А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Петров Михаил

Гончаров и новогоднее приключение


 

Здесь выложена электронная книга Гончаров и новогоднее приключение автора по имени Петров Михаил. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Петров Михаил - Гончаров и новогоднее приключение.

Размер архива с книгой Гончаров и новогоднее приключение равняется 102.36 KB

Гончаров и новогоднее приключение - Петров Михаил => скачать бесплатную электронную книгу





Михаил Петров
Гончаров и новогоднее приключение


Петров Михаил
Гончаров и новогоднее приключение

Михаил ПЕТРОВ
Гончаров и новогоднее приключение
Детективная повесть
Наше проживание в уютной трехкомнатной квартире Алексея Николаевича Ефимова - моего законного тестя - продолжалось уже второй месяц. Постепенно мое раздражение по поводу временного переезда не только улеглось, но и более того - такое положение вещей мне начинало нравиться. Что и говорить - ко всему подлец человек привыкает. Было чертовски приятно, легонько пощекотав заставленный бутылками тестевский бар, сытым котом разлечься на диване, оставляя за закрытой дверью все оскорбительные замечания его дочери.
Новый год стучался в двери, и по этой причине я на собственном согбенном горбу приволок огромную трехметровую лесину. Ее высота оказалась такова, что даже просторная ефимовская квартира была не в состоянии ее принять. Тогда я отыскал ножовку, собираясь отпилить нижнюю часть древа. Однако очаровательная супруга отчаянно запротестовала и потребовала купировать макушку, ссылаясь на то, что нижний конец куда как толще и пушистей. Естественно, я неприлично ухмыльнулся и позволил себе в ее адрес некоторую двусмысленность. Обозвав меня ползучим гадом, Милка вырвала из моих рук пилу и сама занялась обрезанием. Оскорбленный в лучших чувствах, я протопал в комнату, открыл бар и в сотовариществе с коньяком начал глумиться над русской женщиной.
- Пили, пили, развратница, работай, а ночью, когда ты уснешь, я твой грешный комель все равно отсеку.
- Себе отсеки, - бессовестно отозвалась супруга. - Все одно он без дела у тебя. Только и можешь, что водку пьянствовать да на чужих баб рот разевать.
- Графиня, вы себе противоречите. Вы только что заметили, что мне он без надобности, а теперь, сами себя опровергая, обвиняете меня в порочащих меня наклонностях. Как это понимать? Я удивлен.
- Ты слишком хорошего о себе мнения, я говорила о том, как ты пялишься на баб, но это же делают и немощные старики. - Послышался неясный шум, а потом опять недовольный Милкин голос: - Да здесь он, здесь, водку жрет с утра пораньше. А кто вам наш адрес дал?
- Ваши квартиранты, они были так любезны, что... - необыкновенно музыкально ответила дама. - Мне можно к нему пройти?
- Проходите, если не боитесь этого ненормального сексуального маньяка. Не разувайтесь, у нас беспорядок и холодно.
Высокая голубоглазая женщина вошла резко и стремительно. Видимо, сексуальные маньяки ее совершенно не страшили. Одета она была скромненько, но со вкусом. Не слишком дорогая шуба и такого же типа шапка, которую она тут же сняла, освобождая чудесную черную гриву. Это при ярко-то голубых глазах и молочно-матовой коже. Не знаю, как вам, господин Гончаров, а мне она понравилась сразу.
- Раздевайтесь и располагайтесь, - гостеприимно предложил я. - Здесь тепло, здесь уют, здесь коньяк раздают. И пожалуйста, не слушайте бредни моей горничной.
- Не оскорбляйте свою жену, - снимая шубу, засмеялась вошедшая. - Это некрасиво и в конечном счете может плохо для вас кончиться.
- Милая незнакомка, как только зазвучал свадебный марш Мендельсона, я понял, что для меня все кончено. Причем безвозвратно и навсегда. Но забудем об этом, в конце концов, у каждого свои вериги. Смею ли я спросить дорогую гостью, что ее ко мне привело? Ведь обычно к моей помощи прибегают не от хорошей жизни - вы же на вдову, убитую горем, совсем не похожи.
- И тем не менее это так... Хотя о смерти моего мужа говорить пока рановато, некоторые факты дают основание предполагать, что он исчез.
- Печально. И что же вас натолкнуло на эту мысль?
- Видите ли, он уже больше недели не ночевал дома.
- Негодяй! Я бы на его месте и денно и нощно охранял столь прелестный бриллиант, ниспосланный мне судьбой. А раньше подобные недоразумения с ним случались?
- Да уж бывало, но обычно его загулы не превышали двух-трех дней.
- Ай-ай-ай! Каков негодник! Он что же у вас, алкоголик?
- Нет, нет, ни в коем случае. Трезвенником, правда, его назвать нельзя, но и в чрезмерном пьянстве никак не обвинишь.
- Тогда я просто не понимаю, как он мог хотя бы на минуту оставить без присмотра такое сокровище? Наверное, он ненормальный!
- Такая же шлюха в штанах, как и ты, - неразумно и беспардонно вылепилась Милка.
- Людмила Алексеевна! Я бы вас попросил впредь не заходить в мой кабинет без надлежащего на то разрешения. Тем более, когда я работаю с клиентами, - строго и надменно глядя на нее, изрек я. - Соблаговолите принести нам кофе с лимоном и тотчас удалиться.
Фыркнув так, что моей душе стало горько и обидно, она ушла, бессовестно унося с собой весь мой авторитет. Продолжать разговор в том же игриво-фривольном ключе теперь было по меньшей мере глупо. Поэтому я вполне официально спросил, с кем имею честь беседовать.
- Меня зовут Людмила Владимировна Носова, а привело меня к вам исчезновение мужа Виктора Никифоровича. Скажу сразу - в милицию я уже обращалась, но там мне ответили, что никаких причин для беспокойства у меня пока быть не должно. Дескать, таких, как я, приходят десятки, понапрасну бьют тревогу и отрывают занятых людей, а в это время их неверные мужья развлекаются на стороне. Где-то я их понимаю, скорее всего, так оно и есть, но и меня понять нужно. А вдруг с ним что-то случилось и еще есть возможность ему помочь. Вот я и пришла просить вас найти моего мужа. Естественно, ваши услуги будут оплачены.
- Об этом после, давайте сначала договоримся, что я вообще берусь за ваше дело.
- Давайте, но как?
- Вы мне все подробненько рассказываете о своем благоверном, начиная от его пагубных привычек и заканчивая сокровенными замыслами. Только тогда, имея о нем какое-то представление, я буду знать, стоит ли мне пытаться вам помочь.
- Хорошо. С чего бы начать?
- Начните хотя бы с его внешних данных.
- Я принесла его фотографию, посмотрите, пожалуйста.
На стол лег портрет улыбающегося сорокалетнего щеголя, чем-то похожего на Марка Бернеса в молодости. Ничего не скажешь - приятный мужик.
- У вас хороший вкус, - одобрительно заметил я. - Теперь укажите его рост и особые приметы. На фотографии этого не заметишь, кстати, вы не против, если я ее на время заберу?
- Конечно нет, я для того ее и принесла. А ростом Виктора Бог не обидел - метр девяносто, и это при девяностокилограммовом весе. Он раньше занимался баскетболом. А вот насчет особых примет посложнее - у него их попросту нету, если не считать шрама после аппендицита, но будем надеяться, что до этого дело не дойдет?
- Будем надеяться, - оптимистично согласился я. - Скажите, где и кем он работал в последнее время?
- Он был директором мелкой фирмы "Фортуна".
- Если можно, об этом поподробнее. Что за фирма? Чем она занималась?
- Это, собственно, и не фирма, а редакция газеты "Фортуна", но с определенными коммерческими возможностями.
- Вот-вот, это-то и интересно. Как оценивались эти возможности в рублях? Какой доход составляли эти самые возможности?
- Господи, ну о каком доходе вы говорите. Так, копеечки. Не забывайте, что Виктор выпускал газету, а она съедала добрую треть.
- Тогда зачем она вообще была ему нужна? Тем более популярностью она, кажется, не пользовалась. Лично мне она в руки никогда не попадалась.
- Вы правы, газета выходила небольшим тиражом и была нужна только как щит от налогового кулака. Согласитесь, что лучше платить пятерым безработным журналистам, чем незнакомому дяде.
- Возможно. Скажите, а содержание и направленность, то есть сама концепция газеты не могла стать причиной его исчезновения?
- Мне трудно ответить, потому как, к своему стыду, я ее не читала.
- Скверно. Сегодня же представьте мне подшивку за последние полгода.
- Я не знаю, отдадут ли мне ее в редакции.
- Что так? Вы что же, не имеете к фирме никакого отношения?
- Почти год назад Виктор меня уволил.
- Оригинально! И что же послужило причиной увольнения собственной супруги?
- Официально - систематический невыход на работу.
- И это действительно так?
- Такие факты имели место, но, как говорится в той басне: "Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать...", Виктор неровно дышал к одной журналисточке, а какая уж тут любовь, когда за спиной сварливая жена.
- Вы правы, это действительно мешает и тормозит творческий процесс. И что же в итоге? Надеюсь, он добился положительных результатов?
- Я не знаю, но через месяц после моего увольнения явился с расцарапанной рожей. Помню, я тогда радовалась и злорадствовала.
- Это нехорошо. Работает ли сейчас та царапучка и как ее зовут?
- Кажется, он вскоре ее уволил, а звали ее Галиной Звягиной.
- Ладно, это мы выясним. Теперь меня интересует следующее: каким видом коммерции занималась фирма и не было ли в ее действиях чего-нибудь предосудительного?
- В деятельности любой сегодняшней фирмы вы наверняка найдете массу нарушений, думаю, что и "Фортуна" не исключение. Однако ее оборот настолько ничтожен, что и говорить-то о нем не приходится.
- И все же. На каких нивах ваш Виктор искал коммерческую фортуну?
- В данное время не знаю, но когда работала я, он возил из Москвы товары. Раз в неделю гонял туда грузовик.
- Это уже ближе к теме. И какой товар он привозил?
- Чай, кофе, иногда книги.
- Он брал их на консигнацию? То есть рассчитывался после реализации?
- Нет, предпочитал расплачиваться сразу.
- В таком случае его вояжи требовали иметь при себе крупные суммы денег?
- Наверное, но последнее время сам он ездил редко, вместо себя посылал экспедитора Павлика Дергунова.
- Вот как? - По ее потеплевшему голосу я мог предположить многое. - Вы, наверное, хорошо знаете этого самого Павлика Дергунова?
- Может быть, может быть, - кокетливо улыбнулась Носова. - Только к настоящему делу, поверьте мне, это не относится.
- Может быть, может быть, - в тон ей ответил я. - А Виктор о вашей связи знал?
- О какой связи? Помилуй бог, о чем вы говорите! Павлик Дергунов - сын моей школьной подружки и ничего более. У меня, кроме мыслей, ничего такого с ним и не было.
- А жаль, - невольно посочувствовал я женщине. - Людмила Владимировна, скажите, в последнее время не было ли в адрес вашего мужа каких-нибудь звонков или писем угрожающего характера?
- Такого я не припомню.
- Кроме вышеназванной Галины, у него еще кто-то был?
- Наверное, какая-то баба была, ведь не уголь же он рубил, когда не ночевал дома и приходил только под утро. Увы, он меня с ними не знакомил.
- Когда и при каких обстоятельствах вы в последний раз видели своего Виктора?
- В пятницу восемнадцатого, как и положено, в девять часов он отправился в редакцию, и все, с концами.
- За ним приезжает водитель?
- Нет, что вы, это слишком большая роскошь, он сам водит.
- Черт возьми, где же в таком случае машина?
- Тоже исчезла.
- Что же вы раньше молчали? Где он ее паркует на ночь?
- На автостоянке возле дома, но я уже смотрела, там ее нет.
- Вы номер автомобиля помните?
- Да, конечно. У нас белая "девятка" с номером...
- Запишите его, а также оставьте свой телефон и адрес. Сегодня суббота, в понедельник я попробую поговорить с сотрудниками газеты.
Кажется, это дело не сулило серьезных опасностей, впрочем, как и барышей, наверное, именно поэтому и стоило за него браться.
- Что за стерва? - едва только дверь за прекрасной дамой закрылась, въедливо поинтересовалась Милка. - Уже в дом начал своих шлюх таскать, кобель несчастный.
- Это клиентка, - миролюбиво пояснил я. - По делу приходила.
- Все они по делу приходят, а потом через тебя проходят. Ты же скотина, ты даже мою лучшую подружку, сучку Тамарку, не пропустил - никогда ей этого не прощу.
- Глупости говорить изволишь, фантазии все это, спроси у нее сама.
- Спрашивала, она уже раскололась.
- Значит, и она ненормальная. Наговаривает на бедного старого поэта.
- Поэт хренов, иди втыкай елку в бочку.
- Это мы с удовольствием, это мы вам мигом оформим.
- Не сомневалась, кобель бесхвостый, и за что мне такие мучения Бог послал?
- Где ставить-то будем?
- У отца в кабинете, в комнате и без того тесно, не потанцуешь.
- Старая ты калоша, все танцы на уме. Скоро песок посыплется, а туда же...
* * *
Редакция газеты "Фортуна" арендовала в ДК "Знамя" просторную, светлую комнату на втором этаже. При моем появлении ее обитательницы - три симпатичные девицы - немного смутились, как будто бы я застал их за каким-то предосудительным занятием. А они всего-то пили чай и мерили черные колготки. На сидящего за компьютером молодого парня внимания они не обращали. То ли он уже знал о них все, то ли играл роль домашнего котенка. В общем, настроение в редакции было повседневное и умиротворенное. Видимо, отсутствие шефа совершенно не сказалось на распорядке рабочего дня и психике сотрудников. Доброжелательно меня разглядывая, они выжидающе улыбались, наверное по ошибке приняв за Деда Мороза.
- Здравствуйте, девочки и мальчики.
- Здравствуйте! - послушным хором ответили они.
- А я Серый Волк, пришел за Красной Шапочкой. Есть среди вас такая?
- Выбирайте любую, - щедро разрешила самая бойкая и самая сексапильная из всех присутствующих. - Вот хоть бы меня и тащите в самую глухую непролазную чащу. И имя-то у меня подходящее, зовут Машенькой.
- Что ты, девонька, да после тебя я и сам в этой чаще лапы протяну, мне бы кого-нибудь поскромнее, например, Галку Звягину.
- Ну вы, дядя, и даете, - дружно расхохотались девицы. - Нашел скромницу! Да мы перед ней девы непорочные и ангелы святые. Мы все втроем не сделаем того, что сделает она одна. Опасная женщина, сразу предупреждаем.
- Ничего, как-нибудь управимся, где мне ее найти?
Кажется, я чуть-чуть поторопился, потому что в их глазах мелькнула тревога, смешанная с подозрением. Святая троица как-то незаметно приняла чопорный, рабочий вид, стараясь не обращать на меня внимания. Это становилось интересным.
- Простите меня, девы Христовы, кажется, я ненароком нарушил какое-то страшное, мне неизвестное табу? Тогда молчу.
- Ничего вы не нарушили, никакого табу, - скучно ответила сексапильная Машенька. - Просто вы мешаете нам работать. Нам предновогоднюю газету нужно делать, а вы отвлекаете.
- Еще раз прошу вашего великодушного прощения за то, что оторвал вас от столь важной и нужной всему человечеству созидательной деятельности, но если уж так получилось, то проводите меня к Виктору Никифоровичу Носову.
Три затылка различной масти, повернутые в мою сторону, можно было расценить как лаконичный, но емкий ответ. Похоже, они сговорились и решительно не хотели проливать хоть какой-нибудь свет на историю таинственного исчезновения своего шефа. Говорить ничего не хотят, однако и не перепуганы. А если это так, то, скорее всего, ничего страшного с их шефом случиться не может, потому как в противном случае они и сами бы заявили в милицию, не такие уж они дуры. Хорошо, попробуем еще раз, но теперь, как говорил один знакомый армянин, с другой стороны. Тот парнишка за компьютером, будто уж очень увлеченный игрой, наверное, и есть мой следующий собеседник. Если мои предположения верны, то уж он от меня не отвертится.
- Дергунов! - резко окликнул я и попал с первого раза. Чуть не свалившись со стула, он вытянулся во фрунт и вылупил на меня черные маслины удивленных глаз. - Дергунов, пойдем перекурим, а то мне с твоими бабами болтать надоело. Совсем невоспитанный народ. Да пойдем, не бойся, не буду я тебя бить.
- А зачем мне с вами куда-то идти? - неприятно удивился парень. - Можно и здесь поговорить, наши девушки ничего и никому не передадут.
Он отчаянно трусил и даже не стеснялся этого при девках. Мне стало его немного жаль, но раз уж замахнулся, так бей.
- Нет, Павлик, не для бабских это ушей, только тебе я могу передать то, что сказал Виктор Никифорович.
- Но вы же сами только что спрашивали о нем.
- Ну и спрашивал, что с того? Я-то думал - он уже вернулся. Пойдем.
- Отстань от парня, мент недоделанный! - яростно сверкая глазами, кинулась на защиту младенца самая старшая.
- Да какой он мент, мопс он ручной, Людкой науськанный. Ты что, не поняла еще? Бесится старая стерва. По ночам НЛО снятся, - съязвила Машенька и, указав мне на дверь, предложила немедленно покинуть помещение.
- Выйду, выйду, - успокоил я не в меру разбушевавшуюся деву. - Только вот повесточки вам на завтра выпишу часиков на девять, чтоб и мне по закону действовать, и вам бы спокойно этой ночью спалось. Начнем с тебя, Мария.
Присев за стол, я вытащил кучу каких-то бланков и, выразительно посмотрев на нее, спросил фамилию.
- Ой, правда, что ли? - тут же закосила она под пятилетнюю девочку.
- Нет, понарошку. Посидите у меня на баланде да на параше, подумаете хорошенько, вот тогда мы с вами и поговорим душевно и доверительно.
- Да ладно тебе, не верь ему, Мария, на понт берет, нашел преступниц, успокоила себя и подружек бойкая Любка и в качестве неоспоримого аргумента добавила: - У меня брат в ментовке работает!
- А у меня сестра в дурдоме, и если вы чего-то недопонимаете, могу вам ее рекомендовать. Короче, девки, или вы будете говорить здесь, или завтра в моем кабинете номер сто сорок три, он на первом этаже. Выбирайте, какой вариант вас устраивает больше.
Собравшись в кружок вместе с перетрусившим пареньком, они устроили блицсовещание, во время которого сквозь приглушенные их голоса я мог различить явно нелестные замечания в свой адрес, самым безобидным из которых было "тупой мент" и "трахнутый мужик". Наконец, придя, видимо, к общему консенсусу, Любка на правах старшей спросила, что именно меня интересует.
- Ну вот видите, какие вы умные девочки. - Одобрительно кивнув, я удобнее расположился в кресле. - Меня интересует немногое. Просто скажите мне, где сейчас находятся Виктор Никифорович и Галина Звягина.
- Мы этого не знаем, - сразу же огорошила меня Машенька.
- Нехорошо это с вашей стороны, я попусту теряю время. Итак, ваше полное имя...
- Погодите, товарищ мент, вы не даете мне дорассказать. В пятницу вечером, после работы, часов в шесть Виктор Никифорович вместе с Галкой поехали отдыхать. Вот, собственно, все, что мы знаем.
- Ясно, какой же вам был смысл скрывать этот очевидный факт?
- Мы думали, что вас в самом деле наняла Людмила, его жена, а ее мы попросту недолюбливаем. Думали, пусть позлится подольше. Да и волну раньше времени гнать не хотели. Шеф с Галкой частенько таким образом отрывались. Бывало, что дня на три исчезали.
- А чем вызвана ваша нелюбовь к его жене?
- Работала она у нас заместителем главного редактора, как я сейчас, так мы под ее руководством как арестанты ходили. Нам в туалет у нее отпрашиваться приходилось. Шаг влево, шаг вправо считается прогулом.
- Понятно, бедненькие вы мои арестанточки. А скажите мне, где, по вашему мнению, любит отдыхать Виктор Никифорович? Где, так сказать, его заповедные места? Не поверю, чтоб он вас туда ни разу не возил. Все-таки шеф должен заботиться о своих подчиненных, а шеф он, как я понял, либеральный. Или я ошибаюсь?
- Вы правы, он действительно приглашал нас несколько раз в ресторан "Приют бродяги", да, видать, на сей раз они отправились куда-то подальше... - стыдливо не договорила самая юная и аппетитная Ольга со вздернутым носиком, удивленными глазками и манерами пай-девочки.
- По большому кругу, значит, пошли, - одобрительно констатировал я сей факт грехопадения. - И где же находится этот райский уголок, где даже зимой светят ласковые южные солнца?
- Мы этого не знаем, - несколько нервно и досадливо ответила Машенька, сожалея, похоже, о своей непричастности.
- Как? Неужели ваш нехороший шеф ни разу не свозил вас туда на экскурсию? Такие миленькие мордашки, как ваши, заслуживают большего внимания. Он у вас верхогляд. Не заметить того, что находится прямо возле его носа. Не верю!
- Ну, один раз мы там были... - застенчиво покраснела Ольга.
- И где же это? - наконец-то обретая под ногами какую-то почву, игриво спросил я. - Девчоночки, опишите мне те дивные места, а главное - их координаты.
- Вот кто там был, пусть тот и описывает. - Поджав губы, Машенька демонстративно отошла от стола, с трудом скрывая персональную обиду на невнимательного шефа. - Любка, иди сюда, развесила уши, овца. И тебе там, Павлик, делать нечего, пусть они разбираются сами.
- Ну и куда же ты, Оленька, очи ясные, шефа своего сопровождала? - мало обращая внимания на гневливую возню за моею спиной, ласково погладил я девочку. - На каких Таитях вы отдыхали, какие чудеса неведомые он тебе показывал? Какие таинства открывал?
- Осенью еще он возил меня в Сосновый овраг, село такое, километров за пятьдесят отсюда будет, а таинств он мне никаких не открывал, - наивно захлопала ресничками Оля. - Наутро мы уже были дома.
- Что так скоро? Или места те не пришлись тебе по душе?
- Мама очень волновалась, поэтому я и попросила Виктора Никифоровича поскорее отвезти меня домой. А места там офигенные, природа как на фотографии, кайф полный. Там Виктор Никифорович хотел дом покупать.
- И тебя в него хозяйкой?
- Ну зачем вы так? - зарделась девочка. - Про такое мы тогда не говорили.
- Оставили на потом? Ладно, это дело сугубо личное, и меня оно касаться не должно, а вот что вы там делали и у кого останавливались, я поинтересоваться вправе.
- Что мы там делали, вам тоже знать не обязательно, - взбрыкнула кобылка. - А были мы там у бабы Лизы, ели пироги с капустой и пили самогон.
- Ты алкоголичка, что ли, самогон-то глотать в таком возрасте?
- Ничего вы не понимаете, это же после бани полный отпад.
- Вот оно что, значит, в баньке с шефом изволили париться, похвально.
- А вам-то какое дело? С кем хочу, с тем и парюсь.
- Логично. А больше он уже тебя с собою не брал, предпочитал старую и проверенную Галку? Наверное, ты ее подменила в тот момент, когда она болела или была в отпуске. Я правильно говорю? Да ты не волнуйся, я ничего и никому рассказывать не собираюсь. Ты лучше собирайся.
- Это куда? - деланно испугалась Оленька.
- В Сосновый овраг, к бабе Лизе, соскучилась она, наверное, по тебе. Негоже старушку одну оставлять. Проведать ее надобно, самогоночки ее испить, пирогов покушать. Ты помнишь, где она живет?
- Помню, но не поеду.
- Это еще почему?
- Я с незнакомыми мужчинами не езжу, мама ругается - это во-первых, а во-вторых, там сейчас, наверное, шеф с Галкой. Весь кайф им поломаем. Он мне потом голову открутит или еще хуже - с работы выгонит.
- Я так думаю, что после недельного куража весь их кайф вышел сам собой, а лично ты там не появишься, я только зайду, увижу, что он живой-невредимый, и мы вернемся назад. Меня тебе бояться нечего, паспорт я оставлю в редакции как гарантию твоей безопасности. К тому же я никогда не имел дела с малолетками.
- Это почему? - обиделась Оленька.
- Не хочу.
- А если я захочу? - заиграла глазенками шлюшка.
- Выпорю, собирайся. Павлик, - подозвал я паренька, на первый взгляд всецело поглощенного компьютерной игрой, но тем не менее чутко следившего за нашим разговором. - Иди-ка сюда, что-то интересное сообщу.
- Да, я слушаю вас.
- Во-первых, держи мой паспорт, чтобы у вас не возникло и тени сомнения в моих действиях, а во-вторых, поведай-ка мне вот что: ты своими глазами видел, с кем и когда уезжал Виктор Никифорович?
- Конечно, я как раз вернулся из Москвы с товаром, отдал ему все накладные, он даже пересчитал коробки, а потом сел в свою тачку, где уже находилась Галина, махнул на прощанье и покатил.
- Теперь самое главное. Сколько, по-твоему, у него могло быть в кармане? Ты знаешь, почему я это спрашиваю?
- Догадываюсь. Вы думаете, что его могли грохнуть из-за бабок? Сколько у него было в тот раз, я точно сказать не могу, но обычно меньше десяти кусков он с собой не носил. А вообще-то шеф мужик осторожный, вряд ли с ним случилось что-то серьезное. Просто погулять решил, тем более дела идут неплохо.
- Что значит - неплохо?
- Ну, товар наш расходится быстро. Мы делаем минимальные накрутки, не больше чем в двадцать - двадцать пять процентов, и поэтому у нас дешевле, чем где бы то ни было. Правда, в Москву из-за этого приходится часто мотаться, но это уже другой вопрос. Не потопаешь - не полопаешь. Вот и теперь, пока его нет, я успел еще раз крутануться. Опять товара на сто пятьдесят тысяч привез. Так и живем. А вы, наверное, зря туда едете, расслабился человек, ну и пусть себе отдыхает.
- Вот и мы отдохнем, правда, Оленька?
- Вы со мной так не шутите, а то я никуда не поеду.
- Что ты, я даже в машине с тобой от разговора воздержусь. Сядешь себе на заднее сиденье и вплоть до Соснового оврага будешь спать.
- А это уж мое дело, буду я спать или нет, поехали.
Морозный хрустальный воздух, прозрачная синь неба да искрящийся снег, стремительно улетающий назад. Что может быть лучше? Если бы не вонючие ядовито-желтые выхлопы машин - могло показаться, что мы вновь возвращаемся в забытые детские сказки, от которых когда-то нам так хотелось убежать и поскорее стать взрослыми. От переполнявшей меня радости я чуть было не запел, но, вовремя вспомнив, кто сидит сзади, я ограничил свои эмоции тем, что врубил танцы Брамса.
- У вас что, нормальной музыки нет? - естественно удивилось младое существо.
- А чем эта ненормальная? Красивая музыка.
- Ну, я вообще!!! - Этим она сказала все. - Сделайте хоть потише, а то мне плохо станет. Я оперы с рождения не люблю.
- А что ж ты любишь, детка?
- Я рок люблю, - доверительно сообщила она. - Металл. А все эти чайковские и моцарты мне по барабану. Туфта.
Спорить с юным уродцем было бессмысленно, и, чтобы не мешать друг другу, я вовсе выключил музыку, демократично позволяя делать каждому свое. Некоторое время мы ехали молча, просто созерцая удивительный этот день. Первой не выдержала Оленька.
- А вас как зовут? - громко и даже с некоторым вызовом спросила она.
- Константин Иванович.
- А сколько вам лет, Константин Иванович?
- Сорок пять, но почему это тебя интересует?
- Да так, а моему отцу было бы сорок семь. Да только он погиб в автокатастрофе. А теперь мы с мамой живем вдвоем.
- Прими мои соболезнования, - почему-то понимая, что девчонка врет, ответил я немного насмешливо.
- А у вас есть дети? - не унималась она.
- Нет, не умудрил Господь, не получилось.
- А у кого не получилось? У вас или у вашей жены?
- У обоих, успокойся, кажется, мы прибыли. Куда теперь?
- Да вы что? Еще далеко. Нужно проехать все село, и только потом покажется дом бабы Лизы, он у нее за сплошным высоким забором.
- И именно там у нее сауна с бассейном, - усмехнулся я. - Странная какая-то баба Лиза. Она что, одна живет или с дедом Егором?
- Нет, деда я там не видела, а вот внучка ее, Лилька, забегала, на меня зыркнула, засмеялась и начала клеиться к шефу. Ну, тут бабка ее и вытурила, шлюху деревенскую. Ни стыда у них, ни совести.
- И не говори, кума, нравы у них куда как испорченные. А что там у нее за баня, почему Виктор Никифорович постоянно туда рвется? Неужели в городе хуже?
- Баня у нее, Константин Иванович, самая обыкновенная, безо всяких там бассейнов или ванн. Душ и тот примитивный. Просто шефу нравится, что она исконная, русская. Мне так там совсем не понравилось, только вы ему этого не говорите, он не любит, когда хотят то, что не нравится ему. И что за удовольствие он в ней находит - не понимаю.
- Русский человек, что ж удивляться...
- Нет, один раз я там побывала и больше ни в жисть. Жара, смолой какой-то воняет. Дерево раскалилось так, что не дотронуться. Ему-то что, а каково мне пришлось? Он меня под самым потолком на этих горячих досках раскорячил и кайфует, а я на спине под ним еложу. Думала, там и кончусь. Вылетела из этой парной как ошпаренная, сама себя не помню, а в передней Лилька, шлюха чертова, уже дожидается с квасом и полотенцами. Нагло так мне между ног смотрит. Спрашивает, хорошо ли меня оттоптал мой петушок? Я ее даже ударить хотела, да передумала - сил не было. Плюхнулась на диван в чем мать родила и почти литр кваса выпила. А потом, минут через двадцать, шеф вышел. Стол в передней уже накрыт. Бабка с Лилькой обслуживают. Грибочки-огурчики носят. Пироги, говорят, попозже будут. Выпил он этого вонючего самогона и мне велел. Что тут делать - выпила, потом еще и еще, ну а потом он меня прямо при них трахнул. Да мне-то уже все равно было, все как в тумане... Смотрю, бабка с пирогами мечется и разные глупые слова говорит: "Так ее, Витенька, так ее, голубушку! Не жалей, не смотри, что худенькая, она еще троих таких выдюжит, наддай, Витюша, наддай ей, козе длиннорогой! Мужик ты или не мужик?" Прямо не бабка, а секс-консультант. Часа три мы так кувыркались. А наутро-то я как проснулась, как вспомнила все, хоть волком вой то ли со стыда, то ли оттого, что меня так унизили. В общем, потом я на него неделю смотреть не могла. Константин Иванович, вы, наверное, человек умный, скажите, почему он так со мной обошелся?
- Сама, выходит, так себя поставила.
- Да что вы, никогда не думала, чтобы так-то вот...
- Значит, по-другому думала, а начальник твой удумал в барина поиграть, вроде графа Алексея Николаевича Толстого... Что-то долго мы едем, Оленька. Деревню-то насквозь промахнули.
- Так уже приехали, сейчас, за следующим поворотом, и будет ее дом. Только я заходить туда не хочу, противно, особенно теперь, когда опять все вспомнила.
Добротный, рубленый дом открылся неожиданно и сразу.

Гончаров и новогоднее приключение - Петров Михаил => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Гончаров и новогоднее приключение автора Петров Михаил дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Гончаров и новогоднее приключение у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Гончаров и новогоднее приключение своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Петров Михаил - Гончаров и новогоднее приключение.
Если после завершения чтения книги Гончаров и новогоднее приключение вы захотите почитать и другие книги Петров Михаил, тогда зайдите на страницу писателя Петров Михаил - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Гончаров и новогоднее приключение, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Петров Михаил, написавшего книгу Гончаров и новогоднее приключение, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Гончаров и новогоднее приключение; Петров Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн