А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Глава 2
Валерия достаточно быстро доехала до дома родителей, несмотря на пробки на дорогах. Мать, увидев ее на пороге, демонстративно всплеснула руками:
– Ну, наконец-то моя дочь удосужилась почтить нас своим драгоценным вниманием!
Отец тоже вышел в прихожую и, увидев Леру, улыбнулся:
– Здравствуй, дочь, не слушай нашу маму, она ворчит, потому что очень скучает и волнуется за тебя, – проговорил он и подошел, чтобы помочь девушке снять дубленку. Он обнял ее за плечи и повел в комнату.
– Что волноваться-то? Я, слава богу, уже из грудного возраста выросла, – возмутилась Лера. – И тебе, мамочка, уже давно пора заметить, что я большая девочка.
– Да когда ты была в грудном возрасте, я чувствовала себя совершенно спокойно, – тут же парировала женщина и возмущенно посмотрела на дочь. – А сейчас, моя милая, я живу под высоким напряжением. А у меня сердце, между прочим! – и она схватилась за правую сторону груди, нарочито сморщив при этом красивое лицо.
– Не утрируй, мамочка, ты же знаешь, я пока что голову на плечах имею, – не сдавалась Лера. – И сердце, насколько мне известно, у нормальных людей находится с левой стороны, – с иронией заметила она, показывая прищуренными глазами на руку матери.
– Судя по недавним событиям, я что-то уже сомневаюсь в этом, доченька, – пропыхтела Ирина Михайловна, сделав вид, что не заметила иронии дочери. – Это касательно твоей головы, – ехидно добавила она и величаво удалилась на кухню.
Дело в том, что совсем недавно Валерия попала в достаточно опасную историю, причем не одна, а со своей близкой подругой Настей. Настя – журналист, очень непоседливая натура, миниатюрная девушка с копной рыжих волос и неиссякаемым темпераментом в ногах и языке. Она действительно талантливый журналист, но, помимо этого, не на шутку увлекается фотографией. И сейчас, когда в России появились папарацци, она тут же встала в их первые ряды. Она носилась со своим фотоаппаратом как с писаной торбой, считая, что обязательно сможет запечатлеть однажды такой сюжет, что он войдет в историю.
Так вот с этой самой Настей, любительницей совать свой курносый, усыпанный веснушками нос во все, везде и всегда, Лера и вляпалась в историю, из которой они обе чудом выбрались живыми.
Сейчас в стране очень много развелось всевозможных сект, и эта тема для журналистов была достаточно актуальной, они много об этом писали. Однажды Настена прилетела к Валерии домой взъерошенная, словно воробей, и прямо у порога выдохнула:
– Есть серьезный разговор.
Когда девушки прошли в комнату, Анастасия тут же застрекотала:
– Валерка, слушай, у меня появился шанс сделать собственный репортаж. Но ты должна мне помочь! Для тебя это тоже будет очень хорошей практикой. Мне удалось пронюхать, где примерно может находиться логово секты сатанистов. Одной мне не справиться, а с тобой можно и к черту в зубы, с тобой я ничего не боюсь!
Лера вытаращила на Настю глаза и покрутила пальцем у виска.
– У тебя как с головой-то, подруга? Ты не боишься, это понятно, у тебя по жизни с мозгами проблемы. А я, извини, пока еще с ума не сошла, и ничто человеческое мне не чуждо.
– Что ты имеешь в виду? – не поняла Настя.
– А то и имею. Ты не боишься, зато я боюсь, – нахмурилась Валерия. – Надо же такое придумать – в секту сатанистов она решила наведаться! Очень интересно, под каким соусом мы туда явимся? Извините, мы хотим взять у вас эксклюзивное интервью и, если можно, ваш автограф на память? Ты что, совсем сбрендила, Анастасия? Сатанисты – это тебе не шутка, смотри, сколько о них в последнее время говорят. Да что я тебе рассказываю, ты сама журналист и все очень хорошо понимаешь.
– И ты еще смеешь себя называть детективом? – возмутилась Настя, да так темпераментно, что даже кончик ее носа покраснел. – Мечтаешь о громких делах, а как только такое появилось, так сразу в кусты?
– Ни в какие не кусты, просто я разумный и здравомыслящий человек. И потом, ты же прекрасно знаешь, что я работаю только по заказу клиента, – постаралась выкрутиться Валерия.
– Считай, что я – твой клиент, – тут же нашлась Настя. – Правда, мне заплатить тебе нечем, – задорно добавила она, как будто говорила, что уж потом-то она отсыплет денег немерено. – Но это пока, – тут же отметила она. – Вот если ты мне поможешь, тогда я смогу сделать свой собственный репортаж, да еще прямо с места событий, и тогда… – закатила Настя глаза под лоб. – Думаю, что неплохо заработаю.
– Блажен, кто верует, – усмехнулась Валерия.
– Лерка, ты не имеешь права оставлять меня одну! Ты не можешь так со мной поступить, – насупившись, проговорила Анастасия. – И ты пойдешь, а если нет, я сама все узнаю. И если со мной что-нибудь случится, в этом будешь виновата только ты, – тут же добавила она. – Мучайся тогда угрызениями совести до конца жизни, – схитрила девушка, искоса взглянув на подругу.
– Прекрати пороть ерунду, Настя, никуда я с тобой не пойду, – раздраженно проговорила Лера. – Нет, нет и еще раз нет! С ума ты, что ли, сошла, подруга? В секту к сатанистам! Ты только прислушайся к словам: «секта сатанистов», бррр, жуть какая-то, – передернулась Валерия. – С какого, спрашивается, бодуна мы туда заявимся?
– И что здесь такого? – не собиралась сдаваться Настя. – Мы же с тобой молоденькие, ну… относительно молоденькие, – поправилась Настя, заметив насмешливый взгляд подруги. – Если нас подмазать, подкрасить, надеть на нас юбочки-мини, татушки там разные сделать – за студенток как раз и сойдем. Нужно прикинуться детьми состоятельных родителей, сестры мы, понимаешь, – тараторила она, вытаращив от возбуждения глаза. – И тогда нас обязательно туда примут. Понимаешь? – снова спросила она.
– Ага, конечно, понимаю, – усмехнулась Валерия. – А что здесь непонятного? Мы с тобой сестры… близнецы.
– Хватит тебе, Лерка, иронизировать. Ну, не сестры, а подруги. Я думаю, в университете, у студентов, нам хоть что-нибудь удастся разузнать поподробнее, я там уже, кстати, была. Помнишь, еще по телевидению показывали этот университет, где двое ребят пропали? Разговор был о том, что они вроде бы в сатанисты подались. Ну вот, мы туда и съездим, поговорим с ребятами. Может, кто-то что-то слышал, кто-то что-то видел? Попробуем адреса этих ребят раздобыть. Вдруг с их родителями поговорить удастся? Если они захотят, конечно. Это было бы вообще супер! Ну вот, а там ниточка за ниточкой, глядишь, клубочек и приведет, куда нужно, – продолжала стрекотать Анастасия, нарезая круги по комнате. – Ты представляешь, какой может сюжет сногсшибательный получиться?
– Я, конечно, все понимаю, Насть, только почему именно меня ты выбрала в свои «соучастницы»? – хмыкнула Валерия. – У тебя что, мало знакомых журналистов, которым это будет интересно так же, как и тебе?
– Какая же ты бестолковая, Лерка, – всплеснула девушка руками. – Неужели не понимаешь, почему?
– Представь себе, нет, – пожала Лера плечами, продолжая с улыбкой смотреть на подругу.
– Ты же частный детектив, знаешь, что к чему и с чем это кушают. И потом, я хочу самостоятельно сделать этот репортаж, одна, без своих коллег, – откровенно призналась Настя. – Только соваться к этим сатанистам в одиночестве я, естественно, побаиваюсь.
– Я от тебя балдею, – закатила глаза под лоб Валерия. – А от меня-то там какой толк? То, что я частный детектив, это, конечно, хорошо, но не забывай, что я – просто женщина, такая же слабая, как и ты. Я же не Рембо, не Джеки Чан и уж тем более – не Динамит.
– А там физическая сила и не понадобится, – тут же парировала Настя. – Там смекалка нужна, а уж этого у тебя не отнять, – хитро прищурившись, польстила она подруге.
– Ну, в этом и тебе не стоит прибедняться, – засмеялась Валерия.
– Ну, так ты со мной или не со мной? – настойчиво спросила Настя.
– Или, – твердо ответила Валерия. – И не нужно на меня так смотреть, ничего у тебя из этого не получится.
– Хорошо, – многозначительно проговорила Настя сквозь зубы. – Пусть моя смерть останется на твоей совести. А мой хладный и гордый призрак будет стоять перед твоими глазами каждую ночь! Ты – бесчувственная особа, Валерка, я от тебя никогда такого не ожидала. Лучшую подругу, одну, в пасть к сатанистам. Ты… ты… а еще сыщица называется, – надрывалась она, стараясь достучаться до спящей совести подруги. – Пойдешь или не пойдешь? – топнула девушка ногой.
– Нет.
– Последний раз спрашиваю. Ты мне подруга?
– С детского сада, если мне не изменяет память.
– Валер, ну ради нашей песочницы очень тебя прошу… – взмолилась Настя. – Ведь я и в самом деле одна туда попрусь, ума у меня хватит, ты же знаешь. Ты не должна допустить такого безрассудства. Ты просто обязана его предотвратить! И нужно для этого всего-то ничего: пойти со мной вместе.
– Ладно, что же с тобой делать? Не оставлять же тебя одну! У тебя ведь и правда ума хватит попереться туда самостоятельно, – тяжело вздохнула Валерия, нехотя сдавшись уговорам подруги. – Какой только глупости ни сделаешь ради нашей песочницы, – улыбнулась она. – Но имей в виду: я соглашаюсь только потому, что до обморока боюсь привидений. А уж хладных и гордых – тем более, – уже во весь голос захохотала она. – Господи, и за что мне такое наказание?
Некоторое время спустя Лера очень горько пожалела о том, что уступила и согласилась на авантюру своей подруги, а не отговорила ее от столь опрометчивого шага. Тот самый клубочек, о котором говорила Настя, впоследствии в самом деле привел девушек в секту сатанистов. Когда Лера начинает вспоминать все, что было потом, у нее до сих пор волосы на загривке встают дыбом. В ходе поисков девушкам пришлось пережить массу неприятных моментов. Только им удалось разыскать двоих пропавших ребят и поговорить с ними, как те покончили жизнь самоубийством, причем в один день и одинаковым способом. И один и второй бросились с крыши семнадцатиэтажного дома, не своего, а соседнего. В этот же день, когда случилось несчастье, родители и того и другого юноши обнаружили, что из дома пропали деньги, причем в обоих случаях – очень большая сумма. Плюс к этому исчезли все золотые украшения, которые имелись в семьях.
Лера с Настей сделали большую ошибку, решив ничего не рассказывать о своих поисках никому из близких, и в дальнейшем очень пожалели об этом. Но, как говорится, хорошо то, что хорошо кончается. Им крупно повезло, что параллельно с ними в этом же направлении работала группа следователей из прокуратуры. Но… это уже отдельная история, о которой обязательно нужно будет рассказать при случае.
Вот после того эпизода мама Валерии теперь неусыпно следит за тем, чтобы ее дочь вовремя приходила домой и не совалась в истории, связанные с риском для жизни и здоровья. Поэтому она звонит Лере каждый вечер и проводит допрос с пристрастием. Если честно, испугались тогда, конечно, все очень сильно. Если бы чистая случайность не помогла тогда девушкам, то они обе уже летали бы по ветру в виде пепла. Когда они шли к этим братьям-сатанистам, то даже не предполагали, что все там так серьезно и… настолько опасно. После того как им все-таки удалось выкарабкаться из этой передряги, мать Валерии сразу же решила, что ее непоседливой дочери давно пора замуж.
– Выйдет замуж, родит ребенка, наконец-то закроет свое детективное агентство, и только тогда я смогу вздохнуть спокойно, – говорила она мужу, отцу Валерии. – Алеша, хоть бы ты повлиял на нее!
– Как я могу повлиять на нее, Ирина? Она уже взрослая, самостоятельная женщина. Я не вправе заставить ее делать то, чего она не хочет, – отвечал мужчина супруге.
– Ай, от тебя толку вообще никакого, а еще отец, – сетовала Ирина Михайловна. – Почему только мне приходится обо всем думать самой?
Женщина начала вынашивать планы, что бы такое придумать интересное, чтобы ее ненаглядная дочь могла познакомиться с порядочным молодым человеком. К данному мероприятию были подключены все подруги Ирины Михайловны. Внезапно грудами начали появляться билеты в театры, на выставки, горящие путевки в санаторий и приглашения на презентации с последующими фуршетами. Сначала Леру все это ужасно веселило, потом начало злить, а сейчас, как только Ирина Михайловна заикается о «случайном приглашении», например, на просмотр коллекции какого-нибудь модного дизайнера, у девушки просто начинается нервный тик.
У нее уже имелся друг, Дмитрий, которого она любила, но ее мать почему-то была категорически против именно этого молодого человека. Вернее, Лера прекрасно знала, почему. Дима был мотогонщиком, он очень часто уезжал на соревнования и слишком уж часто возвращался оттуда с переломанными конечностями или ребрами.
– Лерочка, ну скажи, пожалуйста, что это будет за муж? – сетовала Ирина Михайловна. – Он же в любую минуту может стать инвалидом, упаси господи! Не ровен час, совсем разобьется, и что ты тогда будешь делать? А если к тому времени у вас уже появятся дети? Они же останутся без отца, а ты в цветущем возрасте станешь вдовой. Нет, ты как хочешь, а я никогда не дам тебе родительского благословения на такой безрассудный брак. Вот если он бросит свое безумное занятие, тогда другое дело. Он неплохой молодой человек, и если бы не это его пристрастие к экстриму, он бы мне нравился.
– Мама, зачем же заранее хоронить человека? – возмущалась Валерия. – Для Димы это не просто увлечение, это его жизнь. Он без этого просто не сможет, и я его прекрасно понимаю.
– А я не понимаю и не хочу понимать, – выходила из себя Ирина Михайловна. – Если это его жизнь, вот пусть себе на здоровье и живет своей жизнью, с этими мотоциклами, но только без моей дочери, – сказала, как отрезала, женщина, и сдвинуть ее с этой точки зрения не смог бы даже бульдозер.
После нескольких таких перепалок Лера, чтобы прекратить всяческие разговоры на эту тему, сказала матери, что они с Дмитрием серьезно поссорились и в результате расстались. Выслушав заявление дочери, Ирина Михайловна, похоже, успокоилась.
На самом же деле, как только Дмитрий возвращался с очередных соревнований, он тут же приезжал к Валерии, и все то время, пока он был в Москве, они жили дружно и счастливо в ее квартире. Он уезжал на тренировки рано утром, а возвращался вечером, предварительно забежав домой, к своей матери. Лера всегда ждала его по вечерам, как примерная жена, с готовым ужином и своей любовью, которая становилась с каждым днем все сильнее. Только в последнее время эта идиллия начала нарушаться все чаще и чаще, иногда даже выливаясь в ссоры. За время своего существования детективное агентство Валерии зарекомендовало себя с очень хорошей стороны, поэтому в последнее время начало стремительно обрастать клиентами. Работы прибавилось настолько, что свободного времени на что-то другое практически не оставалось. Дмитрию это обстоятельство очень не нравилось, он привык, что его любимая всегда думает только о нем, а тут вдруг ее агентство очень плотно встало между ними. Он даже начал ревновать ее к работе, но всеми силами старался этого не показывать. Валерия прекрасно все видела, но ничего поделать не могла: клиенты платили ей неплохие деньги, и она не могла нарушать договоренностей. В основном это были богатые мужчины, которые хотели проследить за своими молоденькими женами, или, наоборот, ревнивые жены, желающие знать имена всех молоденьких любовниц своих мужей.
Глава 3
В квартире у родителей было очень уютно и спокойно, вкусно пахло пирогами и еще чем-то родным и очень знакомым, из далекого детства. Сейчас Валерия жила в своей собственной квартире в центре города, которую ей оставила одна из бабушек. Похоронив своего мужа, деда Валерии, она перебралась жить в другой город, к своей дочери, сестре отца Леры, а квартиру подарила любимой внучке. Вторая бабушка девушки, кстати, последние двадцать лет своей жизни прожила во Франции и, умерев четыре года тому назад, тоже оставила внучке небольшое наследство в виде банковского счета. На эти деньги Лера и сумела открыть свое собственное дело. Две трети суммы, оставленные бабушкой, были потрачены, чтобы закупить необходимое оборудование, кстати, очень дорогостоящее, которое было необходимо при занятии такого рода деятельностью. Нужна была машина, тоже для нужд фирмы, и она также была куплена. В связи с тем, что появился транспорт, принадлежащий фирме, в штатное расписание пришлось включить и должность водителя. Правда, два детектива, которые работали на Валерию, умели водить машину, а вот еще два, вернее, две, вообще не знали, с какой стороны находится руль. Остальные деньги были потрачены, чтобы арендовать хорошее помещение в центре города и вложиться в солидную рекламу. Одним словом, обе бабушки постарались для своей внучки, как могли, и та была им за это безгранично благодарна. То, что девушка жила теперь в отдельной квартире, намного облегчало ее жизнь и давало больше возможности приучаться к самостоятельности, да и вообще быстрее научиться всему на свете. Лера, конечно же, скучала по родителям, она не так часто бывала у них, как хотелось бы. Но зато, когда эти встречи случались, они всегда были такими радостными и теплыми, что этой теплоты ей хватало потом на большой промежуток времени.
Мама Леры очень любит возиться на кухне и проводит там большую часть своего времени. Девушка прошла к ней и, остановившись в дверях, спросила:
– Мам, вы что, гостей ждете?
– Ты, Лерочка, для нас – самый дорогой гость! – занимаясь пирогами и не оборачиваясь к дочери, ответила женщина. – Но ты права – я пеку любимые пироги Ивана Петровича, твоего крестного отца. Он еще вчера позвонил и сказал, что сегодня вечерком забежит. Ты же знаешь, как он обожает пироги с клюквой, вот я и стараюсь.
– Здорово, что он приедет, – улыбнулась Валерия. – Сто лет его не видела. Как он, кстати? – поинтересовалась она у матери.
– Как, как? Да никак. Жалко мне его, если честно. Сил нет смотреть, как он изменился, – покачала головой Ирина Михайловна. – Как Елена умерла, он прямо какой-то потерянный ходит, хоть и прошло уже три года. Мне кажется, он даже похудел, – вздохнула женщина.
– По-моему, мамочка, это невозможно. Даже приблизительно не могу себе представить нашего опера похудевшим, – снова улыбнулась Валерия. – А что потерянный ходит, так это понятно. Ты же помнишь, как он тетю Лену любил и что с ним было, когда она умерла.
– Помню, конечно, помню, – снова вздохнула Ирина Михайловна. – Жаль только, что не знаю, чем помочь ему. Вот только пирогами досыта накормить и могу. Папа твой уже несколько раз с ним разговаривал, но толку от этого никакого. Да и я тоже: сколько ни говорила, он меня и слушать не хочет.
– О чем это ты, мам? – не поняла Лера.
– Как это о чем? О женитьбе, конечно, – проговорила женщина таким тоном, как будто об этом все просто обязаны знать. – Ему жена нужна, хозяйка в доме. Что бобылем-то ходить в его-то возрасте?
– О господи, – засмеялась Валерия. – У тебя, что, мания появилась – всех женить да замуж выдавать? Только ты от меня вроде бы отстала, так сразу новый объект нашла, сваха ты наша?
– Ничего смешного в этом не нахожу, – обиженно проворчала женщина и с раздражением начала перекладывать горячие пирожки из противня в большое блюдо, которое стояло на обеденном столе. – И нечего меня оскорблять. Надо же, до чего я дожила: родная дочь свахой обзывает, – не хотела униматься она. – Я тебя замуж хочу отдать, для твоего же блага, между прочим! Если в ближайшие два года тебя никто не обуздает, ты в своем детективном агентстве совсем одичаешь. Скоро окончательно в солдафона превратишься: ать-два, слушай мою команду!
– Мам, ты давай на меня-то стрелки не переводи, мы вроде бы с тобой о дяде Ване разговаривали, – поторопилась Лера отвлечь мать от своей профессии. – Он-то что говорит? Хочет он жениться или нет?
– Хотеть, моя милая, не вредно, для этого нужно еще и что-то делать, – немного раздраженно ответила Ирина Михайловна. – Главное, на ком жениться. Сам-то он только на работе говорить горазд, а как попадает в женское общество, так куда только все его красноречие и девается. Сколько раз я его пыталась познакомить с кем-нибудь. Да где там! – обреченно махнула она рукой.
Иван Петрович был вдовцом вот уже три года. Полковник милиции, мужчина пятидесяти лет от роду, рост – примерно сто семьдесят пять сантиметров, а вес – сто с лишним килограммов. Когда он ходил, было такое впечатление, что он не идет, а перекатывается, как мячик. Его лицо всегда улыбалось, а на круглых щеках алел румянец, как на пакетах от «Веселого молочника». Насчет своей шарообразной фигуры Иван Петрович отшучивался:
– Я оправдываю свою фамилию, Шаров, и худеть не имею морального права.
На его кителе в районе живота постоянно отрывались пуговицы. Поэтому первое, что делала Ирина Михайловна, когда он приходил к ним в дом, брала нитку с иголкой и начинала закреплять их, так как большинство из них уже болтались и готовы были вот-вот оторваться. Мать и отец Валерии были старинными друзьями Ивана Петровича, Лера помнила его с раннего детства: он был ее крестным отцом. Теперь, когда он овдовел, чета Протасовых на правах близких друзей при каждом удобном случае старалась подсказать, что неплохо бы было ему вновь жениться. Он не обижался на друзей и всегда старался отшутиться:
– Вот похудею немного, тогда и подумаю об этом.
И вот сейчас Ирина Михайловна хлопотала на кухне, выпекая пирожки с клюквой для дорогого гостя.
– А ты хоть побудешь сегодня подольше? Или опять, как ясное солнышко, появилось на час – и убежало? – спросила женщина у дочери.
– Нет, нет, мамульчик, я до самого вечера у вас останусь. Решила сегодняшний день посвятить своим любимым родителям, значит, так и сделаю. Побалуешь меня за это чем-нибудь вкусненьким? – улыбнулась Валерия и обняла мать.
– Ну, не знаю, стоит ли? – покачала головой женщина и хитро посмотрела на дочь.
– Стоит, стоит, мам, я же хорошая и послушная. Но останусь я у вас только с тем условием, что в доме «совершенно случайно» и «вдруг» опять не появится какой-нибудь претендент, желающий заполучить молодую и симпатичную домработницу, – засмеялась Лера, напомнив матери недавний случай с очередным неудачным сватовством.
А случилось это так.
Валерия выкроила время, чтобы навестить родителей, и предупредила об этом заранее. Только она приехала и едва успела раздеться, как в дверь раздался звонок.
– Лерочка, открой, пожалуйся, детка, у меня руки заняты, – крикнула из кухни Ирина Михайловна.
Валерия открыла дверь, и на пороге материализовалась одна из приятельниц ее матери вместе с молодым человеком, очень похожим на нее. Женщина давно и безрезультатно старалась женить свое великовозрастное чадо, но все ее попытки терпели крах. Полтора года тому назад он вернулся из Германии, где работал три года после университета. Жену оттуда он себе не привез, поэтому все полтора года, которые он провел дома, мать пыталась намекнуть сыну, как бы она была счастлива, если бы наконец стала бабушкой. Молодой человек на эти прозрачные намеки лишь отмахивался или отшучивался. И вот две приятельницы решили, что когда у одной есть «товар», а у другой – «купец», просто грех этим обстоятельством не воспользоваться.
Лера поздоровалась с гостями и, не дожидаясь, когда те разденутся, первой прошла в комнату. Она замерла на пороге, увидев, что стол накрыт, как для праздника.
– Мам, у нас что, какое-нибудь торжество? – поинтересовалась девушка, повернувшись к матери, которая несла очередную тарелку с деликатесами к столу.
– Да, моя дорогая, сегодня день рождения моей давней приятельницы, Натальи Андреевны, – как ни в чем не бывало ответила женщина, будто дни рождения всех ее приятельниц справлялись именно в этом доме. – Заодно и с Владиславом познакомишься. Он, между прочим, целых три года проработал в Германии, в очень крупной компании. А сейчас, набравшись там опыта, организовал свою компанию здесь, в России. Очень умный и перспективный молодой человек, – многозначительно проговорила Ирина Михайловна и поторопилась в прихожую, чтобы встретить гостей.
Вечер прошел в напряженной обстановке, несмотря на все старания двух заговорщиц. Лера с Владиславом не сказали ни единого слова, а лишь искоса бросали друг на друга настороженные взгляды. Когда наконец это все закончилось, было видно, как оба облегченно вздохнули. Но дело этим не закончилось: самое интересное было впереди.
К Валерии в агентство пришла одна богатая клиентка и наняла детектива, чтобы тот проследил за ее мужем. Через несколько дней один из сотрудников, которому была поручена эта работа, положил на стол Валерии подробный отчет с фотографиями. Когда Лера просматривала снимки, ее глаза буквально вытаращились от удивления. Дело в том, что слежка за мужем богатой бизнесвумен привела сыщика в гей-клуб «Голубая лагуна». И каково же было изумление Валерии, когда среди завсегдатаев этого клуба она увидела… собственной персоной Владислава, недавнего кандидата в ее мужья! Принадлежность молодого человека к постоянным членам клуба «Голубая лагуна» не вызывала сомнений: снимок говорил об этом достаточно красноречиво. Девушка от души расхохоталась и спрятала одну из фотографий в сумочку, чтобы показать своей матери. Когда Ирина Михайловна увидела снимок, она очень долго не могла прийти в себя от потрясения. Она так сильно переживала за свою приятельницу, которая растила, растила и вырастила… неизвестно кого, что Лера даже пожалела о том, что рассекретила парня. Но, как говорится, нет худа без добра: зато Ирина Михайловна на время притихла и перестала приставать к Валерии со своими претензиями о ее затянувшейся «холостяцкой» жизни. И вот сейчас Лера как бы невзначай напомнила своей матери о том, что останется у родителей подольше, но… с определенным условием.
– Валерия, опять ты язвишь? – возмутилась женщина. – И на старуху бывает проруха. Так и будешь мне все время напоминать об этом? Кто же думал, что Владислав… такой? Даже его мать ни о чем не догадывалась, что уж тогда говорить обо мне? В конце концов, не все же наше мужское население… как это правильно выразиться?
– Голубое, – хихикнула Лера.
– Не хами матери, я и обидеться могу, – нахмурилась Ирина Михайловна. – Я хотела сказать, не совсем… мужское. Очень много и достойных молодых людей, с перспективой и с нормальными мозгами. Ну… и всем тем, что положено иметь настоящему мужчине, – многозначительно вращая глазами, прозрачно намекнула она на мужское достоинство любого представителя сильного пола. Валерия прыснула, глядя, как ее мать старается обойти острые углы в разговоре.
– Мама, извини за то, что я лишний раз напомнила тебе о том случае, но очень тебя прошу: прекрати меня сватать за кого ни попадя. Договорились? Я тебя, конечно, очень люблю, но… Я уже достаточно взрослая женщина и вполне могу позаботиться о себе сама. Я не хочу пока выходить замуж, а если вдруг захочу, то ты, моя дорогая, моя любимая мамочка, естественно, узнаешь об этом первой.
– Мне кажется, что я уже никогда об этом не узнаю, – вздохнула женщина. – А я внуков хочу! Можешь ты меня понять? У меня сердце больное, я могу в любую минуту… а ты… Нет, где тебе понять, ты же совершенно бесчувственная особа! Фи… фе… феминистка, вот ты кто, – с раздражением выпалила Ирина Михайловна, с трудом выговорив трудное слово.
– Мама-а, – простонала Валерия. – Тебе прекрасно известно, что я никакая не феминистка, а обычная женщина. И прекрати немедленно меня шантажировать своей несуществующей сердечной болезнью. Позволь мне самой распоряжаться собственной жизнью на мое усмотрение. Не хочу я замуж, не хо-чу, – по слогам выговорила она. – «Замуж – не напасть, как бы замужем не пропасть», – процитировала она поговорку. – Если я когда-нибудь выйду замуж, то это будет по-настоящему, а не потому, что пришло время рожать для тебя внуков, – резче, чем ей хотелось бы, высказалась Лера.
– Я удивляюсь твоему отношению к замужеству, – всплеснула руками Ирина Михайловна. – Конечно, у каждого человека имеется своя точка зрения на брак, но твоя точка, по-моему, слишком… жирная, – обиженно поджав губы, проговорила она. – Я не заслужила, чтобы моя единственная дочь разговаривала со мной в подобном тоне, – всхлипнула женщина.
– Ладно, не дуйся и прости меня, мам. Сколько можно переливать из пустого в порожнее? Придет время, выйду я замуж, а сейчас не считаю это своевременным, – уже более миролюбиво повторила Валерия, поглаживая мать по плечу. – Вот как стану я самым модным детективом России, как некогда Шерлок Холмс в Англии, сразу же отдам свою руку и сердце какому-нибудь магнату-миллионеру, – засмеялась она. – А сейчас карьера для меня – самое важное, и пока я не добьюсь того, чего хочу, замуж меня отдадут только по приговору суда.
– Господи, и за что ты меня так мучаешь? – вздохнула женщина. – Если бы ты была мужчиной, я бы еще могла как-то смириться с выбором такой профессии, но ведь ты – женщина. Да какая там женщина? Ты еще молодая девушка. Какую можно сделать карьеру, будучи частным детективом, да еще и девушкой? Неужели не хочешь быть просто хорошим адвокатом, это же сейчас так модно? Не понимаю я тебя, Валерия, совсем не понимаю, – тут же подхватила Ирина Михайловна тему не менее актуальную в их семье, чем замужество.
– Не ворчи, мамочка, – засмеялась Лера. – Что я могу поделать, если мне это занятие безумно нравится? При этом и зарабатываю я совсем неплохо. Что еще мне для жизни нужно?
– Мужа, – тут же подсказала Ирина Михайловна. – Может, хоть его ты послушаешь.
– Господи, мама, ты опять начинаешь? – простонала Лера. – Мы же только что договорились закрыть этот вопрос!
– Это ты так решила, а для меня он как был открытым, так им и останется до тех пор, пока не увижу тебя у алтаря.
– Чего ты от меня хочешь?
– Я хочу спокойно умереть, – поджав губы, проговорила женщина.
– Тогда я вообще никогда замуж не выйду, – снова засмеялась Лера. – Живи, моя хорошая, сто лет, – и с этими словами она выскочила из кухни, чтобы прекратить эту бесполезную перепалку.
Сегодняшний день Лера решила полностью посвятить своим родителям. С отцом они поиграли в шахматы, и ужасно его расстроила, потому что обставила папу в двух партиях. Ближе к вечеру, как он и обещал, приехал Иван Петрович и, пыхтя, отряхнул снег с дубленки. Он сразу же прошагал на кухню, ведомый аппетитным запахом пирогов с клюквой, уселся за стол, потирая руки и приговаривая:

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Развод и вещи пополам'



1 2 3