Билла с Питером тоже!
ДЬЯВОЛ ОСВОБОДИЛСЯ

1
Двери салуна распахнулись, и вошел Робин. Часы показывали около десяти вечера. Робин прямиком двинулся к стойке. На мгновение ковбои притихли, потом кто-то загоготал. Один из завсегдатаев шмякнул кулаком по столу и громко выругался.
— Стаканчик шерри, Эми, — тихо попросил вошедший.
— Боже, Робин, ты опять пришел. Ну зачем?
— Хочу выпить глоток шерри.
Возле стойки возник Том Коннор.
— Послушай, приятель, по-моему, я тебе говорил, чтоб ты не смел тут показываться?
— Говорил. Но ты не имеешь права распоряжаться. Я ведь тебе не указываю, что делать, правда? Ты бы меня сразу к чертям послал!
— Будешь делать, что я тебе скажу! — зарычал Коннор. — Ты жалкий трус, и я с тобой в два счета управлюсь, если надо, ясно? Проваливай отсюда!
— С чего ты взял, что ты сильней меня, Том? Мы с тобой не дрались ни разу. Бил всегда ты один. А если сейчас хоть пальцем тронешь, убью на месте! — твердо произнес Робин и отвернулся. — Эми, я просил шерри.
Задыхаясь от злости, Коннор схватил его за плечо и рванул к себе.
— Да ты!..
Больше ничего он не смог выговорить. Может быть, если бы Том ждал ответного удара, он вел бы себя по-другому. Но тем не менее все глазевшие на происходящее вдруг увидели, как стремительно заработали кулаки Робина — в челюсть! в нос! еще! и еще! — и Коннор отлетел от стойки. Вот это номер, Том Коннор под столом…
Вскочив на ноги, он снова бросился на Робина. И тут случилось вовсе чудо.
«Трус» прыгнул навстречу, двое сошлись в ближнем бою, и Коннора зашатало под градом обрушившихся на него ударов. Он едва держался на ногах, казалось, голова его трещала, последний удар «труса» отбросил его к дверям. Посыпались осколки стекла. Все же устояв на ногах, Коннор схватился за револьвер, но не успел нашарить рукоятку. Робин выстрелил.
Коннор захрипел и повалился лицом вниз. Револьвер отлетел в сторону.
Ковбои вскочили, поднялся крик.
— Не двигаться! — голос Робина взвился чуть ли не до визга. — Он меня оскорблял! Он лез драться! Я не могу больше терпеть. Все поняли? Ни с места — или буду стрелять!
— Идиот! Молокосос! — выкрикнул дружок Кондора Питер и замахнулся, но тут же получил нокаутирующий удар. Другой приятель Тома, Билл, выхватил кольт. Краем глаза Робин заметил опасность и мгновенно выстрелил, уложив Билла на месте. И Питер выстрелить не успел — Робин оказался проворней.
Остальные не пошевелились. В течение секунд разыгравшееся побоище вогнало всех в столбняк. Удушливый пороховой дым поплыл по комнате. Эми выскочила на улицу и бросилась к дому Паттерсона.
— Все видели? — крикнул Робин. — На меня напали втроем, с оружием! Хотели посмеяться, думали, что я трус. Сами они трусы и подлецы. Зарубите себе на носу все: кто меня тронет, тот пусть побыстрее себе гроб заказывает! Я — сын Тигра.
Робин бросился к дверям. Никто его не удерживал. Слова парня подействовали гипнотически, особенно последние: «Я — сын Тигра… «
На пороге он обернулся.
— Я не все сказал… Кровь Тигра — не вода. Я тоже Тигр!
И Робин исчез.
2
До места добрались в считанные минуты. На улице перед салуном уже толпились люди, приехал доктор Мэрфи, заторопился внутрь, придерживая свой саквояжик.
— Что, док, мертвы? — хрипло окликнул его Паттерсон.
— Не знаю пока. Коннор получил в грудь навылет, слева. Свалился, говорят, как подкошенный.
— В сердце, видать, — покачал головой шериф, — наповал.
Олсен, в полуобмороке, медленно сползал с седла. Паттерсон подхватил старика и осторожно спустил его не землю.
— Держись, держись, — бормотал он, жалея друга. — Все образуется.
— Иди, Патт, иди скорее. Узнай, что там…
Олсен сел на землю, уронив голову на руки. Лошадь мирно пощипывала траву рядом.
— Я скоро вернусь, Олсен. Крепись, старина.
Толпа расступилась перед шерифом. Вдвоем с Эми он вошел в салун. В нос ударили больничные запахи. Всюду окровавленные куски ваты, бинты, битое стекло, обломки посуды. Как после изрядной потасовки.
Питер уже пришел в себя. Раненая рука болталась на перевязи. Глаза Билла были закрыты, он тяжело дышал: пуля прошила плечо и легкое. В середине комнаты лежал в луже крови Коннор. Лицо покрывала смертельная бледность, под разорванной рубахой горбились бинты, там и сям уже пропитавшиеся кровью. Доктор Мэрфи делал сердечные уколы. Вокруг, в полном безмолвии, стояли люди.
— Жить будет? — Паттерсон кивнул на Тома.
— Коли до утра дотянет, — ответил Мэрфи, — то надежда есть. Пуля, похоже, зацепила Сердце. Будь мы где-нибудь в Бостоне, я бы знал, что делать. Тут хирург нужен, лекарства, словом, сам понимаешь.
— Телеграфируй в Денвер и везите парня туда.
— Его трогать нельзя, Патт.
— Тогда вызовем лучшего хирурга оттуда, пусть везет с собой все, что требуется.
— Где такую уйму денег взять, Патт?
— Олсен заплатит. А Питера в Денвер можно отправить?
— Только если карету скорой помощи пришлют и врача с ней.
— Тогда действуй, Мэрфи! Чтобы все честь честью было. Ну-с, Эми, теперь твоя очередь, — обратился шериф к девушке. — Расскажи, кто первый начал?
Несколько голосов разом закричали, что Робин негодяй и убийца, но шериф быстро восстановил порядок.
— Итак, Робин вошел…
— Да.
— И с кем-то заговорил?
— Попросил стаканчик шерри.
— И после того привязался к Тому?
— Нет. Том сам подошел… Сказал, чтобы Робин уходил… подобру-поздорову.
— Ясно, — ответил Паттерсон и обратился к стоявшим вокруг ковбоям. — А вы что ответите тому, кто вам скажет: проваливай отсюда, приятель, пока цел, а?
В ответ раздалось нестройное бормотание. Черт его знает, этого шерифа, хитрит он, Робина выгораживает.
— Эми, — продолжал тот, — сразу после тех слов Робин выхватил оружие и начал стрелять?
— Нет, мистер Паттерсон. Робин сказал, что Том ему не должен указывать и что, если он Робина тронет, ему несдобровать. В общем, выходит, что…
— О'кей, Эми, мы не в суде. Там разбираться будут, что выходит, а что нет. Одним словом, Робин пригрозил, что пристрелит Коннора, так? И сразу же начал палить?
— Нет. Он отвернулся. Так… будто плюнул.
— И дальше что?
— Ну и Том его за плечо схватил… тряхнул…
— И тут Робин выстрелил?
— Нет. Робин скачала побил Тома. Подрались они. А потом Робин выстрелил.
— Когда «потом», Эми? Робин вытащил пушку и продырявил Тома, когда тот еще не очухался после взбучки?
Девушка не отвечала. Паттерсон повторил вопрос.
— Мне очень нужно знать, девочка, кто первый взялся за револьвер? Все дело в этом. Вы. же тут все видели. И я знаю, никто врать не станет. Пять годков за решеткой за ложные показания не пустяк, правда? Итак, кто первый взялся за оружие?
— Том, — тихо проговорил Питер.
Шериф обернулся к раненому.
— Когда Робин тебя дырявил, у тебя в руках был револьвер?
Питер молчал.
— Надо отвечать, приятель. Все ждут, что ты скажешь.
— Был, — выдавил парень.
— А в твоего дружка Робин ради забавы стрелял?
— Нет.
— Тогда мне не понятно, отчего все так громко кричат, что Робин убийца?
Из толпы выступил ковбой по имени Брунс.
— Слышь, шериф, вы с Олсеном старые дружки, вот ты и выгораживаешь олсеновского приемыша.
— Выгораживаю, говоришь? Хорошо. А ну, выходи сюда тот, кто стерпит, если его потрясти за плечо и выгнать в три шеи вон? Есть среди вас такие?
Ковбои переминались с ноги на ногу, никто не выходил.
— Ну, давайте, давайте, выходите! Хочу увидеть такого терпеливца, которому все равно, когда пушкой грозят?!
Все молчали, никто не вышел.
— Но он тут болтал, будто его отец — Тигр! — выкрикнул кто-то.
— А даже если и так, — парировал Паттерсон, — так что? У нас в округе, по-моему, нет привычки в чужом прошлом ковыряться. Может, вы его отцом будете попрекать?
— Отец его грабил, мы не позволим…
— Вот Брунс скажет! — оборвал шериф. — Скажи, Брунс!
Тот насупился. Всем было известно, что у его отца биография не самая чистая. Конечно, не все присутствующие были потомками осевших на Западе авантюристов. Но и среди самых респектабельных фермеров найдется немало сыновей золотоискателей и прочей публики, так и оставшейся на новых землях.
— В общем, я так понимаю, — подытожил Паттерсон. — Вам не нравится, как я исполняю свой долг. Ладно, воля ваша. Я три недели гонялся по перевалам за Тедди Бабером и все-таки изловил. А теперь вот не хочу невиновного за решетку отправлять, и вам не нравится… Я не Олсену друг, а правде. Хотите, можете выбирать себе другого шерифа!
Он снял серебряную звезду и пошел из салуна. Толпа зашумела. Выступил вперед один из зажиточных фермеров.
— Постой, Патт, никто не сказал, что мы хотим другого. Никто не сказал, что ты несправедлив…
В Биркхеме хорошо знали, что значил для городка Паттерсон. Хороший шериф — большая удача. А придет кто-нибудь другой, еще неизвестно, как оно обернется.
— Но я вам вот что скажу, — произнес Паттерсон. — Вы сами виноваты в том, что случилось. Все из-за того, что завелась кое у кого привычка позорить безответного парня… Я попробую Робина вернуть. Он стрелял защищаясь. Не верится мне, чтоб он был способен на уголовщину…
В салун вбежал взволнованный человек.
— Шериф здесь?.. Скорее! Там Робин застрелил старика Текса!
Эми упала без чувств. Убили ее отца.
Люди замерли. Паттерсон деловито прицепил на место серебряную звезду.
— Парни, — твердо произнес он, — через пять минут всем быть здесь. Верхом. Робина надо догнать и обезвредить. Надо его взять — живым или мертвым.
3
Убийство произошло совсем рядом. Убитый лежал на улице недалеко от салуна. Наверное, выстрел можно было услыхать.
Преступник стрелял в упор. Пуля попала точно в сердце, так что на рубахе остались пороховые отметины. С момента убийства прошло совсем немного времени, но тело уже остыло.
— Кто видел? — потребовал шериф.
— Я, — отозвался меховщик Баггинс, живший напротив, в комнатенке за лавкой.
— Расскажи, что произошло.
— Да поругались они. Я как раз в лавке сидел и выглянул. Текс на Робина кричал, чтоб убирался, мол, и не смел больше к Эми свататься. Дескать, однажды он, Текс, Робина уже выставил, а с тех пор ничего не переменилось. Текс орал, что ему настоящий ковбой в зятья нужен, а не какая-то размазня… Робин его ногой ударил, он верхом был. Разговаривал-то спокойно, но голосом таким, будто душит его что-то. Грозил, одним словом. Мол, берегись, Текс, все изменилось, я нынче другой… У нас тут часто скандалят, ну я и пошел к себе в лавку. А через минуту выстрел! Я выскочил, а Робина уж и след простыл. Только копыта вдалеке стучат — ускакал, стало быть. А Текс вот тут лежит…
Начали съезжаться вооруженные ковбои. Шериф слез с лошади и осмотрел тело. Кто-то принес факел, и Паттерсон стал искать пулю. Наконец нашел, долго вертел в пальцах. Паттерсон считался лучшим знатоком оружия на многие мили вокруг.
— Не кольт, — подсказали из толпы.
— Нет… Намного крупней калибром.
Толпа расступилась, пропустив вперед грузного, мрачного человека — Олсена. Он подошел к шерифу, и вид у него был совершенно подавленный.
— Стреляли, по-моему, из шестизарядного — новейшей бельгийской штучки, — произнес шериф.
— Такой только у Робина! — закричали несколько голосов.
Олсен совсем поник головой: с полгода назад он сам и привез в подарок Робину бельгийский пистолет.
Не дожидаясь команды, ковбои вскочили на лошадей. А шериф все разглядывал пулю. Потом подошел к Олсену и отвел его в сторонку.
— Старина, нынче не время распространяться о том, что Робин никакой не сын Тигра. Ему уж ничем не помочь, а вот тебе придется худо.
— Но, может, если бы я рассказал… Ведь все из-за меня, Патт…
— Чепуха! Если человек по натуре убийца, он рано или поздно убьет. А если нет, так хоть какими словами его поноси, а убивать он не станет.
— Я… я во всем виноват!
— Олсен, в салуне Робин защищался. А здесь он убивал. Видать, сидел-таки в нем дьявол. Он все равно бы вылез наружу. Так или эдак, а Робину ничем не помочь. А если кто дознается, что ты ему наболтал, загремишь в тюрьму вместе с ним. Так что ступай домой, Олсен, и помни: молчи, молчи и молчи.
— Эй, Патт! — окликнули из темноты. — Ты парню крепкую фору даешь!
Лошади нетерпеливо перебирали копытами, фыркая и побрякивая сбруей. Олсен молча пожал руку Паттерсону и пошел прочь. Шериф вскочил в седло, и погоня ринулась в ночь.
4
После полудня преследователи возвратились. Смертельно уставшие всадники, взмыленные кони — и все безрезультатно. Не сдался только шериф. Он остался искать следы убийцы, затерявшиеся в скалистых отрогах.
К вечеру Паттерсон сделал привал в русле пересохшей реки. Приготовил нехитрый ужин. Высокие берега надежно защищали от пронизывающего ветра с гор.
Он думал о том, что если бы Робина удалось взять в ближайшие дни, за него можно было бы побороться. За стрельбу в салуне нынче чуть ли не каждого оправдают. Даже в Нью-Йорке, и там уже не считается преступлением, когда отвечают оружием на угрозы. Вот только убийство ростовщика Текса меняет дело. Преступление тяжелое. За такое повесить могут. Он-то, Паттерсон, знает правду: бедному парню взбаламутили кровь безумными россказнями, и уж если его судить, то и Олсена тоже надо.
Шериф умел читать след не хуже индейского охотника, так что следы подков на камнях он разглядел хорошо. Ковбоям же сказал, что след потерян. Ему не хотелось, чтобы Робина на месте линчевали. Бог с ним, пусть уходит. Проклятое убийство он совершил из-за глупости старика Олсена. «Расскажу ему правду о Тигре, — подумал шериф, — дам двести долларов, больше просто нет, и пусть бежит на Восток… «
Паттерсон не ложился. Поужинав, он вскочил в седло и вновь отправился на поиски. Искал всю ночь, но так никого и не обнаружил. На рассвете, совершенно разбитый, он въехал в Бакфорд, небольшой поселок на берегу реки.
На главной улице ни души. Что ж, народ в здешних краях встает до восхода, и нынче самое горячее время на полях, но… недоброе предчувствие охватило Паттерсона. Наконец он повстречал женщину.
— Доброе утро, — поздоровался он и полушутя спросил. — Куда весь народ запропастился?
— Все уехали. Погнались за убийцей. Он ночью приехал, вломился в дом Фреди Норвика и пристрелил старика прямо в постели.
У шерифа перехватило дыхание.
— Что вы сказали? Так вот… взял и вломился в дом… как привидение заявился к старику?
— От такого чего хочешь можно ждать! Сын Тигра, как-никак. Даже успел на стене кровью написать: мол, Тигр мстит. Старый Норвик когда-то на Тигра-отца ходил…
— А как же он в дом забрался?
— Толком никто и не знает. Услышали выстрел, сосед вбежал в дом, а его ахнули чем-то по голове. Потом видели, как всадник промчался.
— Когда все произошло?
— Часов около трех.
Паттерсон глубоко вздохнул, но вдруг беспокойно начал оглядываться.
— Эй, а где тут у вас почта?
— Вон там, у колодца.
Шериф пришпорил коня. Он почти бегом вбежал в комнатку почтовой станции.
— Есть тут кто?
Вышел молодой телеграфист с заспанной физиономией.
— Ну я, — пробурчал он вместо приветствия.
— Срочную телеграмму в Торонтон!
— Гм… А зачем? То есть, вы, собственно, кто такой?
— Шериф Паттерсон! Быстрее поворачивайся, если не хочешь угодить за решетку!
Телеграфист, недовольно бормоча, сел к аппарату и отстучал продиктованный Паттерсоном текст:

Кровь тигра - Ховард П. => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Кровь тигра автора Ховард П. дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Кровь тигра у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Кровь тигра своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ховард П. - Кровь тигра.
Если после завершения чтения книги Кровь тигра вы захотите почитать и другие книги Ховард П., тогда зайдите на страницу писателя Ховард П. - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Кровь тигра, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Ховард П., написавшего книгу Кровь тигра, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Кровь тигра; Ховард П., скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн