А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хайнлайн Роберт

Наш Прекрасный Город


 

Здесь выложена электронная книга Наш Прекрасный Город автора по имени Хайнлайн Роберт. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хайнлайн Роберт - Наш Прекрасный Город.

Размер архива с книгой Наш Прекрасный Город равняется 18.6 KB

Наш Прекрасный Город - Хайнлайн Роберт => скачать бесплатную электронную книгу



Роберт ХАЙНЛАЙН
НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД


Развернув машину. Пит Перкинс остановился у стоянки Ол-Найт и
гаркнул:
- Эй, Паппи!
Сторож на стоянке был человеком немолодым. Бросив взгляд на
позвавшего, он ответил:
- Через минуту буду к твоим услугам, Пит.
Старик занимался тем, что рвал на узкие полосочки воскресный выпуск
комикса. Недалеко от него танцевал маленький смерчик. Он подхватывал
обрывки старых газет, уличную пыль и швырял их в лица прохожих. Старик
вытянул руку, в которой трепетал длинный яркий бумажный вымпел.
- Вот, Китти, - откашлялся он. - Иди сюда, Китти...
Смерчик замер, затем заметно вытянулся, перепрыгнул два автомобиля,
оставленные на стоянке, и закружился рядом со стариком.
Было похоже, что он расслышал приглашение.
- Возьми, Китти, - мягко сказал старик и позволил яркому вымпелу
скользнуть между пальцами.
Смерчик подхватил бумажную ленту и, вращая, втянул в себя. Старик
отрывал клочки один за другим; они штопором влетали в гущу грязных бумаг и
мусора, составлявших видимое тело воздушного вихря. Наткнувшись на
холодную лужу - их здесь в каменном ущелье улочки было множество, - смерч
ускорил свое движение и еще более вытянулся, пока цветные ленты,
подхваченные им, не превратились в фантастически вздыбленную прическу.
Старик с улыбкой повернулся:
- Китти любит новую одежду.
- Оставь, Паппи, или ты заставишь меня поверить в это.
- Ты и не должен _в_е_р_и_т_ь_ в Китти, тебе достаточно ее
у_в_и_д_е_т_ь_.
- Ну да, конечно... но ты ведешь себя, словно она... я имею в виду
оно... способно понимать твои слова.
- Ты в самом деле не веришь? - мягко и терпеливо спросил Паппи.
- Брось, Паппи!
- Хмм... дай-ка мне твою шляпу. - Паппи протянул руку и сдернул шляпу
с головы Пита Перкинса. - Сюда, Китти, - сказал он. - Вернись!
Смерчик, плясавший над их головами несколькими этажами выше, ринулся
вниз.
- Эй! Что ты собираешься делать с моей шляпой? - осведомился Перкинс.
- Минутку... Китти, сюда! - Словно избавившись от какого-то груза,
смерчик резко опустился еще ниже. Старик протянул ему шляпу. Смерчик
подхватил ее и погнал вверх по длинной крутой спирали.
- Эй! - заорал Перкинс. - Ты соображаешь, что делаешь? Кончай свои
шутки - этот колпак обошелся мне в шесть кусков всего три года назад.
- Не беспокойся, - спокойно сказал старик. - Китти принесет ее
обратно.
- Как бы не так! Скорее всего она окунет ее в речку.
- О нет! Китти никогда не роняет ничего, что не хочет уронить.
Смотри. - Шляпа танцевала над крышей отеля на противоположной стороне
улицы. - Китти! Эй, Китти! Принеси ее обратно.
Смерчик замедлил свое движение, и шляпа спустилась двумя этажами
ниже. Затем она снова остановилась, и смерчик начал лениво жонглировать
ею.
- Принеси ее _с_ю_д_а_, Китти, - повторил старик.
Шляпа поплыла вниз по спирали и, внезапно закончив свое движение
мертвой петлей, шлепнула Перкинса по лицу.
- Она пыталась надеть тебе шляпу прямо на голову, - объяснил сторож.
- Обычно это у нее получается довольно точно.
- Вот как? - Перкинс поймал шляпу и, открыв рот, смотрел на
завихрение.
- Убедился? - спросил старик.
- Ну, ну... - Он еще раз посмотрел на свою шляпу, потом на смерчик. -
Паппи, я чувствую, мне надо выпить.
Они пошли в сторожку; Паппи отыскал стаканы, а Перкинс наполнил их из
прихваченной в машине почти полной бутылки виски и сделал два внушающих
уважение глотка. Повторив эту процедуру, он снова наполнил стаканы и
опустился на стул.
- Это было в честь Китти, - сказал Перкинс. - Будем считать, что сие
возлияние - компенсация за банкет у мэра.
Паппи сочувственно пощелкал языком:
- Тебе надо о нем писать?
- Мне надо выдать очередную колонку хоть о _ч_е_м_-_н_и_б_у_д_ь_,
Паппи. Прошлым вечером Хиззонер, наш мэр, окруженный уникальным созвездием
профессиональных шантажистов, взяточников, лизоблюдов и махинаторов, дал
торжественный банкет в честь своего избрания... Придется написать об этом,
Паппи: подписчики требуют. Ну почему я не могу, как все нормальные люди,
немного расслабиться и идти отдыхать?
- Сегодня у тебя была хорошая колонка, - подбодрил его старик. Он
развернул "Дейли Форум"; Перкинс забрал газету и скользнул взглядом в низ
полосы, где обычно помещалась его колонка.
- Питер Перкинс, - прочел он. - Наш прекрасный город.
Перкинс пробежал главами текст:
"Что случилось с экипажами? В нашем земном раю но традиции принято
считать, что было хорошо для отцов-основателей, вполне подходит и нам. Мы
спотыкаемся о ту же выбоину, в которой дедушка Тозье поломал себе ногу в
1909 году. Мы радуемся, зная, что вода, вытекающая из ванны, не пропадает
бесследно, а возвращается к нам через кран на кухне, благоухая хлором.
(Кстати, Хиззонер пьет только газированную воду из бутылок. Можете
убедиться в этом сами.)
Но тем не менее я должен сообщить вам ужасающую новость. Куда-то
делись все экипажи!
Вы можете мне не верить. Общественный транспорт ходит так редко и
движется так медленно, что разница почти неразличима; и все же я могу
поклясться, что не так давно видел на Гранд-авеню колченогую колымагу без
всяких признаков лошадей поблизости. Не иначе, внутри ее была какая-то
электрическая машина. Даже для нашего атомного века это уже чересчур. И я
предупреждаю всех горожан..." - тут Перкинс разочарованно фыркнул.
- Паппи, это стрельба из пушек по воробьям. Этот город прогнил
насквозь, и он останется таким навечно. Почему я должен напрягать мозги
из-за этой ерунды? Дай-ка мне бутылку.
- Не расстраивайся, Пит. Смех для тиранов страшнее, чем пуля убийцы.
- Хорошо излагаешь. Но мне не до смеха. Я потешался над ними, как
только мог, - и все кошке под хвост. Все мои старания - такое же пустое
сотрясание воздуха, как и у твоего друга, танцующего дервиша.
Окно вздрогнуло от резкого удара ветра.
- Не говори так о Китти, - серьезно заметил старик. - Она
чувствительна.
- Прошу прощения, - Пит встал и, повернувшись к двери, поклонился. -
Китти, я приношу свои извинения. Твои хлопоты куда как важнее моих. - Он
повернулся к хозяину. - Давай выйдем и поговорим с ней, Паппи. Лучше
общаться с Китти, чем писать о банкете у мэра... Будь у меня выбор...
Выходя, Перкинс захватил с собой пестрые остатки располосованных
комиксов и стал размахивать в воздухе бумажными лентами:
- Сюда, Китти! Сюда! Это тебе!
Смерчик спустился и, как только Перкинс выпустил бумагу из рук, сразу
же подхватил ее.
- Она глотает все, что ей ни дашь.
- Конечно, - согласился Паппи. - Китти словно архивная крыса. Все
бумажки прибирает себе.
- Неужели она никогда не устает? Ведь должны быть и спокойные дни.
- По-настоящему здесь никогда не бывает спокойно. Так уж на этой
улице, что ведет к реке, стоят дома. Но, я думаю, она прячет свои игрушки
где-то на их крышах.
Газетчик уставился на крутящуюся струйку мусора.
- Бьюсь об заклад, у нее есть газеты за прошлый месяц. Слушай, Паппи,
я как-то выдал колонку о нашей службе очистки и о том, как мы не заботимся
о чистоте улиц. Было бы неплохо раскопать парочку газет, что вышли
примерно года два назад, - и тогда я мог бы утверждать, что и после
публикации они продолжают валяться по городу.
- Зачем ломать голову? - сказал Паппи. - Давай посмотрим, что там
есть у Китти. - Он тихонько свистнул. - Иди сюда, малышка, дай посмотреть
Паппи твои игрушки.
Смерчик, плясавший перед ними, изогнулся, его содержимое закружилось
еще быстрее. Сторож прицелился и выдернул из этой мешанины кусок старой
газеты.
- Вот... трехмесячной давности.
- Попробуй еще...
- Попытаюсь, - он выхватил еще одну газетную полосу. - За прошлый
июнь.
- Это уже лучше.
Прозвучал автомобильный сигнал, и старик поспешил открыть ворота.
Когда он вернулся, Перкинс все еще продолжал вглядываться в столб
бумажного мусора.
- Повезло? - спросил Паппи.
- Она не хочет мне ничего давать. Так и рвет из рук.
- Китти, ты капризуля, - сказал старик. - Пит мой друг. Будь с ним
полюбезнее.
- Все в порядке, - сказал Перкинс. - Мы просто не были с ней знакомы.
Но посмотри, Паппи, ты видишь этот заголовок? На первой полосе.
- Она тебе нужна?
- Да. Посмотри поближе - видишь в заголовке "Дью" и под ним что-то
еще. Но не могла же она хранить этот мусор с предвыборной кампании 98-го
года?
- А почему бы нет? Китти крутится здесь столько, сколько я себя
помню. И она постоянно все тащит к себе. Подожди секунду... - Он мягко
сказал что-то Китти, и газета очутилась у него в руках. - Теперь ты можешь
ее рассмотреть.
Перкинс впился в листок.
- Да я завтра же буду сенатором! Ты понимаешь, что это такое, Паппи?
Заголовок гласил: "Дью вступает в Манилу". На листке значилась дата -
1898 год.
Двадцать минут спустя, прикончив бутылку виски, они все еще
продолжали беседовать. Газетчик не отрывался от пожелтевшего ветхого листа
бумаги.
- Только не говори, что это болталось по городу без малого
восемьдесят лет.
- А почему бы и нет?
- Почему бы и нет? Ну, ладно, я еще могу согласиться, что улицы с тех
пор ни разу не убирались, но бумага столько не выдержала бы. Солнце, дождь
и все прочее сделали бы свое дело.
- Китти очень заботится о своих игрушках. Уверен, в плохую погоду она
все прятала под крышу.
- Но, ради всего святого, Паппи, не веришь же ты в самом деле, что
она... Нет, тебя не переубедить. Хотя, откровенно говоря, мне не так уж
важно, где она раздобыла эту штуку. Официальная версия сведется к тому,
что этот грязный клочок бумаги невозбранно носился по улицам нашего города
последние восемьдесят лет. Ну и посмеюсь же я над ними, старик!
Он аккуратно свернул газету и принялся засовывать ее в карман.
- Нет-нет, не делай этого, - запротестовал хозяин.
- Почему? Я возьму ее в редакцию, чтобы там сфотографировать.
- Ты не должен этого делать. Это вещь Китти, я ее только одолжил...
- Ты что, псих?
- Она рассердится, если мы не вернем ей газету. Пожалуйста, Пит, она
позволит тебе посмотреть на нее в любое время, когда ты только захочешь.
Старик был настолько серьезен, что Пит задумался.
- Я боюсь, что мы ее никогда больше не увидим, - сказал он. - А у
меня это будет отправной точкой для раскрутки темы.
- С твоей стороны это не совсем хорошо... История должна была бы быть
про Китти. Но не беспокойся - я скажу ей, что эту бумагу терять нельзя.
- Ну, ладно, - они вышли, и Паппи что-то серьезно объяснил Китти, а
затем вручил ей обрывок газеты за 1898 год. Китти сразу же подняла его на
самый верх своей покачивающейся колонны. Перкинс попрощался с Паппи и
двинулся к выходу, но вдруг резко повернулся, не скрывая легкого смущения.
- Слушай, Паппи...
- Да, Пит?
- Но на самом деле ведь ты не веришь, что эта штука живая, правда?
- Почему бы и нет?
- Почему бы и нет? Ты хочешь сказать...
- Ну, - рассудительно сказал Паппи, - а откуда ты знаешь, что ты
живой?
- Но... да потому, что я... хотя, если разобраться... - он
остановился. - Сам не знаю. Ты мне заморочил голову, приятель.
Паппи улыбнулся.
- Значит, ты понимаешь?
- Хм... Хочу надеяться. Всего, Паппи. Всего, Китти. - Он приподнял
шляпу, обращаясь к смерчику. Пыльный столбик качнулся в ответ.

Шеф-редактор послал за Перкинсом.
- Слушай, Пит, - сказал он, решительно хлопнув по пачке исписанных
листов, лежавших перед ним, - задумка у тебя была неплохая, но... хотел бы
я увидеть хоть парочку твоих статей, написанных не в пивной.
Перкинс взглянул на лежащую перед ним газетную полосу.
Наш прекрасный город Питер Перкинс
СВИСТНИ НА ВЕТЕР
Прогулка по улицам нашего города всегда полна неожиданностей, а порой
и приключений. Прокладывать путь приходится среди самого разного мусора,
осколков посуды, мятых сигаретных пачек и прочих малопривлекательных
предметов, которыми пестрят тротуары города. В это время в лицо нам летят
сувениры в виде конфетти от давно прошедшего праздника, истлевшие листья и
другая труха, которая под воздействием непогоды утратила свои
первоначальный вид и не поддается опознанию. Правда, я всегда был уверен:
самое тщательное знакомство с сокровищами наших улиц не может обогатить
вас реликвией более чем семилетней давности...
Дальше шел рассказ о смерчике, который почти столетие таскает по
улицам ставшую антикварной газету. Кончалась заметка вызовом в адрес
других городов страны - могут ли они похвастать чем-либо подобным?
- Разве это так плохо? - осведомился Перкинс.
- Это прекрасная идея - пошуметь о грязи на улицах, Пит, но материал
должен быть обоснован.
Перкинс наклонился над столом.
- Шеф, он полностью _о_б_о_с_н_о_в_а_н_.
- Не глупи, Пит.
- Он говорит - не глупи. Ну, ладно... - и Перкинс положил перед
редактором обстоятельный отчет о Китти и о газете 1898 года.
- Пит, должно быть, ты крепко хватил в этот день.
- Только томатного сока. У меня в тот самый день так схватило сердце,
что думал - отдам концы.
- А как насчет вчерашнего дня? Могу ручаться, этот... смерчик явился
в бар вместе с тобой.
Перкинс с достоинством выпрямился:
- Однако таковы факты.
- Успокойся, Пит. Я ничего не имею против того, как ты пишешь, но
фактов должно быть больше. Раскопай данные о поденщиках, узнай, сколько им
платят за очистку улиц, сравни с другими городами...
- И кто будет читать эту тягомотину? Пойдем спустимся по улице вместе
со мной. И я тебе покажу истинные факты. Подожди только минуту - я
приглашу фотографа.
Через двадцать минут Перкинс уже знакомил шеф-редактора и Кларенса В.
Уимса с Паппи. Кларенс стал готовить камеру.
- Щелкнуть?
- Обожди, Кларенс. Паппи, можешь ты попросить Китти притащить нам ту
музейную штуку?
- Конечно, - старик посмотрел вверх и свистнул. - Эй, Китти! Иди к
Паппи. - Над их головами пролетело несколько пустых жестянок, охапка
листьев, и к ногам легло несколько обрывков газет. Перкинс посмотрел на
них.
- Но здесь нет того, что нам нужно, - удрученно сказал он.
- Сейчас она притащит, - Паппи сделал движение вперед, и смерчик
обхватил его. Они видели, как шевелятся губы Паппи, но слов не разобрали.
- Щелкнуть? - спросил Кларенс.
- Пока нет.
Смерчик поднялся вверх и исчез где-то меж крыш соседних зданий.
Шеф-редактор открыл было рот, на снова закрыл его.
Китти скоро вернулась. Она притащила много разного хлама, и среди
всего прочего был и тот самый газетный лист.
- Вот теперь щелкай, Кларенс!
- Щелкай, пока она висит в воздухе!
- Раз - и готово - отозвался Кларенс, вскидывая камеру. - Сдай чуть
назад и подержи ее так, - сказал он, обращаясь к смерчику.
Китти помедлила, потом легко качнулась назад.
- Осторожненько развернись, Китти, - добавил Паппи, - и поверни
листик. Нет, нет, не так - другим концом кверху.
Газета развернулась и медленно проплыла мимо них, демонстрируя
заголовок.
- Поймал? - осведомился Перкинс.
- Раз - и готово, - сказал Кларенс. - Все? - спросил он у
шеф-редактора.
- М-м-м... я думаю, что все.
- О'кей, - сказал Кларенс, захлопнул камеру и исчез.
Редактор вздохнул.
- Джентльмены, - сказал он, - я думаю, надо выпить.
Даже после четырех рюмок спор между Перкинсом и редактором не затих.
Паппи это надоело, и он ушел.
- Не будьте идиотом, босс, - говорил Пит. - Вы же не можете печатать
статью о _ж_и_в_о_м_ смерче. Вас же засмеет весь город.
Шеф-редактор Гейнс гордо выпрямился.
- Таково правило "Форума" - печатать абсолютно все новости, ничего не
скрывая. Раз это новость - мы ее публикуем. - Он несколько расслабился. -
Эй! Официант! Повторить - и поменьше содовой.
- Но это невозможно с научной точки зрения.
- Ты же все видел своими глазами!
- Да, но...
- Мы обратимся в Смитсоновский институт с просьбой провести
расследование.
- Они поднимут нас на смех, - продолжал настаивать Перкинс. - Ты
когда-нибудь слышал о массовом гипнозе?
- Это не аргумент, тем более, что Кларенс тоже его видел.
- При чем здесь Кларенс?
- При том, что надо иметь, что гипнотизировать.
- С чего ты взял, что у Кларенса нет мозгов?
- Попробуй опровергнуть меня.
- Ну, во-первых, он живое существо - значит, он должен иметь хоть
какие-то мозги.
- Как раз об этом я и говорю - эта воздушная штука тоже живая, она
двигается; значит, у нее есть мозги. Перкинс, если эти яйцеголовые из
Смитсоновского института будут настаивать, что это антинаучно, помни, что
за тобой стоят "Форум" и я. Ни шагу назад!
- А вдруг?..
- Никаких вдруг! А теперь отправляйся на стоянку и возьми интервью у
этого торнадо.
- Ты же все равно не будешь меня печатать.
- Кто не будет тебя печатать? Я изничтожу его на корню! Отправляйся,
Пит. Давно пора взорвать этот город и распылить по ветру. Хватит
разговоров! На первую полосу! За дело! - Он напялил на себя шляпу Пита и
поспешил в туалет.

Расположившись за столом, Пит поставил рядом с собой термос с кофе,
банку томатного сока и положил вечерний выпуск газеты.
Под снимками Киттиных забав, разверстанными на четырех колонках,
помещалась его статья. Надпись над жирной 18-пунктовой линейкой указывала:
"СМОТРИ РЕДАКЦИОННУЮ ПОЛОСУ, СТР. 12". На 12-й странице над такой же
черной линейкой значилось: "ЧИТАЙТЕ "НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД" на стр. 1". Но
он прочел только заголовок: "ГОСПОДИНА МЭРА - В ОТСТАВКУ!!!"
Пробежав нижеследующие строки. Пит прищелкнул языком.
"Затхлый душок - символ духовной заплесневелости, притаившейся в
темных углах нашей мэрии, приобрел размеры циклона и указывает на то, что
давно пора вымести на свалку администрацию, погрязшую во взяточничестве и
бесстыдстве".
Далее издатель указывал на то, что контракт на уборку улиц и вывозку
мусора был вручен деверю мэра, но что Китти, смерчик, прогуливающийся по
городским улицам, сможет сделать эту работу и дешевле и лучше.
Зазвонил телефон. Пит поднял трубку:
- О'кей, начало положено...
- Пит... это ты? - прорезался голое Паппи. - Они тащат меня в
участок.
- Чего ради?
- Они обвиняют Китти в нарушении общественного спокойствия.
- Сейчас буду.
Он вытащил Кларенса из отдела иллюстраций, и они поспешили в
полицейский участок. Перкинс решительно вошел внутрь. Паппи сидел там под
надзором лейтенанта, вид у него был довольно обескураженный.
- Что тут случилось? - спросил репортер, тыкая пальцем в Паппи.
- Щелкнуть? - спросил Кларенс.
- Пока подожди. Меня интересуют новости, Дамброски - я думаю, вы
помните, что я сотрудник газеты. Так за что задержан этот человек?
- Неподчинение полицейскому при исполнении последним служебных
обязанностей.
- Это правда, Паппи?
На лице у старика было написано отвращение ко всему происходящему.
- Этот тип, - он указал на одного из полисменов, - пришел на мою
стоянку и попытался забрать у Китти ее любимую бумажку - рекламу сигарет.
Я сказал ему, чтобы он оставил ее в покое. Тогда он замахнулся на меня
дубинкой и приказал, чтобы я забрал у Китти эту бумажку сам. А я сказал
ему, куда он может засунуть свою дубинку. - Паппи пожал плечами. - И вот я
здесь.
- Понятно, - сказал Перкинс и повернулся к Дамброски. - Вам звонили
из мэрии, не так ли? Поэтому вы послали Дюгана на это грязное дело.
Единственное, чего я не понимаю, - это почему именно Дюгана. Говорят, он
так глуп, что вы даже не позволяете ему собирать взятки на его участке.
- Это ложь! - вмешался Дюган. - Я их сам собираю...
- Заткнись, Дюган! - рявкнул его начальник. - Видите ли, Перкинс...
вам лучше покинуть помещение. Здесь нет ничего интересного для вас.
- Ничего интересного? - мягко переспросил Перкинс. - Полицейские
пытаются арестовать смерч, и вы говорите, что нет ничего интересного?
- Щелкнуть? - спросил Кларенс.
- Никто не пытался арестовать смерч! А теперь убирайтесь!
- Тогда почему вы обвиняете Паппи в неподчинении полицейскому? Чем
Дюган там занимался - ловил бабочек?
- Сторож не обвиняется в неподчинении полицейскому.
- Ах, не обвиняется? Тогда какой же параграф вы хотите на него
повесить?
- Никакого... Мы просто хотим его спросить...
- О, это уже интересно! Ему ничего не инкриминируют, нет ордера на
арест, он ни в чем не обвиняется. Вы просто так хватаете гражданина и
тащите его в участок. Стиль гестапо. - Перкинс повернулся к Паппи. - Ты не
под арестом. Мой тебе совет - встать и выйти вон в ту дверь.
Паппи приподнялся.
- Эй! - лейтенант Дамброски подскочил на своем стуле, схватил Паппи
за плечо и усадил его обратно. - Есть приказ. Ни с места...
- Щ_е_л_к_а_й_! - гаркнул Перкинс. Магниевая вспышка заставила всех
застыть.
- Кто пустил их сюда? Дюган, забрать камеру! - взъярился Дамброски.
- Раз - и готово! - сказал Кларенс, уворачиваясь от полицейского. Их
движения напоминали танец на лугу.
- Хватай его! - веселился Перкинс. - Вперед, Дюган. И главное -
камеру, камеру. А я сейчас же принимаюсь писать: "Лейтенант полиции
уничтожает свидетельства полицейской жестокости".
- Что я должен делать, лейтенант? - взмолился Дюган.
Дамброски с омерзением посмотрел на него.
- Садись и прикрой физиономию. А вы, - обратился он к Перкинсу, - не
пытайтесь публиковать эти снимки. Я вас предупреждаю.
- О чем? Что я не должен танцевать с Дюганом? Идем, Паппи. Идем,
Кларенс. - И они вышли.
На следующий день в колонке "НАШ ПРЕКРАСНЫЙ ГОРОД" появилась
очередная статья.
"Мэрия затеяла генеральную чистку. Пока городские мусорщики
предавались своей обычной сиесте, лейтенант Дамброски, действуя в
соответствии с приказом, полученным из канцелярии Хиззонера, отправился на
Третью авеню за нашим смерчиком. Но результаты рейда оказались плачевными:
патрульному полицейскому Дюгану не удалось засунуть смерчик в машину для
заключенных. Однако неустрашимый Дюган на этом не успокоился; он арестовал
стоявшего поблизости гражданина, некоего Джеймса Меткалфа, сторожа
автомобильной стоянки, по обвинению в соучастии. Соучастии кому - Дюган
отказался уточнить, потому что всем известно, что соучастие - это штука
довольно расплывчатая. Лейтенант Дамброски допросил арестованного. Можете
полюбоваться на снимок. Лейтенант Дамброски весит 215 фунтов - без
башмаков. Задержанный - 119 фунтов.
Мораль: не болтайся под ногами, когда полиция ловит ветер.
P.S. Когда номер готовился к печати, смерчик все еще играл с
антикварной редкостью - газетой 1898 года. Остановитесь на углу Мейн-стрит
и Третьей авеню и посмотрите наверх. Только поторопитесь - Дамброски не
будет медлить с арестом смерчика".

На следующий день в колонке Пита продолжались уколы в адрес
администрации.
"Считаем своим долгом сообщить читателям, что в последнее время в
Большом жюри не раз случался переполох в связи с исчезновением документов,
пропадавших прежде, чем с ними кто-то успевал ознакомиться. Мы предлагаем
мэрии кандидатуру Китти, нашего смерчика с Третьей авеню, на должность
внештатного клерка, следящего за бумагами. Как известно, Китти отличается
редкой аккуратностью; у нее ничего не пропадает. Ей остается только
выдержать экзамен для поступающих на гражданскую службу, но, как
показывает практика, его сдают и круглые идиоты.
Но почему Китти должна ограничиваться столь низкооплачиваемой
работой? Она отличается старательностью и исправно делает все, за что
берется. И может ли кто-либо с полным основанием утверждать, что она менее
квалифицированна, чем некоторые из отцов города!
А не выдвинуть ли Китти в мэры? Она является идеальным кандидатом:
весьма общительна, отличается упорядоченным мышлением, ходит только по
кругу и никогда налево, она знает толк в наведении чистоты, так что у
оппозиции не может быть к ней никаких претензий.
Кстати, мистер Хиззонер, так сколько же стоит подряд на уборку
Гранд-авеню?
P.S. Китти все еще владеет газетой 1898 года. Приходите и полюбуйтесь
на нее, пока еще наша полиция окончательно не запугала смерчик".

Пит нашел Кларенса и поехал к стоянке. Она теперь была обнесена
забором; человек у входа протянул им два билета, но от денег отмахнулся.
За забором толпа людей обступила круг, в центре которого рядом с Паппи
весело кружилась Китти. Они пробились к старику.
- Вот как ты теперь зарабатываешь деньги!
- Мог бы, но я этим не занимаюсь. Они хотели меня прикрыть.
Предложили мне заплатить налог в 50 долларов на карнавалы и шествия, а
также почтовый сбор. Поэтому я отделался от билетов и даю их только для
контроля.
- Не огорчайся, мы их еще заставим попрыгать.
- Это еще не все. Сегодня утром они попытались захватить Китти.
- Ну?! Кто? Как?
- Копы. Они приехали сюда с такой большой машиной, ну, знаешь,
которой вентилируют подвалы, ночлежки, чердаки. Развернули ее и включили
всасывающее устройство. Они думали всосать внутрь или Китти, или то, чем
она играет.
Пит присвистнул.
- Ты должен был вызвать меня.
- Зачем? Я предупредил Китти. Она куда-то спрятала эту газету времен
испанской войны и вернулась обратно. Ей понравилось. Она проскакивала
сквозь эту машину раз шесть, словно в ручеек играла. Пролетала сквозь нее
и выпрыгивала такая бодрая, что я только диву давался. В последний раз она
сорвала фуражку с сержанта Янцеля, пропустила через машину и выплюнула ее
в таком виде... Ну, они тоже плюнули и уехали.
Пит засмеялся.
- Ты все же должен был бы позвать меня. Кларенс сделал бы отличный
снимок.
- А я что, раз - и готово, - сказал Кларенс.
- Что? Ты был здесь сегодня утром?
- Конечно.
- Кларенс, дорогой, смысл новостей в том, чтобы как можно скорее их
печатать, а не разыскивать в отделе иллюстраций.
- Все на твоем столе, - безмятежно сообщил Кларенс.
- М-да... Ладно, переключимся на другую тему. Паппи, я задумал
кое-какую петрушку.
- Почему бы и нет?
- Хочу основать здесь штаб-квартиру кампании по выбору Китти в мэры.
Над стоянкой из угла в угол натянем плакат, чтобы его было видно со всех
сторон. Он будет здесь очень кстати, а у входа будут стоять симпатичные
девочки. - Пит показал головой, где именно они будут стоять.
Сзади него уже командовал сержант Янцель.
- Отлично, отлично! - давал он указания. - Двигай! Очистить здесь!
Вместе с тремя сопровождающими он вытеснял людей за пределы стоянки.
Пит подошел к нему.
- Что происходит, Янцель?
Янцель оглянулся.
- О, это вы? Ну что же, и вас попрошу... Мы должны очистить это
место. Срочный приказ.
Пит посмотрел через плечо.
- Попроси Китти убраться в другое место, Паппи, - приказал он. -
Кларенс, _щ_е_л_к_н_и_!
- Раз - и готово, - сказал Кларенс.
- О'кей, - ответил Пит. - А теперь, Янцель, объясните мне толком, что
тут происходит.
- Хитер, парень. Но лучше бы вам и вашему напарнику убраться отсюда,
если хотите сохранить головы на плечах. Мы готовим базуку.
- Готовите что? - Питер обернулся и недоверчиво посмотрел на
патрульную машину. Действительно, двое полицейских уже вытаскивали из нее
базуку. - Готовься к бою, - сказал он Кларенсу.
- Что мне, раз - и готов, - сказал Кларенс.
- И перестань чавкать жевательной резинкой. Послушайте, Янцель, я же
все-таки газетчик. Объясните, Христа ради, что вы собираетесь делать?
- Походите и подумайте, - Янцель отвернулся от него. - Все в порядке?
Внимание! Приготовиться! Огонь!
Один из копов посмотрел вверх:
- По кому, сержант?
- Я думал, у тебя хватит ума сообразить - по смерчу, конечно.

Наш Прекрасный Город - Хайнлайн Роберт => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Наш Прекрасный Город автора Хайнлайн Роберт дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Наш Прекрасный Город у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Наш Прекрасный Город своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хайнлайн Роберт - Наш Прекрасный Город.
Если после завершения чтения книги Наш Прекрасный Город вы захотите почитать и другие книги Хайнлайн Роберт, тогда зайдите на страницу писателя Хайнлайн Роберт - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Наш Прекрасный Город, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хайнлайн Роберт, написавшего книгу Наш Прекрасный Город, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Наш Прекрасный Город; Хайнлайн Роберт, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн