А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

.. - Ксюша пнула Машу мыском туфли. - Хоть бы кто мне позавидовал... Слушай, а вот у тебя цель есть?
Маша обожала, когда они с Ксюшей заводили подобные беседы. Это было очень по-детски, но так увлекательно - рассказывать о своих планах, мечтах, о доме, в котором будешь жить на берегу моря, о яхте, на которой будешь плавать, развалившись на палубе: справа - шампанское, слева - ведро черной икры, о том, с кем из знаменитостей они заведут романы... Другие ее подруги были серьезными девушками, они существовали в скучной реальности, и только Ксюша знала толк в мире иллюзий, только она одна понимала, что между мечтой и настоящей жизнью чисто формальная граница - безвизовый режим, никакой проверки на дорогах.
- Нет, - Маша покачала головой. - Нет у меня никакой цели. Даже самой завалящей.
Конечно, она точно знает, что не собирается всю жизнь протрубить в том или другом рекламном бюро. Все ничего, но в сухом остатке получается, что ты работаешь только ради денег. Никакого морального удовлетворения. Конечно, деньги как эквивалент удовольствий, одежды, драгоценностей, машин, домов и квартир ее привлекали, но она не ощущала ни желания, ни возможности заниматься каким-либо делом только ради наживы. Делать деньги из воздуха, как, к примеру, риелторы, всяческие посредники, менеджеры и прочие люди, которые сами ничего не производят - то есть не строят, не готовят, не шьют, не пишут книги, не сочиняют песни... А ей хотелось дать миру нечто, но что именно, Маша пока не поняла. Даже направления не выбрала, где искать.
- А у меня есть! - загордилась Ксюша. - Хочу такой же пресс, как у Мадонны.
- И ты собираешься тренировать его усилием воли или все-таки пойдешь в спортивный зал?
- Уже пошла! - восторжествовала Ксюша. - Вот! - она задрала майку, и Маша уставилась на пухлый белый живот с тремя поперечными складками.
- Офигеть! - воскликнула она. - Просто невероятный результат! Сплошные квадратики! Это за сколько занятий? За одно? Или за два?
- Не надо упражняться в остроумии, - надулась Ксюша. - Знаешь, как у меня все болит? Я смеяться не могу.
- Давай тогда я расскажу тебе что-нибудь грустное? - предложила Маша.
- Лена приехала... - прошипела Ксюша, уставившись на черный «Порше Каррера».
Пока Лена парковалась, они выплеснули остатки кофе в мусорное ведро, подхватили телефоны, сигареты и побежали в офис. На ходу кивнув Маше, Ксюша рванула к себе, а Маша вернулась к менеджеру Оксане, и та с недовольным видом положила ей на стол информацию о новой мобильной услуге, которую следовало хорошенько пропиарить.
Маша открыла папку и с нескрываемой тоской уставилась на бумаги. Пару недель они будут ломать себе головы над тем, как бы получше продать очередную услугу вроде «каждый десятый исходящий - бесплатно», и все это ради того, чтобы некие люди - владельцы компании - стали еще богаче. Что после этого останется? Да ничего! Скрипишь мозгами, а спустя год никто и не вспомнит, что там было в этой рекламе. За две недели можно написать короткий любовный роман - даже жанр есть такой - «короткий любовный роман», так его хотя бы кто-то добровольно прочитает, а не увидит по телевизору в тот самый момент, когда, допустим, Шарлиз Терон в «Адвокате Дьявола» истекает кровью, и может даже получит удовольствие и оставит отзыв в Сети типа: «Страстная стерва на тропическом пляже» - отпадная книга, там такой отпадный герой и такая отпадная героиня, и у них отпадный крутой секс на крутом курорте»...
Маша ворчала, ныла, но работала, а также отвечала на эсэмэски, почитывала статьи на клео. ру и время от времени трепалась по телефону - делать все это одновременно она научилась за три года деятельности в рекламном бизнесе и за три года службы в газете. Но за окном стояла такая погода, что Маше все труднее было сосредоточиться на работе. Как же ей хотелось туда, в город, под солнышко, которого так не хватало зимой! Хотелось бродить по улицам, пока ноги не отвалятся, хотелось пить капучино в уличных кафе, есть шаурму на ходу, сидеть на бульварах, подставив лицо горячим весенним лучам... Маша тайком оглядела коллег - может, они все чувствуют себя тоже словно в клетке? Но нет - остальные были увлечены работой, оживленно обсуждали концепцию чего-то там по телефону, с умным видом составляли таблицы в «Экселе» или печатали очередную нетленку типа «Новые духи... тыры-пыры... от... тыры-пыры... предназначены для божественных, волнующих женщин, знающих себе цену, и отражают общую философию модного дома... тыры-пыры... - „люби себя, все остальное - суета“...
Маша не уставала удивляться тому, как, на первый взгляд, умные, образованные, в меру циничные, деловые, немного нахальные девушки в секунду преображаются - бледнеют, дрожат и срывающимся голоском спрашивают: «Ну, как?» - стоит коллегам заглянуть в их писанину. Единственное, за что ее ценила начальница, - за внятные тексты, иначе бы ее давно уволили. Тексты всегда нравились клиентам - самые психически здоровые (те, которые не делали вид, что тексты им обычно пишет Хелен Филдинг, а видео снимает Гай Ритчи) сияли от удовольствия, когда читали сочинения Маши, - а она еще и стыдилась, так как точно знала - чтобы все это написать, много ума не надо, надо просто отличать Толстого от Достоевского.
К счастью, к вечеру погода не испортилась. Маша быстро накатала пару текстов, внесла свои предложения и под шумок слиняла из офиса пораньше - в шесть, чтобы ухватить весну за хвост.
От Кузнецкого моста она спустилась на Тверскую, дошла до Пушкинской, свернула на Бронную, оттуда - на Патриаршие, а обратно двинулась по кольцу, на котором гудела многокилометровая пробка. Видимо, в организме москвички в четвертом колене происходили какие-то мутации - душный, пропахший бензином и соляркой городской воздух нимало ее не раздражал. Наоборот - за городом, на курортах, она даже скучала по городскому смогу, по шуму и дыму, и, в отличие от большинства разумных людей, вовсе не рвалась на природу, а при мысли о жизни в деревне у нее начиналась мигрень. То есть, с одной стороны, Маша любила бывать на дачах, любила купаться, любила запах лугов и полей, запах моря, но представить, что можно долго жить вне города, не могла.
Надышавшись полной грудью углекислого газа, Маша вернулась на Кузнецкий Мост, завела машину - к счастью, и черный «шестисотый», и серебристый «Ниссан» отчалили, и поехала в «Маккафе».
У нее было назначено свидание!
С милым и сексапильным актером. Актер был пока не очень известный, но как-то сыграл в одном сериале с Абдуловым - правда, в эпизоде, и главную роль в малоприметном фильме одного сильно маститого режиссера. Но Вася хорошо выглядел, классно одевался и все-таки был артист, а не какой-нибудь там нудный и закомплексованный компьютерный гений. Хотя с точки зрения чистого разума, компьютерный гений больше годился в бойфренды, чем малоизвестный актер: гений мог заработать много денег, компьютерщики редко изменяют своим девушкам (по крайней мере, с живыми людьми, а не с жесткими дисками), они домашние, спокойные, послушные...
Так вышло, что отношения у Маши с Васей начались как дружеские - у него тогда была девушка, а теперь девушки не стало, и Маша очень рассчитывала на это свидание. Пусть у нее немного лишнего веса... Стоп! Любая женщина найдет у себя лишний вес, так что хватит зацикливаться на недостатках! Конечно, у нее в последнее время что-то жуткое с кожей - сплошное раздражение, но если в целом...
Черт!
Маша старалась убедить в себя в том, что она ничем не хуже если не Анжелины Джоли, то уж хотя бы Киры Найтли, но чем ближе она оказывалась к «Маккафе», тем глупее себя чувствовала.
Ну с какой стати она решила, что модный Вася в модных джинсах от «Мориса и Франсуа Жербо» вдруг ни с того ни с сего решит, что она - именно та самая девушка, с которой он захочет провести не только сегодняшний вечер, но и ближайшие триста шестьдесят пять вечеров?
- Это невыносимо... - застонала Маша и вытерла потную ладошку о джинсы.
Ну почему она такая мямля? Почему в обществе симпатичных, обаятельных и более-менее успешных мужчин она ведет себя так, словно дала обет безбрачия? И почему в присутствии каких-нибудь безнадежных подонков становится уверенной в себе, остроумной и яркой женщиной, которая в полной мере осознает собственные сексуальность и привлекательность? А?!
Почему ей всюду мерещатся длинноногие шикарные девушки в развевающихся одеждах от «Кавальи», по сравнению с которыми она, Маша, - пустое место? Откуда это у нее?
Наконец Маша припарковала машину, медленно и с достоинством прошествовала до кафе, приняла непринужденный вид и вошла в первый зал. Там, развалившись на стуле, ее уже ждал Вася. Выглядел он отлично, и все девушки в кафе не оставили это без внимания. Все-таки Вася - актер, и уж что-что, а герои-любовники у него выходили отлично. Девушки не знали, что это всего лишь игра, и он в очередной раз прокатывает роль из «Трамвая „Желание“ - в „Трамвае“ Вася не играл вообще-то, но в жизни Стенли Ковальски у него выходил отменно - намного лучше, чем Рэтт Батлер. Вася сделал все, чтобы девицы от зависти попадали со стульев: вышел ей навстречу, распахнул объятия, прижал к себе Машу, расцеловал, некоторое время пристально смотрел ей в глаза... Это было эффектно - поверженные девицы немедленно принялись перешептываться.
- Хочешь, пойдем сегодня на «Мастера и Маргариту»? - тут же предложил он. - Там Волкова играет. А потом поедем к Лимонову в гости - они там что-то устраивают, какой-то художник из Франции приехал...
В этом был весь Вася - он не мог усидеть на одном месте больше получаса: стоило зайти в ресторан, и он уже планировал, куда двинуться дальше. Машу это немного раздражало - именно сейчас, так как у нее на Васю были совсем другие планы, и она сказала, что на голодный желудок думать не способна, дайте ей меню немедленно.
Они сделали заказ, Вася вышел в туалет, а Маша исподтишка рассматривала девиц. Две шатенки, что сидели в баре, выглядели как сотрудницы большой корпорации - строгие брючные костюмы, на одной белая блузка, на другой - фиолетовая, простые черные шпильки с острыми мысами - по меньшей мере, «Маноло Бланик», сумки «Биркин» - красная и черная, и скромные драгоценности с бриллиантами.
Блондинки (формально - одна платиновая, вторая - пепельная) смахивали на кукол Барби: на одной - розовое шифоновое платье с ярким принтом, серебристые туфельки и розовая сумочка, на второй - голубой шелковый топ с кучей блесток, кружев, бисера и люрекса, супер-секси-джинсы со стразами и такой низкой талией, что кружевные стринги виднелись почти целиком, и сумочка от «Дольче&Габбана» - вся в брелоках.
- Ты слышал о том, что дом Гинзбурга собираются сносить? - спросила Маша Васю, когда тот вернулся.
- Да, пипец! - кивнул Вася. - Я даже уверен, что снесут и глазом не моргнут!
- Не понимаю, как вообще у этих варваров поднимается рука разрушать наш город! - завелась Маша. - Неужели они вообще ни черта не понимают? Конечно, с одной стороны - это кошмарная коммунистическая общага, там даже кухонь нет - предполагалось, что люди будут обедать в общих столовых, но ведь можно реконструировать это в гостиницу, сохранить дом... - Маша в отчаянии развела руками. - Только как сохранять, если тебя в бетон потом закатают - в тот, из которого на этом же месте построят какой-нибудь вшивый офисный центр, спроектированный двоечником из МАРХИ, - лишь бы дешевле вышло?
Одна из брюнеток закатила глаза и с тоской взглянула на приятельницу. Та презрительно хмыкнула.
- Интересно, ее мама учила так себя вести на первом свидании? - хмыкнула первая.
- Да безмазняк, - заскучала вторая. - Дохлый номер.
- Ты это боссу скажи, - пригрозила вторая.
- А что я? Попытка - не пытка, только толку... - вздохнула вторая.
Блондинки, наоборот, оживились.
- Наш человек, - улыбнулась платиновая.
- Ты поняла, что мы здесь не одни? - пепельная едва заметно кивнула в сторону шатенок. - Рано радоваться.
- Слушай, по крайней мере, она не оторва какая-нибудь - уже хорошо! - платиновая развела руками.
- Что будем делать с этим кексом? - пепельная скосила глаза в сторону Васи.
- Не заморачивайся! - отмахнулась платиновая. - Это не тот человек, который ей нужен.
Одна из брюнеток - та, что в фиолетовой блузке и с черной «Биркин», сползла с высокого стула, прошла по залу, виляя мускулистыми бедрами, и без приглашения устроилась за столиком блондинок.
- Гламур умер, девочки, - заявила она, оценив их наряды. - Вы разве не слышали?
- Тина, спасибо за информацию! - платиновая приложила руку к груди. - Что бы мы без тебя делали! Судя по тебе, сейчас модно демонстрировать, что не занимаешься сексом, страдаешь запорами и не можешь заснуть без лошадиной дозы феназепама?
- Зой, ну я понимаю, ты считаешь, что «Вишневый сад» - это комедия, но ты бы все-таки придержала на людях чувство юмора, а то неловко как-то, - произнесла Тина.
- Тин, ты еще можешь обосрать мою прическу, цвет туфель, дату рождения, пол, вес и объем бюста, так что давай считать, что ты сказала все, что думала, и вали отсюда, - с милой улыбкой предложила Зоя.
- Не все так просто, - Тина развела руками. - Я бы с радостью, но тут наш клиент, - она кивнула в сторону Маши.
- На фразе «наш клиент» я бы все-таки тебя попросила... - возразила Зоя.
- То есть вы-таки решили биться головой об стену? - уточнила Тина.
- Слушай, в психологии ты никогда не была сильна, так что не пытайся нас деморализовать такими примитивными методами. Самой же должно быть стыдно, - усмехнулась Зоя. - Тоже мне, пошла на медведя с зубочисткой!
- Ну, я вас предупредила, - Тина развела руками. - Мы дышим вам в спину.
- Да уж, удар в спину - это ваша специализация, - отрезала Зоя. - Кстати, ты мне все-таки объясни, почему на вас эти милые водолазные костюмы? - она глазами показала на строгий черный костюм собеседницы.
- А нам не нужна праздничная упаковка. Зло само по себе привлекательно, - хмыкнула Тина и вернулась за барную стойку.

Глава 3
После «Маккафе», после кино под открытым небом - Маше очень понравилось, тем более что показывали «Труп невесты», - они отправились в «Инфинити», где Вася был нарасхват. Он ее познакомил с кучей народа, все было просто отлично - пока Маша, увлеченная светской беседой с дочерью известного бизнесмена, не обнаружила, что на Васе виснет какая-то девица. Маша даже ее узнала - одна из этих стервозин с сумками «Биркин». Она еще в кафе на них пялилась - глаз не отводила.
- Извини, - произнесла Маша, не глядя на собеседницу, подхватила свой бокал и пошла к ним, чтобы лично насыпать соли на свое раненное самолюбие. - Веселишься? - как ей казалось, непринужденно спросила она у Васи.
- Это Лика, - представил он девицу в полупрозрачной белой рубашке. - А это Маша.
При всем при том, что Лика была одета так, словно собиралась взять кредит в банке, в ней было что-то... демоническое. То, как она смотрела, то, как себя преподносила... Маша не могла это внятно объяснить, но девица была ого-го. А подлый Вася держался так, будто Маша - его кореш, и он ничем ей не обязан. А чем и правда он ей обязан? Маша даже серьезно задумалась, а не уехать ли в другой город - в небольшой городок, совсем маленький, где она будет царевной только потому, что столичная штучка (хоть на первое время)? Ведь если продать квартиру здесь, можно купить шикарные, самые большие и самые элитные апартаменты где-нибудь... в другом месте, а на оставшиеся деньги год жить припеваючи...
Лучше быть первым в галльской деревушке, чем последним в Риме, да...
Или, может, организовать спецкурсы по экстремальному выживанию в большом городе? Такие тренинги там будут: приглашают суперзвезду... кто у нас сейчас суперзвезда? - ну, допустим, Григорий Антипенко... на эти курсы, усаживают его в баре, загоняют туда толпу красавиц-моделей, и тебе надо в этой тревожной обстановке привлечь внимание актера. Слабо? А экзамен - ужин с мужчиной твоей мечты и Анастасией Волочковой. Можно вообще такое реалити-шоу организовать: «Кто может отбить миллионера?»...
Ну, ладно, это она пригласила Васю на ужин, это она без остановки вещала о доме Гинзбурга, о Военторге и о преступном уничтожении завода «Красный Октябрь», но, похоже, ей надо было сразу перейти к теме «Секс - мое любимое занятие».
- Может, поедем ко мне? - проворковала Лика.
Вася глупо хмыкнул и что-то промычал.
- Маш, ну ладно, веселись давай, я пошел, созвонимся, у меня голова болит, поеду, наверное, посплю, - пробормотал он и бросил ее, обиженную и растерянную.
Отличная тактика! Сначала эти девицы делают вид, что им нужен только секс, принимают душ, вызывают такси, мужское самолюбие получает удар - как же так, она меня использовала, я не охотник, я - жертва, и вот он уже просто вымогает у нее номер телефона, записывает свой, пару дней ждет, что она позвонит, звонит сам, она не может с ним встретиться в ближайший месяц, за неделю он оставляет одну тысячу триста сообщений на ее автоответчике, она снисходит до него, он ведет ее в лучший ресторан, отбивает от всех мужчин, с которыми она беззастенчиво флиртует, приглашает на лучшие вечеринки - от большинства она отказывается, потому что ее уже пригласили или у нее дела...
Может, так и надо?
И все-таки курсы по экстремальному выживанию в большом городе - это отличная идея. Все, у кого в детстве «Гордость и предубеждение» была настольной книгой, валом повалят переучиваться.
- О! Я тебя помню! - послышался за спиной не очень трезвый голос.
Маша обернулась и уставилась на платиновую блондинку из «Маккафе».
- Да, я тебя тоже помню, - мрачно сказала она. - Похоже, в Москве всего два места, куда можно пойти.
- Я видела, как увели твоего парня, - бесцеремонно заявила блондинка.
- Я счастлива, что это знаменательное событие не прошло незамеченным! - Маша всплеснула руками.
- Слушай, я просто хочу сказать, что если он ушел с Ликой - значит, он потерян для общества, - примирительно произнесла та.
- Что ты имеешь в виду? - заинтересовалась Маша.
- Да ее перетрахал весь город, а также большинство гостей столицы! - радостно сообщила девица. - Ты не знала? Она просто нимфоманка хренова - надо себя не уважать, чтобы лечь с ней в постель!
Мысль о том, что Лика - потаскушка, а Вася себя не уважает, согрела Машину душу. Правда, все эти мысли были призом для проигравшего и все равно не отвечали на вопрос: почему весь город, а также гости столицы предпочитают сексапильных нимфоманок, а не приличных образованных девушек? Если бы Маша жила лет двадцать назад, можно было бы утешиться тем, что на таких, как Лика, не женятся, но пока Маша тоже не получила ни одного предложения руки и сердца (семинарист Паша в десятом классе не считается), и это вряд ли могло ее успокоить.
- Пошли за наш столик! - воскликнула блондинка. - У нас куча шампанского!
Ну, девичник так девичник, решила Маша. Она присоединилась к блондинке, которую звали Зоей, и ее подруге, которую звали Дашей, и, если честно, здорово провела время. Даже несмотря на критическое отсутствие секса. Правда, к ним все время клеились очень привлекательные молодые люди, но девушки только раздавали телефоны, ни с кем не желая сближаться.
- Я могу вас угостить? - предложил невероятной красоты молодой человек, от которого Маша не могла оторвать глаз.
Девушки вдруг согласились, и вскоре на столе появилась новая бутылка шампанского, а также клубника и еще какие-то фрукты.
- Не хотите поехать на частную вечеринку за город? Это не очень далеко, на Рублевке, - предложил красавец.
Зоя прищурилась:
- Прости, но мы не так хорошо знакомы, чтобы ехать вместе за город.
Маша под столом пнула Зою ногой. Она очень хотела на Рублевку, на вечеринку - с незнакомым молодым человеком, так как надеялась, что там будет кровать, где они проведут несколько часов, занимаясь самым страстным сексом за всю историю человечества. Она и Артем - так звали молодого человека.
Но Артем, казалось, не слишком расстроился - то есть, возможно, расстроился, но виду не подал.
- Но я могу вас куда-нибудь пригласить? Завтра? - поинтересовался он, обращаясь к Маше.
У нее даже закружилась голова.
- Да-а... - промямлила она.
- Оставьте свой телефон, она вам перезвонит, - вмешалась Даша.
Маша зыркнула на нее: мол, не лезь не в свое дело, но Артем уже записал телефон, протянул Маше визитку и откланялся, сообщив, что его ждут на той самой вечеринке.
- Что вы себе позволяете?! - набросилась Маша на девиц, как только он исчез из поля зрения. - Зачем надо было вмешиваться?!
- Мы просто хотели, чтобы ты ни о чем не жалела, - Зоя развела руками.
- О чем бы я жалела?! - бушевала Маша. - О том, что вы отбрили самого красивого мужчину, которого я видела в своей жизни?! Да?! С какой стати? Кто вы такие?
- Слушай, позвони ему завтра, - посоветовала Даша. - Пусть помучается. Ты ведь ему понравилась.
- Да, возможно, он сегодня снимет какую-нибудь... Лику и думать обо мне забудет!
- Ну, и пошел он тогда... - Зоя пожала плечами. - Ты что, совсем себя не ценишь?
- О боже! - Маша схватилась за голову. - Вы из какого века, девочки?
Девушки обменялись тревожными взглядами.
- А ты думаешь, что если ты с ним переспишь прямо сегодня, у тебя есть шанс завести хорошего парня? - поинтересовалась Даша.
- У меня есть шанс переспать с хорошим парнем! В наше время это уже немало! Был шанс! К тому же я не хочу никого мучить - я же не инквизитор! - возмущалась Маша. - Ладно, мне пора. Пока, мамочки.
Подруги проводили ее глазами, уставились друг на дружку, и Зоя сказала:
- Чего она вообще хочет?
- Она живет не реальностью, а надеждой, - предположила Даша. - Нелегко тебе придется. Хочет, как в сказке, всего и сейчас. И уже привыкла к разочарованиям.
- Придется организовывать сказку? - загрустила Зоя.
- А что делать? - с сочувствием отозвалась Даша. - Такая у тебя работа.
- Эй! - закричала Дуня. - При-ве-ет! - Она поставила сумку и пакеты на пол, заглянула в комнату, возмущенно фыркнула и закричала: - А ну, вставай, корова! Ты сколько здесь валяешься?
- А какое сейчас время года? - жалобно произнесла Маша.
- Ты что, все праздники провела в кровати?! - негодовала Дуня. - Ну и вонь! - Она открыла окна. - Накурила!..
- Черт! Холодно же... - заскулила Маша. - И ничего я не все праздники тут провела - я позавчера выходила в магазин, вот!
- Кошмар! - Дуня всплеснула руками и принялась выкидывать упаковки от «Доширака», плавленого сыра, пачки сигарет и обертки от шоколадок. - Что разлеглась? - Она пнула матрас, который уехал в сторону. - Давай помогай!
Маша нехотя вылезла из кровати, взялась за тряпку, и спустя два часа они привели квартиру в порядок. После чего Дуня затолкала подругу в ванную, притащила туда стул, закурила и поинтересовалась:
- И в чем дело?
- Я глупая, бездарная, уродливая, меня никто не любит, я никому не нужна, - пробубнила Маша заученный текст.
- У тебя есть реальные основания для подобных заявлений? - ухмыльнулась Дуня.
- Еще бы! Оснований хватит даже на тебя! - хмыкнула Маша.
Началось все с того, что прямо перед майскими каникулами ее вызвала Лена. Начальница где-то нахваталась всякой ерунды - наверное, любовник показал ей свод корпоративных законов, в соответствии с которым сотрудника следовало мотивировать, то есть убеждать в том, что скучная и бесполезная работа - офигительно полезная и увлекательная. Пока Лена что-то бубнила обо всех этих мотивациях и прочей белиберде, Маша размышляла - позвонить Артему прямо сейчас или обождать до вечера.
- ...недостаточно эффективно... ля-ля-ля... - донеслось до нее.
- Что вы имеете в виду? - очнулась Маша.
- ...если сложить затраты на офис, на уборку помещений, зарплаты на сотрудников, то выходит, что доходы не покрывают расходы, и я тебе переплачиваю, так как ты не приносишь мне прибыль, - выдала Лена.
Маша открыла рот.
Повисла пауза.
- И что вы предлагаете? - спросила Маша. - Может, мне приходить пораньше и убираться в офисе? Чтобы сократить затраты?
Она была в ярости. Что за чушь? Маша была рядовым сотрудником, она не должна искать новых клиентов, она просто часть механизма, шестеренка, а ей тут вменяют какую-то халатность, да еще и уборщиц приплели!
- У тебя в контракте написано, что я могу как повысить, так и снизить твой оклад, если ты работаешь недостаточно производительно, - выдала Лена.
- То есть вы хотите понизить мне зарплату? - ахнула Маша.
- На десять процентов, - отрезала Лена.
«Какая наглость!» - вспыхнула Маша.
Это было унизительно, а главное, несправедливо! Маша, хоть и не очень любила свою работу, но хорошо справлялась - клиентам она нравилась, так как никогда не считала их идиотами (кроме, разве что, двух безнадежных случаев), писала приличные материалы и здорово организовывала всяческие вечеринки. Просто Лена решила сэкономить, а она, Маша, была виновна в том, что без достаточного воодушевления относилась ко всякой ерунде типа «креатива», за который все выдавали очевидно бездарные идеи.
- Это несправедливо, - заявила она.
- Наказание - тоже стимул, - с умным видом произнесла Лена.
- Лен, может, вы меня поставите в угол, а зарплату оставите как есть? - ляпнула Маша, но не стала ждать ответа - вышла из кабинета и не удержалась, хлопнула дверью, правда, не сильно.
Конечно, в этот день Маша отправила двадцать резюме, а вечером обзвонила все номера в записной книжке, но по закону подлости все те, кто вопил и стенал, что им не хватает сообразительных и опытных сотрудников, уже наняли кого-то (Маша знала - как только она найдет работу, приятели будут звонить и жаловаться, что их сотрудники, коллеги - полные идиоты, зла на них не хватает).
А завершилось все это тем, что она позвонила Артему, и он ее не вспомнил.
То есть все-таки вспомнил, но для этого ему потребовались определенные усилия. Если бы не Лена, она бы почти не расстроилась - ну, Маша, ну, из «Инфинити», мало ли у него таких Маш, но сегодня был не ее день, и она на него обиделась.
- Маш, извини! - вроде бы искренне расстроился Артем. - Я сейчас занят. Оставь телефон, я перезвоню.
Маша нехотя оставила номер телефона - не жалко, все равно не перезвонит, повесила трубку и решила, что она - сильная и нюни распускать не будет. После чего заползла в кровать - прямо в блузке и джинсах, накрылась одеялом, уткнулась лицом в подушку и поклялась лежать вот так, пока не умрет, и когда ее тело найдут, то все они пожалеют, что потеряли такого человека. Но довольно скоро Маша захотела в туалет - пришлось вылезать из-под одеяла, а на обратном пути она выключила все телефоны - если Артем не позвонит, она ничего не хочет об этом знать. Она решила, что сегодня будет честно страдать, а с завтрашнего дня начнет новую, активную жизнь. Но назавтра погода испортилась, настроение упало до нуля градусов, и Маша так и лежала в кровати с выключенным мобильным и мыслями о том, что после ее безвременной кончины останется только предложение магазину дорогой одежды о презентации весенней коллекции и оригинальной системе скидок. Будут ли ее за это ценить потомки?
В общем, в таком состоянии Маша провела праздники - однажды съездила в парк «Сокольники», но замерзла как цуцик и продолжила валяться на кровати - пока в последний день каникул не приехала Дуня.
- Знаешь, Маш... - вид у Дуни был обеспокоенный. - Мне кажется, это заговор.
- Что?.. - растерялась Маша.
- Я вижу здесь систему. По-моему, весь мир против тебя.
Маша швырнула в Дуню мочалкой. Пока она не знала, что так оно и есть - это заговор, система, весь мир против нее, но Дуня невольно сказала правду, хоть и сама не подозревала об этом.
- Пойдем в кино, а? - предложила Дуня.
- А пойдем! - согласилась Маша и потянулась за полотенцем.
Она высушила голову, включила телефон - ей сразу же позвонил Артем, и Маша с перепугу пригласила его в кинотеатр. Когда он подъехал за ними на внедорожнике «Тойота», Дуня подмигнула Маше и прошептала:
- Может, мне срочно надо сдать видеокассеты?
Но Маша отказалась, так как не была готова к настоящему свиданию с классным парнем на «Лэнд Крузере».
Они посмотрели «Сайлент Хилл» - Маша большую часть фильма прикрывала глаза растопыренной ладошкой и порывалась уйти, но Артем хватал ее за руки и уверял, что с ним не страшно. Несколько раз Маша чуть было не призналась Дуне, что вот сейчас самое время «срочно сдать видеокассеты», но ей хватило мужества понять, что это было бы неприкрытым свинством. А целоваться при Дуне и вовсе неприлично...
После фильма Артем посадил Дуню в такси и повез Машу домой.
Он ждет, что она его пригласит? А она?.. И что делать? Машу всегда смущал этот момент - когда еще ничего не было, но понятно, что если он пойдет с ней - значит, она приглашает его на секс, а если приглашает на секс, значит, наверное, надо с порога заниматься сексом, потому что всякие там: «Хочешь кофе?» - дешевая фальшивка, так как кофе никто не хочет, все хотят трахаться... В общем, обстановка тревожная, что делать - непонятно.
- Э-э... - промычала Маша, когда Артем припарковал машину у нее во дворе. - Может, поднимешься? Выпьем водки, устроим оргию...
Он посмотрел на нее, улыбнулся, наклонился и поцеловал так, что у Маши засосало под ложечкой. «Я хочу его! Я так хочу его!» - вопила она про себя, представив, какой он красивый без одежды, какой стройный, мускулистый... Почему, ну, почему бывают такие совершенные люди? У них нет ни грамма лишнего жира, каждая мышца накачана, волосы идеально лежат, кожа гладкая и красивая... Артем был пепельный блондин - волосы, стриженные по последней моде - испанский ирокез, были густые, но мягкие, кожа светлая, с легким оттенком давнего загара, и он был не то чтобы крепыш, но и не худенький - примерно, как Джонни Депп.
Ее идеальный мужчина.
- Я поеду... - откуда-то издалека послышался его голос.
- Куда поедешь?.. - очнулась Маша. - А как же наш бурный незабываемый секс? - Вот черт! Что она несет? Стоп! Остановись! Почему стоит ей расстроиться или обидеться, из нее рвется всякий бред?!
- Маш, извини, я не занимаюсь сексом... - он запнулся. - Без чувств.
- Что значит «без чувств»? - опешила Маша.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Аннотация'



1 2 3