А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Сейчас я вам принесу лекарство, а вы пока звоните, звоните, – напомнила Лена и побежала к себе в спальню. У двери она притормозила и спросила: – А хотите, я вас еще и покормлю? У меня после вчерашнего сабантуя столько всяких вкусностей осталось, одной не съесть.
– Что за сабантуй? – насторожился капитан.
– Как – что? У меня же вчера день рождения был, – пожала девушка плечами, как будто капитан был просто обязан знать, когда у нее день рождения. – Вот и отмечали с друзьями.
– Так, значит, вы вчера пили? – осторожно поинтересовался участковый.
– Естественно. День рождения все-таки, он раз в году бывает. Или это уже запрещено законом? – съязвила Лена.
– Тогда все с вами ясно, – вздохнул парень и приподнялся со стула, чтобы уйти. – Спасибо вам большое за предложение, но есть я не хочу, а валерьянки выпью в отделении, у меня там в кабинете имеется.
– Куда это вы собрались? – насторожилась Елена.
– На работу я собрался, – строго проговорил капитан и нахмурил брови. – Некогда мне здесь с вами больше прохлаждаться, у меня дел невпроворот.
– Что значит – прохлаждаться? – ахнула девушка. – Что значит – дел невпроворот? А мое дело – побоку, значит? Ничего не выйдет, уважаемый! Ни на какую работу я вас не отпущу, пока вы не сделаете ее добросовестно вот здесь, в моей квартире, – угрожающе сжимая кулачки и сверкая глазами, проговорила Елена.
– Нечего мне голову морочить, гражданка Рысь, – повысил голос капитан. – Как вам не стыдно отрывать людей от важных дел?
– Вы что, с ума сошли? Вы считаете, что мое дело совсем не важное? – уперев руки в бока, с возмущением проговорила девушка.
– Все, хватит! – рубанул парень ладонью воздух. – Моему терпению пришел конец, – добавил он и двинулся по направлению к прихожей.
Лена встала у двери и воинственно расправила плечи.
– Никуда я вас не пущу, – твердо пообещала она.
Капитан вытащил из кобуры табельное оружие и прошипел:
– А ну, с дороги! Не заставляйте меня применять силу, я не привык бороться с женщинами. Если вы не хотите, чтобы я вызвал наряд из психиатрической клиники, то немедленно отойдете от двери! Я достаточно ясно выражаюсь, гражданка Рысь?
– Что-о? Что ты сказал? – взревела Елена. – Меня – в психиатрическую клинику? Ах ты, мент недорезанный! Вали отсюда, пока мне, – и она стукнула себя кулачком в грудь, – мне не пришлось применить силу, а потом вызывать врачей из хирургического отделения, где людей собирают по частям! Думаешь, «пушку» показал, значит, уже хозяин? Не на ту нарвался, я не из пугливых и твоего пистолета не боюсь! Все равно не выстрелишь. А выстрелишь, так в тюрьму сядешь. Я тебе покажу – в психиатрическое! Наглец несчастный!
– Отойдите от двери, – прошипел капитан.
Лена совершенно не обращала внимания на его слова и покрывшееся пятнами лицо.
– Я на тебя управу найду, ты меня запомнишь на всю оставшуюся жизнь, помяни мое слово! Наберут всяких молокососов в органы… Думаешь, управы на тебя нет? Думаешь, что тебе это просто так пройдет? Думаешь, я вот так запросто позволю себя оскорблять? Меня… меня в психиатрическое… Ну и нахал, – пыхтела от возмущения Лена. – Топай себе подобру-поздорову, пока я… Но ты меня еще вспомнишь, – распахивая дверь, продолжала возмущаться девушка, не находя подходящих слов, чтобы выразить свое «отношение» к участковому.
– Это уж точно, мне тебя вовек не забыть, – проворчал капитан и выскользнул в раскрытую дверь ужом, боясь, что хозяйка передумает его отпускать. – Такая девчонка симпатичная, жаль, что больная на всю голову, – вздохнул он, уже будучи на лестничной клетке.
Елена хлопнула дверью так сильно, насколько хватило злости, отчего она чуть не слетела с петель. Схватила пачку сигарет, зажигалку, нервно прикурила и пошла на балкон.
«Ладно, капитан, я еще о себе напомню, – думала про себя девушка, – я этого так не оставлю! Я не позволю, чтобы по моей квартире вот так запросто разгуливали какие-то голые мужики, да еще совсем даже неживые! Мне совершенно ни к чему всякие там криминальные приключения! И так в жизни никакого просвета, я уже молчу про свою личную жизнь. Это же надо – иметь такую наглость, за сумасшедшую меня принять. А еще представитель власти, называется! Быть тебе, капитан, разжалованным, я уж постараюсь, – возмущенно шипела Лена. – Нет в жизни справедливости, это точно, но я ее найду».
Она перегнулась через перила, наблюдая, как из подъезда выходит участковый. Он остановился прямо под балконом Лениной квартиры и, вытащив сигареты, начал шарить по карманам в поисках зажигалки. Елена наблюдала за ним сверху, и ей очень захотелось плюнуть ему прямо на фуражку или, еще лучше, швырнуть что-нибудь такое, чтобы он потом пару суток отмывался. Лена вспомнила, что у нее где-то здесь, на балконе, стоит банка с краской, и хихикнула.
«Сейчас я тебе устрою, – подумала она. – Зря ты со мной связался!»
Она обвела взглядом свой балкон и буквально захлебнулась сигаретным дымом, когда увидела, что из-за всяческих коробок торчит чья-то голая пятка.
– Мамочки, – пискнула Лена и, вытянув носок ноги, осторожно начала отодвигать коробки. За ними, в нише, она обнаружила все тот же проклятый труп, который смотрел на нее немигающими глазами. Лена нервно сглотнула, тоскливо посмотрела на уже удаляющегося капитана и прикрыла глаза. Открыв их, она снова взглянула на труп, а когда ей показалось, что тот ей… подмигнул, судорожно схватилась рукой за горло. Она несколько раз схватила ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, и вот уже в третий раз за этот день с грохотом рухнула в обморок.

Глава 3

– Вещей на нем никаких не было?
– А ты думаешь, я его сама, что ли, раздела? – недовольно проворчала Лена. – На такое я не способна, покойников до ужаса боюсь.
– Значит, не было? – упрямо повторила свой вопрос подруга Лены Светлана.
– Нет, не было на нем ничего… кроме трусов. Если, конечно, то, что на нем было, можно назвать трусами, – с раздражением повторила Елена и посмотрела на подругу возмущенным взглядом.
– И ты его точно не знаешь? – совершенно не обращая внимания на ее недовольство, продолжала Света.
– Ну сколько можно повторять одно и то же? – взвилась Елена. – Нет, не знаю я его и никогда не видела! Ума не приложу: как он мог оказаться в моей квартире? Свет, неужели и ты думаешь, что я сошла с ума?
– Не говори глупости, ничего я такого не думаю, просто стараюсь рассуждать логически, – огрызнулась Света.
– Может, кто-то из знакомых его привел, из тех, что были вчера у меня на дне рождения? Господи, не могу поверить, что это вообще все происходит на самом деле, – потирая лоб рукой, простонала Елена. – Бред, кошмар, катастрофа, – закатывая глаза под потолок, продолжала ворчать она.
Девушка вскочила со стула и нервно заметалась по кухне. Потом схватила пачку сигарет и, вытащив оттуда одну, попыталась прикурить. Руки у нее мелко дрожали, и она никак не могла зажечь зажигалку. Поняв, что из-за расшатавшихся нервов у нее начался самый настоящий психоз, Лена подала зажигалку и сигарету подруге:
– На, прикури мне. Нет, ты только посмотри, что со мной творится. – Она вытянула перед собой руки, чтобы Светлана увидела, как они дрожат. – Как у алкоголика трясутся. От таких событий недолго и неврастеничкой стать! Светка, ты можешь себе вообще представить эту картину? Три раза натыкаюсь на один и тот же труп, причем совершенно в разных местах. Конечно же, все три раза моментально отключаюсь, а потом, когда прихожу в себя, трупа уже и след простыл! На балконе я вообще со всего маху грохнулась, удивляюсь, что не вниз, не прямо на асфальт. Вон, посмотри, какой синяк на коленке! Хорошо, что физиономия осталась цела и невредима. И не могла ничего с собой поделать. Вижу труп – и перед глазами все плывет, пол с невероятной скоростью летит прямо мне в лоб – и все, дальше – провал.
– А что здесь удивительного? Ты от вида одной капли крови в обморок падаешь. Что уж тогда о трупах говорить? – махнула Светлана рукой.
– Если бы я не была такой нежной, я бы ни за что не дала сбежать этому проклятому трупу, – проворчала Лена. – Доказывай теперь всем, что я вовсе не верблюд, а нормальное двуногое с мозгами.
– Нечего ворчать, – перебила ее Светлана. – Нужно самим разбираться, что к чему, а не перекладывать это на милицию. Им улики подавай, в данном случае труп, а без этого они и пальцем не пошевелят. Так что твой участковый был совершенно прав, и нечего на него обижаться, – резюмировала Светлана и с жалостью посмотрела на подругу. Та нервно затягивалась сигаретным дымом, выпуская его через нос. Так она делала только в моменты крайнего волнения или раздражения, и Свете было прекрасно известно об этом.
Буквально час назад к Светлане в квартиру как тайфун ворвалась Елена и чуть ли не с порога начала истерично рассказывать о своих злоключениях. Света слушала подругу, вытаращив глаза и приоткрыв рот от удивления. Когда девушка закончила, она выдохнула:
– Во, блин, прикол! Ну, подруга, это тебя бог спас.
– Ничего себе спас, – возмутилась Лена. – Подбрасывать в постель мертвецов – это называется спасением?
– Дурочка, ты не так меня поняла, я совсем не это имела в виду. Покойник – дело, конечно, серьезное, но есть еще нечто другое, гораздо важнее.
– Что ты имеешь в виду? – не поняла Лена и нахмурила лоб. – По-моему, хуже и важнее ничего и быть не может.
– А вот здесь ты не совсем права. Ну, ты сама посуди, – начала объяснять Светлана. – Когда ты проснулась, труп лежал на кровати, рядом с тобой?
– Ну, лежал. Фу, не напоминай, Христа ради, – передернулась Елена.
– А когда ты упала в обморок, он исчез, так? – шла напролом Светлана, не обращая внимания на перекосившееся лицо подруги.
– Так.
– А потом снова появился, но уже из шкафа, так?
– Что ты заладила – так да так? Ну, так, и что дальше-то? – начала выходить из терпения Лена.
– А то, подруга, – многозначительно прищурилась Света и подняла указательный пальчик вверх. – Значит, убийца все это время был в твоей квартире, – выдала она вердикт, очень довольная своей сообразительностью.
– Почему? – подпрыгнула Елена. – С чего ты взяла? Я никого не видела… кроме голого мужика… с дыркой, – добавила она.
– Ох, и бестолковая ты баба, как я погляжу, – фыркнула Света. – Не мог же труп самостоятельно передвигаться по квартире? Сначала забраться к тебе под одеяло, потом сползти с кровати и залезть в твой шкаф, а потом найти последний приют на твоем балконе? Ладно бы последний, а то он и оттуда сбежать ухитрился! И потом, кто-то же его все-таки… убил?
Елена зажала рот руками и посмотрела на подругу широко раскрытыми обезумевшими глазами.
– Ой, – пискнула она, – и правда! Значит, тот, кто мне его подложил, а потом проделывал все остальные «кульбиты», все это время был в квартире?! Господи-и-и, – взвыла Лена. – Ну почему это должно было случиться именно со мной?
– Дошло наконец? Я смотрю, у тебя на нервной почве совсем мозги перестали варить. Впрочем, это неудивительно, я бы на твоем месте, наверное, от разрыва сердца умерла. А теперь скажи, что бог тебя не спас, – многозначительно сделала вывод Светлана. – Представляешь, что бы убийца с тобой сделал, если бы ты проснулась раньше – когда он укладывал мужика рядом с тобой на кровать? Или увидела бы, как он его перетаскивает с кровати в шкаф, а из шкафа на балкон?
– Представляю, – прошептала Лена. – Я вообще ничего не заметила, а ведь обычно сплю очень чутко. Неудивительно, что ничего не слышала, когда в обмороке была, а вот когда его мне на кровать подкладывали, должна была почувствовать, – бормотала она себе под нос. – Свет, как я вчера могла до такой степени вырубиться, ведь я не очень много выпила? Ты же меня знаешь, я практически совсем не пью, а тут такое! Утром, думала, от головной боли с ума сойду, а потом, когда этот труп из шкафа вывалился, голову будто совсем отрубили, – вспомнила вдруг Лена свое странное опьянение.
– Откуда я знаю, как и почему тебя угораздило? – пожала Светлана плечами. – Когда я тебя хватилась и заглянула в спальню, ты там уже дрыхла вовсю, причем прямо в одежде. Я тебя раздела, дверь прикрыла и пошла дальше праздновать. Потом, когда гости расходиться начали, я со столов убрала, всю посуду перемыла, пустые бутылки и мусор вынесла, полы подмела и ушла.
– А больше никто не приходил, может, незнакомый человек или еще кто-нибудь? – пыталась ухватиться за «соломинку» Лена.
– Я лично никого не видела, – пожала Света плечами. – Нет, вру, забегал твой сосед с верхнего этажа, букет цветов оставил, рюмку водки махнул за твое здоровье и так же быстро смылся. Сказал, что его ждут друзья во дворе, вроде они в машине сидят и ему неудобно задерживаться и заставлять их ждать. А больше никого чужих и не было, кроме новой крали Славика. Но она только сначала чужой была, а потом выяснилось, что она – вполне «свой парень». После двенадцати все стали потихоньку расходиться, а я и Лида стали со столов убирать. Потом Лида мне помогла посуду помыть, а после этого ушла вместе со своим Сашкой, и все остальное я уже одна доделала. Я еще минут на сорок задержалась, мусор вынесла, полы подмела и ушла.
– В квартире больше никого не оставалось?
– Верка с Ильей оставались, в ванной сопели.
– Почему сопели? – не поняла Лена.
– Догадайся с трех раз, – фыркнула Светлана. – Им где приспичит, там и хорошо. Ты что, не знаешь эту парочку? Экстремалы фиговы! Когда я уходила, крикнула им, чтобы дверь захлопнули, когда закончат и если вообще захотят уйти. Я вообще-то думала, что они у тебя останутся ночевать, шел уже третий час ночи.
– Ничего не помню, – простонала Елена. – Со мной такое впервые! Голова до сих пор как деревянная. Да еще и труп этот на нее, на бедную, свалился. Свет, ты же у нас медик, сделай что-нибудь с моей головой, болит – сил никаких нет, а лекарства не помогают, – попросила девушка и прикрыла глаза.
– Садись на стул, – распорядилась Света. – Я тебе сейчас массаж головы и шеи сделаю. А ноги в это время в горячей воде должны находиться, – и она побежала в ванную комнату за тазом.
Набрав в емкость горячей воды, она поставила ее перед Еленой и заставила опустить в воду ноги. Та послушно выполняла приказания подруги, прекрасно зная, что если Светка что-то делает, значит, так надо. Когда минут через десять боль стала потихоньку отпускать, Елена почувствовала, что засыпает, словно покачиваясь на мягких волнах. Руки Светланы порхали по голове и шее и приносили огромное облегчение, и очень хотелось, чтобы этот кайф никогда не заканчивался. Из объятий Морфея Лену вырвал чуть грубоватый голос подруги:
– Слушай, Ленка, мне одна мысль пришла в голову. Давай-ка я сейчас позвоню девчонкам в нашу лабораторию, пусть они у тебя анализ крови возьмут.
– Зачем это им моя кровь? – лениво поинтересовалась девушка, все еще пребывая в полузабытьи.
– Не нравится мне твое состояние после каких-то двух бокалов сухого и рюмки ликера. Если ты, конечно, не врешь и больше действительно ничего не пила, – объяснила Светлана.
– Что значит – не врешь? – тут же подскочила Елена, моментально придя в нормальное состояние. – Ты что, первый год меня знаешь? Я же практически совсем не пью. С чего бы это мне на мой двадцать восьмой день рождения напиваться?
– Да кто тебя знает, может, захотелось на старости лет, – засмеялась девушка.
– Ну, ты и стерва, Светка, – ахнула Елена. – Что это значит – на старости лет? Что это ты меня в старухи записываешь? Совсем уже?
– Эй, эй, ты чего так разошлась-то? – снова засмеялась Светлана. – Совсем уже шутки перестала понимать? Ты у нас молодая, цветущая, и больше двадцати никто и никогда тебе не даст. А про выпивку я так, для проформы спросила, не обижайся. А что в милиции говорят? Ты же сказала, что звонила туда, – поторопилась Светлана перевести разговор на другую тему, чтобы отвлечь подругу.
– В милиции? Ты мне даже не напоминай про них, – зло сверкнув глазами, возмущенно проговорила Елена. – Я тебе рассказала уже про молодого участкового. Дальше его дело так и не пошло. Меня прямо всю колбасить начинает, как вспомню про того капитана! Не хочу даже говорить больше об этом.
– Не хочешь, не надо, – пожала Света плечами. – Это твое дело. Только мне бы хотелось знать, как там среагировали на твое заявление.
– Где там-то? Говорю же, что дальше участкового дело не пошло. Ты вообще меня слушаешь или у тебя не задерживается? В уши влетает, а через другое место вылетает, через… заднее, – проворчала Елена и обиженно надула губы.
– Лен, ну что ты разошлась, как не знаю кто? Я все прекрасно слышала и все прекрасно помню. Это с твоей памятью что-то стало. Ты мне рассказала, что вызвала милицию, пришел молодой капитан, просто не поверил тебе и ушел. А сейчас ты фыркаешь так, будто тебя оскорбили. Давай-ка выкладывай, что там у тебя с ним произошло, я тебя внимательно слушаю, – приказала подруге Светлана.
– Можешь себе представить? Этот человек принял меня за сумасшедшую, – пробурчала Елена. – Я ему еще припомню!
– Кто он такой? Следователь?
– Какой еще следователь? До следователя вообще дело не дошло. Простой участковый. Кроме него, у меня из милиции больше никого и не было. Я ему, можно сказать, все по полочкам разложила, разжевала и в рот запихнула, а он… не морочьте мне голову, гражданка Рысь! Ну не наглец ли? Я ему говорю, что нужно вызвать компетентных людей с собакой, а он… – и Лена обреченно махнула рукой. – Не хочу я больше говорить об этом. Мне так обидно, что мне не поверили, да еще и за ненормальную приняли, что я готова рвать и метать. Что будем делать, Свет?
– Перво-наперво нужно сделать анализ крови, как я уже и сказала, а уж когда будут результаты, тогда и будем решать, что делать.
– А сколько придется ждать результатов этих самых анализов?
– Если я попрошу, в течение часа сделают, там девчонки хорошие. Только нужно будет коробочку конфет им к чаю купить или тортик. Погоди, сейчас я позвоню, узнаю, кто сегодня дежурит.
Света взяла в руки телефон и набрала нужный номер. Через некоторое время она расплылась в улыбке:
– Людочка, привет, моя хорошая, это Света беспокоит. У меня тут такое дело, можно сказать, деликатное. У моей подруги вчера день рождения был. Ну, так вот, ей показалось, что ее молодой человек подсыпал ей в вино какую-то гадость. У нее появилось подозрение, что это был наркотик, потому что она проснулась сегодня в ужаснейшем состоянии. Дело в том, что она у нас практически не пьет, а тут вчера такая неприятность – все гости еще за столом, а ее сон сморил. Они недавно поссорились, и Лена собиралась с ним расстаться, а он вчера без приглашения на ее день рождения пришел, чтобы помириться. Ну, она ему и выложила, что не собирается больше с ним продолжать никаких отношений. А он ей после этого предложил выпить с ним в последний раз ликера, ну, вроде как на прощание. Вот после этого ликера ее сон и сморил. Она теперь и подумывает – а вдруг он наркоман и ее решил приучить таким образом? Маши потом кулаками, когда поезд укатит, – рассказывала Света, прямо на ходу придумывая драматическую историю. – Не сделаешь ей по-быстренькому анализ крови, по горячим следам? – Света выслушала ответ Людмилы и заулыбалась: – Спасибо тебе, моя хорошая, мы тогда прямо сейчас и приедем к тебе, жди. С нас причитается большой торт, ставь чайник. Ну вот, все в полном порядке, – повернувшись к Елене, улыбнулась Света и потерла рука об руку. – Сейчас узнаем, что к чему! Собирайся, едем.

Глава 4

– Вот такие дела, девочки, – покачивая головой, говорила Людмила. – Этот наркотик нередко вызывает галлюцинации.
– Вы хотите сказать, что под воздействием этого наркотика мне могло примерещиться все, что угодно? – задала Елена вопрос и затравленно посмотрела на Свету.
– Вполне могло и такое случиться, хотя, когда его принимают впервые, это редко происходит. Галлюцинации начинаются где-то с третьего-четвертого приема. С первого раза появляется сильная сонливость, при пробуждении возникает тяжесть в голове, синяки под глазами и вокруг губ. Что сейчас и наблюдается у вас, хоть вы и постарались сделать маскирующий макияж, – улыбнулась Люда. – Так что гоните вашего молодого человека в три шеи, и чем быстрее, тем лучше. Он мог вас вообще отравить, ведь все зависит от восприимчивости организма. А вдруг у вас сердце больное? Об этом он подумал, прежде чем так шутить?
– Людочка, можешь написать нам компетентное заключение? – влезла в разговор Светлана.
– Нет проблем, сейчас напишу, – улыбнулась девушка и села за стол.
Лена со Светой переглянулись, но разговаривать в присутствии Людмилы не стали. Когда девушка протянула Лене исписанный мелким почерком листок, она быстро схватила его и стала торопливо прощаться:
– Спасибо вам большое, Людмила, вы спасли мою жизнь!
– Ну, уж прямо и жизнь, – засмеялась девушка. – Хотя… может, вы и правы? Наркотики – дело серьезное, привыкание происходит моментально, а лечить до полного выздоровления у нас еще не научились, – пожала она плечами и пошла проводить девушек до дверей. – Если что понадобится еще, звоните. Если смогу, помогу с радостью, – уже у дверей проговорила Люда, прощаясь с девушками.
Когда подруги вышли на улицу, Лена остановилась и растерянно посмотрела на Светлану:
– Ну, и что ты на это скажешь? Теперь я понимаю, почему ты так смотрела на меня. Небось подумала, что я с катушек съехала и этот проклятый труп – плод моего воображения?
– С чего ты вдруг взяла, что я так думала? – возмутилась Света.
– У тебя это на лбу было написано. Ты делала вид, что веришь всему, что я говорю, а сама в это время думала, что я сошла с ума.
– Дура, она и в Африке дура, – высказалась Светлана и обиженно засопела.
– Ладно, не обижайся, – миролюбиво проговорила Елена. – Если честно, то теперь я и сама начинаю думать, что это результат того, что мне подсыпали этот чертов наркотик в спиртное. Вдруг у меня какой-то особенный организм и с первого раза начались галлюцинации? Кто же мог так со мной пошутить? Неужели мне привиделся этот покойник? Ничего не понимаю, – простонала Лена и потерла виски руками. – Хоть тресни, но все было по-настоящему, – хмуро сдвинула брови девушка и жалобно посмотрела на свою подругу. – Светка, поверь, подружка, все было настолько реально, что я даже и не знаю, что и думать. Неужели я спятила?
– При чем здесь – спятила? Думай, что говоришь! Если тебе и привиделся труп, то уж совсем не по этой причине. Во всем виноват наркотик.
– Что же делать-то, Свет? – всхлипнула Лена. – Ты меня можешь даже четвертовать, вот на этом самом месте, и думать обо мне все, что угодно, но я все равно уверена, что видела покойника так же хорошо, как тебя сейчас вижу. Только вот доказать это… я не знаю – как!
– Я, кажется, придумала, что нам делать, – выпалила Светлана и, схватив Елену за руку, потащила ее к машине.
– Что ты придумала?
– Мы сейчас поедем к тебе в квартиру и осмотрим все уголочки. Не может быть, чтобы не осталось хоть маленького следа. И потом, ты разве забыла про простыню и пододеяльник? Не могли же постельные принадлежности испариться вместе с твоими галлюцинациями?
– Точно, я совсем забыла об этом, – подхватила идею Елена и чуть ли не бегом побежала к машине.
Девушки быстро доехали до дома Лены и поднялись на третий этаж. Хозяйка квартиры с опаской открыла замок и, прежде чем войти в прихожую, прислушалась. Кроме тихого мотива, доносящегося из радио, не слышалось никаких посторонних звуков, и девушки вошли.
Подруги облазали все уголки в квартире, но ничего подозрительного так и не обнаружили.
Елена сидела прямо на полу и задумчиво крутила прядь своих белокурых волос.
– Нет, Светка, ты хоть тресни, а я уверена, что все было не плодом моего воображения, а самой настоящей явью! Доказательством является в первую очередь то, что пропал комплект постельного белья, которым была застелена моя кровать. На белье были следы крови, вот его и унесли. Куда же мог деться этот несчастный труп? И главное, как он в мою квартиру попал? Не сам же, если он уже мертвый был?
– Откуда ты знаешь, что он к тебе в квартиру попал мертвым? Может, его уже здесь пристрелили? А пристрелил тот, кто тебе в вино наркотик подсыпал. Только вот кто мог это сделать, вроде все свои были? – задумчиво рассуждала Светлана.
– Это выходит, что я с трупом всю ночь в одной постели лежала?! Представляешь, ужас какой! До сих пор опомниться не могу, мурашки по спине бегают, величиной с мой кулак, – передернулась Лена.
– Представляю, – вздохнула Светлана. – Если бы я оказалась на твоем месте, даже не знаю, что и было бы. Наверное, инфаркт бы схлопотала, – сделала вывод девушка.
– Ладно, Светик, давай мы на сегодня закончим этот разговор, у меня уже нервы на пределе. Еще чуть-чуть – и свихнусь. Завтра пойду к следователю и потребую, чтобы они выяснили, кто это был такой и как он оказался в моей постели. Покажу свой результат анализа крови, чтобы они посмотрели на дело серьезно. Ну вот скажи ты на милость, почему мне так не везет? Почему этот чертов труп подложили именно мне, а не кому-нибудь другому? Мест, что ли, мало, помимо моей квартиры? Кому понадобилось так жестоко шутить со мной? Вроде я никому плохого ничего не делала, – все больше и больше распалялась Елена. – Черт-те что творится, – сплюнула она.
– Лен, а может, у тебя какой-то страшный, мстительный враг появился и решил таким способом насолить тебе? – выдвинула версию Светлана.
– Ты совсем уже? – покрутила пальцем у виска Лена и с укоризной посмотрела на подругу. – Если бы такой враг появился, неужели я бы не знала? А если бы знала я, то, естественно, первым делом поделилась бы с тобой. Ты же знаешь, я от тебя ничего никогда не скрываю, всеми своими секретами делюсь. Нет у меня никаких врагов и никогда не было. Ты что, первый год меня знаешь?
– Ну, тогда, может, тайный завистник? – не сдавалась Светлана.
– Чему завидовать-то, Свет? – усмехнулась девушка. – Вот этой моей двушке в хрущевке? – Она обвела взглядом комнату. – Или «Жигулям» седьмой модели, которым сто лет в субботу исполняется? Чему здесь завидовать?
– Ну, завидовать можно не только тому, из чего состоит твоя недвижимость. Ты красивая, много мужчин за тобой ухаживают. Ваш магазин мужской одежды, наверное, только за счет тебя план и выполняет? – хихикнула Светлана. – Сама же мне рассказывала, что обычно мужчины возвращаются некоторое время спустя, чтобы еще что-нибудь купить, если их обслуживала именно ты.
– У богатых людей, моя милая, существует такая причуда, как желание одеваться в том месте, где им все нравится и все подходит – и стиль, и качество, и цена. Я здесь совершенно ни при чем. Просто я умею находить общий язык с мужским населением, умею им угодить, угадать именно то, что им больше всего к лицу. Способность у меня такая обнаружилась, ко всеобщему удивлению. А посему ничего удивительного нет в том, что мужчины, почувствовав, с каким вниманием к ним отнеслись, возвращаются в наш магазин снова.
– А твои рассказы о том, что тебе чуть ли не каждый второй предлагает с ним поужинать? – не сдалась Света.
– Ну и что? Не в загс же меня зовут, – пожала Елена плечами. – Это что, повод для зависти до такой степени, что нужно подбрасывать трупы ко мне в постель? Нет, Светик, совсем не в зависти здесь дело, – вздохнула девушка.
– А в чем же тогда?
– Откуда мне знать? Может, перепутали мою квартиру с чьей-то другой? Все, все, не хочу больше об этом не только говорить, но даже думать, – замахала Лена руками. – На это есть милиция, вот пусть они головы и ломают. Голые трупы и разгуливающие по квартире убийцы – это не для моей нервной системы. Закончим, Светик, этот разговор и попьем лучше чаю, –
1 2 3 4