А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хармон Данелла

Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья


 

Здесь выложена электронная книга Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья автора по имени Хармон Данелла. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хармон Данелла - Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья.

Размер архива с книгой Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья равняется 203.46 KB

Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья - Хармон Данелла => скачать бесплатную электронную книгу






Данелла Хармон: «Предвкушение счастья»

Данелла Хармон
Предвкушение счастья


Лорды и Меррики – 1




«Предвкушение счастья»: АСТ; Москва; 2002

ISBN 5-17-012423-6Оригинал: Danelle Harmon,
“Captain of my heart”

Перевод: А. Хамидулина
Аннотация Отважный Брендам Джей Меррик, самый знаменитый из капитанов-каперов, презирал женщин. Каково же было ему обнаружить женщину на борту своего судна! Каково было признать, что юная дочь судостроителя Майра Эштон превосходит смелостью и мужеством самых отчаянных его матросов!Женщина на корабле — к беде Так считают моряки. Однако прелестная Майра стала бедой не для корабля, но — для капитана. Ибо неистовая, всепоглощающая страсть к этой девушке превратилась для него в муку. Но эта же страсть открыла ему подлинный смысл жизни и подарила счастье Данелла ХармонПредвкушение счастья Пролог Июль 1775 года Три матроса в голубых робах и полосатых штанах, оказавшиеся невольными зрителями очередного наказания кнутом, прижались к поручню «Зимородка», корабля его величества. Их внимание было обращено не на беднягу Дэлби, привязанного к мачте, и не на капитана Кричтона, нетерпеливо постукивающего ногой в ожидании начала экзекуции, — они смотрели на шлюпку, которая отошла от семидесятичетырехпушечного флагмана «Неустрашимый».— Это он, — с трепетом прошептал один. — Я знал, что он придет.— Мы все это знали. Наш Брендан не бросит нас.— Верно. То, что он стал капитаном флагмана, не означает, что он забыл про нас.Матросы не сводили взгляда со шлюпки, наблюдая, как она рассекала небольшие волны, сверкавшие под жарким солнцем. Кричтон повернулся и побледнел. Выругавшись, он что-то выкрикнул. Матросы торопливо выстроились на палубе. Офицеры в белых и синих мундирах приготовились к приему высокого гостя. Свисток боцмана не затихал. Когда шлюпка подошла к самому борту, гребцы убрали весла.Капитан флагмана, как всегда, появился неожиданно, без громких фанфар, полагавшихся ему по рангу.Кричтон был в ярости:— Эй, на шлюпке!— На «Зимородке»! — громко отозвался рулевой Лайам Доэрти, голубоглазый ирландец с копной светлых волос и добродушной улыбкой. — Спустить трап для капитана Меррика!Послышалась команда, в воздухе раздался резкий свисток боцмана.— Только представь, — зашептал один из матросов, — неужели он появился здесь ради таких, как мы, а, Джон?— Конечно, и не сомневайся в этом, — сказал другой. Он посмотрел на красноватые холмы; окружавшие бухту Бостона. — Ведь мы все подписали жалобу сэру Джеффри на нашего капитана Кричтона, верно? У вице-адмирала доброе сердце и умная голова, коль он назначил нашего Брендана Меррика новым капитаном флагмана. Вспомни, как здорово все было, когда он командовал нашим кораблем: он ни разу не наказал ни одного человека! И вряд ли ему понравится, что на корабле все стало так плохо!— Плохо? Бог мой, за это утро Дэлби уже второй, кого Кричтон приговорил к наказанию кнутом, и это не считая троих, что были вчера.— Вчера было четверо, Зак.Возле поручня матросы в красных бушлатах вытянулись по стойке «смирно». Барабанная дробь затихла, свистки смолкли, и матросы напряженно затаили дыхание. Было слышно, как капитан Брендан поднимается по трапу, затем показалась его треуголка с золотым шитьем, а затем появился и он сам, сверкающий, красивый. Яркие лучи солнца играли на его эполетах и золотых пуговицах синего, как море, мундира. Вступив на палубу, он торжественно отдал честь и, повернувшись, улыбнулся, когда встретился взглядом с матросами. В последний раз он проходил вдоль этого строя как капитан и знал по имени каждого из ста пятидесяти членов команды.— Мистер Барк? Как дела? Похоже, ты немного навеселе этим утром, приятель?Радость была на лицах всех матросов. Высокий ранг ничуть не изменил его, он оставался их прежним капитаном и интересовался делами каждого члена экипажа.— А, мистер Ховес! Надеюсь, ты не пристаешь к моей сестренке? Кстати, где же она? Ей-богу! Я почти целую милю качался на волнах в этой утлой шлюпке, и Эвелина могла бы подняться на палубу и поприветствовать меня!Продолжая улыбаться, он подмигнул бледному тщедушному барабанщику, который залился краской и от неожиданности уронил палочку. Капитан Брендан Джей Меррик только усмехнулся и протянул ее пареньку, не заметив, с каким благоговением тот прижал ее к груди. Матросы со смешанным чувством гордости и облегчения думали, что он ничуть не походил ни на Кричтона, ни на тех, кто занимал пост капитана флагмана до него, — этих напыщенных и чванливых господ, так рьяно заботившихся о соблюдении протокола, свойственного их чину.Нет, их Брендан не обращал внимания на почести, но был весьма галантным, способным очаровать любую даму. Элегантная осанка, изящная форма рук, веселые искорки в глазах и заразительный смех придавали ему неповторимое очарование.Но под безупречными манерами скрывался сильный и волевой характер, и никто на королевском флоте не знал корабли так хорошо, как он. Никто не мог вести «Зимородок» сквозь волны и туман так уверенно, как он, и никто с такой отвагой не стоял на палубе фрегата под вражеским огнем.Когда-нибудь Меррик станет адмиралом, как и его отец-англичанин. Неудивительно, что его решительность и отчаянная храбрость привлекли внимание в Лондоне и что сэр Джеффри Ллойд назначил его на флагманский фрегат. Неудивительно и то, что матросы, жаловавшиеся на жестокое обращение Ричарда Кричтона, смотрели на своего бывшего капитана как на спасителя.Едва Кричтон шагнул вперед, чтобы отдать ему честь, как матросы расступились, и капитан Меррик увидел Дэлби О'Хара, привязанного к мачте. Голова паренька повисла между худеньких плеч, а впившиеся веревки оставили багровые полосы на его опухших руках.В одно мгновение радость исчезла из глаз Меррика. — Капитан Меррик, я рад видеть вашу милость в моих скромных владениях, — выдавил Кричтон. Его короткое приветствие походило скорее на насмешку, чем на проявление уважения. В его словах слышался сарказм, и искренность, которую он пытался изобразить, перечеркивалась тяжелым взглядом кровью налитых глаз. Кричтон явно продолжал злиться на то, что сэр Джеффри назначил капитаном флагмана не его, а этого полуирландца, и он тщетно пытался скрыть досаду под напускным равнодушием. — Может, выпьете чашечку чая в моей каюте? На палубе ужасно жарко. Брендан смотрел на Дэлби, не обращая внимания на сарказм и ненависть Кричтона, на его любезное предложение. Было невыносимо жарко. Солнце немилосердно жгло спину Дэлби. Оно раскалило палубу под ногами, расплавив смолу в пазах между досками.И этот Кричтон предлагает ему чай?! Рассвирепев, Меррик отвел взгляд от Дэлби и повернулся к Кричтону. Заметив краем глаза стоявший недалеко на якоре флагман, над которым развевался флаг сэра Джеффри, Меррик подумал, что не позволит уронить честь адмирала.— Капитан Кричтон!— Если не чай, сэр, то как насчет чашечки кофе? — затараторил Кричтон, нервно хватаясь за ручку кортика. — Уверен, мисс Эвелина уже приготовила его для вас. Она необыкновенная девушка, и очень трудолюбивая. Как бы ни было жарко, она каждое утро берет краски и холст и садится на палубе рисовать портреты матросов, а потом раздаривает их! У нее такой талант! Команда «Зимородка» полюбила ее. — Пот заструился по бледному лицу Кричтона, когда Брендан снова взглянул на Дэлби. — Мы все считаем благословением, что она решила сопровождать вас в Бостон, И хотя я не привык к присутствию женщин на борту своего корабля, я очень рад, что она путешествует с…— Капитан Кричтон, я здесь не для того, чтобы говорить о своей сестре!— Конечно, нет, сэр, хотя она наверняка видела вашу шлюпку и ждет вас…— Я прибыл сюда, чтобы разобрать жалобу, поступившую к адмиралу, относительно вашей чрезмерной жестокости! — продолжал Брендан, совершенно не слушая Кричтона.На палубе установилась напряженная тишина.— Моей… жестокости? — Лицо Кричтона побагровело. — Какая чушь! Кто посмел сказать такую глупость?— Ваша команда. И я, когда увидел ваши действия. Кричтон проследил за взглядом молодого офицера и пренебрежительно махнул рукой.— Так вы говорите о Дэлби О'Хара? Он заслужил это! Лейтенант Майлз поймал его сегодня утром на краже хлеба. Вы, конечно, не считаете, что я должен оставить без наказания такое преступление?— Капитан Кричтон, единственное преступление, которое я здесь нахожу, совершено вами. Неужели вы считаете, что человек может жить на заплесневевшем хлебе и воде? Отвяжите его и отправьте в лазарет, пока он не поправится, чтобы вновь приступить к своим обязанностям. Я должен переговорить с вами!— Переговорить?!Брендан достал из кармана депешу адмирала и жестко произнес:— Я принимаю на себя командование «Зимородком», пока адмирал не убедится в вашей компетентности.Кричтон застыл на месте, его верхняя губа задергалась, а ноздри затрепетали.— Я же приказал отвязать его! — рассвирепел Брендан.— Но этот человек виновен во многих преступлениях и понесет заслуженное наказание!— Он будет сейчас же освобожден, иначе вы сами ощутите гнев адмирала и предстанете перед следственной комиссией. Выполняйте!Никогда прежде матросы не видели капитана Меррика в такой ярости. Все затаили дыхание. Кричтон не двинулся, открыто игнорируя приказ. Прошло несколько минут. Затем Брендан спрятал депешу в карман и решительно направился к Дэлби.Все понимали, что Кричтон только что подписал себе приговор.Заслышав шаги, Дэлби поднял голову.— О, сэр, я знал, что вы придете! Вы никому не позволяли так обращаться с нами. Кричтон — сущий дьявол, сэр. Я взял только кусочек черствого пирога, сэр, честно…— Я знаю, Дэлби, не волнуйся.— Он кормит нас, как котят, а хочет, чтобы мы работали, как лошади! Только вчера малыш Билли сорвался с каната и утонул, поскольку совсем ослаб от голода. О, здесь полно хорошего грога и свежего мяса, но это все для Кричтона и его офицеров. А я взял всего лишь кусочек черствого пирога, сэр, и только.— Знаю, Дэлби. Но как ты мог есть этот пирог, когда всем известно, что солонина куда лучше? — невесело пошутил он, хотя все знали, что соленая говядина ужасна. — Правда, в ней по крайней мере нет червей.Но Дэлби не замечал, что Брендан говорит это сквозь зубы. Дэлби знал, что капитан пришел спасти его, и он наслаждался звуками голоса Меррика, в котором слышались ирландские нотки. Дэлби громко всхлипнул, чем непроизвольно подстегнул экипаж корабля.— Да, червяков нет, но хлеб страшно черствый! — крикнул кто-то.— И кусочки тоньше ногтя!— Освободите его, капитан! Освободите! — раздавалось с разных сторон.— Сэр, я не потерплю этого! — взвизгнул Кричтон. — Вы слышите? Я не потерплю этого!Брендан улыбнулся, продолжая резать веревки.Кричтон шагнул вперед, и тут началось невообразимое!Из толпы выскочил матрос и с диким воплем бросился с ножом на Кричтона. Раздались громкие крики.Позднее в докладе говорилось, что все произошло случайно и выстрел был сделан в целях самозащиты, когда офицеры отчаянно пытались усмирить взбунтовавшуюся команду. Никто не знал точно, что произошло. Но Дэлби видел все: как лейтенант сбил с ног матроса с ножом, как все ринулись на палубу и как Кричтон спокойно достал свой пистолет и, хладнокровно прицелившись, выстрелил, но не в того матроса или в воздух, а в Брендана, в того человека, который пришел спасти их всех.Дэлби закричал.Раздался выстрел, и на палубе все смолкло. Когда эхо затихло и Дэлби открыл глаза, он увидел, что капитан лежит на спине, уставившись на белые паруса, его рот скривился от боли, а густые каштановые кудри блестят на солнце. Треуголка Брендана валялась возле плеча, а темно-красное пятно растекалось на его груди, заливая белую рубашку и новенький мундир. Он кашлянул, потом еще и еще, и струйка крови потекла по подбородку.— Брендан! — Женщина пронеслась сквозь застывшую толпу. — Брендан! О Боже, нет…Молодой капитан открыл глаза и, повернув голову, попытался изобразить улыбку. И тут Дэлби увидел, что Брендан неимоверным усилием воли поднялся, поскольку Кричтон снова прицелился и Эвелина оказалась на его пути…— Эвелина! — крикнул Брендан.Раздался выстрел. Девушка вскрикнула и упала, прижимая к себе руку. Ее брат ринулся вперед. А Кричтон, улыбаясь, прищурит свои бесцветные глаза и поднял второй пистолет, чтобы завершить начатое…Пуля ударила капитана флагмана в грудь, и тот отшатнулся. Сквозь пелену слез Дэлби видел, как солнце сверкнуло на его золотых эполетах и пуговицах, а затем раненый споткнулся о поручень и упал за борт, в плескавшиеся внизу волны.Вся команда застыла от ужаса. А Кричтон, снова оставшийся во главе корабля и оказавшийся наиболее вероятным кандидатом на свободное теперь место капитана флагмана, улыбнулся и спрятал пистолет. Встретившись взглядом со своими преданными офицерами, державшими на мушке всю команду, он понял, что они не разочаруют его и больше не допустят никаких жалоб адмиралу. А все случившееся сегодня не выйдет дальше офицерской кают-компании. Кричтон был уверен в этом. Девушка, скорчившись, лежала на палубе, прижимая к груди раненую руку, ее белые юбки с оборками были испачканы кровью брата. Не обращая внимания на ее стоны, Кричтон поднял кнут и протянул боцману. Дэлби все еще оставался привязанным к мачте, он сделался белым как полотно. Улыбаясь, Кричтон кивнул своему боцману:— Можете приступать.Тот усмехнулся в ответ, и кнут засвистел в воздухе, опускаясь снова и снова.В этот раз никто больше не мог прийти на помощь малышу Дэлби. Глава 1 Ньюберипорт, Массачусетс, 1778 год Три года прошло с тех пор, как капитан Брендан Джей Меррик упал за борт фрегата «Зимородок». За эти годы американские колонии провозгласили свою независимость от Англии. Они смогли привлечь к своему правому делу многих выдающихся полководцев и морских офицеров, включая и капитана Меррика, заразив их патриотической лихорадкой.Город Ньюберипорт не слишком был обеспокоен борьбой за независимость, поскольку его жители были свободны задолго до начала этого движения. Расположенный в сорока милях к северу от Бостона, в устье реки Мерримак, город в своем существовании зависел только от моря. Лосось, сельдь и полосатый окунь мигрировали вверх по реке. Океан снабжал жителей треской, макрелью, устрицами, гребешками; в окрестных болотах в изобилии водились утки. В небольших деревянных коптильнях вялилась рыба, но Ньюберипорт в отличие от Глостера и Марблхеда, расположенных южнее, никогда не полагался только на добычу рыбы. Источником жизни города была торговля.Не так давно привычным зрелищем были стоящие в порту огромные океанские корабли с грузом из далеких стран. Из удаленных от побережья городов приезжали фермеры, чтобы продать овощи, кукурузу, бочковую солонину и купить ром, кофе, сахар и черную патоку, а также дорогой шелк с Востока, виноград и апельсины из Испании. В доках царило оживление, а в лавочках на торговой площади продавались лен, шерсть, фарфор из Англии, вино с Мадейры, тонкое сукно и атлас, железо, бумага и стекло, гвозди и перчатки и все, что могло понадобиться в Ньюберипорте.Фермеры и теперь приезжали. В доках тоже бурлила жизнь. Но корабли, стоявшие у причала, совсем не походили на те тяжелые и громоздкие суда, которые приходили раньше. Новые были верткими, крепкими, боевыми и независимыми, как и сам город, строивший их. Это были каперы. И в Ньюберипорте старались строить их как можно больше. Ведь если торговля была источником жизни, то строительство кораблей становилось средством для жизни.Вдоль берегов Мерримака вырастали новые верфи, а старые расширялись. На каждой верфи имелись своя кузница, своя пилорама, свои стапеля. И везде была своя мастерская, где из кусков льняного полотна шили паруса для фок-мачты, грот-мачты, марселя, кливера. И везде сами изготовляли пеньковые канаты и другую оснастку каперских судов, которые считали Ньюберипорт своим домом.Богатые купцы и судовладельцы, сколотившие состояние на торговле, производстве рома и подлогах, теперь вкладывали деньги в строительство каперов. Возвышавшиеся на Хай-стрит красивые трехэтажные дома, обставленные модной мебелью, отражали успех и благополучие этой категории людей. Однако, следуя духу свободы, они сменили шелка и бархат на одежду из домотканой шерсти. Женщины сжигали английский чай и заваривали местные целебные травы.Ньюберипорт был таким же независимым, как и прежде. И этот дух патриотизма отражался на каждом его жителе, как молодом, так и старом, на его милиции, его моряках и каперах…Окруженная плетеной изгородью школа верховой езды мисс Майры Эштон представляла собой обыкновенное поле, которое пахло клевером и свежим навозом. Ночью шел дождь, и теперь прозрачные капли свисали с дубовых листьев, дрожали на сосновых иголках. Заря предвещала еще один жаркий день.Тишину раннего утра нарушили стук копыт, свист хлыста и фырканье молодого серого жеребца. Точеная шея коня и короткий круп говорили о его чистокровности, а серый цвет отливал голубым. Невысокая девушка, возле которой топтался этот серый красавец, стояла посреди поля и звонко напевала «Янки Дудль».В четверти мяли от этого места Эфраим Эштон, судостроитель, сидел за завтраком с газетой в руках. Он был в блаженном неведении относительно того, что его дочь в этот ранний час стояла по колено в грязи и, гордо подняв голову, распевала свою любимую песню. Серый красавец Ршеть шевелил ушами, прислушиваясь к голосу хозяйки.Отец не знал, что этим утром она собиралась впервые прокатиться верхом на Ригеле, и явно не догадывался о пари, которое она заключила со своим братом Мэттом, что сможет пробраться тайком на капер Мэтта «Владычица» по крайней мере два раза, прежде чем отец поймает ее за этим и разразится гневом.У Майры, так же как и у ее отца и брата Мэтта, была горячая бунтарская кровь. Но ее патриотизм не ограничивался только свободолюбивыми песнями, хотя Майра тоже отказывалась пить английский чай, носила одежду из домотканой шерсти и разделяла свои густые темные волосы на тринадцать косичек. Но поскольку она была капитанской дочкой, которая появилась на свет в ста сорока лигах к востоку от Ньюфаундленда во время сильного шторма, старый корабль был ее колыбелью, а кусок паруса — первым одеяльцем, то и ее роль в отстаивании свободы была несколько более активной. Было чертовски трудно управляться с корабельной пушкой, и невозможно будет выиграть пари, ведь Мэтт опять ускользнул на своей «Владычице» без нее. Именно по этой причине этим утром она стояла посреди сырого поля, а не на палубе брига.Отец был не в духе, и не без причины: особенный клиент, чьи чертежи великолепной шхуны настолько понравились Эфраиму, что он надеялся прославить свое имя, построив этот корабль, так и не появился прошлым вечером.Все старания произвести благоприятное впечатление на этого человека, которого знал только Мэтт, встречавшийся с ним в Портсмуте несколько месяцев назад, оказались напрасными. Чертежи корабля поразили ее брата, и отец, устав от его восторгов, написал наконец письмо этому капитану Меррику и пригласил его в Ньюберипорт в надежде заключить договор на строительство судна. Как же они готовились к этой встрече!Майра со смехом повторяла вслух все нравоучения своего брата: «Не носись сломя голову на лошади по улице, клиент может увидеть тебя! Не смей являться на ужин в штанах и рубашке, пропахшей лошадиным потом! Следи за своим языком, Майра! Не корми собаку под столом! Пристрой куда-нибудь этих котов, которых ты отовсюду тащишь домой! Если отец увидит их всех, его хватит удар!»Конечно, Майра соглашалась с отцом, сделав покорный вид, но на самом деле и не собиралась подчиняться. Спасенных кошек она пристраивала в хорошие руки после того, как выхаживала. И сейчас в доме и возле дома Эфраима Эштона жило всего девять кошек. Ну, десять. Она приняла все меры, чтобы ничто не спугнуло нового клиента: заперла своих кошек в спальне и на всякий случай придвинула к двери кресло.Но все оказалось напрасным.Доблестный капитан американского капера «Аннабель», который прошлой ночью перехитрил британский фрегат, был смыт за борт во время ожесточенного морского сражения и, вне всяких сомнений, утонул.Неудивительно, что отец этим утром был в таком дурном расположении духа. Капитан этого капера и был тем высоким гостем, которого они так ждали.Майра услышала далекий пушечный выстрел, означавший, что по реке в бухту поднимается корабль. Затем последовало еще двенадцать выстрелов — всего тринадцать: по одному от каждой колонии. Это был торжественный салют, который повторили стоявший на рейде корабль и береговая батарея, охранявшая подступы к городу со стороны острова Плюм. Наконец раскаты выстрелов затихли, и были слышны только отдаленные крики чаек и громкие голоса в порту.Это скорее всего вернулся Мэтт. Майра представила, как он, высокий и гордый, стоит на палубе «Владычицы», когда его шхуна проходит вверх по реке мимо дымящихся пушек береговой батареи. Его очки закоптились от дыма, плащ развевается на ветру, рыжие волосы, обрамляющие веснушчатое лицо, растрепались. Он стоит и раздумывает, какую женщину выбрать из тех, кто собрался на причале приветствовать его. Ему понадобится не меньше часа, чтобы бросить якорь, определиться с выбором, пробраться сквозь толпу и дойти до своего дома по Хай-стрит.Майра встретит его дома, правда, ее приветствие будет не таким нежным.Комар забрался в штаны Майры, которые до нее носил Мэтт. Она хлопнула себя по ноге и выругалась так, что отец мог бы гордиться, если бы она была его сыном, а не дочерью. Майра смахнула со лба пот и тут услышала шум, доносившийся из дома. Неужели Мэтт уже там?Майра услышала громкий лай Лаффа и испуганное конское ржание, а затем до нее донеслись возбужденные мужские голоса.— Я же говорю тебе, отец, он не британец! Сколько раз я должен повторять это? — Что-то ударилось о стену. — Господи, да на нем был американский бушлат!Эти слова доносились из гостиной, и Майра с любопытством начала прислушиваться.— Это не делает его американцем, — проворчал отец.— Неужели ты забыл про нашего клиента и чертежи?— Какие чертежи? Я ничего не видел!— Это потому, что они пропали в воде, как ты не понимаешь?Громкий крик отца сотрясал стены гостиной:— Хватит болтать, Мэтт! Я сразу отличу проклятого британца, едва увижу его! И ты рассказываешь мне какие-то глупости про Меррика, будто он не только остался в живых после морского сражения с британским фрегатом, но и выжил, проведя целую ночь в открытом океане?! Ты что, принимаешь меня за идиота? Этот негодяй, что находится наверху, не может быть моим клиентом: Готов поклясться, что это дезертир с того самого британского судна! Так что убирай его из моего дома. Пусть о нем позаботятся в таверне! Я не хочу видеть его здесь!— Черт побери, но ведь это наш клиент!— Мой клиент погиб смертью храбрых на борту своего корабля!— Твой клиент и в самом деле испустит дух, если ты не проявишь хоть немного американского сочувствия!— Это не он, и я не обязан быть добрым по отношению к проклятому британцу!— Какой же ты твердолобый, сколько можно говорить, что он не британец!Майра тихо прижалась к стене, затаила дыхание, осторожно наблюдая за отцом и братом. У Мэтта от гнева даже очки запотели. Позади них стояла раскрасневшаяся экономка Абигайль.— Вспомни о христианском милосердии, Эфраим! взмолилась она. — А вдруг Мэтт прав и он действительно капитан американской шхуны «Аннабель»? А если нет, то какое это имеет значение? Что из того, что он британец? Ты же не можешь выкинуть беднягу!— Здесь я хозяин!Отец с силой стукнул ботинком по двери. Майра подумала, что благодаря этому скандалу она сможет незаметно проскочить со своим котом, и тихонько направилась к лестнице.Мэтт повернулся и увидел ее. Майра кинулась к ступеням.— Майра! Держись в стороне от дальней спальни, слышишь?Лучшего приглашения для нее и быть не могло. Майра метнулась к закрытой двери и замерла. Она услышала, как внизу Мэтт снова сцепился с отцом.Девушка открыла дверь и не раздумывая ворвалась в комнату. Глава 2 На широкой кровати лежал красивый, почти голый мужчина, мокрые бриджи плотно облегали его мускулистые бедра. Лицо его поражало красотой даже во сне: брови вразлет, высокие скулы, твердый подбородок и чувственные губы. Густые каштановые волосы начинали завиваться на кончиках по мере высыхания. Это был самый красивый мужчина, которого когда-либо видела Майра, и она испытала безотчетное желание прикоснуться к его полураскрытым губам, погладить подбородок, потрогать белый шрам на мускулистой груди, чтобы убедиться в реальности этого человека. Майра ощутила волну жара и вся задрожала, когда ее взгляд скользнул по шее мужчины, широкой груди, рукам, проследил за темной полоской волос, которые исчезали под влажными бриджами. Удивительными были его руки… руки музыканта, художника, чертежника…— Господи! — Майра подошла поближе. Его распухшие веки подергивались, словно ему что-то снилось. Девушка видела, как сжимались его пальцы, как голова металась по подушке, рот приоткрылся, а дыхание сделалось прерывистым.Но Брендан не знал о ее присутствии. Для него время повернуло вспять, к прошлому вечеру, когда он стоял на палубе «Аннабели», которая на всех парусах неслась к Ньюберипорту, спасаясь от преследования английского фрегата «Унылый».— Капитан, этим фрегатом командует Кричтон! — выкрикнул Лайам, сжимая в руке подзорную трубу. Брендан едва успел схватить чертежи, чтобы они не разлетелись от ветра. — Ты слышишь меня, Брендан? Это Кричтон!Следовавший за ними английский фрегат приближался, намереваясь не дать им добраться до реки Мерримак, чтобы укрыться в безопасном порту Ньюберипорта. Нос фрегата неистово рассекал волны, на его палубе громко трещали барабаны и слышались боцманские свистки. Пушки были приготовлены к бою.Впередсмотрящий на «Аннабели» Дэлби О'Хара сжался в комок, его лицо стало землистым, когда он вспомнил, что ему пришлось пережить три года назад от рук капитана злосчастного фрегата. Стоявший рядом с ним неверующий Фергюс Макдермотт в каком-то забытьи снова и снова повторял тридцать первый псалом.Брендан развернул чертежи шхуны так, чтобы Лайаму было лучше видно.— Знаешь, Лайам, я вот думаю… Может, мне следует сделать бушприт немного поуже? А так, мне кажется, эта шхуна будет само совершенство. Заостренный нос, неширокая корма, скошенная с обеих сторон. А благодаря низкой посадке ее трудно заметить издалека. С такой формой корпуса она будет великолепно ходить под парусом, сможет нести больше парусов, чем обычные суда с более коротким корпусом. А это означает, что мы сможем использовать марсели и брам-стеньги…— Брендан…— Если ширину уменьшить, то она станет менее устойчивой, увеличить ширину — она будет неуклюжей. Если заузить кормовую и носовую части, то тогда мы пожертвуем тоннажем, а это пушки, ты понимаешь, Лайам? А на каперской шхуне они очень важны, верно? Эх, Лайам, если бы эта шхуна была у нас сейчас, то мы оставили бы далеко позади эту неуклюжую посудину. Если бы она была у нас…— Черт возьми, Брендан, у нас и не будет этой шхуны, если ты не оторвешься от своих чертежей, чтобы выслушать меня! Там Кричтон!— Я думаю, если этот Эштон построит ее точно по моим расчетам, а именно девяносто метров в длину, двадцать три — в самой широкой части корпуса…За кормой стремительно приближались паруса фрегата.— А глубина трюма будет достигать девяти с половиной метров… Лайам, перестань дергать меня за рукав!— Но там же Кричтон!— Я знаю. Думаю, я узнал об этом гораздо раньше тебя, поскольку ты большую часть дня провел в трюме. Я также знаю, что за ним следуют целая эскадра и флагман сэра Джеффри со своими семьюдесятью четырьмя пушками. Всего три года назад это был мой корабль, помнишь? А сэр Джеффри — мой адмирал, а? Господи, он такой чудесный старикан. Мне так нравилось пить с ним чай. — Он улыбнулся, словно эти воспоминания не причиняли ему никакой боли, и посмотрел поверх головы Лайама. — Право руля, мистер Кифи!. Держите курс прямо на то большое дерево! — И, бросив взгляд на свои чертежи, Брендан задумчиво добавил:— Этот дуб называется у них маяком, поскольку это отметка для тех, кто заходит в реку с моря. В своем письме Эштон писал об этом дубе…— Если ты не перестанешь витать в облаках и думать об этой проклятой шхуне, то никто из нас не доживет до того момента, когда ее построят. Ведь мы идем прямо в реку!— Вот именно, — улыбнулся Брендан. — Ньюберипорт — восставший город, они просто ненавидят англичан! Они не только сожгли английский чай четыре года назад, но и затопили несколько старых кораблей в устье реки, чтобы закрыть проход для англичан. Их не видно под этой спокойной водной гладью, но я уверен, что либо песчаная отмель, либо одно из затопленных судов остановит Кричтона.— Скорее они остановят нас! Ты об этом не подумал? Мы не пройдем по этой чертовой реке!— Все бывает в первый раз. — Улыбнувшись, Брендан снова взглянул на чертежи.Фрегат был уже настолько близко, что можно было разглядеть, что происходит на палубе. Команда открыла огонь из мушкетов, и одна пуля просвистела возле самого уха Лайама, а другая пробила рупор, который держал Брендан. Матросы на «Аннабели» закричали, некоторые даже начали всхлипывать, в то время как Фергюс отчаянно повторял слова молитвы: «Господи, спаси и сохрани меня и…»Послышался пушечный выстрел, ядро вырвало большой кусок рубки и ударилось в мачту. Другой снаряд сорвал треуголку с головы Брендана.— О, Лайам, ты не подашь мою шляпу? Кажется, я потерял ее. Что подумает Эштон, если я появлюсь у него в доме полуодетым?Голос Фергюса был полон отчаяния, когда он непрестанно повторял молитву.— Эштон писал, что нужно найти большой белый дом с зелеными ставнями и якорем на входной двери. Готов побиться об заклад, что здесь у многих такие дома.Пули свистели над самой головой.— Как ты думаешь, Эштон уже накрыл на стол?Лайам недоверчиво поднял голову:— Что?Брендан аккуратно свернул чертежи, спрятал их в карман и улыбнулся:— Я бы сейчас многое отдал за кусок жареной баранины, чудесный сыр, вареную картошку, а также за индейский пудинг с кленовым сиропом…— Черт возьми, Брендан, как ты можешь думать об ужине в такое время?— А почему бы и нет? Сейчас семь часов, самое время подумать об ужине. Так вот, если я сегодня погибну, обещай мне передать эти чертежи Эштону. Пусть построит шхуну, это будет настоящий капер. А что касается бушприта, то мне кажется, лучше…Но Лайам не слушал его, он завороженно смотрел на «Унылого», не сводя взгляда с высокой фигуры, стоявшей на палубе.

Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья - Хармон Данелла => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья автора Хармон Данелла дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хармон Данелла - Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья.
Если после завершения чтения книги Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья вы захотите почитать и другие книги Хармон Данелла, тогда зайдите на страницу писателя Хармон Данелла - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хармон Данелла, написавшего книгу Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Лорды и Меррики - 1. Предвкушение счастья; Хармон Данелла, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн