А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Петров Михаил

Гончаров и кровавый бизнес


 

Здесь выложена электронная книга Гончаров и кровавый бизнес автора по имени Петров Михаил. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Петров Михаил - Гончаров и кровавый бизнес.

Размер архива с книгой Гончаров и кровавый бизнес равняется 86.19 KB

Гончаров и кровавый бизнес - Петров Михаил => скачать бесплатную электронную книгу



Петров Михаил
Гончаров и кровавый бизнес
МИХАИЛ ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И КРОВАВЫЙ БИЗНЕС
Анонс
Сыщику Константину Гончарову по плечу все загадки и жизненные хитросплетения! В повести "Гончаров и кровавый бизнес" он пытается распутать клубок преступлений, начало которым положил выстрел киллера, на полном ходу сразивший гонщика спидвея.
* * *
Утомлять она меня начала еще накануне, а сегодня, к обеду, наконец своего добилась. Раздраженно отшвырнув ни в чем не повинного кота, я грозно рявкнул:
- Ну пойдем, пойдем, если уж тебе так не терпится, только учти билеты на свой долбаный аттракцион будешь покупать сама, я не намерен тратить свои в поте лица заработанные деньги на всякую чушь. Наверное, и стоят-то они не мало.
- О чем ты говоришь, Костя, все давно схвачено, еще со вчерашнего дня я добросовестно вдалбливала в твою пустую башку, что Тамара Буранова презентовала мне пригласительный на два лица в гостевую ложу. Правда, я твою похмельную рожу с большой натяжкой могу назвать лицом. Оденься соответственно, все-таки там соберется весь цвет нашего города, и я не имею никакого желания за тебя краснеть. Словом, побрейся и надень приличный костюм.
- Для твоей Тамары я даже могу натянуть чистые трусы. Кстати сказать, кто она?
- Тамара Буранова? Ну конечно жена Николая Александровича Буранова...
- Хорошо, что не жена Константина Ивановича Гончарова... А кто он такой, твой Буранов?
- Руководитель фирмы "Лидер" и один из спонсоров сегодняшних соревнований. Ты только подумай, к нам съехались спортсмены из десяти городов России. Победитель получит совсем неплохой приз в виде новой "девятки".
- Ладно, уговорила, когда начало?
- В восемнадцать ноль-ноль.
- А ты гарантируешь, что там будет функционировать приличный буфет, потому как в противном случае я не двинусь с места.
- И как ты можешь в этом сомневаться? Там будет все как в лучших домах Лондона и Парижа.
Конвоируемый Милкой, в пять часов вечера я переступил порог стадиона и несолоно хлебавши, миновав несколько буфетов, был препровожден ею на элитарную трибуну. Публика здесь разместилась важная, мое появление не вызвало никакой реакции, словно бы не господин Гончаров почтил их своим присутствием, а так, какая-то серая моль пролетела. Такого непочтительного отношения к своей персоне стерпеть я не мог, поэтому, демонстративно открыв бутылку тоника, с видимым удовольствием и нарочитым причмокиванием ее выдул, старательно прислушиваясь к орущим во всю глотку динамикам, что немилосердно лупили по ушам и нервам.
- Костя, веди себя прилично, - ткнув мне кулачком под ребро, яростно прошептала Милка, - не забывай, в каком обществе находишься.
- Я им свое общество не навязываю и вообще могу уйти, - обиженно ответил я, доставая вторую бутылочку.
- Заткнись, идиот, а вот и Тамара. Здравствуй, Томочка, - проблеяла она навстречу выходящей из внутренних дверей вальяжной лет тридцати даме.
При ее появлении мои господа принялись приветливо и сладко улыбаться. Я тоже растянул рот до ушей и сунул ей лапу для рукопожатия.
Бабой она оказалась с юмором, крепко тряхнув мою руку, простецки хлопнула меня по плечу и добродушно пробасила:
- Боже мой, Милочка, и где ты такого шикарного мужика себе оторвала? Одолжи на денек-другой.
- Томочка, для тебя ничего не жалко. Забирай хоть на неделю, может быть, тебе удастся его немного отесать.
- Ловлю на слове, - подмигнула мне лукаво дама, а потом, оттащив нас в сторону, подальше от внимательно к нам прислушивавшихся, доверительным шепотом спросила: - Ты уже поставила?
- Нет, я же не знаю на кого. Тебя ждала.
- Отлично, только никому не трепитесь. Ставить будем на шестой номер, на Кондратьева Борю. Николай в нем уверен. Пару заездов он рисоваться не будет, а вот потом... Давайте деньги, я все сделаю сама. И уговор - полный молчок. Чем меньше о нем будут знать, тем больше вы получите...
- И тем больше народу проиграет, - радостно подхватил я ее мысль.
- Мила, у тебя удивительно умный муж, я просто тебе завидую. Ну ни пуха ни пера, я побежала.
Шестой номер имел красный мотоцикл и желтую каску. Как и обещала пышнотелая Тамара, первые несколько заездов он не высовывался, скромненько приходя к финишу вторым, третьим и даже четвертым. Между нами говоря, я подумывал, что так оно и будет до самого конца, а это означало, что плакали наши денежки. Своими сомнениями в несколько некорректной форме я поделился с Милкой. Зафырчав, она воткнула свой каблук в мою стопу, и тут объявили пятый заезд, который наш шестой впервые выиграл. Ажиотаж на трибунах возрастал, музыканты задергались пуще прежнего, а над футбольным полем с оглушительным треском закружили два самолетика. Перед последним, решающим заездом я сам - азарт есть азарт - заерзал задницей по скамейке, возбужденно притопывая ногами.
С места бешено рванулись мотоциклы, и уже на первом круге наш шестой резко вырвался вперед под улюлюканье проигравших и возбужденный свист выигравших. И я с радостью отметил, что выигравших было очень и очень не много.
- Давай, Боря! Давай, Боря! - безумно орала немногочисленная горстка счастливчиков, и в их числе был я.
Но Боря наших надежд не оправдал: вылетев вдруг из седла, он бешено закувыркался куда-то влево, на зеленую траву поля, а лишенный наездника мотоцикл, потеряв управление, врезался в заградительную решетку и, изрядно ее исковеркав, отлетел под колеса своих соперников.
От возбуждения визжал весь стадион, и только мы, кучка несостоявшихся "миллионеров", молча переживали свое фиаско. Шестой лежал неподвижно, но тогда я еще не думал, что он мертв, это выяснилось немного позже. Наш фаворит скончался мгновенно, причем не от падения, а от точного выстрела в затылок.
Лучше бы я не ходил на этот чертов спидвей, недаром говорит мой тесть, что там, где появляется Гончаров, немедленно вырастает груда трупов. Какой же подонок лишил его жизни? Если брать во внимание то, что в момент выстрела Кондратьев двигался по прямой, то стрелявший мог находиться на западной трибуне стадиона, а значит, солнце не было ему помехой. К тому же именно с этой трибуны грохотал своими децибелами адский оркестр, что тоже было на руку убийце. Да еще громогласный треск двух самолетиков в момент выстрела. Эти три обстоятельства снайпер не мог не учитывать, и надо думать, действовал он наверняка.
Так, или примерно так, размышлял я, хлюпаясь под холодным душем назло душному, испорченному вечеру.
Мотивы убийства лежали на самой поверхности, и гадать тут долго не приходилось. Наверняка шестой перепутал карты какого-то большого дяди и тот не нашел ничего более подходящего, как попросту убрать зарвавшегося парня. Настроение было мерзкое, и я почти обрадовался, когда позвонили в дверь. Выйдя из ванной, я с удивлением обнаружил, что к нам в гости пожаловал не кто иной, как моя недавняя знакомая Тамара в сопровождении моложавого и подтянутого мужика, скорее всего собственного супруга. Их с упоением обхаживала Милка, всем своим видом показывая, что лучше и желаннее гостей у нее отродясь не бывало.
- Костя, - зажав меня в тесном коридорчике, жарко зашептала она, людям нужна твоя помощь, разбейся, но сделай, они того заслуживают и в долгу не останутся.
- Кто бы мне самому помог, - раздраженно ответил я. - Нашла частного сыщика. Еще с прошлого дела очухаться не можем, а ты мне новое клеишь. Благодарю покорно, но лучше я с твоим папочкой буду на даче пить водку и радоваться окружающей природе.
- Ты хоть выйди к гостям, стыдно ведь.
- А чего мне стыдиться? Можно подумать, что это я у них обманным путем заполучил деньги, обещая десятикратный выигрыш.
- Господи, ты дуреешь прямо на глазах, страшно подумать, в какого зануду ты превратишься лет через десять.
- Вообще-то, живя с тобой, я вряд ли протяну больше года. Ладно, как его зовут?
- Николай Александрович Буранов.
- Николай Александрович! - восторженно завопил я, входя в комнату. Вы себе не можете представить, как я рад нашей долгожданной встрече. Какая жалость, что сегодняшний инцидент ее немного омрачил.
- Я тоже рад! - довольно сдержанно ответил "денежный мешок". - Мне о вас многое рассказывала супруга, и, поверьте, если бы не сегодняшняя трагедия, мы бы отлично отметили наше знакомство. К сожалению, мы только предполагаем, а судьба располагает. Зашли мы по настоянию Тамары, чтобы вернуть вам ваши деньги. По понятной вам причине выигрыш состояться не мог, поэтому позвольте...
На едином дыхании выдав эту тираду, Буранов извлек из нагрудного кармана пиджака деньги и протянул их мне. Такой щепетильности я от него не ожидал, а посему стоял молча, с трудом переваривая этот факт.
- Берите же! - нетерпеливо повторил он. - И ради бога извините нас за бесцеремонное вторжение.
- Нет, подождите, так не пойдет, - окончательно растерялся я. - Вы хотя бы чашку кофе выпейте, а то и чего поинтересней. Заодно и расскажете, не задержан ли стрелявший. Я-то сразу ушел.
- К сожалению, никто не задержан, как и не найдено оружие, хотя милиция сразу же после покушения оцепила всю западную трибуну, откуда, по их мнению, был произведен выстрел.
- Это уже интересно. Надо полагать, стрелял он не из пистолета, поскольку из обычной хлопушки с такого расстояния попасть в затылок движущемуся человеку крайне затруднительно.
- Я тоже так думаю. Безусловно, стреляли из винтовки и, скорее всего, с оптическим прицелом. Но куда она делась после выстрела? На текущий момент это остается загадкой. Повторяю, сразу после выстрела милиция блокировала всю западную трибуну и обыскивала буквально каждого выходящего из нее человека. Там не то что винтовку, пистолет пронести было невозможно. Тогда мы подумали, что убийца, бросив оружие, ушел налегке, но и это предположение оказалось неверным. После того как очистились трибуны, милиция еще в течение часа скрупулезно осматривала каждую скамью. Увы, кругом ноль.
- Николай Александрович, как вы полагаете, почему был убит шестой номер?
- Мне бы не хотелось об этом говорить, тем более вы наверняка догадываетесь.
- Мало ли о чем я думаю и догадываюсь. По моим раскладкам, инициатором убийства вполне могли быть вы сами.
- Ну это-то бредни старого быка. С какой стати мне это было нужно? Это во-первых, а во-вторых, на Бориса я возлагал определенные надежды. Зачем мне его труп?
- Вы сами ответили на свой вопрос. Не верите? Могу разъяснить доходчивей. Кому, как не вам, была известна степень подготовленности и возможности спортсменов? Поэтому к вашему мнению, затаив дыхание, прислушивалась гостевая трибуна, где, как я заметил, собрался весь букет городских кошельков. Лично вы, официально поставив на шестой номер, тем самым подали веский пример состоятельным гостям. Они поставили на него же крупные суммы, и именно на это вы рассчитывали, когда через подставных лиц внесли большие деньги на выигравший в итоге двенадцатый номер.
- Довольно логично. Теперь я понимаю, почему следователь, прибывший на место происшествия, так неприязненно на меня смотрел. Скорее всего, он подумал то же самое. Тогда у меня возникает к вам большая просьба.
- Отыскать непосредственного убийцу?
- Именно, но как вы догадались?
- Это нетрудно, ведь вы бы тоже хотели опереться на логику?
- Конечно. Но вы в этом случае назовете мои действия неким реверсивным, изменяющим направление ударом, да?
- Скорее всего, - разливая коньяк, согласился я.
- Поэтому-то я настоятельно вас прошу заняться этим делом, тем более не бескорыстно, а на вполне приличных условиях.
- Вы прекрасно знаете, что это заказное убийство и найти киллера, кто бы его ни нанимал, задача очень сложная.
- А за просто так я платить не привык.
- Хм, - выпив, неопределенно крякнул я. - Вы сами напрашиваетесь на расследование, результат которого может для вас оказаться плачевным. Мне приходилось встречаться с подобной самоуверенностью, но довольно редко.
- Это не самоуверенность, а желание наказать преступников и обелить себя.
- Допустим, я соглашусь, но по ходу дела у меня к вам может возникнуть масса вопросов, на которые вы бы предпочли не отвечать. Не получив же на них исчерпывающих ответов, я не могу начать работу.
- Задавайте любые, я постараюсь, насколько это возможно, на них ответить.
- Хорошо. Чем занимается ваша фирма?
- Открытое акционерное общество "Лидер", которым я имею честь руководить, занимается оптовыми поставками и реализацией непродовольственных товаров.
- Расплывчато, но для начала сойдет. Каким боком вы прилепились к спортивному шоу?
- Мы являемся одним из трех его спонсоров.
- В чем заключается ваша помощь?
- Закупаем им технику, а кроме того, принимаем активное финансовое участие в организации зрелищных мероприятий.
- Какую выгоду вы от этого имеете?
- Практически никакой. В сущности, все идет по нулям.
- Ой ли? Судя по сумасшедшей цене на входной билет, в это верится с трудом. Или спортсмены очень много кушают?
- И спортсмены кушают, и налоговая инспекция кушает. Едоков предостаточно, - горестно выдохнул Буранов и опрокинул рюмку.
- Скажите, а с двумя другими спонсорами вы ладите или...
- Без или - мы отлично уживаемся, дополняя друг друга.
- Если у вас фаворитом и любимчиком был гонщик Кондратьев, то кто таковым являлся у них?
- А вот этого я вам сказать не могу, поскольку не знаю.
- Признан ли двенадцатый номер официальным победителем?
- Сложный вопрос, до понедельника мы оставили его открытым.
- Почему же сложный, мне кажется, по всем существующим нормам вы должны последний заезд вообще не засчитывать.
- Возможно, но тогда у нас возникает ряд трудностей. Вы понимаете...
- Отлично понимаю! - саркастически усмехнулся я, вновь разливая коньяк. - Ответьте мне на последний вопрос: был ли официально узаконен ваш тотализатор?
- Видите ли, сегодняшние "скачки" были пробным шаром. И можно сказать, мы проводили разведку боем, но проект нами уже разработан, и в самое ближайшее время...
- Все ясно. Только вот Борису Кондратьеву от этого не легче. За упокой его души!
- Земля ему пухом, - охотно согласился Буранов. - Так вы согласны?
- В понедельник скажете мне, кто занимается этим делом.
А делом этим вплотную занялась прокуратура и городское УВД. В этих авторитетных ведомствах хороших связей у меня не было, но через знакомых удалось узнать, что ничем обнадеживающим они пока не располагают.
Похороны Кондратьева были назначены на вторник, и до той поры я не мог встретиться с соперниками и друзьями покойного по треку. Только в среду мне удалось переговорить с некоторыми из них. Но ничего заслуживающего внимания они сообщить не могли. Для них смерть товарища была полной неожиданностью, поскольку, по их заверениям, Борис был компанейским парнем, не имеющим врагов. Все это не вселяло надежд на поимку киллера. Правда, оставалось еще как следует пощупать рок-группу "Турне", на которую я возлагал кое-какие надежды. Кроме обычных вопросов, задаваемых в таких случаях, у меня был один махонький, предназначенный лично для них. От того, как они на него ответят, зависело многое. Этот вопрос занимал мое воображение с той минуты, когда еще живой Кондратьев выехал на свою последнюю прямую. Почему я не задал его Буранову? Сказать сложно, но, наверное, намеренно. Я берег его как последний хоть и хилый, но козырь.
* * *
Расхристанные, приблатненные парни, наследники незабвенного Моцарта, базировались в Молодежном центре и уже с обеда тихонько наигрывали что-то в духе "Вальпургиевой ночи". Костюмы их весьма отдаленно напоминали концертные, а волосы, как и подобает настоящим нынешним музыкантам, были по-бабьи увязаны пучками. На фоне своей банды руководитель группы казался лордом Байроном. Его соломенная шерсть тоже стянута на затылке черной лентой, но в отличие от остальных была вымыта и даже расчесана. И при всем том он не пользовался положенным ему профессиональным сленгом. Увидев меня, он объявил десятиминутный перерыв и предложил мне чашечку наикрепчайшего чаю.
- Нет, выстрела я точно не слышал, - ответил он без запинки, - я только был очень удивлен, когда увидел, как падает Борька.
- А что ж тут удивительного? Во время гонок часто падают.
- Конечно, но только на виражах, а Борис-то вылетел на прямой. Это сразу же показалось мне странным. Ну а через несколько минут я узнал, что его убили, причем стреляли откуда-то с нашей трибуны, из-под козырька, примерно с того места, где находились мы. Но клянусь Богом, выстрела я не слышал, да и не мог слышать, вы же сами видели, как выкладывались мои ребята. Там не то что пистолетного выстрела - пушечного залпа было бы не слышно.
- А почему вы думаете, что стреляли из пистолета?
- Если бы стреляли из автомата, то это было бы заметно.
- Логично, как я сам об этом не подумал, - довольно иронично заметил я. - А теперь, пожалуйста, объясните мне совершенно непонятный для меня факт: ваша группа начинала играть строго в перерывах между заездами, я верно говорю?
- Да, конечно.
- Почему вы вдруг врубили всю свою систему на полную мощность прямо во время последнего заезда, совершенно заглушив комментатора? У вас что, было так заранее договорено с организаторами гонок?
- К сожалению, этот вопрос мне самому не дает покоя уже несколько дней. Я постараюсь на него ответить. Во-первых, никакой договоренности с учредителями спидвея у меня на этот счет не было. А во-вторых, в этом деле есть некоторая странность, а может быть, заранее продуманная акция. Во время предпоследнего заезда ко мне подошел молодой паренек и, представившись одним из участников инициативной группы, велел во время последнего этапа гонок во что бы то ни стало играть победный туш лидеру.
- Он уточнил, на каком именно отрезке круга?
- Да, как только он вырвется вперед и выйдет на прямую. Я все проделал согласно его указанию. Теперь и сам понимаю, что явился невольным соучастником Борькиного убийства.
- Как выглядел тот парень?
- Обыкновенно, одет был как все, кто обслуживал спидвей: серебристо-голубой костюм, белая рубашка и темный галстук, на груди табличка с его именем и фамилией, ее я как сейчас помню - Иванов Сергей.
- Петров, Сидоров! - не выдержав, зло продолжил я. - Вы мне опишите его внешность и какие-нибудь отличительные черты - возраст, цвет волос, наконец, рост и комплекцию.
- Да, конечно. Парню не больше двадцати лет, короткая модная стрижка, рост обыкновенный, комплекция тоже. Цвет глаз определить затрудняюсь, потому что он был в очках. Из особых примет могу назвать только оттопыренные уши, но они часто таковыми кажутся из-за короткой стрижки. Да, вот еще что, на пальце он крутил ключи от машины, но не это примечательно, запомнился оригинальный брелок - отлитая из золота русалка. Красивая вещица.
- Почему вы думаете, что она отлита из золота, сейчас полно сплавов.
- Не знаю, но мне показалось, что тот парень фальшивку носить не будет, хотя черт его знает, сам-то он весь был какой-то фальшивый. Наигранно деловой, что ли. Не знаю, как вам это объяснить.
- Большое вам спасибо, - поблагодарил я наблюдательного музыканта, протягивая номер своего телефона. - Это вам на тот случай, если что-то вспомните еще.
Нашел я его до смешного просто. На всякий случай позвонив на стадион, я осведомился, не проживает ли у них некто Сергей Иванов.
- Проживает, - что-то пережевывая, охотно ответила телефонная барышня, - он у нас сторож на платной автостоянке, а кто его спрашивает?
- Император Нерон, жуй дальше, - посоветовал я ей, обрывая разговор.
Господин Иванов, юноша восемнадцати лет, оказался существом наглым, заносчивым и злобным, как и его свирепый цепной пес, словно троллейбус привязанный к низко натянутой проволоке. Парень мне не понравился с первой минуты. Как только капот моей машины сунулся на вверенную ему стоянку, он заорал:
- Вали отсюда, мужик, у меня свободных мест нет!
- А почему тогда есть рекламный щит? - подчеркнуто вежливо спросил я. - Неувязочка получается, да и мест свободных полно.
- Не твоего ума дело. И не для твоей ханыжной рожи мы организовали здесь стоянку, - в том же духе продолжал грубиян.
- Кто это мы? - спокойно поинтересовался я. - Кого ты имеешь в виду?
- Вот я тебе сейчас что имею, то и введу.
И даже это хамство я стерпел, но когда неучтивый сторож пнул бампер моей машины, я понял, что час его пробил.
- Дурак ты, Серега, хоть и Иванов, - добродушно, как старого знакомого, пожурил я его, - я тебе привез то, что ты заказывал через одного общего знакомого, а ты лаешься. Как хочешь, я поехал.
Включив заднюю скорость, я потихоньку двинулся, надеясь на его жадность и любопытство. После секундного замешательства он двинулся следом, нелепо размахивая руками и неумной головой.
- Эй ты, стой, стой, тебе говорят! Ты от Власа, что ли?
- От него, да только дел с тобой я иметь не желаю, грубый ты парень.
- Дак надо было сказать чё зачем.
- Может быть, я об этом должен был заявить через громкоговоритель?
- Да ладно, мужик, не обижайся, сам понимаешь, тут всякие ходят. Ты привез? Все нормально?
- Все нормально.
- Показывай, бабки при мне.
- Может быть, это тебе показать в центре Красной площади? Прыгай в тачку, хоть немного отъедем.
Запрыгнул он кузнечиком, но дальше испытывать судьбу я не решился, поэтому не сильно, но резко рубанул ему по кадыку. Пока он переваривал собственную боль и мое коварство, мы уже находились в лесочке за стадионом, а его руки, скованные наручниками, пребывали в нерабочем состоянии. Раскурив сигарету, я выпустил целый клуб дыма прямо ему в нос. Закашлявшись, он чихнул и устрашающе прошипел:
- Козел вонючий, ты мне за это ответишь.
- Сэр, как вам будет угодно. Но, сэр, сперва бы я хотел получить несколько ответов от вас. Вы уже в состоянии вести дружескую беседу?
- Сука рваная, тварь паскудная...
- О, сэр, я вижу, что ваша речь не отличается изысканностью, но это не беда, друг мой. Всего за несколько минут я научу вас хорошим манерам и умению вести светский разговор.
- Ты чё делаешь, падла? - испуганно вращая глазенками, завопил мой ученик, когда я резко выпихнул его из машины.
- Сэр, сейчас вы все узнаете, не будьте таким нетерпеливым.
Через заднюю балку я продел тросик и закрепил его на наручниках у своего подопечного. Эти приготовления ничуть не улучшили его дурного настроения, а даже наоборот.
- Ты, лось! Чего ты придумал?
- Хочу немножко, для просветления мозгов, вас покатать, разумеется, сэр, на вашей собственной шкуре.
- Падла, я замочу тебя своими руками.
- Сожалею, сэр, но боюсь, что вам это не удастся, потому как уже через полкилометра вы будете мертвы, если, конечно, раньше вы не передумаете и не соизволите продолжить нашу беседу в надлежащем тоне. Всего вам доброго. Надеюсь, вы примете смерть достойно, как истинный джентльмен. Ваш труп я бы погрузил в грязные воды Темзы, но за неимением оной довольствуйтесь водами Волги.
- Ты чё? Сдурел? Мужик, не надо! - воздев очи гори пронзительно заверещал отважный автомобильный сторож, едва только я сел за руль.
- Сэр, мне послышалось, что мои труды не пропали даром и просвещение приносит свои плоды? Наверное, согласуя свою речь и действия с правилами хорошего тона, вы хотите мне что-то сказать?
- Сука ты... То есть сэр... Чего ты от меня хочешь?
- Истины! Истины, друг мой. Только с нею мы можем познать вселенную. Ответь мне на несколько вопросов правдиво, и мы расстанемся навсегда, как и подобает настоящим мужчинам. Итак, перейдем к делу. Кто и сколько тебе заплатил за то, чтобы ты передал руководителю группы "Турне" заведомо ложную информацию? Молчишь? Повторяю для недоумков...
- Ничего никому я не передавал, и кто ты такой, чтобы я перед тобой отчитывался?
- Кто я такой, ты сейчас узнаешь, а по поводу твоей непричастности поговорим позже, когда я доставлю тебя на опознание. Усек, недоумок? А теперь приготовься к небольшому, но приятному путешествию до того самого руководителя рок-группы, но сначала я заткну тебе пасть, а то от боли ты будешь очень сильно кричать, и это вызовет нездоровый интерес к нашей дружеской прогулке.
- Не надо! Прошу, не надо, я правда ничего не знаю!
- Тогда заруби себе на носу, что ты являешься пособником убийства Бориса Кондратьева, и поэтому я намерен тебя казнить без суда и следствия.
- Но я правда его не знаю, - уже в голос заливался мерзавец, утирая скованными руками слезы пополам с дорожной пылью.
- Подонок, рассказывай все, что тебе известно, только не ври, если хочешь вернуться к маме живым.
- Я его видел впервые. Он подошел ко мне в начале предпоследнего заезда и попросил, чтобы я передал на словах тому патлатому... Вот и все, что я знаю.
- Врешь, начнем сначала. Сколько он тебе заплатил?
- Немного, тысячу рублей.
- Да уж, не густо, сам-то он за это убийство получил куда как больше. Опиши подробно его внешность и в чем был одет.
- Ну, это, на вид ему было лет сорок пять - пятьдесят. Ростом меньше меня где-то сантиметров на десять. Получается метр шестьдесят. Худенький, и что я заметил, совсем лысый. У меня колено волосатей будет. Одет он был в ярко-зеленый спортивный костюм. И еще я запомнил его нос, большой и висячий, как банан. Ну и все. Вроде больше сказать нечего.
- Ты забыл про его голос: тембр, акцент? Может быть, какой-нибудь дефект речи? Картавость или заикание?
- Точно, а ты откуда знаешь? Конечно, как я сразу не вспомнил. Бабий у него голосок был, тоненький, к нему его помятая рожа никак не клеилась.
- Ты уверен в том, что раньше он тебе нигде не встречался?
- Да нет же, говорю тебе, в первый раз этого гномика с кривыми ногами вижу. Анекдот, а не мужик. Его запомнить на раз можно.
- Почему?
- Не знаю, какой-то он несуразный. Сам худой и хлипкий, а голова и ноги крупные, будто чужие. Кажется, я все тебе рассказал, вези теперь туда, где взял, да сними браслеты.
- Ты мне не все рассказал.
- Клянусь мамой, все как ни на есть...
- Нет. Ты ни словом не обмолвился о том, что он тебе сказал в конце.
- А-а! - На секунду в глазах парня мелькнул страх. Он съежился и передернул плечами, словно отгоняя кошмар. - Откуда ты все знаешь? А может, ты от него? Прости, я не хотел, но ты сам...
Упав на колени, парень забился в натуральной истерике, и мне понадобилось влить в глотку этому подонку больше ста граммов водки, прежде чем он мало-мальски успокоился.
- Так ты не от него?
- От кого?
- Ну, не от гнома?
- Нет, успокойся. Так что он тебе сказал на прощанье?
- Он мне сказал, чтобы я забыл о нашей встрече и подальше засунул язык, а если я кому-нибудь проговорюсь, то он вырвет его вместе с кишками. Но тогда я не шибко-то испугался, уж больно смешной был этот гном, и еще он...
Выстрела я не слышал, просто Сергей Иванов вдруг мягко улегся у моих ног, а из его правого виска потекла струйка крови. Второй выстрел, наверное, будет адресован мне. Не теряя и доли секунды, я запрыгнул в машину, каждое мгновение ожидая своего бесславного конца. По грунтовой лесной дороге я пер как ошалелый и только через полкилометра вспомнил, что за мной тащится труп Сергея. Разрубив капроновый трос одним ударом ножа, я полетел дальше, стараясь поскорее убраться от этого негостеприимного места. И только выбравшись на людную трассу, я остановился перевести дух и привести в порядок свои идиотские мозги.
Почему-то стало жалко покалеченное тело Сергея. Нет, не его самого, а именно его тело, изуродованное дорогой. Так или иначе, он был обречен, его бы убрали, будь он нем, как целая стая рыб. Видимо, игра идет по большому счету, а на виду у меня только куцый хвостик огромной морковки. На кой черт мне понадобилось лезть в это тухлое болото потерявших совесть дельцов? Они придавят меня, как таракана, и даже наутро обо мне не вспомнят. Придавят? Но почему не придавили только что? Судя по ювелирной дырке в ивановском виске, стрелки у них высокой квалификации. Что же помешало им? Непонятно. Судя по бесшумному выстрелу, у них в большом почете глушитель. Вот вам, господин Гончаров, и первый ответ на то, почему никто на трибунах стадиона не слышал выстрела, поразившего Кондратьева. Глушитель и оптический прицел, потому что стреляли они со стороны стадиона, с расстояния не менее ста метров. Но почему все-таки я остался в живых? Совершеннейшая чушь! Но как бы то ни было, номер машины они видели на все сто процентов, а по нему только круглый идиот не установит места жительства. И опять повторится старая история. Ну уж нет! Первое, что я сделаю немедленно, так это отправлю Милку на какой-нибудь курорт, причем инкогнито.
Слава богу, она оказалась дома в полном здравии. Повиснув, как обычно, на телефоне, несла какую-то чушь своей очередной лучшей подруге. При моем появлении она прижала палец к губам и очень натурально по-кошачьи зашипела. Мне не оставалось ничего другого, как откушать из маленького лафитничка и терпеливо ожидать окончания ее трепа.
* * *
Когда через полчаса я проснулся от дверного звонка, она все еще щебетала, не ведая, какие тучи сгущаются над нами. Проходя мимо, я невзначай задел вилку телефонного разъема и под разгневанные выкрики телефономанки открыл дверь.
Только его мне не хватало для полного счастья. На пороге собственной персоной высился господин полковник, причем в полном параде и при орденах. Но несмотря на внешнее великолепие, какой-то внутренний червь грыз его душу. По тому, как жалко он улыбнулся, я сразу все понял и без лишних слов затащил его в дом.
- Вот, дети мои, и все! - грузно заваливаясь в кресло, выдохнул он. Думал, меня еще с полгодика потерпят, но ошибся, выкинули раньше.
- Так это же отлично, дорогой Алексей Николаевич, тут не огорчаться, радоваться нужно. Меня вышвырнули, когда мне и сорока не было, а у вас возраст самый подходящий.
- Заткнись, сукин сын, как ты мне надоел, алкаш недобитый. Дочка, дай что-нибудь выпить своему старому папаше.
- А ты у него проси. Он теперь бар закрывает на замок, а ключ вместо креста носит на груди.

Гончаров и кровавый бизнес - Петров Михаил => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Гончаров и кровавый бизнес автора Петров Михаил дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Гончаров и кровавый бизнес у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Гончаров и кровавый бизнес своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Петров Михаил - Гончаров и кровавый бизнес.
Если после завершения чтения книги Гончаров и кровавый бизнес вы захотите почитать и другие книги Петров Михаил, тогда зайдите на страницу писателя Петров Михаил - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Гончаров и кровавый бизнес, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Петров Михаил, написавшего книгу Гончаров и кровавый бизнес, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Гончаров и кровавый бизнес; Петров Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн