А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хиггинс Джек

В аду места нет


 

Здесь выложена электронная книга В аду места нет автора по имени Хиггинс Джек. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хиггинс Джек - В аду места нет.

Размер архива с книгой В аду места нет равняется 62.88 KB

В аду места нет - Хиггинс Джек => скачать бесплатную электронную книгу



Джек Хиггинс
В аду места нет
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Мэттью Брейди, блуждавшему в лабиринте полусна-полуяви, когда сознание полно странных, причудливых образов, показалось, что лицо это выплыло из тумана — одно, без тела, светящееся в желтом сиянии фонаря. Однажды увидев, его было уже нелегко забыть — острое, узкое, с высокими скулами и глубоко посаженными, пронзительными глазами.
Брейди чувствовал, как железная спинка скамьи врезалась в шею пониже затылка, и ощущал на лице капельки мелкого дождя. Он закрыл глаза и вздохнул глубже. Когда он снова отрыл их, рядом никого не было.
Какое-то судно двигалось по реке ниже Лондонского моста, и гудок рычал в тумане, словно последний из динозавров, неуклюже бредущий сквозь доисторические топи, один в этом чуждом ему мире.
Брейди почудилось в этом нечто похожее с его собственным положением. Он вздрогнул и потянулся за сигаретой. Пачка оказалась почти пуста, но, порывшись в ней, он нащупал сигарету и закурил. Как только он затянулся, Биг Бен пробил два часа ночи; в тумане бой часов звучал как-то странно, приглушенно. Затем все стихло.
Брейди внезапно ощутил себя одиноким и полностью отрезанным от остального мира. Прислонившись к парапету под фонарем, он посмотрел сквозь туман на воду и спросил себя: что же дальше? Ответом ему был лишь второй гудок парохода, идущего к морю, и это походило на прощание.
Он отвернулся, поднял воротник пиджака, и тут вдруг из тумана выбежала девушка и, налетев на него, испуганно вскрикнула. Она принялась вырываться, и он, чуть отстранив ее, придержал и легонько встряхнул.
— Все в порядке, — сказал Брейди. — Не бойтесь.
На ней было старое, спортивного покроя пальто, туго перехваченное в талии, и шарф, по-деревенски повязанный под подбородком. Ей можно было дать лет тридцать — круглолицая, с умным лицом и темными глазами, встревоженными в свете фонаря.
С минуту она пристально вглядывалась в его лицо; потом как будто успокоилась и неуверенно рассмеялась, облокотившись о парапет.
— Там сзади, за мной, был мужчина. Может быть, у него и не было на уме ничего дурного, но он так неожиданно возник из тумана, что я перепугалась и бросилась бежать.
Она прекрасно говорила по-английски, но слегка на иностранный манер. Брейди достал сигареты и предложил ей одну.
— Набережная — не место для женщины в такое время. Есть немало подозрительных личностей, которые любят устраиваться здесь на ночлег.
Спичка вспыхнула ярким неровным пламенем в его сложенных ладонях, и девушка прикурила, выпустив струйку дыма.
— Можете не объяснять мне. Я живу тут рядом, через дорогу. Вечером я была у подруги в Челси. Потом не смогла поймать такси, вот и решила пройтись пешком. — Она засмеялась. — Если уж на то пошло, вы и сами не похожи на человека, который спит на скамейках на набережной.
— Такое может случиться с каждым, — заметил он.
— С каждым — да, но не с вами. Вы ведь не англичанин, правда?
Он покачал головой.
— Я из Бостона, штат Массачуссетс.
— Ах, вот как, американец, — сказала она так, будто это все объясняло.
Брейди попытался улыбнуться.
— Там, дома, у меня есть друзья, которые нашлись бы, что на это ответить.
— Вам далеко идти? — спросила девушка, или вы собираетесь оставаться здесь до утра?
— Даже не помню, как попал сюда, — сказал он. — Я снимаю номер в гостинице неподалеку от Рассел-сквер. Вот передохну и вернусь туда.
Тяжелые капли дождя падали на них сквозь ветви платанов, и Брейди потуже стянул воротник пиджака на шее, внезапно почувствовав холод. Девушка нахмурилась.
— Послушайте, вам бы нужно пальто. Вы получите воспаление легких.
— У вас есть предложения? — спросил он.
Девушка взяла его под руку.
— Вы можете проводить меня до дому. Я точно помню, что в кладовке у меня висит старый плащ. Вы можете взять его.
Он не стал спорить. Силы, казалось, покинули его, и, когда он шагнул вслед за ней, пары выпитого виски точно снова поднялись, одурманивая его. Туман наваливался на них, толкая рукою ветра; они перешли через дорогу и зашагали по гулкому мощеному тротуару. Дождь непрерывно струился с ветвей, и мимо медленно проехала машина, невидимая в тумане, когда они свернули в проулок.
Он заметил название высоко на стене углового дома, на старинной бело-голубой эмалированной табличке — «Эгбастон Гаденс»; впереди от тумана исходило странное оранжевое свечение. В полутьме неясно виднелся домик ночного сторожа; рядом с ним, в металлической жаровне пылали угли. Брейди мельком заметил смутный силуэт человека, сидевшего в сторожке; лицо его было едва освещено пламенем жаровни.
— Осторожно! — окликнула девушка. — Где-то поблизости должно быть ограждение. Тут чинят газовые трубы.
Брейди шел вплотную за девушкой, пока та огибала металлические поручни, а затем поднималась по маленькой лесенке к двери и шарила в сумочке в поисках ключа. Дом был последним на улице; сразу за ним тянулось кладбище, и в полумраке смутно вырисовывалась высокая колокольня церкви.
Все казалось непрочным, призрачным, будто готовым в любую минуту сорваться и исчезнуть в тумане, и Брейди поспешно прошел за девушкой в парадное, дожидаясь, пока она включит свет.
У стены, у подножия лестницы стоял старый викторианский гардероб, и в его зеркале Брейди увидел, как за спиной у него приоткрылась дверь, и мельком заметил лицо, старое и морщинистое; по обеим сторонам его свисали длинные, словно сосульки, серьги. Он хотел было повернуться, но дверь тут же бесшумно закрылась.
— Кто ваша соседка? — спросил Брейди.
Девушка нахмурилась.
— Соседка? Квартира внизу пустует, так что вы можете не бояться побеспокоить кого-нибудь. Я живу выше, на втором этаже.
Брейди поднялся за ней по лестнице, держась за перила и ощущая какое-то странное головокружение. Конечно, сказывались два дня, проведенные в кабаках, и все же во всем этом было нечто нереальное, фантастическое, и движения его казались замедленными, как во сне.
Дверь ее квартиры была на верхней площадке; она открыла ее и вошла. Обстановка оказалась на удивление хорошей. Толстый ворсистый ковер лежал на полу, а неяркий, лившийся откуда-то свет мягко озарял розоватые стены.
Брейди стоял посреди комнаты и ждал. Девушка сняла пальто и шарф, тронула руками темные, коротко остриженные волосы и шагнула вперед. Он слегка покачнулся, и она положила ладони ему на плечи, поддерживая его.
— Что с вами? — спросила она с тревогой. — Вам нехорошо?
— Ничего страшного; чашка кофе и несколько часов крепкого сна — вот все, что мне нужно.
Девушка была теплая и желанная и стояла так близко к нему… Внезапно весь гнев и обида последних двух дней, казалось, упали с его плеч, словно старая мантия. В конце концов, если смотреть на вещи здраво, существовало лишь одно настоящее лекарство, которое могло ему помочь. Он притянул ее ближе и осторожно поцеловал в губы.
Она ответила, но тут же с силой оттолкнула его, так что он повалился в большое мягкое кресло.
— Простите, — пробормотал он.
— Не глупите.
Девушка подошла к бару с напитками, стоявшему на том конце комнаты, смешала коктейль и принесла ему.
— Глоточек спиртного. Выпейте! Это должно вам помочь. Я пойду, приготовлю кофе. Потом принесу одеяло. Вы можете лечь на тахте.
Прежде, чем он успел что-либо возразить, она вышла на кухню. Брейди вздохнул и откинулся в кресле, давая своим усталым мышцам расслабиться.
Что бы там она не намешала в коктейле, он оказался хорошим — просто отличным. Брейди выпил его в два глотка и потянулся за сигаретой. Пачка была пуста, но на маленьком столике в другом конце комнаты он увидел серебряный портсигар.
Он встал, и комната внезапно поплыла в бесконечность, а столик словно бы оказался по ту сторону перевернутого бинокля. Брейди сделал один неуверенный шаг вперед; бокал выпал из его онемевших пальцев.
Он лежал на спине, и девушка склонилась над ним. Она казалась совершенно спокойной, невозмутимой; дверь у нее за спиной отворилась, потом снова закрылась.
Лицо мужчины, появившегося с ней рядом, было узкое, с глубоко посаженными, пронзительными глазами — лицо из ожившего ночного кошмара, которое Брейди в последний раз видел всплывающим над собою из тумана на набережной.
Он широко раскрыл рот в беззвучном крике, желая предупредить ее, но комната неожиданно закружилась в водовороте цветных огней, затягивая его вниз, в темноту.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Боль, обжигая и накатывая волнами, вынесла его на поверхность из мрака; кто-то равномерно хлестал его по щекам. Рядом слышались какие-то голоса — неясный, бессмысленный гул; затем повернули кран.
Голову его с силой пригнула чья-то мощная рука, и он задохнулся, когда ледяная вода хлынула ему в ноздри. Давление ослабили, и ему удалось глотнуть воздуха, но лишь на минуту. Его голову непрестанно толкали вниз. Когда его снова вытянули, заставив распрямиться, в ушах у него шумело, и он едва мог дышать, но пелена, застилавшая его взгляд, рассеялась.
Он был в маленькой, отделанной белым кафелем ванной, и его отражение смотрело на него из большого, по пояс зеркала. Лицо его казалось изможденным, измученным, глаза ввалились, на щеке виднелись борозды от ногтей.
Рубашка была вся в крови; он оперся о раковину, чтоб не упасть, и разглядывал себя в замешательстве. Рядом стоял плотный мужчина в потертом плаще и мягкой фетровой шляпе; его глаза на грубоватом лице смотрели на Брейди сурово и неприязненно.
— Как себя чувствуете? — резко спросил он.
— Ужасно! — прохрипел Брейди, и собственный голос показался ему чужим.
— И поделом тебе, мразь, подонок! — сказал мужчина и грубо толкнул его в дверь.
В гостиной оказалось полно народу. У двери стоял полицейский в форме, а двое сыщиков в штатском ползали по всей комнате, выискивая отпечатки пальцев.
Высокий худой человек — седовласый, в очках в роговой оправе — сидел на краю тахты с блокнотом в руках и слушал маленького сгорбленного старичка, который стоял перед ним, беспокойно теребя матерчатую кепку.
Когда Брейди появился в дверях и маленький старичок заметил его, лицо его исказилось от страха.
— Это он, инспектор Мэллори, — пробормотал он. — Тот самый тип.
Мэллори обернулся и спокойно взглянул на Брейди.
— Вы уверены, Блейки?
Маленький человечек твердо кивнул.
— Вряд ли я когда-нибудь забуду его, начальник. Я его хорошо разглядел, когда он стоял в дверях — она как раз зажгла свет.
Вид у Мэллори был усталый. Он что-то записал к себе в блокнот и кивнул.
— Очень хорошо, Блейки. Вы можете вернуться к работе. Позднее мы вызовем вас для показаний.
Человечек повернулся и направился к двери.
— Послушайте, что, черт побери, тут вообще происходит? — медленно произнес Брейди.
Мэллори холодно посмотрел на него.
— Лучше покажите ему, Гауэр, — сказал он.
Полицейский, который вывел Брейди из ванной, подтолкнул его к двери в спальню. Брейди неуверенно остановился в дверях. Сверкнула вспышка, и фотограф, обернувшись, посмотрел на него с любопытством.
В комнате был полный разгром, на полу в беспорядке валялись туалетные принадлежности, и занавеси трепетали на ветерке, задувавшем из разбитого окна. Простыни и одеяла свисали на пол, а напротив, на стене, видны были брызги крови.
Еще один сыщик стоял на коленях, заворачивая в полотенце старинную из китового уса, трость. Она была скользкой от крови; он обернулся, взглянул на дверь, и неожиданно в комнате стало тихо.
Гауэр подтолкнул Брейди вперед, к изголовью кровати. Что-то лежало там, покрытое одеялом, в узком пространстве между кроватью и стеной.
— Смотрите! — сказал он, сдергивая одеяло. — Смотрите хорошенько.
Одежда ее была разодрана и сползала клочьями. Она лежала, распростертая на полу; ее ноги выше колен были забрызганы кровью, но страшнее всего было лицо — липкое, вязкое месиво окровавленной плоти.
Брейди отвернулся, тошнота подступила ему к горлу. Гауэр выругался и толкнул его к двери.
— Ты — гнусный, отвратительный выродок! — бросил он злобно. — Я с удовольствием бы вздернул тебя своими руками.
Мэллори по-прежнему сидел на тахте, но теперь он внимательно изучал паспорт Брейди. Брейди посмотрел на него, в глазах у него был страх.
— Вы думаете, что я это сделал?
Мэллори кинул Брейди его пиджак.
— Вы лучше оденьтесь, а то простудитесь.
Он повернулся к Гауэру.
— Постереги его пока в другой спальне. Я там буду через минуту.
Брейди попробовал что-то сказать, но слова застревали у него в горле, и Гауэр, подталкивая, вывел его из комнаты, через ванную в соседнюю спальню. Она была маленькая, скромно обставленная: только узкая тахта под окном да большой стенной шкаф в нише. Гауэр толкнул Брейди вниз, на небольшое деревянной кресло, и оставил его под присмотром молодого констебля.
— Не найдется ли у вас сигареты? — спросил Брейди, когда полицейский вышел.
Констебль поколебался, потом расстегнул свою форменную куртку и вынул оттуда помятый серебряный портсигар. Ни слова не говоря, он протянул сигарету Брейди и дал ему прикурить, потом вернулся на свой пост у двери.
Брейди почувствовал, что устал, бесконечно устал. Дождь барабанил по стеклу, во рту от сигареты был привкус пожухлых листьев, и ничего не имело смысла. Дверь открылась, и вошли Гауэр и Мэллори.
Гауэр быстро, сердито нахмурившись, прошел через комнату.
— Кто, черт побери, посмел дать тебе это? — рявкнул он, вырывая сигарету у Брейди изо рта.
Брейди хотел было встать, но сыщик зацепил ногой кресло и дернул его, так что Брейди растянулся на полу.
Брейди поднялся, гнев закипал в нем, захлестывая его. Это нечто осязаемое, нечто такое, что он мог пощупать. Он с силой ударил Гауэра под ложечку и, когда сыщик скрючился пополам, нанес ему в лицо удар правой, так что тот отлетел к противоположной стене.
Молодой полицейский достал дубинку; Гауэр поднялся, его лицо исказилось от бешенства. Брейди обеими руками схватил кресло и, выставив его перед собой, попятился в угол.
Они двинулись на него, Мэллори, стоя в дверях, резко окликнул его:
— Не делайте глупостей, Брейди!
— Тогда скажите этой горилле, чтобы он от меня отцепился, — с яростью крикнул Брейди. — Если он еще хоть раз посмеет тронуть меня своими грязными лапами, я размозжу ему череп.
Мэллори быстро встал между ними.
— Пойдите приведите себя в порядок, Джордж, — сказал он Гауэру. — Приготовьте чашку чая на кухне — займитесь там чем-нибудь. Я вас вызову, когда вы мне понадобитесь.
— Ради всего святого! — воскликнул Гауэр. Вы же видели, что он сделал с той девушкой.
— Я с этим сам разберусь! — Сказал Мэллори, и в голосе его зазвучал металл.
Еще мгновение Гауэр пристально, злобно смотрел на Брейди, потом быстро повернулся и вышел из комнаты. Брейди опустил кресло, и Мэллори кивнул головой констеблю:
— Подождите за дверью.
Дверь за констеблем закрылась; Мэллори вытащил пачку сигарет.
— Возьмите-ка другую, — предложил он. — Похоже, она вам не помешает.
— Вы правы, — ответил Брейди. Он прикурил от зажигалки инспектора и тяжело опустился в кресло.
Мэллори сел на тахту.
— Может быть, теперь мы перейдем к фактам.
— Вы хотите сказать — к допросу?
Мэллори покачал головой.
— Давайте для начала поговорим неофициально.
— Согласен, — ответил Брейди. — Начнем с того, что я не убивал ее. Я даже не знаю ее имени.
Мэллори достал из кармана фотографию и протянул ее Брейди.
— Ее имя Мари Дюкло; родилась в Париже, прожила здесь около шести лет.
Он вытащил трубку и стал набивать ее из кожаного кисета.
— Известная проститутка. После принятия Постановления, когда ее прогнали с панели, она поступила так, как, к сожалению, поступили многие ей подобные — сняла квартиру с телефоном — или же кто-нибудь снял ее для нее.
Фотография была старая, выцветшая, и Брейди, нахмурившись, покачал головой.
— Не очень-то похоже на нее.
— Это не удивительно, — сказал Мэллори. — если вы перевернете ее, то увидите, что она была сделана, когда девушке было восемнадцать, то есть десять лет тому назад. Расскажите-ка мне лучше, как вы с ней познакомились.
Брейди рассказал ему все, как оно было, по порядку, с его первого пробуждения на набережной до того, что произошло на квартире.
Когда он закончил, Мэллори некоторое время молчал, сосредоточенно нахмурившись.
— Итак, все сводится к следующему. Вы утверждаете, что видели мужчину на набережной в тумане, которого вы позднее увидели снова, здесь, в этой квартире, за спиной у Мари Дюкло, как раз перед тем как вы потеряли сознание.
— Вот именно.
— Другими словами, вы предполагаете, что этот человек совершил убийство.
— По логике вещей, так и есть.
— Но почему, Брейди? — негромко спросил Мэллори. — И почему он выбрал именно вас?
— Потому что я был здесь, — сказал Брейди. — Мне кажется, это мог быть какой-нибудь несчастный молокосос, с которым она иногда проводила время.
— Но если он действительно был здесь, куда подевался потом? — спросил Мэллори тихо. — Вы с девушкой были единственными, кто в эту ночь входил с улицы через парадную дверь. Сторож уверяет, что это так.
— А как вы узнали, что здесь что-то произошло? — спросил Брейди.
Мэллори пожал плечами.
— Сторож услыхал ее крик, потом в окно швырнули подсвечник. Он постучал в дверь к соседям и попросил их позвонить нам по телефону. Он ни на минуту не отводил глаз от двери. Никто не выходил.
— Там, наверное, есть черный ход.
Мэллори покачал головой.
— Там сзади двор и запущенный сад с шестифутовой оградой из металлических прутьев, которая отделяет его от кладбища.
— Тем не менее, это не исключено, — сказал Брейди. — А как насчет старушки внизу? Может быть она что-то видела?
— В квартире внизу уже два месяца никто не живет.
Мэллори покачал головой и вздохнул.
— Это не пройдет, Брейди. Вы ведь сказали, что впервые увидели человека на набережной, прежде чем эта девица Дюкло заговорила с вами. В таком случае, все это вообще не имеет смысла.
— Ну не мог я убить ее! — сказал Брейди. — Только сумасшедший мог вот так забить женщину до смерти.
— Или кто-нибудь, пьяный настолько, что он и сам не сознавал, что делает, — сказал Мэллори тихо.
Брейди сидел, беспомощно глядя на Мэллори. Весь мир, казалось, обрушился на него, и он ничего не мог с этим поделать — абсолютно ничего.
Дверь открылась, и вошел молодой констебль; он протянул Мэллори листок бумаги.
Дверь за ним затворилась, и Мэллори быстро пробежал глазами листок. Немного погодя он сказал:
— Похоже на то, что вы весьма горячий и несдержанный человек, когда на вас накатывает, Брейди.
Брейди нахмурился.
— Что вы там еще откопали?
— Мы просто провели небольшую проверку, чтобы узнать, нет ли там чего-нибудь на вас. Вы приехали из Кувейта три дня назад и, похоже, провели эти дни, пытаясь упиться по смерти. Во вторник вечером вас вышвырнули из пивной на Кингз-Роуд, после того как вы избили хозяина, отказавшегося вас обслуживать ввиду вашего состояния. Позднее в тот же вечер вы ввязались в потасовку в ночном кабачке в Сохо. Когда вышибала попытался выкинуть вас вон, вы сломали ему руку, но владелец заведения не стал посылать за полицией. В конце концов вас подобрали полицейские на Хаймаркет в четыре часа утра, пьяного до бесчувствия. Здесь ещё сказано, что вас оштрафовали на два фунта вчера на Боу-стрит. Настоящий рекорд!
Брейди встал и взволнованно заходил по комнате.
— Ладно, я расскажу вам, как было дело.
Он остановился, глядя за окно, вниз, на улицу, на полицейских, стоявших под фонарём; их мокрые плащи лоснились под дождём.
— Я инженер-строитель. Работал в основном на строительстве мостов, плотин и тому подобного. В прошлом году я встретил в Лондоне девушку, её звали Кэти Хольдт. Она была немкой и работала здесь няней в одной семье, в то же время изучая язык. Я совсем потерял голову, хотел жениться на ней, но денег не хватало.
— И что же вы сделали? — спросил Мэллори.
Брейди пожал плечами.
— В Кувейте как раз открывалась вакансия — на строительстве новой плотины. Деньги там платили хорошие, поскольку желающих на это место не находилось. Условия работы были ужасные, главным образом, из-за жары. Я согласился, жил за счет компании десять месяцев, а всё своё жалование переводил Кэти в Лондон.
Вид у Мэллори был огорчённый.
— А дальше, наверное, всё произошло, как обычно?
Брейди кивнул.
— Я прилетел сюда три дня назад после десяти месяцев этого ада и узнал от её хозяина, что месяц назад она вернулась в Германию, для того, чтобы выйти замуж.
Он ударил кулаком по ладони.
— И я ничего не мог с этим поделать — абсолютно ничего. Всё было сделано по закону — не подкопаешься.
— И тогда вы решили напиться, — заметил Мэллори. — Так напиться, что даже не помните, что вы делали большую часть этого времени.
Брейди медленно покачал головой.
— Ну что же, вы правы, инспектор. Тогда я напился. Я даже ввязался в пару уличных потасовок, но я не убивал эту девушку.
Мэллори встал. Он пошёл к небольшому туалетному столику, взял зеркало и протянул его Брейди.
— Взгляните! — потребовал он. — Приглядитесь как следует!
Кровь от царапин засохла, и вид у них был неприятный и какой-то зловещий. Брейди осторожно дотронулся до них кончиками пальцев.
— Вы хотите сказать, что это сделала она? — выдохнул он.
Мэллори кивнул.
Врач взял на анализ кровь и частички кожи из-под ногтей её правой руки. Он проверит и вас, когда мы приедем в участок.
Брейди сжал кулаки, стараясь унять дрожь в руках.
— Я американский гражданин. Я бы хотел позвонить в посольство.
— Об этом уже позаботились, — сказал Мэллори, открывая дверь в ванную.
Брейди сделал ещё одну попытку. Он задержался в дверях.
— Давайте ещё раз всё это обдумаем, Мэллори. Где-то тут должен скрываться ответ.
— Есть только одно, что может вам помочь теперь, Брейди, — сказал ему Мэллори, — адвокат. Я попросил ваше посольство найти вам хорошего адвоката. Самого лучшего, какой только есть. Не то ваше дело дрянь.
Гауэр стоял за дверью, и глаза его злобно блеснули, когда Брейди проходил мимо него. Его свели вниз по лестнице и задержали на верхней ступеньке, пока Гауэр вытаскивал пару наручников.
На улице все ещё было туманно, и дождь лил плотными струями, бился об асфальт мостовой. Несколько полицейских машин стояли вдоль улицы, и маленькая группка зевак толпилась у ограждения; их сдерживала пара констеблей. Казалось, большинство обитателей этой тихой улочки высыпало из своих домов, по-видимому, разбуженные непривычным шумом машин.
Гауэр защелкнул один из стальных браслетов на запястье американца, когда Брейди внезапно застыл. Из множества лиц вдруг выступило одно, которое он теперь бы не спутал ни о кем. В тот же миг его владелец нырнул, растворившись в тумане в задних рядах толпы, и исчез из виду.
Брейди рванулся из рук Гауэра и бросился в толпу; наручники болтались у него на запястье. Он пробивался вперед, но тут кто-то подставил ему ногу, и он тяжело, неуклюже упал. Он стал было подниматься, но все они уже навалились на него.
Гауэр выкручивал ему руку; Брейди в отчаянии повернулся к подходившему к ним инспектору.
— Я видел его, Мэллори, — сказал он. — Он был здесь, позади толпы, стоял и смотрел. Он не мог далеко уйти.
В свете фонаря лицо у Мэллори вдруг стало невероятно усталым.
— Ради всего святого, бросьте вы это, Брейди! Это же ничего вам не даст.
Брейди больше не мог владеть собой. Он двинул локтем в физиономию Гауэра, вырвался и нырнул в толпу, беспорядочно нанося удары направо и налево, в окружавшие его лица.
Все было впустую. Он вырвался из пытавшихся схватить его рук и прижался спиной к ограждению.
— Ну что ж вы, подходите! — крикнул он. — Попробуйте, возьмите меня, гады!
Они уже бежали к нему, Гауэр впереди всех. Брейди дал сыщику кулаком в лицо, и тут дубинка обрушилась на его правую руку. Он снова замахнулся, на этот раз левой. Кто-то закрутил ее ему за спину, и его повалили на мокрые плиты мостовой. Он ругался и отчаянно отбивался. Понадобилось шесть человек, чтоб затащить его в машину.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Начальник тюрьмы «Мэннингем» вздохнул. У тех, кто посидел в камере смертников, всегда был такой вид — точно весь мир ополчился против них. Хотя он, со своей стороны, считал это довольно бесчеловечным — заставлять человека мучиться в ожидании казни, прежде чем, наконец, чуть ли не накануне, не сообщить ему об отсрочке. Вряд ли можно после этого удивляться что любой, кто прошел через подобное испытание, не мог оставаться прежним.
Было восемь часов вечера, и он уже опоздал на партию в бридж. Он аккуратно сложил все доклады в стопку, убрал их в папку и откинулся в кресле.
— Это тюрьма повышенной надежности, Брейди, — сообщил он. — Из нее нет выхода, разве что через главные ворота. Потому-то людей и присылают сюда. Вы увидите, что большинство из тех, кто вас будет окружать, приговорены к длительным срокам тюремного заключения или пожизненно, вроде вас. У вас есть вопросы?
— Нет, сэр! — отчеканил Брейди.
В свете, падавшем от лампы на письменном столе, хорошо было видно его лицо. Оно осунулось за эти три месяца, в волосах проступила седина. Глаза его были холодные, жесткие, совершенно бесстрастные. Он выглядел крайне опасным преступником, и начальник тюрьмы вздохнул.
— Я слышал, вы напали на охранника, когда вас переводили в Вондсворт? Я не советовал бы вам проделывать это здесь.
— Я просто потерял тогда голову, — сказал Брейди.
Начальник ничего не ответил; он опять открыл папку с материалами дела.
— Я вижу, вы были инженером-строителем, Мы сможем дать вам работу по специальности, Мы тут тоже кое-что строим — на территории тюрьмы, разумеется. По-моему, вы могли бы приступить завтра утром, вместе с другими.
— Благодарю вас, сэр! — сказал Брейди.
— Думаю, мне не надо вам говорить, что это привилегия, и вы будете немедленно ее лишены в случае каких-либо нарушений. Я достаточно ясно выразился?
— Да, сэр! — Начальник слегка улыбнулся.
— Если вам когда-либо понадобится совет, Брейди, не стесняйтесь обращаться ко мне. Для этого я здесь и сижу.
Он поднялся, показывая, что беседа окончена, и старший надзиратель вывел Брейди из кабинета.
Тюрьма «Мэннингем» была третьей, в которой Брейди побывал за последние три месяца, и он с интересом оглядывался вокруг, пока его вели в бельевую — выдать одежду, потом на кухню — кормить, и, наконец, в его камеру.
Постройки возводились в эпоху реформ в середине девятнадцатого века по общему для тюрем Ее Величества плану. Значит с расположенными в три-четыре яруса камерами, радиусами — наподобие спиц колеса — расходящиеся от центрального зала, на 150 футов возносящегося ввысь, в темноту, к обнесенному металлическою сеткой стеклянному куполу.
Каждый корпус отделен был от центрального зала металлической сеткой — для безопасности; старший надзиратель отпер двери в блок «С» и пропустил Брейди вперед.
Они поднялись по металлической лестнице на тускло освещенную верхнюю площадку. Здесь было неестественно тихо; площадка тоже была окружена стальной сеткой — на случай, если кому-то взбрело бы вдруг в голову сигануть вниз, за ограждение. Создавалось впечатление, будто находишься в стальном лабиринте, и по телу у Брейди пробежала легкая дрожь, когда охранник остановился у последней на этой площадке двери и отпер ее.
Камера была больше, чем он ожидал. Здесь было небольшое зарешеченное окошко, умывальник и нужник, вделанный в пол в углу. Вдоль стены шли две койки — одна над другой, а напротив — одна кровать.
На ней растянулся мужчина, почитывая журнал. На вид ему было лет шестьдесят, седые волосы коротко, под машинку, острижены, а глаза голубые, яркие на морщинистом веселом лице.
— Новый жилец к тебе, Эванс, — сказал надзиратель. — С завтрашнего дня он начинает работать в бригаде строителей. Расскажи ему тут все, что к чему.
Он повернулся к Брейди.
— Помни, что сказал тебе начальник, и веди себя смирно. Будешь играть по правилам — и я с тобой буду так же.
Дверь за ним захлопнулась с легким щелчком, и со скрежетом ключа, поворачиваемого в замке, все остальное в мире, казалось, перестало существовать.
— Будешь играть по правилам — и я с тобой буду так же! — мужчина на кровати с возмущением фыркнул. — Что за чушь! Он сел и вытащил пачку сигарет из-под подушки. — Угощайся, сынок. Меня зовут Джо Эванс. А ты, я так полагаю, Брейди?
— Он самый.
Брейди взял сигарету.
— Как ты догадался?
Эванс пожал плечами и дал ему прикурить.
— Дошли слухи из Вондсворта. Я слышал, ты там по-свойски расправился с вертухаем?
Брейди прилег на нижнюю койку и с неподдельным удовольствием затянулся.
— Он приставал ко мне с того дня, когда меня перевели туда на доследование. Я не мог больше этого выносить.
— Эти воскресные газетенки, должно быть, здорово тебе досаждали, а? — хмыкнул Эванс. — Я-то думал, у тебя ядовитые клыки и две головы.
Брейди неожиданно для себя улыбнулся, и Эванс ответил ему улыбкой.
— Вот так-то, сынок. Главное — не позволяй этим гадам уложить тебя на обе лопатки. Если почувствуешь, что они тебя совсем доконали, плюнь прямо в глаз кому-нибудь из тюремщиков. Это всегда поднимает настроение.
— Ну, еще бы, — ответил Брейди. — Ну и как тут вообще?
— Совсем неплохо. Скоро они подселят к тебе наверх еще какого-нибудь парня, но пока можешь жить спокойно. Я попал сюда три года назад, когда здесь сделали тюрягу повышенной надежности для таких вот нехороших парней. С тех пор никто уже отсюда не дернулся.
— И сколько же тебе еще осталось? Старик улыбнулся.
— Скоро конец. Я оттрубил уже шесть лет из семи. Был бы сейчас на воле, если бы вел себя поаккуратнее. Он выпустил в потолок длинный клуб дыма. — Да ладно, теперь-то уж все, завязано! Моя старушка держит отличную маленькую гостиницу в Корнуолле. Так что им меня больше здесь не видать.
— Сдается мне, я слыхал уже нечто подобное, — заметил Брейди.
— Но я и в самом деле так решил, — заверил его Эванс. — Я скажу тебе что-то, сынок. Знаешь, что меня погубило? Слишком уж я поднаторел в моей чертовой работенке. Когда я вскрываю сейф, то шума при этом не больше, чем при негромкой отрыжке. Беда лишь в том, что я делаю это настолько искусно, что фараоны всегда знают, кого им искать.

В аду места нет - Хиггинс Джек => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга В аду места нет автора Хиггинс Джек дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге В аду места нет у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу В аду места нет своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хиггинс Джек - В аду места нет.
Если после завершения чтения книги В аду места нет вы захотите почитать и другие книги Хиггинс Джек, тогда зайдите на страницу писателя Хиггинс Джек - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге В аду места нет, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хиггинс Джек, написавшего книгу В аду места нет, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: В аду места нет; Хиггинс Джек, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн