А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Макгиверн Уильям

Дело чести


 

Здесь выложена электронная книга Дело чести автора по имени Макгиверн Уильям. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Макгиверн Уильям - Дело чести.

Размер архива с книгой Дело чести равняется 55.26 KB

Дело чести - Макгиверн Уильям => скачать бесплатную электронную книгу



Макгиверн Уильям
Дело чести
УИЛЬЯМ МАКГИВЕРН
ДЕЛО ЧЕСТИ
ГЛАВА 1
Ровно в восемь зазвонил телефон. Нил снял трубку:
- Полиция. Говорите.
А потом долго слушал, все сильнее хмурясь, не перебивая и не задавая вопросов.
- Понял, - наконец сказал он, - сейчас я кого-нибудь пришлю.
Кроме него, в комнате было ещё трое сотрудников. Двое резались в карты, пристроившись за шкафами с документами. Третий - видный, крупный, с резкими чертами умного лица, расхаживал по комнате, заложив руки за спину. На скамье сидели патрульный и доставленный им негр, здоровенный с виду, но сейчас напуганный и тоскливо озиравшийся по сторонам.
Игроки, бросив карты, наблюдали за Нилом, который все ещё писал. Один из них, Кармоди, пригладил свои и без того прилизанные волосы и недовольно покосился в окно, за которым лил дождь.
- Так я и знал, что в такую погоду мы без дела не останемся.
Его партнер Кейси, чье широкое лицо и сломанный нос говорили о боксерском прошлом, пожал плечами.
- Да я ничего другого в этот вечер и не ждал.
Его мягкий голос совершенно не вязался с суровой внешностью.
Третий, все ещё меривший комнату широкими шагами, улыбнулся.
- Ну, а у меня уже есть дело, - он кивнул в сторону негра, - а то я бы с удовольствием побегал с вами под дождем.
- Да, Барк, ты у нас везучий, - признал Кармоди.
Нил, приземистый рыжеволосый тип с лицом терьера, положил трубку и взглянул на часы.
- Бенджон не говорил, когда собирался вернуться?
Все невольно взглянули на часы. Барк сказал:
- Около восьми. Он звонил из девятнадцатого участка и передал, что ещё зайдет.
Нил нервно забарабанил пальцами по столу, морщины на лбу ещё углубились.
- Что случилось? - спросил Барк.
- Звонила жена Тома Дири. Сказала, что муж застрелился.
- Боже мой! - пробормотал Кармоди.
- Ведь ещё сегодня он заходил к инспектору, верно? - на вопрос Барка никто не ответил.
- Почему он это сделал? - спросил Кейси.
- К сожалению, он своими планами не делился, - устало буркнул Кармоди.
Нил с упреком покосился на него.
- Подождем немного, но если Бенджон не появится, мне придется передать рапорт по инстанциям. Там потребуют подробного разбирательства...
- Как всегда, когда речь идет о полицейском.
Барк опять заходил по комнате. Кармоди закурил. Было тихо, только дождь все стучал и стучал по стеклам. Молчание становилось гнетущим.
Если полицейский погиб - это целое событие; но если он покончил с собой - тут жди чего угодно! Это может означать, что он был не тем человеком, который способен охранять жизнь и собственность своих сограждан. Или даже ещё похуже, что поставит под угрозу судьбу всего участка, а то и всей полиции города.
- Он был хорошим парнем, - сказал Барк, замедляя шаги, - хорошим честным парнем.
- По крайней мере, таким он казался, - согласился Кармоди и взглянул на часы. - А как получилось, что его жена позвонила нам?
- Она знает порядок, - пояснил Нил, - и сначала сообщила в управление, а потом нам. Ей известно, что мы обязаны разбираться со всеми такими самоубийствами. Между прочим, что-то долго молчит управление...
В комнате опять воцарилась тишина. Все глядели на динамик, не подававший признаков жизни. И вдруг, словно отвечая Нилу, тот заскрежетал:
- Девять восемьдесят, девять восемьдесят один, отвечайте!
- Это, кажется, его участок. Дири ведь жил в Вестенде.
- Да, на Сикамор-стрит, - кивнул Кейси, - туда, наверное, уже послали машины.
Из динамика опять раздался голос:
- Машину с врачом на Сикамор-стрит, машину с врачом на Сикамор-стрит! Отвечайте.
- Машину с врачом! - Нил нервно хмыкнул. - Сейчас ему ни один врач в мире не поможет.
Его пальцы опять забарабанили по столу, он посмотрел на часы.
Распахнулась дверь, и в комнате появился моложавый мужчина в мокром плаще. Он бросил быстрый взгляд на лица всех четверых.
- Что случилось?
- Только что звонила жена Тома Дири. Сказала, что Том покончил с собой минут пятнадцать - двадцать назад. Застрелился, - сообщил Нил.
- Ты ведь знал его, - медленно произнес Бенджон, снимая плащ и вешая его на спинку стула.
Бенджон, мужчина лет тридцати пяти, с загорелым лицом и спокойными серыми глазами, был высок и широкоплеч. Если он стоял один, рост как-то скрадывался, но когда рядом оказывался Барк, тоже парень рослый, оказывалось, что Дэйв гораздо выше. Сложен он был настолько пропорционально, что вряд ли кто-нибудь мог поверить, что Дэйв весит двести тридцать фунтов.
- У Дири были дети? - спросил Барк.
- Нет, кажется, нет, - ответил Бенджон.
Он знал Дири не слишком близко, как и многих других коллег. Встречались в коридорах, здоровались, обменивались парой фраз, иногда вместе вели какое-то дело - вот и все.
Бенджон повернулся к Нилу:
- Это все, что известно?
Тот кивнул.
- Ладно, - вздохнул Бенджон, - я поеду туда. Барк, составишь компанию?
Барк ткнул пальцем в негра.
- У меня тут дело, Дэйв. Ты же не хочешь, чтобы я упустил ниточку?
- А что такое?
- Гм...Похоже, это тот парень, что убил сторожа на бензоколонке в северо-западном квартале. Помнишь, на прошлой неделе?
- Я никого не убивал! - вскричал негр, судорожно сжимая огромные кулаки.
Барк вопросительно взглянул на Бенджона.
- Я бы все из него выбил за десять минут, если только...
Выражение лица Бенджона заставило его замолчать.
- Ладно - ладно, нет так нет, - Барк пожал плечами.
- В мое дежурство о таких методах и речи не заводи, - подчеркнуто резко бросил Бенджон.
Он приблизился к негру, который словно почувствовал, что у него ещё есть шанс отсюда выбраться.
- Я хочу слышать правду. Если ты не преступник, бояться нечего.
- Я ничего не сделал, - возбужденно заговорил негр, - я только...
- Поговорим, когда я вернусь. Сейчас нет времени. Барк, дело остается за тобой. Ну, кто со мной? - Дэйв подошел к Кармоди и Кейси. - Добровольцы - вперед.
- Я пойду, Дэйв, - Кармоди вздохнул. - А то жена Кейси глаза ему выцарапает, если он придет домой в мокрых ботинках.
Томас Фрэнсис Дири жил в Вестэнде, на Сикамор-стрит - спокойной, тихой улице, зеленой, не слишком респектабельной, но вполне приличной. Когда Бенджон подъехал к трехэтажному зданию, одна из квартир в котором принадлежала Дири, у подъезда уже стояли две полицейские машины. Шел проливной дождь, но собралось десятка два зевак, желавших знать, что и с кем случилось.
- Квартира здесь, на первом этаже, - показал Дэйву патрульный.
- Спасибо! - Дэйв шагнул внутрь и увидел двух полицейских, с плащей которых вода струйками стекала на паркет. Из двери справа вышел высокий мужчина в штатском и бросил полицейским:
- Можете им заняться!
- Минутку! - Дэйв Бенджон не знал этого человека, но предположил, что он из девяносто восьмого участка. - Мы из отдела по расследованию убийств.
- Вашим ребятам тут делать нечего. Я - Картрайт, из девяносто восьмого.
Бенджон представился.
- А, слышал я о вас. - Картрайт улыбнулся, оглядывая Дэйва с ног до головы.
- Как все это было? - спросил Дэйв.
- Смотрите сами, - Картрайт повел его в комнату.
Труп лежал на боку у письменного стола под окном. Бенджон опустился на колени и осмотрел пулевое отверстие на правом виске. Отметил, что Дири все ещё судорожно сжимает пистолет. Встав, внимательно оглядел комнату, отмечая про себя каждую мелочь. Подошел к окну, которое оказалось закрыто. Потом опять оглядел помещение.
- А где миссис Дири?
- В другой комнате.
- Как она реагировала?
- Рассказала, что после ужина муж как обычно пошел в кабинет, а её задержали дела на кухне. Потом она вернулась в свою спальню и с полчаса слушала радио. Тут грянул выстрел. Когда она подбежала к мужу, тот был уже мертв.
- Он оставил письмо? Ведь обычно самоубийцы так делают.
- Нет. Ни слова.
Бенджон сдвинул шляпу на затылок и уселся за письменный стол Дири. Перелистал бумаги в папке - в основном счета и несколько чеков.
- Я уже говорил, напрасная трата времени, - покачал головой Картрайт.
- Да, пожалуй, вы правы, - согласился Бенджон. - У миссис Дири нет никаких идей, почему он так мог поступить?
- Она сказала, что в последнее время Дири нездоровилось, и он очень болезненно это переживал.
- Гм...Вот вам и возможная причина...
Бенджон проверил содержимое всех ящиков стола, сам толком не зная, что хочет найти. Среди прочих бумаг он обнаружил два страховых полиса на имя миссис Мери Эллен Дири, каждый на пять тысяч долларов; талоны двух чековых книжек, заполненные аккуратным, четким почерком; конверт с бумагами, касавшимися размеров пенсии, оплаты отпуска и тому подобных вещей. Еще там была папка с газетными вырезками, цветные карандаши и пачка писчей бумаги.
Бенджон перешел к книжным полкам. Большинство книг было из тех, что можно найти в каждом доме, но на одной полке стояли книги о путешествиях и путеводители. Сразу заметно было, что именно их Дири читал и перечитывал.
- Похоже, он много читал, - заметил Картрайт.
- Да, - Бенджон все ещё копался в книгах. Иногда он подносил их ближе к свету, чтобы лучше разобрать заметки на полях.
Такие книги редко встретишь у полицейского. Книги у обыкновенного полицейского вообще редкость.
- Хотите поговорить с женой? - спросил Картрайт.
- Надо бы. Как она пережила смерть Тома?
- На удивление спокойно, никаких истерик, - Картрайт показал на дверь слева. - Сейчас она там.
- Пожалуй, я зайду к ней, - Бенджон постучал.
- Входите!
Открыв дверь, Бенджон оказался в небольшой, очень опрятной комнате, обставленной совершенно иначе, чем кабинет Тома. Освещалась она двумя торшерами. Миссис Дири сидела на диване, сложив руки на коленях. Она повернула голову и чуть заметно улыбнулась.
- Пожалуйста, проходите. Не извиняйтесь, я знаю, что это ваша работа, иначе нельзя.
- Благодарю вас, - Бенджон опустился на стул. - Я недолго задержу вас, миссис Дири. Моя фамилия Бенджон. Дэйв Бенджон. Я коллега вашего мужа.
Миссис Дири внимательно слушала, склонив голову. Казалось, она пытается не упустить ни единого слова.
- Я знаю, Тома очень любили, - шепнула она.
- Вы мне расскажете, что здесь произошло сегодня вечером?
- Разумеется. Том вернулся из участка около шести, как всегда. Мы поужинали, и он пошел в кабинет. Я убирала со стола, потом занялась едой на завтра. Закончила, пошла к себе и включила радио.
Слушая её тихий приятный голос, Бенджон попытался составить мнение о ней и том опрятном маленьком мирке, в котором жил и умер Томас Фрэнсис Дири. Миссис Дири - женщина умная и достаточно сильная, чтобы держать себя в руках. Хрупкая, изящная, она, видимо, очень следила за собой. Черные туфли блестели, как зеркало, на чулках ни складочки, лак на ногтях и тушь на ресницах словно наложены за последние пятнадцать минут.
"- А вдруг так и было?" - внезапно раздражаясь подумал Бенджон.
- Я услышала выстрел и на какой-то миг оцепенела. Просто не могла двинуться с места, - миссис Дири провела кончиком языка по пересохшим губам и опустила взгляд на свои тонкие белые руки. - Я окликнула Томаса, но он не ответил. Когда я вбежала в комнату, он лежал на полу. Мертвый. Тогда я позвонила в полицию...
- Для вас это большое несчастье...Скажите, вы последнее время не замечали в муже какой-то перемены? Он не был чем-то озабочен или огорчен?
- Нет, этого я сказать не могу. Я уже говорила вашему коллеге, что Тома заботило только здоровье. Ничего другого я не замечала. Денег нам хватало. Пусть их было немного, но мы с Томом жили довольно скромно. За последнее время мы даже сумели немного отложить. Только вот последние три-четыре месяца - он начал жаловаться на боли в левом боку.
- Он был у врача?
- Не могу сказать.
- Том читал каждый вечер?
- Не каждый, но часто и с удовольствием.
- Я вижу, ему особенно нравились путешествия.
Миссис Дири улыбнулась как молоденькая девушка.
- Не знаю, мистер Бенджон, не знаю. Я-то вообще ничего не читаю. В нашей семье головой работал муж.
- Спасибо, миссис Дири, - Дэйв встал. - Если вам понадобится наша помощь, дайте знать.
- Весьма признательна. Я буду чувствовать себя не так одиноко, зная, что у Тома остались друзья.
Бенджон распрощался, оставив её в той же позе: на диване, со сложенными на коленях красивыми руками. В соседней комнате он столкнулся с Кармоди.
- Я закончил, мы пошли! - бросил он Картрайту и зашагал к машине.
- Не наш случай? - Кармоди откинулся на спинку сиденья.
- Нет. Он застрелился, никаких сомнений, - кивнул Бенджон.
В отделе он напечатал рапорт и положил его в папку на подпись начальству. Инспектор наверняка получит и официальное подтверждение Картрайта, что никаких следов преступления не обнаружено.
Вошел репортер вечерней газеты Джерри Фарнхэм и присел на край стола. Он здесь был частым гостем.
- Дашь материал о Дири, Дэйв? - спросил он, закуривая. - Там все в порядке?
Бенджон кивнул.
- Жена говорит, что в последнее время он был сильно озабочен своим здоровьем.
- Жаль-жаль! Что у него было - сердце, рак?
- Может быть, сердце, - Дэйв постучал по папке с рапортом. - Хочешь прочесть - пожалуйста.
Фарнхэм покачал головой.
- Коллега все уже выжал из Картрайта. Собственно, это не мое дело, но шеф просил помочь. Парень-новичок, только что взяли из Алабамы. Мне нужно проследить, чтобы он ничего не упустил. Имена, адреса...
Детектив улыбнулся: его удивила заинтересованность Фарнхэма.
- Я думаю, Джерри, все будет в порядке.
- Дири точно не оставил письма?
- Нет. Ни строчки.
Фарнхэм позвонил в редакцию и ушел. Дэйв ещё раз просмотрел бумаги, накопившиеся за последние дни, и направился в камеру к негру. Видно было, что парень смертельно напуган, но его рассказ звучал вполне правдоподобно. Кажется, Барк и вправду ошибся. Бенджон так ему и сказал, зайдя в дежурку, где Нил с Кейси до хрипоты спорили о грядущих выборах, а Кармоди спал в кресле, сплетя руки на животе.
Дождавшись сменщика - сержанта Джонсона, Бенджон сказал тому, что все спокойно, натянул плащ и пошел к своей машине. Его охватила приятная усталость. Полночь! Да, хорошо было ехать по ночной дороге домой, где его ждали ужин, уют и Кэт.
ГЛАВА 2
Дэйв Бенджон сидел на кухне, держа стакан виски с содовой, и следил, как его жена Кэт разогревает ужин. Он улыбнулся, когда она положила на шкворчащую жиром сковородку большой кусок мяса, и заметил:
- Как тебе удается покупать на мое жалование такое мясо, для меня всегда останется загадкой. На службе мне не верят. Говорят, одно из двух: либо у твоей жены свой капитал, либо побочные заработки.
Она села за стол напротив и, указав на стакан, пожелала:
- Приятного аппетита! В этом месяце все равно в последний раз. А когда Бриджит в будущем году пойдет в школу, можешь распрощаться с таким мясом до тех пор, пока она не кончит колледж. Разве что тебя вдруг повысят!
- Да уж, жди! Как она сегодня ложилась спать?
- Как всегда целая история.
Кэт поднялась, чтобы перевернуть мясо. Очень стройная, рыжеволосая, с глубокими темно-синими глазами, она не была красавицей, но все дружно считали её очень привлекательной.
- Разумеется, - продолжала она рассказ, - ей три раза приспичило в туалет, потом пришлось рассказать ей сказку, потом ей захотелось пить... Больше в голову ей ничего не пришло, и она уснула. Ты ведь знаешь: днем она просто ангел, но как только приходит время ложиться, как бес в неё вселяется.
- Если верить книгам, нужно быть непреклонным и не терять терпения. Ты так уже пробовала?
- Книги! Очень умные книги, только в них одна теория. Может, пишут их большие специалисты по воспитанию, но ведь нашей Бриджит они не знают!
После ужина Дэйв перелистал газету. Его мучило странное чувство, словно радость его была незаслуженной. Дело было не в ужине, не в виски и не в домашнем уюте. Бенджон огляделся. На радиоприемнике сидела кукла Бриджит, игрушки и книжки валялись по всей комнате. Кэт забилась в угол дивана, давно нуждавшегося в смене обивке. Свет торшера мягко освещал золотистые волосы и длинные стройные ноги.
Он опять уткнулся в газету. На третьей странице было сообщение о самоубийстве Тома Дири и рядом фотография. Бенджон читал заметку и вспоминал человека, лежавшего на полу посреди чистой, ухоженной комнаты, вспоминал его жену и её непонятное спокойствие после трагической гибели мужа. Потом отложил газету и закурил. Дири читал книги о путешествиях, даже делал заметки на полях - удивительно!
Бенджон бросил взгляд на свой книжный шкаф. Вот они, его книги, перечитанные от корки до корки. Он предпочитал философию. Мир разума не беднее описаний чужих стран или неизвестных народов.
Почему так получается, что один читает книги о путешествиях, а другой - по философии? Или все равно, что читать - то ли о жизни, то ли о природе? Странные мысли рождает самоубийство коллеги...
Кэт заметила, что он косится на книжный шкаф, и спросила:
- Ты сегодня ещё будешь читать?
- Пожалуй, нет. Может быть минут двадцать.
- Ну и кто это будет? Спиноза или...как зовут того великого немца?
- О ком ты говоришь, о Канте?
- Да, кажется о Канте, - прошептала Кэт. - Очень здорово, я говорю с тобой и не знаю, слушаешь ты меня или нет.
Бенджон с улыбкой взглянул на жену.
- Кэт не притворяйся. Ты уже запоминаешь фамилии...Что же ещё будет?
Она поморщилась:
- Фамилии я запоминаю, когда вытираю пыль. Это не из-за тебя...
- Уверен, стоит мне выйти за дверь, ты бросаешься к книжкам, - он опять заслонился газетой и подумал о том, что жена Тома Дири не знала, что читал её муж, чем он интересовался. Ничего похожего на них с Кэт.
- Дэйв, - спросила жена, - тебе мало философии, которую ты изучал в колледже?
- Тогда мне казалось, - вздохнул он, - что её слишком много, куда больше мне нравился футбол. А теперь...
Зазвонил телефон.
- Кто это в такое время? - возмутилась Кэт.
- Мало ли что могло случиться, - устало отмахнулся Дэйв.
- Поживее, а то Бриджит проснется.
Бенджон вышел в гостиную и снял трубку.
- Алло!
- Мистер Бенджон? Вы сержант Бенджон? - тихо, но настойчиво повторял женский голос.
- Да. В чем дело?
- Простите, мне не стоило вас беспокоить так поздно, но дело неотложное.
- Что за дело?
- Меня зовут Люси, Люси Кэроуэй. Я была близкой знакомой Тома Дири. Потому я вам и позвонила, мистер Бенджон, - голос её, резкий и пронзительный, заглушали треск и посторонние шумы. - Только что я прочитала, что он застрелился, и там упоминали вашу фамилию. Номер ваш я нашла в телефонном справочнике. Мистер Бенджон, я понимаю, сейчас очень поздно. И все-таки мне обязательно нужно с вами поговорить!
- О чем?
- О Томе, конечно! Вы должны понять... Его смерть...
Дэйв Бенджон в сотый раз проклял свой служебный долг. Ему совсем не хотелось выходить под дождь, но он знал, что придется.
- Ладно, - буркнул он, - где встретимся?
- В баре "Три ангела" на углу Двадцатой и Тридцать седьмой...
- Знаю, - он взглянул на часы. - Хорошо, сейчас буду.
- Большое спасибо, мистер Бенджон!
Он положил трубку и вернулся в комнату. Кэт по его виду сразу поняла, о чем был разговор.
Дэйв пожал плечами.
- Какая-то загадочная женщина хочет побеседовать о сегодняшнем деле, сказал он, будто в этом не было ничего особенного. - Вряд ли она расскажет что-то интересное, но пойти прийдется, - он улыбнулся и погладил жену по щеке. - Собачья жизнь, верно?
- Ничего, я уже привыкла. - Кэт поднялась и одернула платье. - Даже интересно гадать: вернется муж к ужину или нет? Вызовут его ночью или нет? Проведет он вечер дома или нет? - она обняла его за шею. - Не беспокойся из-за меня, Дэйв!
Уже сидя в машине он все ещё улыбался, вспоминая ласковую улыбку Кэт...
Бар "Три ангела" был вполне приличным ночным клубом, расположенным между варьете и винным магазином на Тридцать седьмой улице, довольно запущенной и безлюдной. Несмотря на все усилия хозяев магазинчиков и закусочных, вокруг чувствовались запустение и тоска.
Дэйв Бенджон поставил машину прямо под неоновой вывеской и вошел внутрь. Длинный узкий зал, угол которого занимала эстрада, был переполнен солдатами, матросами и нарядной молодежью.
- Мне нужно видеть девушку Люси, которая здесь работает. Можно её позвать?
- Что вам от неё нужно? - спросил бармен, узколобый толстяк с заплывшими глазами.
- Я ведь уже сказал, - улыбнулся Дэйв, не любивший ни такого тона, ни взглядов вроде того, каким окинул его толстяк. - Полиция! Люси здесь?
- А, другое дело! Она сидит у стойки, третья слева.
На Люси было черное вечернее платье. Короткая стрижка обрамляла красивое лицо с ласковыми глазами; несмотря на заметную усталость, выглядела она очень мило и привлекательно - нечто совершенно неожиданное для девушки, зарабатывающей себе на хлеб в этом районе. Когда Дэйв подошел, лицо её осветила улыбка и усталости на нем как не бывало.
- Вы, наверное, мистер Бенджон? - спросила она.
- Верно, Люси.
- Мне очень жаль, что пришлось звонить среди ночи, - она встала. - Не пересесть ли нам в одну из ниш? Когда музыканты возьмутся за дело, тут не разберешь ни слова.
- С удовольствием.
Они перешли в нишу, за маленький столик. Дэйв заказал было два коктейля, но Люси отрицательно покачала головой.
- Только когда я работаю.
- Ты здесь хостесса?
- Ну, это мягко сказано, - пожала она плечами. - А вот от сигареты я бы не отказалась.
- Конечно, - Бенджон протянул сигареты и осторожно спросил: - Так о чем ты хотела со мной поговорить?
- Я вам уже сказала, речь пойдет о Томе.
Люси положила на стол вырезку из газеты - сообщение о самоубийстве Тома Дири из ночного выпуска "Экспресс".
- И что же? - спросил Дэйв.
- Все, что здесь написано, неправда.
Ее слова прозвучали как вызов, и все-таки Бенджон не мог избавиться от впечатления, что девушка чувствует себя неуверенно.
- Да? - Дэйв вопросительно поднял брови. - Так что же его беспокоило?
- Ничего. Он никогда в жизни не был так счастлив, как в последние дни.
- Так он тебе говорил?
- Да.
- Когда?
- На прошлой неделе. Точнее - пять дней назад.
- Так-так...
Бенджон затянулся и принялся размышлять над словами девушки. Поразительная новость представляла Тома Дири, и тем более его жену с совершенно новой стороны.
- Как вы с Дири познакомились?
Люси опустила глаза, долго разглядывала свои руки, потом вздохнула.
- Я давно знаю Тома. У него небольшой летний домик в Атлантик-сити, а я пела там в ночном клубе. Не смейтесь, начинала я как певица, пока мой импрессарио не заявил, что голосок у меня слабоват и что...другим способом я смогу зарабатывать больше. Но к делу это отношения не имеет. Как-то вечером Том зашел в клуб. Мой знакомый представил нас, и мы сразу друг другу понравились. Он был очень милым и ласковым человеком. Не знаю, правильно ли вы меня поймете. Но Том всегда повторял, что мир устроен ужасно, раз в нем может процветать всякая сволочь. Иногда он приезжал в Атлантик-сити с женой, но чаще один, ей там не нравилось, по его словам она отдыхала в Майами или на других роскошных курортах. И когда он приезжал один, после шоу я шла к нему. По утрам мы плавали, после завтрака загорали на пляже.
- Очень мило, - заметил Бенджон умышленно безразличным тоном.
Люси Кэроуэй покачала головой.
- Нет, вы меня совершенно не понимаете, - девушке явно не понравилось, как Дэйв воспринял её рассказ. - Господи, я просто не знаю, как вам объяснить! Не думайте, что Том сразу пускался по женщинам, как только жены нет рядом! Не был он таким, слышите, не был! Почему вы не дадите мне рассказать все по порядку? Может быть, тогда вы поймете Тома, ведь все дело в нем. Он ужасно переживал, что обманывает жену, а мне-то что? Когда он приезжал без нее, я была просто счастлива. Но он был женат, и никогда об этом не забывал. Наши отношения он считал чем-то ужасным.
- Он любил свою жену?
- Нет, но чувствовал свою ответственность перед ней - вот в чем дело! И потому... - она запнулась, а потом торопливо закончила, - я даже думаю, что потому он мне нравился ещё больше. Том чувствовал свою ответственность за все: за меня, за свою жену, за каждое преступление, которое расследовал, за все зло мира. Он просто не мог оставить все заботы Господу Богу. Я знаю, что жена ни за что не соглашалась на развод и делала все, чтобы его удержать. Она пошла даже на то, что порядочная женщина никогда не сделает: сказала что ждет ребенка, хотя до того даже говорить о нем зарекалась. Но она лгала.
- И тогда вы с ним расстались?
Люси кивнула.
- Я ведь знала, что у нас разные дороги. Поймите правильно, я любила Тома, даже очень любила. Но я не могла оставаться с ним, причиняя ему страдания. Ведь развод не снял бы с него ответственности ни за жену, ни за меня. А я не хотела, чтобы он страдал. Я ушла - вот и все.
- Не совсем, - улыбнулся Бенджон. - Но ближе к делу. Почему ты думаешь, что здоровье Тома не беспокоило?
Люси посмотрела ему в глаза:
- Несколько дней назад мы с ним вместе ужинали. Наша первая встреча с лета прошлого года. Том сказал, что жена уехала к сестре в Гаррисберг и сразу пригласил меня зайти куда-нибудь пропустить по стаканчику, - она улыбнулась. - Но получился настоящий ужин. Том был в чудном настроении, таким я его давно не видела. Он сказал, что никогда ещё не чувствовал себя таким счастливым.
- Речь шла о его самочувствии?
- Не берусь утверждать, говорил он о другом. О здоровье и речи не было. И зачем? Выглядел он прекрасно и говорил, что у него все в порядке.
- Это могло означать что угодно, - заметил Бенджон. Настроение, обстоятельства жизни, состояние здоровья.
- Знаю, но не только потому его самоубийство кажется мне необъяснимым. Он был не из тех людей, что кончают с собой.
Бенджон задумался, потом пожал плечами.
- И все-таки, Люси, самоубийство - неоспоримый факт.
Она опять покачала головой, хотя уверенности в ней заметно поубавилось, и прошептала:
- Нет, не могу поверить...
- Скажи мне вот о чем: ты не заметила какой-то озабоченности, тяжких мыслей? Не говорил он о денежных проблемах, о жене? Попробуй вспомнить!
- Нет, ничего подобного. И вот что странно: я говорила вам, он вечно чувствовал груз ответственности за все на свете, - говорила она с нарастающим возбуждением, - но на прошлой неделе выглядел совсем другим! Словно с него сняли какое-то чувство вины и совесть наконец была чиста. Понимаю, я говорю невразумительно, но именно потому не верю я, что он застрелился.
- Но так все и было, Люси! - Бенджон нахмурился и снова закурил. Что, если его прекрасное настроение было вызвано тем, что он решил свести счеты с собой и совсем миром? Что, если он понял, что земля - не рай и не ад, а как раз то место, где суждено исполнять свой долг и получить от жизни то, что заслуживаешь?
- Если так, тогда у него вообще не было причин расстаться с жизнью, упрямо настаивала Люси. - Мне трудно найти нужные слова, одно я знаю точно: в тот вечер он был так счастлив, как никогда. Передо мной он притворяться не умел.
- Но я-то убежден, что он застрелился!
- Мне очень жаль, что я отняла у вас столько времени и подняла с постели, мистер Бенджон! Очень жаль...
- Ничего, не привыкать. Кроме того, мой долг - проверить все причины, приведшие к самоубийству, - он улыбнулся. - А как насчет по рюмочке, Люси?
- Идет, мистер Бенджон.
По дороге домой Бенджон подумал: "- Зря пропал целый час!"
Потом поправил себя: "- А может и не зря!"
ГЛАВА 3
Наутро Дэйва Бенджона захлестнула текучка.
На столе лежал материал по трем законченным делам. В двух не хватало только подписей, чтобы передать их в суд присяжных; третье дело возвратила прокуратура, требовавшая более четких выводов следствия до передачи обвиняемого в суд.
Бенджон вручил письмо прокуратуры Кармоди и Кейси и поручил им сбор дополнительных улик. Оставался Барк. Негр сегодня вздохнул посвободнее: его алиби получило подтверждение с совершенно неожиданной стороны. Постовой, совершавший обход участка, зашел на шум в пивной и посоветовал неграм вести себя потише - тем самым алиби сделалось неопровержимым. Негра пришлось отпустить, тем более что и прежде за ним ничего не числилось: он работал в автомастерской и был там на хорошем счету.
Барк ухмыльнулся и ткнул в отчет пальцем:
- Дело кончилось к обоюдному удовольствию.
- Лучше так, чем засадить невиновного, - Бенджон бросил взгляд на часы.
- Я сейчас уеду. Вернусь между пятью и шестью.
- С Томом Дири все ясно? - спросил Барк, когда Дэйв уже надел плащ.
Немного поколебавшись, Дэйв ответил:
- Самоубийство - несомненно. Ты его хорошо знал?
- Довольно близко.
- Ты знал, что у него в Атлантик-сити летний домик?
- Да. Я иногда там встречал его, бывало пропускали по рюмочке.
- Что был за дом?
- Конечно, не вилла, но и не обычная дача для уикэндов.
- Как он сумел купить такой дом на свое жалование?
- В то время цены были ниже, - пожал плечами Барк.
- И жалование тоже!
- Согласен. Может быть, у него были побочные доходы. Барк положил руку на плечо Дэйва. - А может, просто повезло в карты.
- Возможно, - кивнул Дэйв.
- Я никогда о нем не слышал ни одного плохого слова.
- Я тоже.
Сержант Бенджон ехал к дому семейства Дири, размышляя над рассказом Люси Кэроуэй. Много из этой истории не выжмешь, но кое-что проверить нужно. В этом весь смысл работы полиции: ничего не упустить, каждую мелочь рассмотреть под лупой!
Дэйв позвонил. Открывшая ему миссис Дири казалась удивленной, но привычно улыбнувшись, поздоровалась:
- Мистер Бенджон! Прошу, входите!
- Мне очень жаль, что приходится снова вас беспокоить, - начал он, проходя в гостиную.
- Не стоит извиняться, не будь нужды, вы бы не приехали.
Она опустилась на диван, закинув ногу за ногу. Безукоризненно одетая, прекрасно выглядевшая.
- Сегодня мне придется задавать вам другие вопросы, миссис Дири, но я надеюсь, вы поймете, что это в интересах нашего расследования.

Дело чести - Макгиверн Уильям => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Дело чести автора Макгиверн Уильям дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Дело чести у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дело чести своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Макгиверн Уильям - Дело чести.
Если после завершения чтения книги Дело чести вы захотите почитать и другие книги Макгиверн Уильям, тогда зайдите на страницу писателя Макгиверн Уильям - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Дело чести, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Макгиверн Уильям, написавшего книгу Дело чести, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Дело чести; Макгиверн Уильям, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн